А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


сказано для красного словца: у миссис Уэйкфилд не было ни единого седого волоска.

– Извини, мам, я тороплюсь.

«Впрочем, нет худа без добра», – тут же подумала Элизабет, ей удалось вовремя замять разговор. На какое-то время мама забыла про Джессику.

Миссис Уэйкфилд улыбнулась, покачала головой и убрала упавшую на лоб прядь волос.

– Помню, как вы с Джессикой воевали, когда были маленькие Сидели за столом на высоких стульях и кидались друг в дружку едой. Джессика начинала первой – бросит в тебя блином, ты ей ответишь. Ну и пошло. А однажды ты вылила на нее кружку молока, – и она опять рассмеялась. – Если тебе когда-нибудь Бог пошлет двойняшек, запомни – терпения с ними надо втрое больше.

– Спасибо, но я не собираюсь заводить близнецов, – ответила Элизабет и мысленно закончила: «С меня хватит и сестры-двойняшки».

Элис снова прыснула:

– Я тоже не собиралась. Да так вышло…

Минуту спустя она нахмурилась и взглянула вверх – Что она там так долго? Я опаздываю на работу. За это время можно десять пуговиц пришить) – Спасибо, мам! – Элизабет с рекордной скоростью съела последний блин и встала из-за стола. – Блины – во! – Ладно, мне пора бежать.

Меня Тодд ждет.

– Ты не подождешь сестру? – спросила Элис Уэйкфилд вдогонку дочери.

– Извини, не могу. Скажи ей, в школе увидимся.

– А – ну ладно. Удачно тебе сдать экзамен, солнышко. Я знаю, ты и так прекрасно сдашь, но все равно – желаю удачи!

«Да уж, удача мне сейчас вот так нужна», – подумала Элизабет, выскакивая на улицу. Первая опасность миновала, но самое трудное впереди. Удастся ли ей сыграть роль Джессики так, чтобы мать поверила? Джессике было бы раз плюнуть сыграть роль сестры – она не раз к этому прибегала. Один случай в баре «Келли» чего стоит. Тогда Джессика всех обвела вокруг пальца – никто не заподозрил обмана. В результате Элизабет едва не заработала скверную репутацию и, мало того, чуть не потеряла Тодда, с которым у нее только-только налаживались отношения. Но сейчас ей не хотелось об этом думать. Если она начнет вспоминать все прегрешения сестры, она проторчит тут остаток дня.

Мысленно ругая Джесс на чем свет стоит, Элизабет на цыпочках пошла к входной двери. Проходя мимо окна кухни, пригнулась, не дай Бог, мама заметит. На пороге сняла мокасины и крадучись, стараясь не произвести ни малейшего шума, вошла в дом.

Умирая от страха, пулей взлетела по лестнице на второй этаж и перевела дух, только оказавшись в комнате сестры. Там Элизабет быстро разделась, кое-как запихнув свою одежду в шкаф, выбрала из сестриного гардероба короткую, косого кроя юбку и подходящую по цвету полосатую блузку – один из любимых нарядов Джессики. Оделась, вытащила из волос заколки, тряхнула головой, чтобы волосы рассыпались по плечам. Так, теперь подмазать губы сестриной помадой, чуть брызнуть на себя ее любимыми духами… Готово! Можно спускаться и предстать перед миром в образе Джессики Уэйкфилд – хотя, честно говоря, все это просто мерзко.

– Ну погоди, Джес. Я тебе это при помню, – прошипела Элизабет, ткнув пальцем в свое отражение в зеркале. – Так и знай!

К счастью, Элис Уэйкфилд уже принялась за мытье посуды и не взглянула на Элизабет, когда та впорхнула в кухню и обдав мать ароматом духов, чмокнула ее в щеку.

– Извини, мам, что я так долго. Ты же знаешь, у меня руки – крюки, если возьмусь за шитье, это на полдня.

Элизабет уселась на стул Джессики Она прекрасно знала привычки, ужимки любимые словечки сестры, так что сыграть Джессику ей было нетрудно, – Я уж думала, ты решила сегодня не завтракать, – Элис Уэйкфилд поставила перед ней тарелку с последними блинами и тут же снова повернулась к раковине.

Элизабет чуть не застонала. Кошма-а-ар… Она уже так наелась блинов, еле двигалась, неужели предстоит съесть еще столько же?! Она живо представила себе заметку в школьной газете; «Сотрудник редакции в тяжелом состоянии доставлен в больницу для промывания желудка!» Мрак…

– Прости меня, бедный мой желудок, – прошептала она и храбро загарпунила вилкой блин. Как назло, любимой едой Джессики тоже были блины.

– Лиз не стала ждать тебя, опаздывала, – сказала миссис Уэйкфилд через плечо, загружая тарелки в посудомоечную машину. – Сказала, что найдет тебя в школе.

– Ничего, – Элизабет кокетливо помахала ручкой. – Она, наверное, спешила встретиться с Тоддом. Я была бы только третьей лишней.

Элизабет ела и при этом без умолку болтала. Только бы мама не спросила, как «она», то есть Джессика, провела день у Кары – Да, кстати, ты видела ту блузку, ну помнишь, я тебе о ней говорила? – Элизабет вспомнила, что пару дней назад Джессика просила у матери новую блузку.

Миссис Уэйкфилд вздохнула:

– Джес, ну скажи честно: куда тебе еще одна блузка? Вон у тебя в шкафу сколько всего валяется. Постирала бы, погладила. Ведь уже и вешать некуда. Элизабет картинно закатила глаза. Господи, еще стирать! С тех пор, как мать снова начала работать, стирку возложили на сестер. Она уже было снова собралась клянчить, как вдруг придумала новый ход, лукаво улыбнулась и предложила:

– Не хочешь покупать мне, купи для Лиз. Она ведь никогда сама не попросит, Тогда, по крайней мере, я смогу у нее эту блузку одалживать.

– Вот именно. Элизабет никогда ничего не просит. Тебе есть чему у нее поучиться. А насчет блузки… посмотрим. Не знаю, понравится ли она Элизабет – у нее не такие экстравагантные вкусы, как у тебя. Хотя должна сказать, ты сегодня выглядишь очень прилично, – миссис Уэйкфилд улыбнулась.

Элизабет была уже в дверях, когда мать окликнула ее.

– Джес…

Элизабет замерла как вкопанная. Наверняка ее выдала какая-нибудь мелочь, про которую она забыла при этом спешном «перевоплощении». Сердце ее заколотилось так, что, казалось, в соседней комнате слышно.

– Удачи тебе на экзамене. Конечно, ты могла бы и побольше позаниматься, но все равно, я уверена, ты все хорошо сдашь.

– Э-д-да, конечно, – пролепетала Элизабет. – Пока, мама И она понеслась прочь от дома, будто за ней гналась свора собак. Маневр удался – да, но какой ценой? Весь этот обман был ей отвратителен. И кто ее за язык тянул? Чего ради было просить эту блузку? Про бедный желудок и говорить нечего – он раздулся так, словно она проглотила воздушный шар.

Не-ет, пожалуй, удавить Джессику будет мало.




Глава 7


Элизабет поднималась по дорожке, ведущей через огромный газон к дверям школы, вдыхая запах свежескошенной травы. Стоял чудесный весенний день, на синем небе – ни единого облачка. Впереди поблескивали на солнце вычурные стрелки огромных, сделанных «под старину» часов, украшавших импозантный, с белыми колоннами фасад длинного кирпичного здания.

– Эй, Инид! – крикнула Элизабет, завидев свою лучшую подругу, которая как раз входила в двустворчатые двери школы. Та глянула на Элизабет через плечо – и, не останавливаясь, прошла внутрь.

Элизабет припустилась бегом и, запыхавшись, догнала подругу уже возле шкафчиков в школьной раздевалке.

– Что же ты не подождала? – выдохнула она.

Инид как-то странно посмотрела на нее и холодно заметила:

– Ты хочешь что-то мне сказать, Джессика?

– Джессика? – Элизабет вдруг вспомнила про свой маскарад. – Инид, ты что? Это же я, Лиз!

– Ой! – Инид испуганно прикрыла рот ладонью. – Лиз, ради Бога, прости. Как я могла подумать… Стоп. Подожди-ка, – она слегка нахмурилась, – это ведь не твоя юбка, это Джессики. Чего ради ты так вырядилась?

– Сейчас расскажу, – Элизабет вздохнула и принялась рассказывать, в какую историю опять попала из-за Джессики. – Причем я даже не знаю, где она и что с ней сейчас, – закончила Элизабет.

– На этих студенческих вечеринках иногда такое творится! Мне об одной двоюродная сестра рассказывала. Помнишь, я тебе говорила? Наверное, Джессика перепила, и ей стало плохо, – ехидно сказала Инид. Вообще-то она собиралась сказать это несколько по-другому, но вовремя прикусила язык. «То-то у Джессики сейчас головушка с похмелья болит», – мысленно прибавила она и насмешливо улыбнулась, – Наверное, – рассеянно сказала Элизабет, – от Джессики можно ожидать чего угодно. – Но это неважно. Сейчас главное – экзамен. Что делать, если она совсем не придет?

– Это ее проблема, – Инид пожала плечами.

– Знаешь, Джес не такая уж и плохая, как ты думаешь, – неуверенно произнесла Элизабет.

– Плохая – неплохая, все равно выкрутится. Она всегда выкрутится, как бы крепко ни влипла.

Вид у Элизабет был до того расстроенный, что Инид обняла подругу за плечи, чтобы хоть как-то утешить.

– Ведь в чем беда, – продолжала Элизабет, – я тоже замешана в этой истории. И должна помочь Джессике, я обещала, – она попыталась улыбнуться – Не то чтобы обещала… ну, ты понимаешь.

– Понимаю. – Инид достала из своего шкафчика тетрадку по химии и изрядно потрепанное издание «Макбет».

– Тут дело не только в Джессике, – поспешно добавила Элизабет. – Мы ведь хотели вместе работать экскурсоводами. Хоть я иногда и злюсь на нее, без нее у меня не очень получится. Так что и для меня это важно, понимаешь.

– Все обойдется, – успокоила ее Инид, но отнюдь не была в этом уверена. – Когда экзамен-то?

– У меня прямо сейчас, а у Джессики на втором уроке.

– Еще целый час. Не беспокойся, времени навалом.

– Сомневаюсь, – Элизабет задумчиво прикусила губу. – У нас в семье есть одна шутка. Знаешь, почему Джессика родилась на четыре минуты позже меня?. Забыла надеть часы и опоздала. Мне кажется, у нее вообще нет часов.

– Если и для нее важен этот экзамен, – рассудила Инид, – она не опоздает.

– Не знаю, не знаю, – Элизабет вздохнула. Слова ее потонули в оглушительном реве звонка, возвещающем начало первого урока.

Минуты две-три после звонка она походила по школьным коридорам, надеясь увидеть сестру, но Джессики так и не было. «Маскировка» Элизабет сбила кое-кого с толку – несколько человек приняли ее за сестру. Даже Брюс Пэтмен клюнул на эту удочку.

– Эй, киска! – громко окликнул он стремительно проходившую мимо Элизабет и послал ей свою знаменитую белозубую улыбку, от которой девушки с ума сходили. Заносчивый красавец Брюс в недавнем прошлом встречался с Джессикой, и, надо сказать, парочка была отличная, но в конце концов их бурный роман закончился разрывом. – Как насчет пойти со мной куда-нибудь в субботу вечером?

– Мечтать не вредно, – беззаботно бросила в ответ Элизабет. Именно такого ответа он ожидал от Джессики, Впервые за этот день Элизабет почувствовала себя в роли своей сестры не так уж плохо.

И тут она увидела Тодда – он стоял в конце коридора и разговаривал с Биллом Чейзом – и поспешила к нему.

– Лиз? – неуверенно спросил Тодд, прервав разговор с Биллом.

– Да, – Элизабет улыбнулась, – это я.

– Я не ослышался? Брюс Пэтмен пригласил тебя на свидание? – обратился он к ней и крикнул вслед Биллу, который шел в класс:

– Потом договорим! – Снова повернулся к Элизабет и добавил:

– Я когда-нибудь прибью этого козла.

– Кого? Билла? – рассеянно спросила Элизабет.

– Нет, Брюса. Чего он к тебе клеится? На свидание приглашает…

– Вот ты о ком. Не беспокойся, он не меня приглашал, а Джессику.

– Что-то ты сегодня и правда сильно смахиваешь на Джессику, – сказал Тодд, и рот его непроизвольно расплылся в улыбке. Ответа не последовало.

Тодд провел ладонью перед глазами Элизабет, словно проверяя, не впала ли она в транс.

– Ты как, нормально себя чувствуешь? А то ты сегодня какая-то чудная. Тебя никто случаем по голове не стукнул?

– Пожалуй, можно и так сказать, – усмехнулась Элизабет.

– Тебе, гляжу, нравится играть в загадки. – Впрочем, у самого Тодда с лица не сходила загадочная улыбка. – Что ж ты не спросишь, почему у меня сегодня такое потрясающее настроение? – Он еще раз улыбнулся.

– Ну, и почему у тебя сегодня такое потрясающее настроение? – послушно спросила Элизабет.

– Потому что я наконец накопил денег на мотоцикл! Помнишь, я тебе рассказывал, я тут «Ямаху» присмотрел. Жду не дождусь той минуты, когда куплю ее, – он закрыл глаза, и на лице его изобразилось величайшее наслаждение. – Я уже слышу, как в ушах у меня свистит встречный ветер!

– Это… это здорово, Тодд, – неуверенно сказала Элизабет. И даже забыла про Джессику. Что же теперь будет, ведь родители строго-настрого запретили ей близко подходить к мотоциклу. Запрет был окончательный и обжалованию не подлежал. Что она скажет Тодду? Элизабет заставила себя не думать пока об этом. Он ведь еще не купил мотоцикл. Ладно, придет время – что-нибудь само придумается.

Тодд взглянул на нее и спустился с небес на грешную землю.

– Слушай, Лиз, с тобой правда все в порядке? Ты как будто где-то витаешь. Из-за экзамена волнуешься? – он заботливо обнял ее за плечи.

– Ой, Тодд.. – Элизабет уткнулась в его плечо, ища защиты и утешения, и с готовностью выложила всю историю с Джессикой.

Тодд молчал, и по его виду Элизабет поняла, он не одобряет ее. Наконец, Тодд тихо сказал:

– Зря ты ей все спускаешь, Лиз. Она вертит тобой, как хочет.

– Знаю, что так нельзя, но ведь она моя сестра. Не могу я просто так сидеть и ничего не делать, когда ей плохо.

– Послушай, – сказал Тодд. Было видно, что ему трудно сохранять спокойствие, когда речь шла о Джессике. – Ничего страшного пока не случилось И потом ты сделала все, что могла Никто не может от тебя потребовать большего – даже Джессика. Так что иди и спокойно сдавай экзамен. Я знаю, ты все прекрасно сдашь! – Он легко поцеловал ее в губы, и Лиз уловила запах зубной пасты, смешанный с ароматом любимого одеколона Тодда.

– Наверное, действительно я больше ничего не могу сделать, – Она тоже поцеловала его. – Спасибо, Тодд.

– Это тебе спасибо… Джессика, – Тодд причмокнул губами в притворном наслаждении. – Ты целуешься чуть-чуть хуже сестры – ну совсем чуть-чуть.

Элизабет хотела было стукнуть его, но он, весело смеясь,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация