А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Больше, чем любовница
Лианна Бэнкс


Братья Пэндлтон #3
Действие романа современной американской писательницы разворачивается в наши дни. Главный герой тридцатипятилетний богатый фермер Дэниел Пендлтон страстно влюбляется в таинственную красавицу с бурным прошлым Сару Кингстон. Под маской деловой, сильной женщины прячется чувственная, склонная к соблазнам и неуверенности в себе натура. Считая, что она приносит несчастье любящим ее мужчинам, Сара пытается сопротивляться охватившему ее влечению, но восхищение силой и широтой души Дэниела, скрывающимися за внешностью примерного гражданина и главы респектабельного семейства из шести братьев и Сестры, заставляет ее уступить искушению и неожиданно обнаружить, что сбылась ее сокровенная мечта о сказочном принце…





Лианна Бэнкс

Больше, чем любовница





Пролог


На ней была красная шелковая комбинация.

Военные назвали бы эту комбинацию страшным оружием, потому что белье не скрывало ни одной из ее чарующе женственных черт – от рвущихся наружу грудей до тонкой талии и вызывающих бедер. У Дэниела горели руки от желания погладить эти нежные выпуклости, провести ладонями по длинным, растрепанным каштановым волосам, прижать девушку к себе и впиться в губы. В неверном мерцании свечи ее зеленые глаза отливали золотом. Во взгляде Сары Кингстон читалось недвусмысленное желание. Наконец-то…

Он потянулся ей навстречу. Сердце колотилось, как безумное. Она была теплая, нежная – как раз такая, какой виделась в мечтах. Дэниел спустил с ее плеч комбинацию, притянул Сару к себе и задохнулся от прикосновения твердых сосков к своей груди. Поцелуй заставил Сару тихонько вздохнуть. Дэниел не знал, кто из них более охвачен желанием, но в этот миг ему было слишком хорошо, чтобы ломать себе голову. Он поднес ее руку к губам и только сейчас заметил, как мала кисть девушки по сравнению с его собственной.

– Хрупкая…

Губы Сары кривились от неистового возбуждения. Она слегка отодвинулась и провела пальцами по его груди и животу.

– Но умелая…

У Дэниела свело внутренности. Он знал, что будет дальше. Сара с обольстительной улыбкой продолжала, гладить его. Он застонал, чувствуя, что еле дышит. В ушах шумела кровь. Эти ласки дарили наслаждение и одновременно повергали в дрожь. Слишком часто бывало, что она возбуждала его, а потом бросала…

Он знал, что Сара ничего не могла с собой поделать. Ее глаза туманились печалью и желанием. Желания в них было больше, и все же что-то мешало девушке. Сара отвернулась,

Дэниел схватил ее за плечи.

– Стой! Не уходи. Ради Бога, не бросай меня и сегодня!

На ее лице отразилась мука.

– Не знаю… Я боюсь. Дэниел поцеловал ее.

– Смелее. Я очень люблю тебя.

Губы девушки округлились, чтобы произнести самое страшное для влюбленного мужчины слово, и Дэниел поспешил зажать ей рот поцелуем.

– Не говори «нет». – Сколько раз он слышал это прежде! Шрамы исполосовали его душу. Но больше такого не повторится. – Скажи «да». Я буду очень нежным.

– Правда? – неуверенно спросила Сара. Голос ее звучал совсем по-детски.

У него защемило сердце. Объятия стали крепче, руки Дэниела ласкали бедра девушки и возбуждали ее.

– Правда. Но я хочу услышать от тебя одно слово. Одно короткое словечко, Сара!

Она робко подалась навстречу. Мягкие, душистые волосы рассыпались по его плечам. Сара нерешительно облизала губы.

– Ну же, – уговаривал он, пытаясь проглотить комок, застрявший в горле. – Ну, говори…

– Я люблю тебя…

– Говори… – хрипло пробормотал он.

Она мгновение помедлила, а потом глаза ее вспыхнули.

– Да… – прошептала девушка и прижалась к Дэниелу. – Да-а-а…

Что-то напряглось и взорвалось внутри. Его переполнило блаженство.

Это «да» означало, что Сара наконец-то решила довериться ему, что, ее чувство сильнее сомнения, таившегося в глубине глаз. Они долго смотрели друг на друга, и тут Дэниел рассмеялся. Он понимал, что победил. Никогда в жизни он не ощущал такого упоения.

Дэниел и сам не знал, что ему дороже: близость Сары или ее «да». Она все же сказала «да»!

Он чувствовал, как уходит из-под ног земля, как молотом стучит в висках кровь, но пытался сдержаться. Сердце неистово колотилось, легкие работали, словно кузнечные мехи. Сколько отчаянных, бесплодных ночей позади! Его били судороги, руки сжимались и разжимались, но прикасались они не к коже Сары, а к льняной простыне…

Дэниел открыл глаза. Он был так сбит с толку, что не сразу понял, где находится. Знакомая мебель, казалось, стоит не на своих местах. Где свечи? И где Сара?

Холодный ночной воздух заставил его прийти в себя.

– Проклятие… – пробормотал Дэниел, отбрасывая простыню и садясь на кровати. Отчаяние охватило его. Господи помилуй, еще один сон!

Он протяжно вздохнул и покачал головой… Нет, этот сон отличался от всех прочих! Наконец-то Сара сказала «да», и он испытал физическое облегчение. Тело ощутило подобие удовлетворения, но душа осталась голодной.

Дэниел еле поднялся с постели, доплелся до ванной, встал под душ и на полную мощность включил холодную воду. Его пронзила дрожь. Нужно что-то делать. Так дальше продолжаться не может.

Тридцатипятилетний Дэниел Пендлтон хорошо знал свое место в жизни. Все видели в нем работящего, крепко стоящего на ногах, ответственного человека. Старший из семи братьев, не считая сестры, он много лет управлял семейной фермой. Смерть отца не позволила ему поступить в университет, и это до сих пор наполняло его разочарованием и досадой. Однако Дэниел не умел долго унывать. Он ставил перед собой цель и добивался ее.

Он встречался с женщинами, но романы были недолговечными. Обязанности перед семьей не позволяли Пендлтону мечтать о чем-нибудь более серьезном.

Дэниел завернул кран и потянулся за полотенцем. Нет, его нынешняя жизнь была бы совсем не плоха, если бы не неотвязные думы о Саре Кингстон. Он нахмурился и принялся ожесточенно растирать спину.

Какое там счастье… Жгучая неудовлетворенность делала Дэниела раздражительным, хотя это было ему вовсе не свойственно. Все в семье считали, что с ним можно ладить. Сестра говорила, что у Дэниела легкий характер, а друзья – что на него можно положиться, что за ним – как за каменной стеной.

Но кое-чего они о нем не знали. Никто не подозревал, что Дэниелу лучше не становиться поперек дороги. Не подозревал, потому что у любого хватало ума не делать этого.

Но только не Сара. Она насмехалась над ним и дразнила его каждую ночь. От этого в крови вспыхивал жар, с которым бы не справился никакой антибиотик. Он хотел ее.

Дэниел скомкал полотенце и швырнул его в ящик с грязным бельем. Как же справиться с этой глупостью, с этим безумием? Неизвестно.

Пендлтон поглядел на светящиеся стрелки часов и принял решение. Оно было тверже стали. Отныне он навсегда выкинет из головы Сару Кингстон.

Но был только один способ сделать это: уложить ее в постель.




1


– Нет, – сказала Сара, смягчая отказ самой любезной из своих улыбок. – Благодарю за приглашение, но мне действительно нужно позаботиться о закуске.

Она попятилась, искренне надеясь, что не обидела этого гостя. Однако взгляд мужчины почему-то заставил девушку смутиться. Не следовало надевать сегодня красную комбинацию.

Она закатила глаза. Типичная паранойя! Он что, супермен? Разве можно разглядеть, какое на ней нижнее белье?

Сара еще раз окинула взглядом столы, накрытые безупречными льняными скатертями. Ее хозяйка, Карли Бредфорд, отложила все дела и устроила вечеринку на борту «Мечты Матильды» – принадлежавшего ей речного парохода. Коммивояжеры, местные бизнесмены и семь братьев Карли танцевали, ели, пили, смеялись и флиртовали на всех его трех палубах. Сара, не любившая шумных сборищ, пыталась уклониться, но Карли была ей не столько хозяйкой, сколько подругой и, казалось, твердо решила не проводить без нее ни одного семейного торжества.

– Пытаетесь освоить профессию метрдотеля? – раздалось у нее за спиной.

Сара остолбенела. Дэниел Пендлтон! С тех пор как она шесть месяцев назад случайно пролила суп на его брюки, Дэниел не удостаивал ее взглядом. Как-то Пендлтон обжег руки во время пожара, и Карли попросила Сару поухаживать за ним. Дэниел тогда даже спасибо не сказал. Знакомство было шапочное.

Она глубоко вздохнула, уловила возбуждающий запах сандала и повернулась к Дэниелу.

– Заботиться обо всех приглашенных – долг Карли, а я просто пытаюсь помочь.

– Помнится, Карли говорила, что решила дать своим сотрудникам возможность отдохнуть. – Он указал на одетого в черное официанта. – Даже прислугу наняла. – Его рот скривился в усмешке. – Должно быть, вы работаете из любви к искусству.

Эта белозубая улыбка окончательно смутила девушку.

– Я…

– Хотите потанцевать?

Удивленная этим приглашением, Сара моргнула, но затем машинально покачала головой.

– Нет, – выдавила она. – Я…

– Почему?

Она уставилась в фамильные фиалковые глаза, не в силах вымолвить ни слова. Дэниел Пендлтон был образцом мужской красоты. Великолепно сшитый вечерний костюм подчеркивал широкие плечи, плоский живот и узкие бедра. Темно-русые волосы слегка вились, а несколько морщинок на лбу и вокруг глаз только прибавляло мужественности его открытому лицу.

Впрочем, дело было даже не в его внешности. Просто он у всех вызывал безотчетное доверие. Все в нем говорило: «Не волнуйся. Я сам обо всем позабочусь». Можно было лишь догадываться, как Дэниел сумеет позаботиться о женщине.

Нет.

Дэниел Пендлтон был прежде всего хорошим человеком, а портить жизнь хорошим людям – ее призвание.

Она пожала плечами.

– Я еще не думала…

– Пойдемте. – Он взял Сару за руку и слегка потянул. – Всего один танец. Я не кусаюсь.

Прежде чем она успела опомниться, сильная рука обхватила ее за талию. Саре оставалось лишь любоваться клубным галстуком Пендлтона и чувствовать себя окончательно сбитой с толку. Она впервые ощутила себя настоящей женщиной и вынуждена была признаться, что это чертовски приятно.

Сара не отрывала взгляда от его рук – рук рабочего человека. До сих пор ей приходилось иметь дело лишь с «белыми воротничками»[1 - «Белые воротнички» – люди умственного труда.]. Ладони Дэниела были мозолистые, пальцы – толстые. Просто поразительно, как он умудрялся быть одновременно и сильным, и нежным…

– Что, не нравится?

Сара поглядела ему в глаза.

– Напротив. – Прочитав в его глазах недоверие, девушка поспешно добавила:

– Похоже, ожоги прошли бесследно.

Он тихонько сжал ее ладонь.

– Пожар лишил меня отпечатков пальцев. Теперь я мог бы стать преступником, и никто бы меня не поймал.

Сара покачала головой.

– Вас опознали бы по глазам. Кроме того, вы порядочный человек, глава большой семьи, столп общества. Чувство чести не позволило бы вам нарушить закон.

Он не сводил с нее взгляда.

– Даже у честных людей есть свои слабости.

У Сары похолодело внутри. От кого-кого, а от Дэниела она этого не ожидала.

Они едва не столкнулись с другой парой, и Дэниел отвел девушку в сторону.

– Где вы провели День Благодарения? Карли жаловалась, что так и не смогла вас затащить на нашу вечеринку.

Это было правдой. На праздники Сара предпочитала уезжать из города. Несмотря на интуитивное желание примкнуть к тесной компании, скорее напоминавшей большую семью, шумные сборища пугали ее.

– Чаттануга[2 - Чаттануга – город на юго-востоке США (штат Теннесси). 165 тысяч жителей (1977 г., с пригородами 403 тысячи жителей). Химическая, текстильная, деревообрабатывающая промышленность].

Он кивнул.

– Похоже, вы все время туда ездите.

– Да. – Казалось, он ждал продолжения, и Сара неохотно объяснила:

– Последние три года я помогала раздавать еду в тамошнем приюте, и это вошло у меня в привычку. – Бог свидетель, привыкнуть проводить праздники по-другому она не успела.

– Ох…

Это короткое междометие было исполнено такого скепсиса, что Сара невольно всмотрелась в лицо Дэниела и вспомнила о его словах, сказанных за секунду до того, как опрокинулась пресловутая тарелка с супом.

– Пожалуй, вы не слишком мне верите.

Он насупил брови и слегка замешкался с ответом.

– Пожалуй…

Сара в сердцах обругала себя. Она ведь дала зарок избегать Дэниела. Ишь, вздумал читать ей мораль! Хуже всего, что он не так уж далек от истины. Черт побери, хватит! Пытаясь успокоиться, Сара захрустела пальцами.

– А чего вы ждали? Что меня пригласили в гости соученики по университету Теннесси?

Он покачал головой.

– Я никогда…

– Можете думать что угодно. Я знаю, какого вы обо мне мнения. Вы достаточно недвусмысленно высказались, когда заявили, что знакомство со мной не доведет вашу сестру до добра! – Сара сняла руки с его плеч. – Если Карли заставила вас танцевать со мной, то в этом нет никакой необходимости. Держитесь от меня подальше!

Вздернув подбородок, Сара отправилась на кухню, но не успела добраться до холла, как ее схватили за руку и заставили обернуться.

– Вы всегда делаете выводы на основании одного слова?

Сара попыталась вырваться, но безуспешно.

– Там было сказано не одно слово!

– Во-первых, с тех пор прошло много времени, а во-вторых, я переменил о вас мнение, когда вы после пожара кормили меня с ложечки.

Ничуть не смягчившись, Сара поджала губы.

– Не надо было оскорблять меня!

– А вам не надо было опрокидывать суп мне на колени.

Наконец Сара вырвала руку.

– Ничего я не опрокидывала! Вы сами махали руками, как сумасшедший!

Его глаза потемнели, на губах заиграла саркастическая усмешка.

– Сумасшедшие не бывают Столпами общества. Значит, вы не согласитесь пообедать с неотесанным грубияном?

Сара мигнула. Ну вот, опять начинается!

– Нет, – инстинктивно ответила она. – Вы это делаете только по просьбе Карли.

Он прижал палец к ее губам, и это прикосновение заставило ее задохнуться.

– Карли не имеет к этому никакого отношения. – Лицо его стало удивительно серьезным. – Я сам прошу вас.

При этих словах у девушки похолодело внутри, и она взмолилась, чтобы Дэниел убрал палец.

Он опустил руку и внимательно посмотрел ей в лицо.

– Что вы сказали? Сара едва перевела дух.

– Я сказала, что вы сошли с ума.

Дэниел нахмурился. Он ждал другого ответа. Но отступать было нельзя. В конце концов, быстрота и натиск всегда приносили ему успех. Сначала действовать, потом думать!

– Сара…

– Сара! – эхом прозвучал голос Карли. Девушка обернулась.

– Меня зовут. Пора ехать. – Ее улыбка была чересчур жизнерадостной. – До свидания!

Мелькнули и исчезли черное бархатное платье, каштановые волосы, красивые ноги… Дэниел медленно вернулся на палубу. Господи, как спокойно он жил,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация