А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Недоверчивое сердце
Конни Мейсон


Появление прелестной вдовы Белл Паркер в маленьком городке золотоискателей вызвало настоящий фурор среди его обитателей. Но почему она так упрямо отвергает одного ухажера за другим? Почему боится мужчин? Какая тайна кроется в ее прошлом?

Ответы на эти вопросы ищет отважный сыщик Кейси Уокер, имеющий все основания подозревать, что мисс Паркер – именно та, за которой он давно охотится.

Однако чем дальше, тем сильнее Кейси влюбляется в гордую красавицу – и скоро понимает, что готов на все, лишь бы защитить возлюбленную от опасности и добиться от нее ответной страсти…





Конни Мейсон

Недоверчивое сердце





Пролог


Территориальная тюрьма Юмы, Аризона

Май 1876 года

– Марк, я приехал повидать тебя в последний раз. Утром уезжаю в Сан-Франциско. Постарайся держать себя в руках. Я нанял лучшего в этих местах адвоката, чтобы вызволить тебя отсюда, так что не теряй надежды.

У Кейси Уокера сердце разрывалось оттого, что его младший брат оказался за тюремной решеткой. Два месяца назад Марк был осужден за убийство и отправлен в территориальную тюрьму Юмы отбывать пожизненное заключение. До той поры жизнерадостный и удачливый молодой человек, брат постарел за время судебного разбирательства. Взгляд светло-карих глаз был полон безнадежности и покорности судьбе. Марк стал чересчур циничным, впал в апатию. По правде сказать, он всегда отличался некоторой необузданностью, но у него не было преступных наклонностей. Карточного шулера он застрелил в порядке самозащиты, однако единственный свидетель их перестрелки скрылся в неизвестном направлении еще до того, как начался процесс.

Марк поднял на старшего брата невеселый взгляд, в котором желание поверить ему сочеталось с безнадежностью. Он так и не оправился после того дня, несколько месяцев назад, когда в салуне «Сухая расселина» треклятый шулер лживо обвинил его в нечестной игре и выхватил пистолет. Марк оказался проворнее, и его пуля угодила шулеру прямо в сердце. Присяжные не поверили словам Марка о самозащите, и судья приговорил его к пожизненному заключению.

– В Сан-Франциско? – равнодушно переспросил Марк. – У Аллана Пинкертона есть для тебя работа?

– Да, причем такая, oт которой я не могу отказаться. Клиент, обратившийся к нему, хочет заполучить лучшего детектива из агентства и обещал хорошо заплатить тому, кто разыщет одного бесследно исчезнувшего человека. – Кейси улыбнулся, и на левой щеке у него обозначилась ямочка. – А поскольку я лучший детектив и мне нужны деньги, чтобы заплатить твоему адвокату, я принял предложение. А потом займусь поисками свидетеля вашей перестрелки.

Глаза Марка потемнели, и он пожал плечами без всякого энтузиазма.

– Ты потеряешь деньги, Кейси, сколько бы ни заплатил этому мудреному законнику. Ты ни за что не найдешь человека, который может обелить мое имя. Я знаю, что умру в тюрьме. Я примирился со своей судьбой, почему бы тебе просто не забыть обо мне?

Кейси, потрясенный безразличием Марка, запустил сильные пальцы в свои густые верные волосы. Он должен вызволить Марка, пока тюрьма не погубила его окончательно. Деньги чертовски нужны, чтобы предложить вознаграждение за сведения об исчезнувшем свидетеле. Если этого человека найти не удастся, подавать апелляцию бесполезно. Работа подвернулась как раз тогда, когда Кейси уже начал терять всякую надежду.

– Проклятие, Марк, да не говори ты так! Я делаю все возможное, чтобы отыскать пропавшего свидетеля. Перед отъездом скажу адвокату Саймону Леви, чтобы он не жалел денег на его розыски. Мы не можем возобновить дело без свидетеля. Объявление о солидном вознаграждении – наиболее надежный способ заполучить этого типа. Чего бы это ни стоило, я найду деньги на выплату вознаграждения.

Кейси решительно выпятил тяжелый подбородок, его зеленовато-карие, с золотистой искоркой, глаза горели воодушевлением. Нельзя было усомниться в его искренности и твердой уверенности в том, что он добьется цели.

Марк отвел взгляд и опустил голову.

– Все правильно, Кейси. Я знаю, что ты хочешь помочь мне, и уверен, сделаешь все от тебя зависящее ради моего освобождения, но, боюсь, это не в твоих силах. Ни у кого на свете нет лучшего брата, чем у меня. И я не буду думать о тебе хуже, даже если тебе не удастся найти этого свидетеля. Ты бросил работу и примчался мне на помощь, как только я попал в беду, и вот уже несколько месяцев лишь этим и занимаешься. Поверь, я оценил это по достоинству. Признаюсь, я не всегда был хорошим братом. Ты предпринимал невероятные усилия, чтобы поддержать меня, и все это время отказывался от деловых предложений. И я рад, что ты теперь его принял, даже не важно, по какой причине.

Если бы решетка сейчас не разделяла их, Кейси хорошенько встряхнул бы брата, чтобы пробудить в нем хоть какие-то чувства. Марк смирился со своей судьбой. Выпрямившись во весь внушительный рост, Кейси развернул широкие плечи. Он во что бы то ни стало раздобудет деньги на вознаграждение. Если он этого не сделает в ближайшее время, Марк окончательно падет духом.

– Я не дам тебе пропасть, Марк. Достану необходимые деньги и снова увижу тебя на свободе. Клянусь, ничто меня не остановит!




Глава 1


Сан-Франциско Май 1876 года

– Я Кейси Уокер из агентства Пинкертона, а вы, я полагаю, мистер Макалистер.

Кейси протянул руку пожилому мужчине с проницательными темными глазами и начинающими редеть и седеть каштановыми волосами, владельцу винного завода. Несмотря на солидный возраст, Томас Джордж Макалистер обладал энергией и подвижностью молодого человека, уверенного в своих силах. Интуиция подсказывала Кейси, что перед ним преуспевающий и богатый бизнесмен.

– Я к вашим услугам, – доброжелательно произнес Макалистер, пожимая Кейси руку. – Что вас так задержало?

– Путь от Юмы до Сан-Франциско дилижансом достаточно долог, – кратко пояснил Кейси. – Аллан Пинкертон не сообщил мне подробностей вашего дела, так что, если вы расскажете, кого и почему я должен разыскать, мне будет легче во всем разобраться.

– Присаживайтесь, Уокер, и я введу вас в курс событий. Я хочу, чтобы вы разыскали женщину. Точнее сказать, шлюху. Некая Белл Паркер соблазнила моего единственного сына и вынудила жениться на ней. Она занималась своим ремеслом в местном борделе, там мой сын с ней и познакомился. Когда Том, совсем еще мальчишка, объявил мне о намерении жениться на проститутке, я впал в ярость. Попытался втолковать ему, что ей нужны только его деньги, но он не пожелал слушать никаких доводов.

Кейси запоминал каждое слово мистера Макалистера. Он повидал за свою жизнь множество шлюх, бесчестных и честных, но Белл Паркер пока представлялась ему особой, которая знала, чего она хочет, и добилась этого.

– Том женился на этой женщине вопреки моей воле, – продолжал Макалистер. – Я немедленно заявил, что знать его не желаю до тех пор, пока он не избавится от этой суки. Дал ему понять, что оставлю его без единого цента. Этот молодой дурень оказался более мужественным, чем я ожидал, – не без удовольствия отметил Макалистер. – Он получил работу на ранчо и кое-как содержал себя и свою жену, не прибегая к моей помощи. Мы оба уперлись, каждый стоял на своем – ни я, ни он не шли на уступки. Шлюшка, на которой Том женился, отлично справилась со своей задачей – посеяла между мной и сыном вражду.

– Ваш сын в настоящее время отсутствует? – спросил Кейси, у которого уже не хватало терпения слушать сетования мистера Макалистера.

– Я собираюсь перейти к этому, Уокер! – прорычал Макалистер. – Через несколько месяцев после того, как они поженились, Белл родила мальчика. Я отказался признать ребенка, хотя это был мой единственный внук от моего единственного сына. Вы, конечно, понимаете, какое горе причинило мне неповиновение сына. Я надеялся, что он разочаруется в этой шлюхе, когда удовлетворит свою страсть, но вместо этого он сделал ей ребенка. Я не мог его простить, сердце не позволяло.

– Мистер Макалистер, вы до сих пор не назвали мне имя того, кого я должен для вас отыскать.

Макалистер сверкнул на него глазами и продолжил:

– Моему внуку сейчас пять лет, и я хочу взять его к себе. Трагедия заключается в том, что год назад мой сын утонул во время поездки на пароходе. И теперь моего внука воспитывает женщина, которая недостойна выращивать даже свиней. По моим сведениям, она продолжает заниматься своим мерзким ремеслом. Белл Паркер – охотница за деньгами! Эта сука понимает, что я готов на все, чтобы заполучить моего внука. Клянусь собственной жизнью, что мальчик ей не нужен. Она только и ждет, чтобы ей предложили настоящую, по ее мнению, цену. А я не намерен делать собственную плоть и кровь предметом торга. Она не получит ни цента из моих денег. Закон на моей стороне. Я имею полное право забрать моего мальчика у его матери и воспитывать его должным образом.

Уокер подумал, что дедушка слишком поздно стал беспокоиться о благополучии своего внука, но промолчал. Он отчаянно нуждался в вознаграждении, которое обещал этот человек, и не мог себе позволить потерять работу.

– Если закон на вашей стороне, почему бы вам не поехать и не забрать ребенка? – поинтересовался Кейси.

– Мне не понадобились бы вы, если бы я знал, где он находится, – едко возразил Макалистер. – Его мамаша разрушила мои планы и увезла ребенка. Они оба как сквозь землю провалились. Я искал его больше года. Он достаточно большой, чтобы понять, что его мать – шлюха, которая каждую ночь спит с другим мужчиной. Я обязан отобрать ребенка, пока она его не испортила. Мальчик этот – последний представитель рода Макалистеров. Больше некому унаследовать мое состояние. Аллан Пинкертон утверждает, что вы детектив высшего класса. От души надеюсь, что он прав. Я хочу взять к себе этого ребенка и потому предлагаю две тысячи долларов в дополнение к обычной оплате ваших услуг. Как я полагаю, Белл отдаст мальчика, если умело подойти к делу. – Макалистер искательно посмотрел на Кейси. – Вы красивый мужчина и, я уверен, имеете богатый опыт в общении с женщинами. Отыщите Белл, улестите… Черт побери, переспите с ней, если понадобится! Обещайте что угодно, если она откажется от мальчика без борьбы. Найдите ее, и, если вам не удастся ее убедить, я буду действовать по-своему. У меня есть разрешение суда, и я имею право забрать моего внука у женщины, которая вполне заслуженно называется проституткой.

Сердце у Кейси забилось чаще. Две тысячи долларов – это куча денег, и ему необходим каждый пенс! Однако в этой работе что-то казалось ему скверным. Отбирать ребенка у матери, шлюха она или нет, несправедливо. Если бы Белл хотела избавиться от ребенка, она не уехала бы с ним неведомо куда, не прятала бы его. Если только для нее это не был всего лишь вопрос о цене уступки прав на ребенка. Так, во всяком случае, считает Макалистер.

– Вы сделаете для мальчика доброе дело, вырвав его из неподходящего окружения, – привел еще один довод Макалистер, заметив, что Кейси колеблется. – Вот что я скажу: если вам удастся забрать ребенка без большого скандала, я увеличу премию с двух до трех тысяч долларов. Я предпочитаю спокойное, без лишнего шума решение вопроса. Мысль о том, что мое имя, имя моей семьи будет запятнано, что любители копаться в чужих семейных тайнах начнут трепать его на всех перекрестках, для меня ужасна. Сплетня может быть невероятно жестокой. Я не хочу, чтобы мой внук всю жизнь страдал, зная, что он сын падшей женщины.

– Могли бы вы выплатить вознаграждение авансом?

Кейси задержал дыхание, ожидая ответа. Если он получит сейчас эти деньги, то сможет сразу же послать их Саймону Леви. Чем раньше они попадут к адвокату, тем быстрее тот даст объявление о вознаграждении за сведения о свидетеле происшествия в салуне.

– Так вообще-то не принято, Уокер. Мои люди потерпели полную неудачу, пытаясь отыскать Белл. Насколько вы хороший детектив?

– Настолько хороший, чтобы считаться одним из лучших в агентстве Пинкертона. До сих пор не потерпел ни одной неудачи и не потерял ни одного клиента.

«Скверно, что я не могу оказать того же о деле, которое касается меня самого». – мрачно подумал Кейси. Он потратил несколько месяцев на поиски свидетеля, однако так и не нашел его. Быть может, вознаграждение и усилия Саймона Леви приведут к успеху там, где он сам потерпел поражение.

Макалистер барабанил пальцами по столу, пристально разглядывая Уокера и думая, что тот и в самом деле похож на человека, который редко ошибается: мужественные черты, в глазах холодная решимость. Хотя при нем из оружия всего лишь единственный револьвер в кобуре, Макалистер предположил, что еще один спрятан под курткой и что человек этот скорее всего отменный стрелок.

– Ну хорошо, – сдался Макалистер, – вы получите вознаграждение авансом прямо сейчас. Но мне нужны результаты, надеюсь, это вам ясно. Если вы не добьетесь цели, деньги должны быть возвращены мне полностью.

Кейси смерил его холодным взглядом.

– Вы изложили свою позицию с предельной ясностью. – Он легко поднялся из кресла. – Сообщите мне название публичного дома, в котором работала Белл, и я немедленно примусь за дело.

– «Салон наслаждений Наоми». Но вы ничего там не узнаете. Мои люди уже расспрашивали мадам и всех девушек.

Еле заметная улыбка тронула уголки губ Кейси.

– Если не возражаете; я предпочел бы провести собственное расследование.



Плейсервилл

Две недели спустя

Кейси прибыл в город рудокопов Плейсервилл в середине дня. Носивший поначалу непрезентабельное имя Драй-Диггинс[1 - Dry Diggin's – сухой лог (англ.).], городишко после нескольких линчеваний приобрел в 1849 году прозвание Хэнгтаун[2 - Hangtown – город висельников (англ.).], однако после 1854 года шахтеры



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация