А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Свет очей моих
Сара Крейвен


Говорят, в Греции есть все. В том числе и неотразимые темпераментные мужчины. Однако общение с ними – большое искусство. Им и пыталась овладеть неопытная молодая англичанка Крессида Филдинг...





Сара Крейвен

Свет очей моих





ГЛАВА ПЕРВАЯ


«Фиат» Крессиды Филдинг проскочил меж двух каменных колонн при въезде в поместье и пополз, сбавив скорость, по извилистой дорожке, ведущей к особняку.

Девушка остановила автомобиль на широкой, посыпанной гравием площадке, прямо перед парадным входом. Минуту она просто сидела в машине, положив руки на руль и любуясь домом.

Поездка из больницы сюда показалась ей бесконечной. Пришлось лавировать в бесчисленных лабиринтах узких улочек, в то время как солнце постоянно светило прямо в глаза. Однако Крессида с радостью проделала бы весь этот путь еще раз, только бы не случилось самого ужасного.

Перед ее глазами всплыла печальная картина: отец лежит в отделении интенсивной терапии с совершенно безжизненным лицом, освещенный яркими больничными лампами. Лежит, похожий на древнего старца.

Крессида почувствовала, как внутри у нее все похолодело. Нужно взять себя в руки, подумала она. Да, сердечный приступ у отца был очень тяжелым, но, как сказали врачи, сейчас ему лучше. А когда общее состояние стабилизируется, можно провести операцию на сердце. Папа поправится. Обязательно. И она сделает для него все возможное и невозможное...

Девушка подняла подбородок и в этот момент заметила джип своего дяди, припаркованный под развесистыми рододендронами. Слава богу, не придется быть одной.

Крессида стремительно взбежала по ступенькам к парадной двери, и, прежде чем успела позвонить, та распахнулась. На пороге стояла домоправительница.

– О, мисс Кресси, – обрадовалась пожилая женщина. – Наконец-то вы приехали.

– Да, Берри, милая, – Крессида ласково пожала руку миссис Берриман. – Я приехала.

Девушка остановилась посреди холла и огляделась по сторонам. Все двери были закрыты. Она сделала глубокий вдох.

– Сэр Роберт в гостиной?

– Да, мисс Кресси. И леди Кенни с ним. Без них я бы пропала, – она на секунду замолчала. – Вам что-нибудь принести?

– Кофе и пару сэндвичей, пожалуйста.

Берри поспешила на кухню. А Кресси прошла через холл и остановилась перед большим зеркалом, которое висело над красивым старинным столиком.

В зеркале она увидела мисс Совершенство. Ее босс часто говорил об этом с восхищением, друзья – с долей легкой зависти, потенциальные любовники – с возбуждением и даже некоторой враждебностью.

Но свой образ она создала собственными руками, и этой молодой женщине в зеркале Крессида очень доверяла.

Однако сегодня при ближайшем рассмотрении вдруг обнаружились некоторые «изъяны». Под серо-зелеными глазами, обрамленными длинными ресницами, залегли тени. В уголках напряженно сжатых губ появились небольшие складки. Нежное лицо было бледным и усталым.

Крессида впервые за долгое время получила возможность тщательно рассмотреть себя, а главное, проанализировать все события, обрушившиеся на нее, подобно лавине, в последнюю пару недель. Увы. Ничто не проходит бесследно. А особенно для внешности. Ее одежда смялась из-за долгой поездки, светлые волосы спутались.

Кресси нахмурилась, а затем, сделав еще один глубокий вдох, чтобы успокоиться, вошла в гостиную.

То, что она увидела, шокировало ее. Где же массивные плюшевые диваны с вышитыми покрывалами, пушистые ковры, тяжелые, подобранные под цвет обстановки, портьеры? От всего этого не осталось и следа. Все здесь было совершенно иным.

Старинные персидские ковры заменили обычным белым паласом, вместо массивных ламп появились хрустальные люстры с примитивной позолотой.

Интерьер казался неестественным. Не декорации ли это к спектаклю, который разыгрывался здесь? Кто же главная героиня действа? Элоиза, так ловко опутавшая своими сетями отца Крессиды. Именно она...

При появлении племянницы сэр Роберт быстро встал. Казалось, он тоже чувствовал себя неловко в этой обстановке.

– Моя дорогая девочка, мне очень жаль, – произнес он, обнимая Кресси. – Я никак не могу поверить...

– Я тоже, – сказала Крессида, нагибаясь и целуя тетю Барбару в щеку. – Вы что-нибудь знаете об Элоизе?

– Практически ничего, – коротко ответил сэр Роберт. – Но, увы, нам известно, что эта бестия буквально обчистила весь дом, прежде чем исчезнуть отсюда, – помрачнел он. – Берри сказала, она забрала все драгоценности твоей матери, дорогая.

– Папа подарил их Элоизе после свадьбы, – напомнила Крессида. – По закону они принадлежали ей. Не горюйте. По крайней мере мы избавились от этой особы.

– Но какой ценой? – сэр Роберт сжал губы. – Никогда не понимал, что Джеймс в ней нашел.

– Да будет тебе известно, что все остальные мужчины без ума от Элоизы! – воскликнула тетя, приглашая Крессиду присесть рядом с ней. – Элоиза – очень красивая и сексуальная молодая женщина. Она ворвалась в жизнь моего брата как ураган. Он был околдован ею с первой встречи. Он и сейчас все еще обожает ее.

– Господи, Барбара, она ведь уничтожила его... она и ее любовник! – воскликнул сэр Роберт.

– Во всем виновата страсть, – тихо произнесла Крессида, – она ослепляет, сводит с ума.

Раньше я не понимала этого, подумала девушка с болью. Но теперь-то понимаю. Еще как понимаю...

Она взглянула на дядю.

– Так что все-таки произошло? Что? – Сэр Роберт печально покачал головой.

– Боюсь, твой отец совершил страшную ошибку. Когда они с Элоизой два года назад были на Барбадосе, он познакомился с мужчиной, представившимся опытным финансовым консультантом. Впоследствии хитрец давал советы, казавшиеся весьма разумными, – губы сэра Роберта сжались. – Грубо говоря, «пудрил мозги».

– Когда он впервые упомянул о проекте «Парадайз Гроув»?

– Несколько месяцев спустя после знакомства, – мрачно продолжил дядя. – Они будто случайно встретились на балете, хотя я уверен, все было подстроено. Потом еще пара встреч. Одна, например, за ужином. Там этот тип начал рассказывать о своем роскошном отеле и развлекательном комплексе, пытался убедить, что вкладывать деньги в их развитие очень выгодно. Он заявил, что сделает твоего отца и Элоизу миллионерами, пусть только один раз вложат деньги в его дело.

Кресси судорожно вздохнула.

– И папа отдал все свои деньги? И заложил дом? И все имущество?

Сэр Роберт кивнул.

– Если бы Джеймс рассказал мне о своих намерениях! Я бы отговорил его. Но, когда я все узнал, было уже поздно.

– И, конечно, предложение оказалось ловушкой, – Кресси взглянула на свои скрещенные пальцы. Ее голос стал совсем тихим. – «Парадайз Гроув» оказался настоящим болотом в каком-то богом забытом месте. Никто и не собирался строить там что-либо.

– Да, ты права. Однако это была весьма хитроумная ловушка. Я лично видел план строительства, чертежи, эскизы, документы, официальные лицензии с печатями. Мошенники все сделали профессионально – заподозрить что-либо было невозможно.

– Аферисты всегда действуют профессионально, – покачала головой Кресси. – А мистер Каравас? Когда они с Элоизой начали встречаться?

– Я думаю, сразу после знакомства. Нет никаких сомнений, что она и заманила Джеймса в сети, расставленные мошенниками. А теперь эта парочка бесследно исчезла. В полиции сказали, что они могли сделать новые паспорта, а деньги перевести на счета в различных странах. Их план был тщательно разработан, – дядя сделал паузу, – к тому же, твой отец был уже не первой жертвой мерзавцев, – закончил он.

Кресси закрыла глаза.

– Господи, как папа мог пойти на такое? – вздохнула она.

Сэр Роберт закашлялся.

– Дорогая, он всегда был азартным игроком. Может, поэтому добивался успехов в бизнесе. Да, у него случались проколы, но он считал их неизбежными. Он не мог без работы, очень переживал по поводу ухода на пенсию, не мог смириться с тем, что больше не играет во всем главной роли. – Сэр Роберт снова замолчал. – Я уж не говорю о его личной жизни, – добавил он через секунду.

– Да, – горько произнесла Крессида. – Как же выбраться из этого кошмара? – Она оглянулась. – Полагаю, дом мы потеряли окончательно?

– Кажется, да, – с грустью констатировала Барбара Кенни. – Да и денег у Джеймса, скорее всего, практически не осталось. – Крессида ужаснулась.

– Я привезла свой ноутбук. Завтра начну во всем разбираться. Узнаем, насколько плохи наши дела.

В дверь постучали. Вошла миссис Берриман с подносом. Аромат свежесваренного кофе, запах домашнего хлеба и ветчины напомнили Кресси о том, что она голодна.

– Спасибо, Берри. То, что нужно.

– На здоровье, – старушка взглянула на девушку. – А вы похудели, – сочувственно произнесла она.

– Берри права, – заявила тетя, когда они снова остались одни. – Ты похудела.

Кресси глотнула кофе.

– Мне кажется, это просто эффект греческого загара. Кроме того, на отдыхе я много гуляла, плавала и... танцевала.

– Дорогая, мне так жаль, что тебе пришлось прервать отпуск, – сказал сэр Роберт. – Но я должен был рассказать тебе... А когда у Джеймса стало плохо с сердцем...

– Я все равно собиралась уезжать, – успокоила дядю Кресси. – Не волнуйтесь. – Она подошла к столику и взяла тарелку с сэндвичами. – Я приехала бы еще раньше, но в разгар сезона трудно купить билет. Мне пришлось провести в Афинах лишний день.

О, это был тяжелый и долгий день. Девушке все время казалось, что ее преследуют. Тогда она присоединилась к группе туристов, осматривавших Акрополь, старалась держаться в толпе, делая все возможное, чтобы не привлекать к себе внимание.

Тем не менее ждала: вот на плечо ляжет рука и вкрадчивый голос произнесет ее имя...

– Кресси, я беспокоюсь за тебя, – нарушила тишину леди Кенни. – Ты слишком мало отдыхаешь. Не отрываешься от компьютера. Разве так можно? Тебе пора найти молодого человека. Начать жить по-настоящему полноценной жизнью.

– Мне нравится моя работа, нравится решать налоговые проблемы, – спокойно отреагировала Кресс. – А если ты под «полноценной жизнью» имеешь в виду то, что я должна с головой окунуться в омут страсти, то, думаю, одного печального примера для семьи достаточно, – ее лицо застыло. – Наблюдая за тем, как мой отец превращался, да простит меня Господь, в послушного раба коварной Элоизы, я получила хороший урок. Теперь представляю, сколько вреда могут нанести бездумные сексуальные отношения.

– Он долгое время был один, – тихо парировала тетя. – Смерть твоей матери потрясла его. Вот Эло-иза и воспользовалась ситуацией. Ведь она очень умна и умеет манипулировать людьми. Так что не будь слишком сурова к отцу, дорогая.

– Да, – с горечью произнесла Кресси, – у меня нет права судить кого бы то ни было. Любовь, как и страсть – это особый вид безумия, против которого нет вакцины.

Теперь я знаю это.

На мгновение у нее перед глазами вспыхнула потрясающая картина: синее море, полоска ослепительно-белого песка, белоснежные скалы, обожженные солнцем. И на фоне удивительного пейзажа – красавец, покрытый бронзовым загаром. Кресси больше всего запомнился его необычный смех. Призывный и вызывающий самые страстные желания.

Кресси стало трудно дышать. И тогда она представила, как закрывает альбом с отпускными фотографиями, кладет его в шкаф и крепко запирает дверцу. Все.

Она не будет думать о нем, приказала себе девушка. Не будет.

Кресси встрепенулась, заметив, что дядя с тетей смотрят на нее с недоумением, и поспешила продолжить:

– Я должна была забыть про свою неприязнь к Элоизе и не отдаляться от отца. Если бы я была рядом, я могла бы помочь. Убедила бы папу в том, что «Парадайз Гроув» – ловушка. А сейчас он в больнице. – Кресси закусила губу, из ее глаз брызнули слезы.

Сэр Роберт погладил ее по плечу.

– Милая, не вини себя в произошедшем. Доктор сказал, что сердечный приступ у твоего отца мог случиться когда угодно. Еще год назад, увы, все шло к этому. Но Джеймсу хотелось казаться молодым и сильным.

– Ради Элоизы, – мрачно заявила Кресси. – Господи, почему он встретил именно ее?

Леди Кенни мягко объяснила:

– Иногда судьба преподносит нам невероятные сюрпризы, дорогая. – Она на секунду замолчала. – Я приготовила для тебя комнату в нашем доме, если хочешь, поживи у нас. Тебе нельзя оставаться одной в такой момент.

– Очень мило с твоей стороны, – поблагодарила девушка. – Но я остаюсь здесь. Врачи из больницы будут звонить сюда. Кроме того, рядом со мной будет Берри.

Сэр Роберт вздохнул.

– Боюсь, Берри тоже пришлось нелегко.

– Да, – констатировала Кресси. – Она всегда считалась членом нашей семьи.

И Элоизе не удалось это изменить, подумала затем девушка. Или удалось?

Сэр Роберт допил кофе и поставил чашку.

– Дорогая, – его тон был серьезным, – мне кажется, лучше принять все, как есть. К прошлому возврата нет.

Он прав, согласилась про себя Кресси, прощаясь с дядей и тетей. Ситуация изменилась коренным образом.

Кресси задумалась. Придется забыть о золотых солнечных днях на Миросе, о своих безумных желаниях. Оно и к лучшему. Главное – она не совершила непоправимую ошибку.

Стремительное возвращение в Англию вернуло Крессиду Филдинг к реальной жизни. Все, что происходило в Греции, казалось ей теперь сном. Соблазнительным опасным сном, который околдовал ее, лишил воли, подвел к самому краю пропасти.

Господи, до чего оказывается, может довести обычный курортный роман! Банальный и короткий. Роман между симпатичным греком и скучающей туристкой. Да, она позволила себе стать участницей небольшого, но рискованного любовного приключения, но вовремя остановилась.

Но что бы произошло, если бы послание дяди пришло в ее отель днем позже?

Лучше об этом не думать, приказала себе Кресси. Подобные размышления ни к чему хорошему не приведут. Мирос и все произошедшее там, – в прошлом. Когда-нибудь, через много лет, она вспомнит об этом и улыбнется, и снова забудет. Навсегда.

А сейчас нужно подумать о ближайшем будущем и проблемах, которые надо решить. Она ляжет спать пораньше, а утром начнет разбираться в документах и попробует спасти хоть что-нибудь из семейного имущества.

Легко сказать... Крессида



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация