А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Проклятие клана
Барбара Картленд


Тара, выросшая в приюте, с изумлением осознала, что ей предстоит обвенчаться с совершенно незнакомым мужчиной – Гэроном, герцогом Акрейдж, предводителем могущественного шотландского клана Маккрейг… с человеком, которому она нужна лишь как мать будущего наследника. Новоявленная герцогиня даже не подозревала ни о том, что ей надлежало стать орудием чужой мести, ни о том, что вместо этого ей предстоит спасти супруга от верной гибели…





Барбара Картленд

Проклятие клана





Глава 1




1822 год



– Очень рада, мистер Фалкирк, что вы снова навестили нас,

– Давненько я у вас не был, миссис Бэрроуфилд. Постойте, сколько ж лет прошло?.. Не меньше шести.

– Не шесть, а ровнехонько семь. Но я не устаю повторять, что никогда никого не забываю, а уж друзей подавно. А вас, мистер Фалкирк, я всегда считала своим другом.

– Весьма польщен, миссис Бэрроуфилд.

Шотландец поклонился толстой, неряшливо одетой женщине и откашлялся, давая тем самым понять, что намерен приступить к делу.

– Вас, должно быть, удивил мой неожиданный визит.

– Что верно, то верно. – Миссис Бэрроуфилд усмехнулась. – Вряд ли вы приехали из-за моих прекрасных глаз. Но, так или иначе, нужно ваш приезд отметить.

Говоря это, она поднялась из старого скрипучего кресла, стоявшего у камина, и направилась к буфету.

Открыв дверцу, выудила оттуда бутылку портвейна и два стакана и поставила их на круглый поднос. Вернувшись к камину, она водрузила принесенное на шаткий столик, рядом с которым сидел мистер Фалкирк. Гость с опаской глянул на стол – казалось, он вот-вот рухнет.

Комната, в которой они находились, была скудно обставлена обшарпанной мебелью и нуждалась в ремонте: потрескавшийся потолок, облупившиеся стены…

Однако дешевые безделушки, которыми дамы преклонного возраста обожают украшать свое жилище, и ярко полыхавший камин создавали некое подобие уюта.

– Не поухаживаете ли за нами, мистер Фалкирк? – кокетливо спросила миссис Бэрроуфилд.

Послушно взяв бутылку, тот с сомнением взглянул на этикетку, после чего налил миссис Бэрроуфилд полный стакан, а себе чуть больше четверти.

– Что-то вы себя обижаете, – заметила хозяйка.

– В моем положении важно сохранять ясную голову, – ответил мистер Фалкирк.

– Я могу вас понять, – кивнула миссис Бэрроуфилд. – А как поживает его светлость?

Секунду помедлив, мистер Фалкирк ответил:

– Именно по настоянию его светлости я и прибыл к вам.

– Его светлости? – удивленно подняла брови миссис Бэрроуфилд. – А я-то думала, вас прислала герцогиня – совершить, так сказать, акт милосердия.

Теперь пришла очередь удивляться мистеру Фалкирку, и миссис Бэрроуфилд поспешила объяснить:

– Мать его светлости, герцогиня Анна, как вы, конечно, помните, живо интересовалась делами приюта. На Рождество нам присылали индеек, и почти каждый год я получала дополнительные средства на ведение хозяйства. Но ее смерть положила всему этому конец.

– Должен признаться, я об этом понятия не имел, – заметил мистер Фалкирк.

– Очень жаль. – В голосе миссис Бэрроуфилд прозвучало осуждение. – Однако я очень надеялась, что новая герцогиня продолжит славную традицию.

И, отхлебнув из стакана, продолжала:

– Думаю, вы согласитесь, что забота о нашем приюте уже стала семейной традицией. Приют был основан в тот год, когда герцогиня Генриетта, бабушка его светлости, обнаружив, что одна из ее судомоек находится в интересном положении, не стала выгонять ее на улицу, а создала «Приют неизвестных». Она расхохоталась.

– Хорошее это было времечко, мистер Фалкирк! Герцогиня не жалела денег, так что до войны мы ни в чем не знали нужды.

Мистер Фалкирк покачал головой.

– Сейчас другие времена, миссис Бэрроуфилд. Думаю, вам об этом известно.

– Уж мне-то вы можете об этом не говорить, – отрезала миссис Бэрроуфилд. – Трясусь над каждым пенни, экономлю на всем, и так каждый день. А в результате? Доходы приюта остались прежними, а цены так и ползут вверх. Со времен моей молодости продукты вдвое подорожали.

– Ни капельки не сомневаюсь, – пробормотал шотландец.

– Когда я приехала сюда помогать прежней хозяйке приюта, мне было пятнадцать лет. До того я уже три года отработала в другом приюте, и это место мне казалось повышением.

Миссис Бэрроуфилд хрипло рассмеялась.

– Уверяю вас, мистер Фалкирк, у меня не было ни малейшего желания провести остаток своих дней в этом заведении, однако, похоже, так оно и будет. Теперь я хозяйка этого приюта, но все приходится делать самой, помощи мне ждать неоткуда.

– Я понятия не имел, что вам настолько тяжело, миссис Бэрроуфилд, – заметил мистер Фалкирк. – Но почему же попечители приюта не написали его светлости?

– Да что о них говорить? – отмахнулась миссис Бэрроуфилд. – Одни умерли, другим на все наплевать!

И, увидев на лице мистера Фалкирка удивление, пояснила:

– Полковник Макнаб умер три года назад, мистер Камерон на ладан дышит, ему под восемьдесят, лорд Хирчингтон живет вдали от города. После смерти ее светлости я его ни разу не видела.

– Могу лишь пообещать вам, – проговорил мистер Фалкирк, – что, как только вернусь в Шотландию, сразу же доложу его светлости о бедственном положении, в котором вы находитесь.

– Была бы вам за это весьма признательна, – уже совершенно другим тоном проговорила миссис Бэрроуфилд. – Знаете, сколько у меня сейчас детей на попечении?

Мистер Фалкирк покачал головой.

.– Тридцать девять! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Ни больше ни меньше! И кроме меня, за ними практически некому ухаживать. Все на моих руках! Тяжеловато приходится. Годы идут, моложе мы не становимся…

И, залпом осушив свой стакан, она снова потянулась к бутылке.

Мистер Фалкирк окинул свою собеседницу внимательным взглядом: багровое лицо, мешки под глазами, появился двойной или даже тройной подбородок, чего прежде не было. Похоже, миссис Бэрроуфилд частенько утешает себя подобным образом, решил он.

Если не дешевым портвейном, который нормальный человек в рот не берет, опасаясь навредить своему желудку, то джином.

Однако мысли эти никак не отразились на его лице. Спокойно сидя в кресле напротив хозяйки приюта, он думал о том, что пришло время поговорить о цели визита.

Мистер Фалкирк, высокий, крепкий мужчина, был в молодости необыкновенно хорош собой.

Теперь виски его посеребрила седина, однако фигура оставалась по-юношески стройной, ни грамма лишнего веса. В общем, управляющий герцога Аркрейджского был по-прежнему достоин восхищения.

– Я непременно доложу о ваших трудностях его светлости, – повторил он, – однако приехал я затем, чтобы…

Закончить фразу ему не удалось: похоже, миссис Бэрроуфилд сказала еще не все, что хотела.

– Можете также довести до сведения его светлости, что неспособность поставлять сильных, здоровых подмастерьев тем, кто в них нуждается, подрывает репутацию приюта. Судите сами, не далее как на прошлой неделе ко мне пришел владелец нескольких швейных мастерских и сказал:

– «Мне нужны двое мальчишек, миссис Бэрроуфилд. Только дайте мне самых лучших из тех, что у вас есть, а не таких доходяг, как в прошлом году.

– А что же с теми случилось-то? – спросила я.

– Бог его знает! – ответил он. – Болели без конца. На кой мне такие! Я их выгнал и никаких рекомендаций не дал».

Мистер Фалкирк помрачнел.

– Такое больше не должно повториться, миссис Бэрроуфилд! Ведь уже больше тридцати лет ваш приют находится под непосредственным попечительством его светлости!

– И я вам говорю то же самое, мистер Фалкирк, – подхватила миссис Бэрроуфилд. – Такое положение дел сильно вредит репутации его светлости. А нам это вовсе не безразлично. Хоть Шотландия от нас далеко, мы любим эту страну и с уважением относимся к ее жителям.

– Спасибо, миссис Бэрроуфилд, – поблагодарил мистер Фалкирк.

– А посему я очень надеюсь, что вы уговорите молодую герцогиню посетить нас.

– Герцогиня умерла.

– Умерла?!

Разинув рот, миссис Бэрроуфилд уставилась на мистера Фалкирка. В этот момент она была необыкновенно похожа на удивленного индюка.

– Да, – невозмутимо подтвердил мистер Фалкирк. – Ее светлость скончалась несколько недель назад во Франции.

– Ну и ну! Никогда бы не подумала! Она же совсем недавно вышла замуж! Погодите, да ведь они с герцогом поженились не больше года назад.

– Десять месяцев назад, если уж быть точным, – сухо заметил мистер Фалкирк.

– Значит, бедняжку забрал к себе Господь. Какой ужас! А я ее так и не увидела.

Повисла тишина. Мистер Фалкирк первым нарушил ее. Словно боясь, что миссис Бэрроуфилд забросает его вопросами, он поспешил сообщить:

– Его светлость отправился в Шотландию, а меня попросил съездить к вам и привезти ему кого-нибудь из ваших подопечных.

– Из моих подопечных? – недоверчиво переспросила миссис Бэрроуфилд. – Наверное, его светлости понадобился мальчишка для кухни или прачечной? Дайте подумать…

– Нет-нет, ему нужен вовсе не мальчишка, – перебил ее мистер Фалкирк. – Ему нужна девушка не моложе шестнадцати лет.

– Не моложе шестнадцати? Вы, наверное, шутите! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Вы не хуже меня знаете, мистер Фалкирк, что, как только им исполняется двенадцать, мы их тут же спроваживаем, если, конечно, есть куда. Будь это возможно, выпихивали бы и раньше.

Помолчав, она продолжала:

– Считается, что у девушек из нашего приюта хорошие манеры. По крайней мере они в отличие от большинства современных молодых особ имеют представление о том, как следует разговаривать со старшими и с теми, кто выше их по положению.

– Все, что вы сказали, – сущая правда, – согласился мистер Фалкирк. – Однако его светлость абсолютно уверен, что вы сможете подыскать ему кого-нибудь.

– Со слов герцогини Генриетты я поняла, что у вас в Шотландии нет недостатка в молоденьких девушках, – заметила миссис Бэрроуфилд. – Хотя однажды, когда ее светлость еще устраивала в своем лондонском доме приемы, она взяла у меня двух девушек. И была ими очень довольна, доложу я вам.

С удовлетворением улыбнувшись, она продолжала:

– Много лет спустя одна из них приехала меня повидать. Она вышла замуж за лакея. Хорошенькая была, как куколка. Я ни капельки не сомневалась, что она выйдет замуж, лишь бы нашелся человек, способный взглянуть на обстоятельства ее рождения сквозь пальцы.

– Значит, вы абсолютно уверены, что у вас нет ни одной девушки подходящего возраста? – настаивал мистер Фалкирк.

– Абсолютно! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Дети почти все совсем маленькие. Один Господь знает, чего мне стоит присматривать за ними и содержать в чистоте. Что бы я делала без Тары, понятия не имею!

– А кто это, Тара? – поинтересовался мистер Фалкирк. – Та девушка, что открыла мне дверь?

– Да, она самая. Она присматривает за малышами. Балует их ужасно. А что я могу поделать? Свою-то голову на ее плечи не посадишь!

Миссис Бэрроуфилд снова расхохоталась.

– Вот при прежней хозяйке пансиона здесь были другие порядки. Она свято верила, что детей необходимо пороть. Как бы они себя ни вели, хорошо ли, плохо ли, била смертным боем. И, доложу я вам, мне частенько приходило в голову, что ее методы куда лучше моих. Уж слишком я добрая, это моя беда,

– Ваше доброе отношение к этим несчастным детям, миссис Бэрроуфилд, безусловно, делает вам честь, – заметил мистер Фалкирк. – Но мы говорили о Таре.

– Ну так вот…– начала было миссис Бэрроуфилд и осеклась. – Но ведь не собираетесь же вы… Не может быть, чтобы…

С громким стуком она поставила пустой стакан на стол.

– Нет, мистер Фалкирк, я этого не допущу! Вы не заберете у меня Тару! Она единственная, на кого а могу положиться. Больше не на кого. Кроме нее, здесь только пара дряхлых старух, которых никто нигде на работу не берет! Да от них вообще никакого толку? За их работу им и платить-то не стоит. Так вот, можете забрать кого хотите, хоть всех разом, если вам угодно, но только не Тару!

– А сколько ей лет? – спросил мистер Фалкирк.

– Постойте-ка… Должно быть, около восемнадцати. Ну да, точно. Она поступила к нам в 1804 году, через год после того, как началась война с этим дьяволом Наполеоном. Помнится, ужасная зима была. Цены на продукты жутко подскочили, а на уголь так даже вдвое!

– Значит, Таре около восемнадцати, – проговорил мистер Фалкирк. – Боюсь, миссис Бэрроуфилд, что, если у вас нет другой кандидатуры, мне придется выполнить указание его светлости и забрать ее с собой в Шотландию.

– Только через мой труп! – отчаянно возопила миссис Бэрроуфилд. – Я этого не допущу, мистер Фалкирк! Вы что, хотите, чтобы я осталась одна с тридцатью девятью абсолютно неуправляемыми детьми, визжащими и орущими?! Да ведь они почти все еще так малы, что за ними нужно присматривать!

Миссис Бэрроуфилд с трудом перевела дыхание, лицо ее пошло малиновыми пятнами. И шотландец, глядя на хозяйку приюта, даже испугался, что ее может хватить удар.

– Если вы заберете Тару, я здесь тоже не останусь! Зарубите это себе на носу!

И, будто ноги отказывались ее держать, она рухнула в кресло, схватила со стола листок бумаги и принялась обмахиваться им.

– Очень сожалею, что расстроил вас, миссис Бэрроуфилд, – проговорил мистер Фалкирк, – но вы не хуже меня понимаете, что я обязан выполнять распоряжения его светлости.

– Это нечестно! – чуть не плача воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Нечестно! Я тут кручусь-верчусь, а выходит, что всем на меня наплевать! У его светлости и в Шотландии девушек хватает, так нет же, он хочет забрать отсюда ту единственную, которая приносит приюту хоть какую-то пользу! Приюту, заметьте, основанному еще его покойной бабушкой!

Голос миссис Бэрроуфилд дрогнул, и мистер Фалкирк поспешно наполнил ее стакан портвейном.

Она с благодарностью взяла стакан и, залпом влив в себя половину содержимого, откинулась на спинку кресла, тяжело дыша, видимо, пытаясь взять себя в руки.

– Одно могу вам обещать твердо, – спокойно проговорил мистер Фалкирк, – я оставлю вам достаточно денег, чтобы вы наняли помощницу еще лучше, чем Тара. А вернувшись в Шотландию, непременно прослежу за тем, чтобы его светлость впредь выделял приюту больше денег.

Он готов был поклясться, что слова его несколько успокоили миссис Бэрроуфилд, однако она, все так же тяжело дыша, не отрывала взгляда от огня в камине.

– Не могли бы вы рассказать мне все, что знаете об этой девушке, – попросил мистер Фалкирк. – У нее есть фамилия?

– Какая там фамилия! – презрительно фыркнула миссис Бэрроуфилд. – Вы что, забыли, мистер Фалкирк, что наш приют носит название «Приют неизвестных»? Никакой



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация