А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Очарование розового
Тереза Саутвик


Брак Эбби Уолш был крайне неудачным. Однако Эбби не унывает – на аукционе холостяков она «приобрела» бывшего рейнджера, специалиста по вопросам выживания в дикой природе...





Тереза Саутвик

Очарование розового





ПРОЛОГ


Мужчины на продажу: благотворительный аукцион в Чэрити-Сити.

Эбби Уолш был нужен мужчина, и она пришла сюда, чтобы купить такого, какой отвечал бы ее требованиям.

Во многих городах выставляют холостяков на аукцион, чтобы собрать деньги на нужды благотворительности, но Чэрити-Сити подошел к этому делу творчески: весной состоялся аукцион «Красавицы на продажу», сегодня вечером подошла очередь мужчин, причем статус холостяка отнюдь не являлся обязательным условием для участников. Эбби это вполне устраивало. Мужчины, согласившиеся на мероприятие, жертвовали своим временем и профессиональными умениями, чтобы получить от города гранты на развитие собственного бизнеса, за которые они расплачивались, выполняя общественную или благотворительную работу.

Зайдя на городской сайт, можно было заранее узнать подробности о «товаре», выставляемом на аукцион, и теперь Эбби с нетерпением ждала, когда появится мужчина, который пожертвовал уик-энд на выживание. Ее дочь недавно стала членом группы, популяризирующей занятия туризмом для девочек. Получить скаутский значок явно стало вопросом жизни и смерти для шестилетней Кимми. Знания Эбби о способах выживания в условиях дикой природы были таковы, что, если бы ей пришлось возглавить поход, выживание действительно стало бы вопросом жизни и смерти. Зачем рисковать, если она может помочь городу деньгами и взамен получить идеального мужчину? На выходные. Она не питала иллюзий об идеальном мужчине для себя.

Уж лучше быть одной. Одного раза для нее более чем достаточно.

Обычно Эбби появлялась на ежегодных аукционах с двумя лучшими подругами. Сейчас справа от нее была Молли Престон, но Джейми Гибсон не смогла прийти. Вместо нее присутствовали ее родители, Луиза и Рой Гибсон.

Центр для проведения общественных мероприятий был заполнен рядами складных стульев. Мэр Бакстер Уэнтворт выступал в роли аукциониста. Высокий, представительный убеленный сединами мужчина был потомком отцов-основателей города и организатором первого аукциона. Мэр Уэнтворт очень серьезно относился к благотворительности.

– Друзья, мне не нужно напоминать вам, что это наш семьдесят пятый аукцион «Мужчины на продажу».

– Еще бы! Мы слышим об этом уже несколько недель, – откликнулся кто-то.

Мэр присоединился к общему смеху.

– Намек понят. Но все вы знаете, что деньги на достойные цели должны поступать откуда-то. Мы уже почти закончили, но у нас остались три добровольца. Первый – Дес О'Доннелл из «О'Доннелл констракшн», и он сделает вам любой ремонт, какой вы пожелаете.

Эбби почувствовала тычок в бок и вопросительно посмотрела на Молли.

– Что?

– Предложи цену вместо меня.

– Почему ты сама не хочешь?

– Не спрашивай. Для чего им знать, что я купила Деса? – Видя, что Эбби колеблется, Молли добавила: – Никому не покажется странным, что одинокая женщина покупает специалиста по ремонту.

– Ты тоже одинокая.

В светло-карих глазах появилось выражение, явно рассчитанное на то, чтобы разжалобить Эбби.

– Да. Но ты разведена, и это предполагает, что ты привыкла к мужчине в доме.

Мой мужчина мало бывал дома, подумала Эбби.

– Хорошо.

Когда мэр объявил стартовую цену, начались торги, и Эбби подняла табличку с номером. Оказалось, что не только она проявила интерес к квалифицированному строителю, и цена взлетела. В ответ на ее вопросительный взгляд Молли слегка кивнула.

Мэр огляделся.

– Кто даст больше? Желающих нет? Продан маленькой леди в третьем ряду.

Он сверился со списком.

– Следующий лот – гость нашего города. Сэм Бримстоун – отставной полицейский детектив из Лос-Анджелеса. Элли Кэмпбелл, которая работает в баре «Одинокая звезда», называет его своим рыцарем в сверкающих доспехах, однако наш судья не разделил ее мнения. Срок общественной службы мистера Бримстоуна – тридцать дней.

Когда мэр назвал стартовую цену, Эбби была удивлена энтузиазмом родителей Джейми Гибсон. Зачем немолодой паре мужчина, которого арестовали за то, что, выполняя свою работу, он дал волю гневу? Однако Рой и Луиза не отступили, и в конце концов ставки оказались не по зубам решительной женщине, которая упорно поднимала цену, надеясь заполучить бравого полицейского.

– Продан Рою и Луизе Гибсон, – объявил мэр.

Эбби и Молли обменялись удивленными взглядами, безмолвно спрашивая друг друга, для чего Гибсонам понадобился детектив.

Мэр прочистил горло.

– Наш последний лот – уик-энд на выживание, который жертвует нам Райли Диксон из агентства «Диксон секьюрити». Он наш земляк, бывший рейнджер, то есть военнослужащий диверсионно-разведывательного подразделения для тех, кто не знает, что это такое. Если кого-нибудь интересуют выходные, полные приключений на свежем воздухе, он именно тот человек, который вам нужен.

Райли Диксон. Звучит как мистер Мачо. К сожалению, Эбби пришла купить именно его, хотя мысль о том, что ей придется положиться на мужчину, вызывала у нее внутренний протест. Но все это ради Кимми, успокоила она себя.

Когда присутствующие начали делать ставки и она подняла свой номер, в зале зашептались. Эбби поежилась. Почему она не попросила Молли сделать за нее ставку? Однако было уже поздно. Конкуренция оказалась жесткой, но Эбби не сдавалась. Наконец мэр стукнул молотком и объявил:

– Продан маленькой леди в третьем ряду. После ремонта сможете и насладиться приключениями, и отдохнуть на природе, если выживете. – Он подмигнул Эбби. – Спасибо, что пришли, друзья. Чэрити-Сити может гордиться вами.

Эбби встала в очередь, чтобы заплатить за «покупки» и узнать, как забрать их. Шесть лет назад ей понадобился мужчина, чтобы дать ребенку имя. Семейная жизнь оказалась неудачной попыткой, закончившейся катастрофой. В этот раз то, что нужно ее ребенку, не будет стоить Эбби больше того, что она заплатила за мужчину на уикэнд.




ГЛАВА ПЕРВАЯ


Эбби Уолш сделала глубокий вдох, чтобы восстановить присутствие духа, и нажала кнопку лифта. Офис Райли Диксона находился в центре города и занимал целый этаж в одном из самых престижных зданий в Чэрити-Сити, что в штате Техас.

Деньги, которые она истратила на аукционе, пойдут на стипендии, специальные приюты для женщин, подвергшихся насилию, и другие благородные цели. Все это очень хорошо, но сейчас ей нужно забрать свое приобретение.

Двери лифта бесшумно отворились, и она вошла, сделав еще один глубокий вдох. Кабина пошла наверх, но желудок Эбби остался на первом этаже. Как она ненавидит лифты! Также сильно, как мачо – мужчин с сильной и агрессивной мужественностью.

Лифт остановился, и Эбби оказалась в приемной «Диксон секьюрити». В центре стоял внушительный полукруглый стол, у стены – диван и стулья. Ковер бежевого цвета был так мягок, что Эбби казалось, будто она ступает по облаку.

За столом сидела хорошенькая рыжеволосая девушка – Нора Диксон, судя по нагрудному значку. Гм-м-м, подумала Эбби. Как видно, у него хороший вкус.

– Мне нужно встретиться с мистером Диксоном.

Девушка довольно холодно взглянула на нее и ответила вопросом на вопрос:

– А вы?..

– Эбби Уолш. Мне назначена встреча. Секретарь сверилась с компьютером.

– К сожалению, вашего имени здесь нет. И сейчас он занят. Может быть, вы подождете?

Эбби посмотрела на часы. В шесть ей нужно забрать Кимми из детского дневного центра. В ее распоряжении час.

– Я не отниму у мистера Диксона много времени.

– Он сможет уделить вам десять минут, – сообщила рыжеволосая, поговорив с шефом по телефону.

Эбби села, расправив на коленях юбку, прикрывавшую ноги до половины икры. Удобные туфли на низких каблуках увеличивали ее рост – метр пятьдесят пять – не более чем на четыре сантиметра.

Минут десять она рассеянно смотрела в окно, затем перевела взгляд на приставной столик, где лежали журналы «Военное обозрение» и «Самооборона», и пожалела об отсутствии дешевых популярных изданий, которые могли бы развлечь ее захватывающей историей о похищении какой-нибудь женщины инопланетянами. Эбби снова бросила взгляд на часы и, нетерпеливо вздохнув, встала и начала расхаживать по комнате.

Когда она решила, что больше не может ждать ни минуты, дверь распахнулась.

– Мисс Уолш?

Эбби отвернулась от окна и подняла голову, вернее, задрала ее. Таких синих глаз ей никогда не приходилось видеть. Желудок, который воссоединился с остальными органами, когда она вышла из лифта, снова устремился на первый этаж. Ей показалось, что Диксон слегка удивился, но затем его лицо снова приобрело непроницаемое выражение. .

– Охранный бизнес, должно быть, процветает, – сухо сказала Эбби, намекая на долгое ожидание.

– Я заставил вас ждать. – Тон был холодный: наверное, он заразился им от своей секретарши, мелькнула у нее мысль.

– Да.

– Извините, – невозмутимо произнес Диксон, сложив руки на широкой груди.

Он высокий – не менее метра восьмидесяти, прикинула Эбби. Темные, почти черные волосы, подстриженные коротко, по-военному, подчеркивают удивительную синеву глаз. Футболка, из-под которой выпирают развитые бицепсы, заправлена в выцветшие джинсы. Ансамбль завершают поношенные ковбойские ботинки. Судя по мужественной внешности, она сделала удачное приобретение, подумала Эбби.

Прямой нос с небольшой горбинкой и тяжелый квадратный подбородок, пересеченный тонким шрамом, придают ему вид мужчины, видавшего виды, мелькнула у нее мысль. Ходячая, говорящая и теплая на ощупь реклама грубой мужской красоты. Для тех, кому в отличие от нее она нравится.

Диксон посмотрел на настенные часы.

– Мы можем поговорить в офисе.

Эбби кивнула и прошла вперед. Кабинет оказался полной противоположностью элегантной приемной, о наличии которой напоминал лишь ворсистый ковер. Старый стол пришелся бы к месту в магазине, торгующем подержанными вещами, однако на нем стоял превосходный компьютер. Вместо дорогих картин на стенах висели обрамленные фотографии, в которых Эбби не нашла ничего особенного.

– Присаживайтесь. – Диксон указал на простой стул перед столом. – В моем распоряжении восемь минут.

Когда он сел за стол, Эбби встретилась с ним взглядом.

– Ваша жена сказала, что вы можете уделить мне десять минут.

– Жена?

– Секретарь.

– Это моя сестра.

Эбби посмотрела на его руки. Кольца на четвертом пальце левой руки нет, но это ничего не значит. Некоторые женатые мужчины не носят колец. И... и для нее не имеет ни малейшего значения, женат он или нет.

– Ваша сестра, – повторила она. – Значит, это семейный бизнес?

– Нет. Мой. Нора работает у меня. Она хорошо справляется.

– Хотите сказать, что уволили бы ее, если бы она не справлялась?

Диксон пожал широкими плечами.

– Ну, да.

– У вас есть жена? – Черт подери. Как это у нее вырвалось? Она вовсе не хотела спрашивать. Ее это не интересует.

– Я не женат. – Глядя на Эбби пронизывающим взглядом, он нахмурился. – Теперь у вас осталось шесть минут. И, если мое семейное положение как-то связано с причиной вашего визита, вы заставляете меня тратить время. Я могу использовать эти шесть минут с большей пользой.

– Послушайте, я просто общительная; отсюда мое любопытство. Я вовсе не намеревалась обидеть вас.

– Следовательно, речь идет о безопасности?

Ого! Он явно показывает, что его интересует лишь работа, приносящая ему деньги. А какой тон!

– Очевидно, в вашем бизнесе можно преуспеть даже без проявления элементарной вежливости и обходительности.

– Если вы пришли по поводу личной безопасности или защиты дома, я могу быть таким же вежливым и обходительным, как любой другой. Если нет...

– Я пришла, потому что заплатила за уик-энд на выживание, который вы пожертвовали на аукционе. Об этом я сказала женщине, когда разговаривала с ней по телефону.

Диксон нахмурился еще сильнее.

– Мне ничего не сообщили.

– И теперь вашей сестре грозит увольнение?

– Нет. Она болела. Ее подменяли.

Он едва заметно повел плечами и поджал губы. Несмотря на то что Эбби знала его всего две с половиной минуты, она была готова прозакладывать свою репутацию как самого любимого библиотекаря в средней школе Чэрити-Сити, что Диксон неприятно удивлен.

– Так это вы купили уик-энд? – скептически осведомился он.

Эбби кивнула.

– Я пришла, чтобы обговорить доставку покупки.

Диксон неторопливо оглядел шелковую юбку и джемпер с цветочным рисунком.

– Почему?

– Потому что я заплатила за нее. Он покачал головой.

– Я не о том. Скажите сначала, для чего вы купили этот уик-энд.

– Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, по-моему, сделка не предусматривает объяснение моих мотивов.

– Вы не похожи на любительницу походов. То, что он оказался прав, привело Эбби в крайнее раздражение.

– Если судить по внешности, мистер Диксон, вы тоже не похожи.

– На кого?

– На человека, который жертвует на благотворительность.

– Это был долг.

– Неужели?

– Я получил беспроцентный капитал для организации собственного бизнеса.

– Когда кто-то получает выгоду от аукциона, предполагается, что он должен платить тем же.

– Я всегда возвращаю долги.

– Приятно слышать. Поэтому я здесь. Моя дочь Кимми – член «Васильков» и...

– Чего?

– «Васильков». Это организация, которая спонсирует досуг на открытом воздухе для девочек ее возрастной группы.

– Сколько лет?

– Что вы имеете в виду?

Какое это имеет отношение к ночлегу в палатке и разведению костра с помощью двух сухих палочек? Она просто потеряет время, если он не престанет выражаться так лаконично. И у нее нет иллюзий. Когда отведенное ей время истечет, он выкинет ее вон. Эбби бросила взгляд на впечатляющие бицепсы. Нет сомнения, что он может с легкостью поднять ее и вынести на улицу.

– Сколько лет вашей дочери?

– Шесть. Когда я увидела, что на аукцион выставлен уик-энд на выживание, то немедленно поняла, что это то, что мне нужно. К тому же я решила, что могу одним выстрелом убить двух зайцев.

– Неужели?

– Да. – Возможно, он наконец прислушается к ее словам, и они смогут быстро покончить с этим делом. – Во-первых, я внесу свой вклад в городскую благотворительность, оплатив ваши услуги для моей Дочери. Во-вторых, она отправится в поход и получит значки...

– Сами вы не можете повести ее в поход?

– Могу. Но в таком случае ее выживание окажется под вопросом. Боюсь, что вы правы: я предпочитаю, чтобы моя активность на свежем воздухе ограничивалась лежанием в шезлонге, купанием в бассейне и потягиванием коктейля через соломинку.

– Ну, а ваш муж?

А теперь кто влезает в личную жизнь? Хотя надо признать, что у Райли есть причина. Он задал «вполне разумный вопрос.

– У меня нет мужа.

Уже нет. И ничто не может вызвать у нее большую радость. Она довольна, что ей не нужно зависеть



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация