А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


сил для разговора с ним. Она еще не пришла в себя...

Пока Эбби раздумывала, звонок нетерпеливо прозвучал еще несколько раз.

О, господи! Он не собирается уходить. Он хочет поговорить с ней, и, наверное, она обязана это сделать. Напомнив себе, чьей дочерью она является, – в конце концов, признавала это ее мать или нет, она воспитала в ней стойкость и гордость! – Эбби открыла дверь.

– Привет! – Она лучезарно улыбнулась. – Ты, очевидно, не смог до меня дозвониться? Представь себе, я совсем забыла...

Что-то в выражении его глаз заставило ее замолчать.

– Можно войти?

– О, прости! Конечно, проходи, пожалуйста. Я просто задумалась, извини.

Эбби даже не успела ничего понять, Логан вдруг стремительно подошел к ней и притянул к себе, захлопнув за собой дверь.

– Эбби... – прошептал он, обнимая ее. – Ты не можешь уйти от меня. Ты нужна мне. Я люблю тебя!

У нее по щекам побежали слезы, и он поцеловал ее в заплаканные глаза.

– Эбби, пожалуйста, не надо плакать.

– П-прости, – всхлипнула она.

Господи, как хорошо в его объятиях! Как надежно! Если бы она могла навсегда остаться в них... Однако в следующую секунду Эбби вспомнила искаженное болью лицо Эрин и отшатнулась, но Логан удержал ее.

– Подожди, выслушай меня! Когда мы вернулись домой и Патрик сказал, что вы уехали, я просто не мог в это поверить. Потом я прочел твою записку... Эбби, это было, как будто кто-то сжал мне тисками сердце! Я понял, что не смогу жить без тебя. В горе и в радости, пока смерть не разлучит нас. Мы с тобой женаты, Эбби, и я люблю тебя. – Отстранившись, он нежно приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. – А ты любишь меня, Эбби? Хоть немного?

– Ох, Логан, конечно! Я так давно люблю тебя! Его лицо просияло, и он нежно поцеловал ее в губы.

– Логан, подожди, а как же Эрин? – спросила Эбби, с трудом отрываясь от его губ.

– Она знает о моих чувствах к тебе. Я рассказал им с Патриком об этом. И сказал, что поеду за вами и не вернусь, пока не уговорю вас с Кендал вернуться домой.

– И что же... – Эбби проглотила ком в горле. – Что она сказала?

– Она сказала – «Хорошо»!

– Она сказала – «Хорошо»? – не поверила Эбби. – Она действительно так сказала?

– Не буду тебя обманывать – она не впала от этого в экстаз и не запрыгала от восторга. Но она поняла меня.

– Ты уверен? Я бы не хотела больше травмировать ее психику. Я н-не могу быть счастливой за счет ее страданий, Логан!

– Я знаю, Эбби. Но мне кажется, на этот раз все будет хорошо. На нее очень повлиял побег. Эрин впервые серьезно задумалась о тех, кого любит. И думаю, что она будет стараться не причинять никому лишних страданий.

– Логан, я... хочу тебя предупредить заранее. Как бы сильно я ни хотела поверить тебе, но, если во время разговора с ней я пойму, что ей слишком тяжело будет это сделать, я не смогу остаться, прости.

– Ты нужна ей, Эбби. Даже если сейчас она этого не понимает. – Логан прижал ее к себе. – Ты всем нам нужна!

О, господи! Можно было утонуть в его глазах, в которых светилась любовь. На этот раз, когда он поцеловал ее, Эбби уже верила, что у них все получится.

– Так, – сказал Логан, отпуская ее наконец, – а где же наша Кендал?

– В своей комнате. Она... – Эбби замялась. – Она плакала, когда я уходила от нее. Она очень тяжело переживает наш отъезд.

– Не больше, чем ее отец.

Эбби улыбнулась:

– Скорее всего, она заснула.

– Ну что ж, значит, пойдем и разбудим ее, – усмехнулся он. – Надо же обрадовать нашу дочь, что мы возвращаемся домой!



Когда через час они втроем вернулись, Эрин была в своей комнате.

– Я пойду позову ее, – сказал Логан. Следующие десять минут показались Эбби самыми длинными в ее жизни. Эрин, войдя, направилась прямо к ней, и у нее от волнения перехватило дыхание.

– Простите меня за то, что я была так груба с вами, Эбби.

– Ох, Эрин, солнышко, ничего страшного!

– Нет-нет, папа сказал, что вам это было очень неприятно. Простите меня.

Эбби так хотелось прижать ее к себе, обнять и утешить, что у нее все внутри дрожало от напряжения. Но она знала, что ни в коем случае не должна этого делать. Ей придется ждать в надежде, что Эрин когда-нибудь сама сделает первый шаг.

– Папа сказал, что он вас очень любит, – добавила Эрин.

– Неужели?

Эбби была очень близка к тому, чтобы заплакать. Ей с трудом удавалось сдерживаться. «Господи, – подумала она, – что-то в последнее время моим любимым занятием стало лить слезы».

– Он... еще сказал, что вы не останетесь с нами, если я... – Эрин с трудом перевела дыхание. – Если я не смогу относиться к этому... нормально.

– Да, я сказала ему именно так. – Эбби посмотрела на Логана, и он смог прочесть в ее глазах все, что она сейчас чувствовала: любовь, нежность, боль, страх и надежду.

В гостиной воцарилась напряженная тишина. Единственным звуком было похрапывание Рекса, спящего у ног Патрика. Наконец Эрин подняла на Эбби глаза точно такой же формы и цвета, как у нее.

– Я знаю, вы моя настоящая мать и все такое... Но вы же не будете требовать, чтобы я звала вас мамой, правда?

– Нет, детка, нет, конечно. Пока ты сама этого не захочешь.

– Ну, тогда... – Эрин посмотрела на Логана, потом опять перевела взгляд на Эбби. – Думаю, что у нас с вами все будет нормально.

Эбби понимала, что это не так много. Но это уже было началом!




ЭПИЛОГ


Два года спустя.

– Мы им скажем сейчас, – спросила Эбби, – или сразу после праздника?

Сегодня они все собирались отмечать четырнадцатилетие Эрин и Кендал в одном из залов ресторана, хозяйкой которого была подруга Кэтрин. Мать Эбби была инициатором праздника. Она уже полностью пришла в себя после того памятного утра, когда Эбби открыла ей правду. Первое время ей было тяжело, но сейчас она уже с удовлетворением знакомила девочек с друзьями, представляя их: «Мои прелестные внучки». Больше того, она теперь гордилась Эрин почти так же, как Кендал, особенно с тех пор, как девочка выиграла литературный конкурс штата, а ее рассказ был напечатан в литературном альманахе. Кэтрин даже расщедрилась и отвесила дочери в тот день комплимент по поводу воспитания девочек. Эбби тогда усмехнулась про себя: неужели наконец она хоть что-то делает правильно?

– Давай скажем им сейчас. – Логан обнял ее за талию и притянул к себе. – Я больше не в силах терпеть!

Эбби повернула голову и подставила ему губы. Последовал долгий поцелуй.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– И я люблю тебя, – прошептала она в ответ.

Они опять поцеловались, потом Логан отправился разыскивать детей. Когда он ушел, Эбби подумала, как она счастлива с ним. Ее жизнь так отличалась от прежней, что в это с трудом можно было поверить. Иногда ей даже хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. Конечно, не все шло идеально. Эрин по-прежнему скрывала свои чувства и не очень охотно шла на сближение. Хотя и тут уже был заметен определенный прогресс по сравнению с первыми месяцами их брака. Так или иначе Эрин признала ее, и иногда Эбби казалось, что девочка начинает все больше привязываться к ней и все больше доверять. Только сегодня утром, например, Эрин пришла к ней в кабинет и попросила отредактировать ее небольшой рассказ. Эбби улыбнулась этому драгоценному воспоминанию.

Как раз в этот момент появился Логан с детьми. Муж сел с ней рядом на диван и взял ее за руку, дети расселись в кресла.

– Кендал, Патрик, Эрин, мы должны вам кое-что сообщить, – начал Логан, откашлявшись.

– Ох, папа! – хохотнул Патрик недавно появившимся баском. – В последний раз таким тоном ты объявил нам, что вы с Эбби вчера поженились. Надеюсь, вы вчера не развелись?

Кендал засмеялась, а Патрик подмигнул ей. Сестра и брат за это время очень сблизились и стояли друг за друга горой. Эбби была за них счастлива. И, как всегда в таких случаях, она тут же посмотрела на Эрин. В неуверенной улыбке девочки была смесь любопытства и волнения.

Эбби никогда не беспокоилась за судьбу Кендал и Патрика. Эти двое были так уверены в себе и казались такими неисправимыми оптимистами, что мир перед ними открывался всегда с солнечной стороны. Но Эрин, стеснительная и по-прежнему неуверенная в себе, всегда была центром ее материнского внимания. У нее болела душа за будущее дочери.

Логан, как будто услышав эти мысли, пожал ей руку. И Эбби подумала, что за эти годы не только Кендал и Патрик очень сблизились в их семье...

– Давай, папа, не робей! – продолжал Патрик. – Мы уже взрослые, но любопытство, по-моему, общий порок.

Крепко сжав руку Эбби, Логан улыбнулся детям.

– Мы хотим сообщить вам, что через шесть месяцев наша семья увеличится еще на одного человека, – торжественно объявил он.

Эбби, сдерживая дыхание, наблюдала за реакцией Эрин. Но никакой реакции не последовало. Очевидно, она просто не поняла, что Логан имеет в виду.

Поскольку никто из детей так и не прореагировал, Логан расхохотался:

– Да, дела! Не очень-то вы взрослые, как я погляжу. Придется объяснить все попроще. У вас троих скоро будет маленький братик или сестричка.

– Папа, это супер! – заорал Патрик, расплываясь в улыбке.

– Мам!!! – Кендал подбежала к Эбби, крепко обняла ее и поцеловала в обе щеки. – Это так классно! Я хочу сестричку! А ты?

Эбби обняла ее в ответ, но продолжала наблюдать за Эрин. Девочка казалась растерянной и переводила взгляд с Логана на нее и обратно. «Пожалуйста, господи! – взмолилась про себя Эбби. – Пусть она примет это хорошо!»

И опять в комнате повисло долгое напряженное молчание. А затем под удивленными взглядами всех присутствующих Эрин встала со своего места и несмело направилась к дивану. Эбби напряглась и застыла, не веря своим глазам. И тут случилось то, на что она так долго надеялась и чего отчаялась дождаться, – дочь наклонилась и обняла ее.

Эбби была так потрясена, что даже не сразу обняла ее в ответ. А когда она наконец крепко прижала Эрин к себе, то почувствовала слезы дочери на своем лице.

– Я... люблю тебя, мама, – с большим трудом выговорила она.

Эбби от волнения долго не могла ничего ответить. Губы ее дрожали, а из глаз катились счастливые слезы. Она целовала дочь и все прижимала ее к себе, боясь отпустить.

– Я тоже люблю тебя, доченька, – прошептала она трясущимися губами. – Я всегда любила тебя!




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация