А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Про это
Ванесса Дэвис


Что должно быть в знаменитом герое теленовелл, чтобы он обрел статус самого эротичного мужчины мира?

Молодая красавица собирается выяснить это – однако даже не представляет себе, как откроет она секрет мускулистого «супер-мачо». Одна-единственная встреча… Одна-единственная искра, запалившая костер неистовой, безумной страсти для женщины, заново открывающей для себя мир обжигающей чувственности, и мужчины, что впервые в жизни познал истинную силу Любви – плотской и священной…





Ванесса Дэвис

Про это





Глава 1


Окинув долгим взглядом свое отражение в зеркале, Линн Сандерс глубоко вздохнула. Она с трудом себя узнавала. Карие глаза были, несомненно, ее, но вот волосы заметно посветлели и стали короче, а после того как их зачесали вперед, лицо почему-то приобрело форму сердечка. На посвежевшей коже играл румянец, а губы отливали странным розовато-бронзовым оттенком – пожалуй, такого цвета помаду сама Линн никогда бы не рискнула использовать. Тем не менее она вынуждена была признать, что гример и стилистка потрудились на славу, создав новый, ошеломляющий, образ.

– Не знаю, что и сказать, – призналась Линн улыбающейся Дебби, редактору организовавшего конкурс журнала «Фейс энд фигэ»[1 - «Лицо и фигура» {англ.). – Здесь и далее примеч. пер.]. – Никогда не думала, что могу выглядеть так… так…

– Ослепительно? – засмеялась Дебби. – Подождите, вы еще не видели, что вам приготовила Марианна! Кстати, нам надо спешить. Мы немного отстаем от графика.

Следуя за Дебби по бесконечным коридорам «Сферы-ТВ», Линн с волнением думала о том, что через несколько минут сможет своими глазами увидеть, как снимают «Ночных сов» – ее любимый сериал. Эта возможность предоставляется ей как победительнице конкурса. Кроме того, сегодня она ужинает с одним из ведущих актеров – Блейком Гаррисоном. Линн часто думала о нем, но оправдаются ли ее ожидания при личной встрече? Надо же – им предстоит провести вместе целый вечер! Впрочем, в реальности происходящего она до сих пор сомневалась, хотя, возможно, когда завершится ее превращение в новую Линн Сандерс, ей наконец удастся поверить, что подобные вещи все-таки иногда случаются.

В этот момент они достигли «гардероба», где их дожидалась бывшая модель по имени Марианна. На вешалке висела одежда разных цветов и фасонов, в основном таких, какие Линн до сих пор старалась избегать, но Марианна заверила, что к ее новому облику все прекрасно подойдет.

– Попробуйте платье от Луиджи Варони, – посоветовала она.

Линн была убеждена, что будет выглядеть в нем ужасно. Но по крайней мере сейчас на ней приличное белье. По такому случаю она надела шелковое, с кружевами.

Когда Марианна подвела ее к большому зеркалу, Линн долго не смела в него заглянуть. А когда наконец решилась, то ахнула. Короткое светло-розовое платье с низким вырезом на груди магическим образом преобразило ее, превратив в ту утонченную, жизнерадостную, сексуальную женщину, которой Линн всегда хотелось стать. По крайней мере она так выглядела. Но сумеет ли она соответственно себя вести? Если точнее – сможет ли она в таком виде предстать перед Блейком Гаррисоном?

Элегантные шпильки, черный бархатный жакет и сумочка дополняли ее гардероб. Чувствуя, что ее переполняет восторг, Линн тепло улыбнулась редактору:

– Мне очень нравится, как я теперь выгляжу. Большое вам спасибо, Дебби!

– Я очень рада, но главное впереди. После того как Пит сделает несколько снимков, я поведу вас в студию «Б». Вы немного посмотрите, как снимают, а потом встретитесь с Блейком.

Вскоре Линн уже стояла в галерее студии, через огромное окно наблюдая за съемками. Девушка по имени Кейт объясняла ей, что происходит:

– Сейчас снимается сцена с Хьюго и его новой подружкой Моникой. С прошлой субботы это шестой эпизод. Вы смотрели сериал в прошлую субботу?

– О да! Я смотрю его каждые выходные.

– Тогда вам понятна сюжетная линия. Я не могу вдаваться в подробности, но вы и сами поймете, что, когда Сюзи узнает о Монике, у Блейка будут неприятности.

Линн посмотрела вниз, где собирались снимать постельную сцену. Актриса, игравшая Монику, лежала под пуховым одеялом, и было ясно, что выше талии на ней ничего нет. Из-под одеяла высовывались ее большие груди. Лицо, однако, не выражало ничего, кроме скуки.

Возле постели, одетый в шелковые пижамные брюки, стоял Блейк, о чем-то разговаривая с человеком в наушниках и с текстом в руках. Его покрытый потом загорелый торс сверкал в свете юпитеров. Какой он сексуальный, подумала Линн, чувствуя, как ускоряется ее пульс. На фоне проводов и телекамер широкие плечи и мускулистая грудь Блейка казались совершенно неуместными, как, впрочем, и вся обстановка спальни. Но ведь так и создается иллюзия под названием «телевидение», напомнила себе Линн.

Внезапно актер повернулся и шутливо погрозил кулаком в сторону аппаратной. Режиссер и кое-кто из его свиты засмеялись. Блейк, очевидно, решивший играть на публику, игриво скрестил ноги и принялся крутить в руках завязки пижамы.

– Блейку сказали, чтобы он снял брюки, а он считает, что это ни к чему. Ну, Андреа вряд ли станет возражать.

Не желая, чтобы ее зачислили в сплетницы, Линн пропустила намек мимо ушей. Она знала, что Блейк имеет репутацию бабника, и теперь даже на таком расстоянии Линн чувствовала, почему эта репутация возникла. Она с восхищением смотрела, как Блейк, стоявший спиной к галерее, стянул с себя широкие брюки, обнажив при этом крепкие ягодицы и стройные бедра, и скользнул под одеяло. Вскоре парочка уже обнималась перед камерой.

Переведя взгляд на монитор, Линн увидела, как актер ласкает голые плечи своей партнерши и обхватывает рукой ее обнаженную грудь. Вот его пальцы сдавливают большой красный сосок. На лице женщины отразилось желание, то же ощущение испытывала и Линн. Ничего удивительного – каждый раз, когда, посмотрев «Ночных сов», она ложилась в постель, ей приходилось мастурбировать, иначе не удавалось заснуть.

На экране поцелуи становились все более страстными. Соскользнувшее одеяло позволяло видеть, как крепко Моника прижимается к груди Хьюго. Линн, почувствовавшая, как у нее покалывает в промежности, незаметно огляделась по сторонам и с удивлением увидела совершенно спокойные лица. Наверно, они к этому привыкли, решила Линн. В конце концов, «Ночные совы» считаются самым смелым из всех сериалов, когда-либо показывавшихся по британскому телевидению.

По команде режиссера любовная сцена внезапно прервалась, и парочка в притворном изнеможении откинулась на подушки. Глядя на знаменитого актера, Линн все еще не могла поверить, что сегодня вечером будет с ним ужинать. Сорокадвухлетний (информацию о возрасте своего героя Линн почерпнула в телевизионном ежегоднике) Блейк Гаррисон казался чуть грубоватым, но обладал неотразимым обаянием. Вот и сейчас он с успехом демонстрировал свои чары, с улыбкой глядя на партнершу и произнося затасканное: «Моника, дорогая, я ждал тебя всю жизнь».

Когда съемки кончились, Линн услышала, как Блейк с раздражением воскликнул:

– И кто только пишет эти дурацкие тексты – Барбара Картленд, что ли?

– Сворачиваемся, студия! – распорядился директор картины. – Всем большое спасибо.

– Ну вот, теперь вы можете встретиться с его величеством, – взяв Линн под руку, сказала Кейт.

– Я бы не возражала заглянуть в дамскую комнату.

Линн была рада возможности несколько минут побыть одной – ведь с двух часов вокруг нее постоянно кто-то суетился. Кроме того, ей надо было успокоиться. Между ног повлажнело настолько, что пришлось зайти в кабинку. Глядя в висевшее на стене зеркало, Линн сделала несколько глубоких вдохов.

Она уже начала понемногу привыкать к своему новому облику.

Переменилась она не только внешне. С удивлением Линн поняла, что снова ощущает себя сексуальной женщиной. Неверность Ника несколько месяцев отравляла ей существование, но теперь она вновь чувствовала себя на высоте. Под тугим платьем ее груди топорщились от возбуждения, твердые соски крепко прижимались к кружевным чашечкам. Что бы сказал Ник, увидев ее сейчас? – вздохнув, подумала Линн. Может, нашел бы ее желанной, как это было вначале?

Дебби ждала их в комнате для приема гостей вместе с режиссером «Ночных сов» Доном Чизхольмом.

– Значит, вот она, счастливица! – усмехнулся он, протягивая свою большую руку. – Не позволяйте Блейку увезти вас отсюда. Он сам такой же, как его Хьюго Таунсенд – один к одному!

– Не слушайте его, Линн, – улыбнулась Дебби. – Он слишком доверяет бульварным газетам! И потом, где ваши манеры, Дон? Предложите гостье чего-нибудь выпить!

Пока Дон возился у тележки с напитками, на пороге, чуть задержавшись, чтобы все обратили на него внимание, появился Блейк Гаррисон. Темно-серый костюм, рубашка в полоску, изящный галстук, тронутые сединой темные волосы небрежно падают на плечи. Теперь, когда Гаррисон был без грима, его лицо казалось слегка загорелым.

Взгляд актера на секунду задержался на Линн, его карие глаза на миг раскрылись шире, а брови приподнялись. Линн понимала, что он внимательно ее рассматривает, и, пожалуй, делает это не без удовольствия. На губах Блейка играла знакомая полуулыбка, которой его герой, Хьюго, был во многом обязан своей репутацией циника и охотника за женщинами. Вероятно, теперь даже сам Блейк не мог провести точную границу между собой и своим экранным персонажем.

– Блейк, позвольте представить вам Линн Сандерс, – выйдя из-за тележки, сказал Дон.

– А, Линн! Поздравляю с таким замечательным выигрышем! – В голосе Блейка звучала насмешка над собой.

Все с готовностью рассмеялись, словно предвкушали эту шутку. Когда Блейк приблизился, Линн почувствовала мускусный аромат его духов – «Антей». От Шанель, определила она. Рукопожатие продлилось на несколько секунд дольше, чем ожидала Линн. Блейк дружески улыбался, но Линн чувствовала, что он продолжает ее оценивать. Интересно, о чем он думает – о том, как бы поскорее избавиться от нее, или о том, как бы побыстрее затащить ее в постель? Голова Линн слегка закружилась, когда она вдруг отчетливо поняла: скоро, причем на весь вечер, они останутся с Блейком наедине.

Но когда все сели за стол, Линн сразу успокоилась. Актеры заговорили о сегодняшних съемках, и Линн с восторгом им внимала. То, что она может слышать подобные разговоры, представлялось ей восхитительным.

Вскоре беседа перешла на тему о любовных приключениях актеров, занятых в другой «мыльной опере», которая снималась, так сказать, по соседству – на той же студии. Стараясь не пропустить ни слова, Линн внимательно вслушивалась в разговор и была так поглощена этим занятием, что вздрогнула от неожиданности, когда Блейк похлопал ее по плечу.

– Занятно, не правда ли? – протянул он. – Если, конечно, не слышал все это уже миллион раз. Давайте уедем отсюда, Линн. Столик заказан на восемь, но мы можем сначала заехать куда-нибудь выпить. День выдался долгим и трудным, и у меня нет большого желания задерживаться здесь дольше, чем нужно.

– Ну конечно! – Линн встала. – Я только попрощаюсь с Дебби и Кейт.

Дебби тепло ее обняла:

– Желаю хорошо провести время, Линн. Вы это заслужили. А фотографии скоро будут готовы.

Но когда Линн, пройдя вращающиеся двери, вышла на прохладный вечерний воздух, она почувствовала, как ее охватывает паника. Ее уверенность в себе куда-то улетучилась. Что подумают люди, когда увидят их вместе? А если газеты напишут о ней как о новой любовнице Блейка? Что тогда подумает Ник? Ведь ее муж ничего не знает о конкурсе.

Ну и не важно, что он подумает, со злостью решила она. Их брак развалился, и она может делать все, что захочет.

На автостоянке их дожидался серебристый «ролле» с водителем. Линн с наслаждением опустилась на мягкое кожаное сиденье.

– В «Сан-Марко», – сказал шоферу Блейк.

Лимузин плавно и почти бесшумно выкатился на улицу. Встречные машины уступали ему дорогу.

– Вот что значит быть богатым и знаменитым! – вздохнула Линн.

– Да что вы! – скривился Блейк. – Ну, известным меня еще можно назвать, но вот богатым – ни в коем случае. Я слишком долго сидел без работы, подрабатывая в закусочных.

– Значит, именно «Ночные совы» принесли вам большой успех, не так ли?

– Скорее, средства к существованию, – пожал плечами Блейк. – Но что это мы все обо мне да обо мне? Я и так чересчур зазнался. Давайте лучше поговорим о вас, Линн.

Он сжал ее руку. Заднее сиденье «роллс-ройса» было достаточно широким, но все равно Блейк был чересчур близко, и Линн вновь почувствовала себя неуклюжей девочкой-подростком, которую повергает в сексуальную дрожь одно присутствие знаменитости.

– Ну что, Линн? – настаивал Блейк. – Прежде всего – вы замужем?

– Нет. То есть формально да, но мы разводимся.

– А! – произнес Блейк таким тоном, как будто он ожидал чего-то подобного. Встряхнув львиной гривой, он склонил голову набок и искоса взглянул на Линн: – А дети?

– Слава Богу, нет. Пожалуй, я всегда сомневалась, что у нас с Ником это надолго. По крайней мере мне теперь так кажется.

– Работаете?

– Сейчас нет. Когда строительная организация, в которой я работала, слилась с банком, меня сократили. Я подрабатываю в одном баре четыре вечера в неделю. Это дает возможность выплачивать взносы по закладной, и только.

– В баре? Это очень интересно.

Линн не поняла почему, но времени раздумывать над этой загадкой уже не было, поскольку машина плавно притормозила возле ресторана «Сан-Марко», что на Кингз-роуд.

Бармен по имени Тим приветствовал Блейка как старого знакомого. Пока он смешивал для Линн «Манхэттен сансет»[2 - «Закат на Манхэттене» (англ.).], она успела оглядеться по сторонам. Все присутствующие выглядели шикарно. Некоторые лица показались ей знакомыми, хотя Линн не смогла бы точно сказать, кто это. Она вновь почувствовала себя не в своей тарелке.

– Пойдемте поищем укромный уголок, – к ее большому облегчению, сказал Блейк.

Когда, чувствуя себя совершенно пьяной, Линн допивала второй коктейль, Блейк вдруг наклонился вперед, заглянул ей в глаза и спросил:

– А вы когда-нибудь думали о том, чтобы самой играть?

– Нет! – испуганно ответила Линн. Сама мысль об этом ее шокировала.

– Это не так уж и страшно. Знаете,



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация