А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Реду Дугласу.

– Только эта причина заставила вас посетить эти места?

– Вы слишком любопытны, леди.

– А вы – уклончивы.

Если Рандольф преследовал другую цель, Элизабет Гордон должна обязательно это выяснить. Ей известно, что Ред Дуглас и Рандольф Макквин не были союзниками, и с помощью многочисленных слуг замка, охотно бравших деньги за информацию, Элизабет надеялась найти ответ на волновавший ее вопрос. Если же слуг не удастся подкупить, она все равно найдет способ выяснить, что связывает вождя клана Макквинов с хозяином замка.

– Я задала вам простой вопрос, – пожала плечами Элизабет, улыбнувшись.

– Простой – в устах обычных леди, но не тех, кто служит королям. – Рандольф немного придвинулся к своей спутнице. – Похоже, вы мною заинтересовались?

Элизабет не ответила, но мысленно согласилась с ним. Намерения Рандольфа были просты и очевидны, но его вежливые и мягкие манеры приятно удивляли Элизабет.

Многочисленные сплетни приписывали Макквину славу коварного и жестокого обольстителя женских сердец, и Элизабет, только недавно познакомившись с ним, сразу поняла, в чем причина его успеха. Если бы она была свободна от обязательств перед королем, то, возможно, и сама поддалась бы его чарам.

– Признайтесь, Элизабет, – Рандольф легонько задел локтем ее колено, – вы весело проводите время и находите меня интересным!

– Я приехала сюда не для того, чтобы попасть в сети опытного искусителя, – честно ответила она, немного смягчив свое истинное мнение о нем.

– Да, пока вы стойко держитесь, но ваши глаза вас выдают.

Услышав столь откровенные слова Рандольфа, Элизабет опустила голову и, стараясь держаться холодно, произнесла:

– Скоро английский монарх пригласит меня, и я повезу его сообщение Роберту Брюсу. Не надейтесь, что я задержусь в замке Дугласа, чтобы еще раз увидеть вас или попрощаться.

– Напрасно. Можно было бы вернуться к Брюсу на моем корабле. Ведь вы, кажется, хотели научиться им управлять?

Рандольф надеялся убедить Элизабет, что, путешествуя по морю, она быстрее, чем по суше, доберется до Сент-Андруса, где ожидал ее король, но это была заведомая ложь.

– Я сам доставил бы вас на своем корабле.

– Если только вы выиграете пари и «Морской волк» останется у вас.

Название корабля соответствовало эмблеме Макквинов – обычная практика, принятая среди кланов.

– Я уверен, что выиграю пари.

– Корабль станет моим, и не рассчитывайте, что будете управлять им, когда пожелаете.

Элизабет замолчала, подумав, что ей следует научиться у своего собеседника искусству играть словами и умению ловко менять тему разговора.

– Когда мы отправимся на охоту? – спросила она.

Рандольф насмешливо взглянул на свою спутницу и покачал головой, давая понять, что прекрасно понимает, почему она старается перевести разговор на другую, не столь интересную для нее тему.

– Я раньше не бывал во владениях Дугласа, но постараюсь поговорить с сокольничим.

Вдруг Элизабет припомнились недавние жалобы Рандольфа на однообразное меню.

– А я попрошу повара приготовить для нас провизию. Может, соленого лосося? – лукаво спросила она.

Рандольф расправил широкие плечи и шутливо ответил:

– Какая вы жестокая, Элизабет!

Затем он тяжело вздохнул, и его спутница, увидев печальное лицо, легонько похлопала его по руке. Рандольф мгновенно накрыл ее тонкую, изящную ладонь своей рукой и замер.

Какое-то время они сидели неподвижно, и Элизабет с волнением ощущала нежное прикосновение крепкой руки Рандольфа. Затем длинные, гибкие пальцы Макквина и тонкие, изящные пальцы его спутницы переплелись.

– Пока король не позвал вас, наслаждайтесь охотой, – наконец вымолвил Рандольф и, немного помолчав, добавил:

– Я хочу пригласить вас отпраздновать день святого Николаев вместе со мной в Клоузбурге.

Праздник святого Николаев, отмечавшийся 6 декабря, всегда с нетерпением ожидали и взрослые, и дети.

В этот день, по традиции, устраивались веселые театральные представления, шумные балаганы и многочисленные ярмарки.

– По утверждению нашего пивовара, в этот день привидения и духи прячутся в ветвях деревьев, а тролли похищают у детей сладости, если они плохо себя ведут.

Элизабет мягко улыбнулась:

– А если вы будете плохо себя вести? Что они отнимут у вас?

– Ничего, – прошептал Рандольф. – Потому что я намереваюсь стать очень-очень хорошим. – И он слегка сжал, а затем отпустил ее руку.



После чудесно проведенного дня с прекрасной Элизабет Гордон Рандольф отправился к брату, чтобы обсудить с ним важный вопрос, ради которого он и приехал.

– Где мощи святого Колумбы? – тихо спросил он.

Много веков назад этот святой принес на шотландскую землю христианство, и клану Макквинов принадлежала часть его мощей – осколок челюстной кости. Его, правда, утеряли после заточения Драммонда в тюрьму.

– Почему ты их разыскиваешь?

Братья сидели за угловым столом в трактире. Был час вечерней молитвы, и в трактире, кроме них, находилось лишь несколько молодых парней простоватого вида, занимавших стол около входа. Пламя коротких желтых свечей бросало длинные тени на закопченные, темные стены. В дальнем углу зала дородный трактирщик поднялся по скрипучей лестнице, открыл люк в потолке и скрылся на чердаке.

– Ривас Макдафф собирает горские кланы, чтобы во время рождественской мессы в Элгинском соборе объявить об их объединении, – прошептал Рандольф.

От неожиданности Драммонд со стуком поставил кружку на стол:

– Этот кровожадный честолюбец хочет объединить горские кланы на Рождество?

– Тише! – Рандольф боялся, как бы громкие слова брата не услышали молодые парни или жена трактирщика.

– Важная новость! – Драммонд опустил голову и долго молча смотрел на земляной пол. – Кому, кроме жителей северной и северо-западной Шотландии, об этом известно?

– Никому.

– И даже Роберту Брюсу?

– Король знает, но хочет, чтобы мы подождали еще год и посмотрели, будет ли Эдуард II продолжать политику своего отца.

– Нет, Брюс не прав. Наступает время раздоров между англичанами.

Рандольф неоднократно слышал подобные суждения, но уверенность в словах брата лишний раз убедила его в необходимости скорейшего объединения горских кланов.

– Ривас Макдафф справедливо требует держать наши планы в строжайшем секрете до тех пор, пока епископ из Ватикана не прибудет на рождественскую службу. Но прежде чем папа римский благословит горские кланы и наполнит золотом нашу военную казну, все вожди должны представить свои реликвии и повторить клятву верности Богу над ними.

– Церковь обещает помочь деньгами?

Рандольф отхлебнул из кружки горьковатого эля:

– Да, но только если святые мощи и реликвии будут при нас.

Драммонд обвел беспокойным взглядом трактир и, приблизившись к брату, прошептал:

– Тогда я буду молиться, чтобы все вы объединились и получили благословение церкви.

Рандольфу было странно и досадно слышать, как брат, говоря о горских кланах, называет их «ваши», но, зная сложившуюся ситуацию, не подавал виду.

– Говорят, что Эдуард II уже не в состоянии продолжать начатую его отцом войну против Шотландии, и в будущем все может измениться. Сейчас он правит нищим королевством, а влияние Брюса растет день ото дня. Если Эдуард II предпримет еще один поход на Шотландию, то, объединившись, кланы дадут ему достойный отпор. Когда Ривас Макдафф встанет во главе наших кланов и примет благословение церкви, мы одержим победу и без Брюса.

Не прерывая разговора, братья мерились силами – чья рука сильнее. Наконец Драммонд прижал к столу ладонь Рандольфа и сказал:

– Церковь требует пышных церемоний и абсолютной преданности. Сумеют ли вожди кланов забыть о своих взаимных претензиях и разногласиях и дружно склонить головы перед епископом?

Желтое пламя свечи, стоявшей на столе, заколыхалось, и горячий воск капнул Рандольфу на руку.

– Нам всем это необходимо. Мы присягнем на верность Ривасу Макдаффу, пока Брюс занят объединением островов и выяснением отношений с владельцами приграничных земель.

– Ты узнал об этом от герольда?

– Нет, она не желает говорить о планах и намерениях короля.

Рандольф нахмурился и печально вздохнул:

– Хватит обсуждать политику, брат. Я хочу поговорить с тобой о даме-герольде.

– Уж не влюбился ли ты в Элизабет Гордон?

– Да, пламенная страсть захватила меня целиком, но эта дама, как я понял, не для легкого, необременительного флирта.

– Служанка моей жены говорит, что Элизабет Гордон – холодная женщина.

– Нет, не правда. – Перед глазами Рандольфа промелькнула недавняя сцена в лесу: прекрасная Элизабет Гордон, радостно мчавшаяся на белом жеребце по тропинке и пославшая Рандольфу воздушный поцелуй. – Нет, у нее горячее и доброе сердце.

– Говорят, она не обращает внимания на мужчин.

Рандольф вспомнил, как ровно и дружелюбно вела себя с ним Элизабет, но ее сияющие серые глаза говорили о том, что от общения с молодым мужчиной она получает удовольствие.

Драммонд нахмурил брови и сказал:

– Мой сын слышал от мальчишки, работающего у торговца свечами, что дядя леди Элизабет якобы отрекся от нее, когда она отказалась выйти замуж за человека, предложенного ей в женихи. Ты знаешь что-нибудь о ней и ее родителях?

Рандольф припомнил те отрывочные сведения, которые ему довелось услышать о семье Элизабет Гордон.

– Поговаривают, что они были из разных кланов, а после трагедии, случившейся с ними несколько лет назад, дядя Элизабет получил права на их собственность и стал опекуном леди Гордон.

Драммонд сделал несколько глотков.

– Она сама ухаживает за своими лошадьми.

Рандольф тоже видел, как после охоты на вепря и скачек Элизабет сразу же отправилась в конюшню.

– Бондарь, как и многие, утверждает, что леди Элизабет Гордон – любовница Роберта Брюса.

В который раз услышав о столь ненавистной, но вполне возможной подробности личной жизни Элизабет Гордон, Рандольф яростно стукнул кулаком по столу:

– Элизабет Гордон будет моей! – И, немного поостыв, спросил брата:

– Так где же мощи святого Колумбы?

– Они спрятаны в рукоятке меча. Когда мы вернемся в мою комнату, я отдам их тебе.

Рандольф с облегчением вздохнул:

– Слава Богу!

– Интересное будет зрелище!.. – вдруг сказал Драммонд. – Первая объединенная рождественская месса! Трудно представить всех вождей кланов коленопреклоненными во время совместной молитвы и дающими клятву перед своими святыми реликвиями!

Перемирие кланов перед Богом и Святой церковью объединило бы их прочнее и крепче, чем любой подписанный договор. Но существовала и реальная опасность, о которой Рандольфу, как и другим вождям кланов, было хорошо известно. Если непримиримый отступник Катберт Макгилливрей узнает о замыслах северян, он может привести свою армию в Элгиншир и захватить в плен всех вождей кланов. Победа будет легкой: он просто поймает их, как стаю рыб сетями. Но рискнуть стоит, ведь от объединения кланов зависит будущее северной и северо-западной Шотландии!

– Жаль, что тебя не будет с нами, – после небольшой паузы проговорил Рандольф.

– Нынешнее положение меня устраивает, – твердо заявил Драммонд.

Подождав, пока вернувшийся с чердака хозяин трактира унесет в соседнюю комнату бочонок с элем, Драммонд спросил брата:

– Скоро наступит декабрь. Когда ты уедешь из замка Дугласа?

– Пока я не намерен покидать южную Шотландию. До Рождества еще много времени, а у меня есть причины задержаться здесь.

– Ты твердо решил соблазнить прекрасную даму герольда?

– Да. Завтра мы собираемся в охотничьи угодья Малькольма.

– На соколиную охоту? Можно мне пойти с вами?

– Боюсь, что шальная стрела из неизвестного самострела попадет тебе в спину. Нет, брат, мы пойдем вдвоем с Элизабет.

Входная дверь с шумом распахнулась, и в трактир зашли мужчины из клана Дугласа, громко потребовав эля.

– Она выиграла спор? – спросил Драммонд.

– Да, победила в скачках!

– Говорят, ее жеребцы летают словно по воздуху!

– Возможно, – усмехнулся Рандольф. – Но наездницу все-таки поймать легче, чем лошадь!

– Я слышал, что соблазнить Элизабет Гордон невозможно, – сказал Драммонд и лукаво посмотрел на брата.

– А я слышал, что земля – круглая!



Из-за проливных дождей, зарядивших на несколько дней, пришлось отложить соколиную охоту.

После беседы с Драммондом в трактире Рандольф забрал мощи святого Колумбы и спрятал их в подкладке своего сапога.

Дни тянулись медленно, дожди не кончались, и Рандольф Макквин все свободное время проводил с Элизабет, ни на минуту не сомневаясь в том, что он должен выиграть пари и соблазнить прекрасную даму-герольда.

Он сопровождал ее повсюду: они были в лавке суконщика, где она заказала отрез ярко-красной шерстяной ткани – рождественский подарок королю Шотландии. У торговца свечами Элизабет купила ароматизированные свечи для своей комнаты, а у кузнеца выбрала пару конских сбруй, отделанных медью, – подарок хозяину конюшни, где содержались ее лошади.

Рандольф Макквин приобрел большое количество льна и полдюжины прялок и за дополнительную плату велел торговцу доставить покупки на борт «Морского волка». Вечерами Рандольф ужинал с братом, невесткой и племянником, настойчиво приглашая Элизабет присоединиться к ним, но она всегда отказывалась под разными предлогами. Иногда Рандольф видел Элизабет за столом хозяина замка, но служанки утверждали, что дама-герольд, как правило, обедает в своей комнате в одиночестве.

Местное общество и воины замка Дугласа со временем привыкли к Рандольфу Макквину и стали относиться к нему дружелюбно и без подозрений, хотя истинную причину такого поведения он видел в общем предпраздничном настроении, а не в изменении их взглядов на жителей горной Шотландии.



Дожди закончились, и на следующий день после удачной охоты Элизабет и Рандольф отдыхали, сидя на шерстяном одеяле в охотничьих угодьях Малькольма.

Солнце клонилось к закату, связка куропаток и полдюжины тетеревов-косачей лежали на земле около их ног.

Молодые люди были оживлены, наперебой рассказывали друг другу истории из своей жизни. Рандольф вспомнил о первой соколиной охоте и забавном случае, когда они с братом Драммондом чуть не подрались из-за того, кто будет первым бросать копье в столб с мишенью.

Элизабет с нескрываемым интересом слушала своего спутника и, в свою очередь, рассказала, как она в детстве училась управлять лошадьми, о двоюродных сестрах, с которыми часто плавала в реке Твид.

Для соколиной охоты Элизабет Гордон выбрала другую лошадь – кобылу той же масти, что и белый жеребец, но менее рослую.

– Вы не будете возражать, если я отошлю сокольничего и его людей обратно, в главную башню замка?

Элизабет удивленно посмотрела на своего спутника:

– Зачем?

– Чтобы их не задерживать. Ваши лошади великолепны, и мне хотелось бы испытать новую кобылу в скачках по вересковой пустоши.

– Боитесь чужих любопытных глаз?

– Вовсе нет. Если вам это доставит удовольствие, пожалуйста, пусть смотрят.

– Сегодня такой чудесный, удачный день! Наверное, я возьму вашу лошадь и присоединюсь к сокольничему и его людям. Если не будете



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация