А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Невинная страсть
Бренда Хайатт


Опытному обольстителю Нельсону Пакстону нельзя доверять, ведь он привык играть женщинами и использовать их в своих целях – так шепчет юной Ровене Риверстоун голос разума… Но что значит голос разума для неопытной, только-только вышедшей в свет девушки, впервые познавшей любовь? Она может лишь целиком и полностью довериться Нельсону – чтобы познать в его объятиях опасную силу страсти и блаженство истинного счастья…





Бренда Хайетт

Невинная страсть





Глава 1


Август 1816 года

– Вот увидите, мисс, нас здесь просто прирежут во сне.

Ровена Риверстоун снисходительно улыбнулась служанке, хотя, по правде говоря, впервые попав в столицу, и сама была ошеломлена многолюдными улицами Лондона.

– Не говори глупостей, Матильда. Дом моего брата расположен в фешенебельном районе Лондона, и там абсолютно безопасно. Если мы не будем гулять по улицам одни, особенно поздно вечером, то нам ничего не угрожает.

Но Матильда, покачивая головой, продолжала пророчить всякие ужасы.

– Чем скорее мы вернемся в Ривер-Чейз, тем лучше.

– Тем более что это означает возвращение к твоему Джебу, – сказала Ровена и фыркнула, заметив, как покраснела служанка. – Ладно, успокойся, я не буду больше тебя поддразнивать.

К слову сказать, Ровена предприняла эту поездку в Лондон отчасти ради будущего этого самого Джеба и других подобных ему арендаторов. А что касается ее собственного будущего…

Ровена подавила вздох. Двадцать один год она безвыездно прожила в сельской местности, и ее будущее можно было без труда предсказать: безрадостное существование старой девы или, если повезет, роль незамужней тетушки при условии, что ее брат Нельсон когда-нибудь женится и обзаведется детьми.

Однако у нее и в мыслях не было жалеть себя. Она вела полноценную жизнь: занималась исследованиями, управляла хозяйством в имении Нельсона и писала свои политические очерки, которые должны приобрести особую актуальность, когда она наконец поселится в Лондоне.

Ровена незаметно улыбнулась: ведь даже Матильда не догадывалась, что она была загадочным Мистером Р. – постоянным автором политических очерков, которые печатались в «Политикал реджистер» Уильяма Коббета. Если она поживет в Лондоне какое-то время, то, возможно, лично познакомится с мистером Коббетом, а также с другими людьми, мнения которых разделяет. Например, с очеркистом Ли Хантом или ее обожаемым пламенным спенсианским реформатором Лестером Ричардсом. С последним она даже состояла в переписке, хотя он едва ли об этом вспомнит. А Ровена бережно хранит его два письма, которые чуть ли не выучила наизусть. Встретиться с ним лично было бы…

– Хей-стрит, мисс! – крикнул сверху кучер. – Какой, вы сказали, номер?

– Номер двенадцать, – ответила Ровена, поправляя очки и наклоняясь, чтобы выглянуть из окна.

Этот дом в течение пятнадцати лет был лондонской резиденцией ее отца и последние два года – ее брата, но девушка здесь была впервые, потому что ни тот, ни другой не позволяли ей посещать Лондон. Однако теперь, когда она получила право самостоятельно распоряжаться своими деньгами, брат больше не сможет запретить ей делать все, что она пожелает.

– Надеюсь, что Нельсон дома, – сказала Ровена Матильде. – И у него найдется для нас место.

Служанка в ужасе уставилась на хозяйку:

– Разве он не ждет вас, мисс? Ведь вы сказали…

– Я сказала, что нужна в Лондоне – только не моему брату.

Матильда что-то испуганно забормотала, но тут экипаж остановился, и Ровена, игнорируя причитания служанки, с любопытством взглянула на высокий узкий дом, практически идентичный всем прочим высоким узким домам на Хей-стрит.

– Не сказала бы, что дом производит большое впечатление, – пробормотала она, пока кучер опускал подножку и помогал ей выйти из экипажа.

– Постучать в дверь, мисс? – спросил он.

– Да, пожалуйста. – С высоко поднятой головой Ровена в сопровождении служанки поднялась по ступеням к двери, стараясь, чтобы это выглядело так, словно она делала это ежедневно всю свою жизнь.

Дверь открыл осанистый дворецкий. Взглянув на незнакомую молодую леди, он высокомерно поднял брови, но воинственно настроенная Ровена, не дрогнувшая, наверное бы, даже перед огнедышащими драконами, не позволила какому-то лакею запугать себя.

– Будьте любезны сообщить сэру Нельсону, что к нему приехала сестра, мисс Риверстоун. – Девушка с удовлетворением заметила, как высокомерное выражение на физиономии дворецкого сменилось неописуемым удивлением.

– Сию… сию минуту, мисс. – Отступив в сторону, он пропустил гостью и ее служанку в дом. – Не соблаговолите ли пройти в гостиную, а я тем временем сообщу сэру Нельсону и прикажу принести чаю.

– Прекрасно, – сказала Ровена. Она приказала кучеру внести ее чемодан, отправила Матильду в помещение для прислуги, потом следом за дворецким пересекла главный холл и оказалась в гостиной.

Меблировка небольшой, очень милой комнаты была выдержана в рубиновых и кремовых тонах – насколько помнила Ровена, это были любимые цвета ее матери, которая умерла семь лет назад. Несомненно, она приложила руку к декорации дома, где отец решил устроить свою лондонскую резиденцию, когда занимал довольно высокое положение в министерстве внутренних дел. Ему приходилось подолгу жить в Лондоне.

– Что за вздор! – послышался из холла знакомый голос. – Моя сестра никогда не приезжала в Лондон. Это, должно быть, какая-нибудь просительница, пытающаяся… – Войдя в гостиную, он замолчал, не договорив фразу, и его светлые брови поднялись вверх. – Ро? Какого дьявола ты здесь делаешь?

– Добрый день, Нельсон, – спокойно поздоровалась Ровена с коренастым молодым мужчиной, который был на три года старше ее. – Я тоже очень рада тебя видеть.

Его брови опустились и теперь сердито сошлись на переносице.

– Ты не ответила на мой вопрос. Почему не сообщила о своем приезде?

– Если бы я сделала это, ты запретил бы мне приехать. – Она взглянула на прислушивающегося к разговору дворецкого, который, поймав ее взгляд, неожиданно вспомнил о каком-то неотложном деле и торопливо ушел.

– По вполне понятной причине, – нахмурился еще сильнее сэр Нельсон. – Ты и твои радикальные идеи! – Он с опозданием оглянулся через плечо. Не увидев подслушивающих слуг, он закрыл дверь гостиной. – Я не допущу, чтобы ты распространяла свои бунтарские идеи здесь, в Лондоне, Ро. Это может нанести непоправимый вред моему положению. Кроме того…

– Ты говоришь это в течение двух лет, а до этого в течение многих лет то же самое говорил отец. Мои идеи вовсе не бунтарские. Они основываются на здравом смысле…

Он поднял руку:

– Ни слова больше. Если ты не пообещаешь воздерживаться от либеральной болтовни и высказывания виговских взглядов, то я утром отправлю тебя назад в Ривер-Чейз.

На этом месте разговоры всегда заходили в тупик. Отец требовал от нее именно такого обещания в качестве условия посещения Лондона, а она ни разу не пожелала дать его. Зачем ей тогда приезжать в столицу Англии, если ради этого требуется поступиться своими принципами? Но теперь она лишь улыбнулась:

– Возможно, ты забыл, что пять дней тому назад я отпраздновала свой день рождения? Если ты не пожелаешь предоставить мне крышу над головой, я могу устроиться самостоятельно – и ты не сможешь мне помешать.

Нельсон изумленно вытаращился на сестру:

– Проклятие! Я действительно забыл. – Он в волнении взъерошил рукой волосы.

– Не тревожься, Нельсон. Я приехала сюда совсем не для того, чтобы ставить тебя в неловкое положение. Я всего лишь хочу посмотреть Лондон.

Молодой человек снова нахмурил брови, явно не поверив ее словам:

– Я тебя слишком хорошо знаю, Ро. Помнишь тот случай, когда лорд Сидмут приехал в Чейз навестить больного отца? Ты не пробыла с ним и десяти минут, как заговорила о судьбе солдат, демобилизованных после заключения Парижского договора.

– Помню. Но ведь было важно, чтобы… – Заметив встревоженный взгляд брата, она не договорила. – Теперь я стала старше и мудрее, Нельсон, и я не могу навсегда похоронить себя в деревне.

Брат, все еще посматривая на нее скептически, пожал плечами.

– Полагаю, было бы справедливо дать тебе шанс выйти замуж, прежде чем навсегда смириться с судьбой старой девы, – нехотя сказал он.

Ровена подавила обиду и возмущение, вызванные его словами, и сосредоточилась на своей главной цели.

– Я очень рада, что ты понимаешь, – спокойно сказала она. Их разговор прервал стук в дверь, возвестивший о том, что принесли чай.

– Если ты намерена остаться здесь, то тебе потребуется компаньонка, – сказал сэр Нельсон, выражение лица которого несколько смягчилось. – Ты перекуси с дороги, а я пока распоряжусь, чтобы для тебя приготовили комнату.

– Спасибо, но мне, возможно, комната не потребуется. Я намерена сейчас же отправить записку леди Перл. Она часто приглашала меня погостить. Кстати, она может дать мне полезные советы относительно правил поведения.

Нельсон как-то сразу повеселел.

– Это было бы превосходно! – воскликнул он и, вынув из кармана часы, взглянул на циферблат. – Меня ждут в Уайтхолле, – сказал он. – Вечером ты расскажешь мне, каковы твои планы.

Как только он ушел, Ровена, прихватив с собой чашку с чаем и вазочку с печеньем, уселась за письменный стол у окна и написала записку леди Перл – ныне леди Хардвик, – своей самой близкой подруге.

Они с Перл практически вместе росли, так как Ривер-Чейз соседствовал с владениями импозантного герцога Оукшира, отца Перл. У них с Перл было множество общих интересов, и их связывали крепкие узы дружбы, а разница в их общественном положении никогда никого, кроме мачехи Перл, не занимала. Однако сейчас Ровена, взявшись за перо, задумалась. Все это было в деревне. А здесь, в Лондоне, где Перл была не только дочерью герцога, но и графиней, супругой одного из самых богатых людей в Англии… Не будет ли со стороны Ровены слишком большой дерзостью писать ей?

«Вздор! – строго сказала она себе. – Ведь она Перл. И с каких это пор тебя стало тревожить то, что скажут люди?» Она быстро написала записку и позвонила лакею, приказав отнести ее по указанному адресу.



Ноуэл Пакстон подписал отчет, положил перо на дубовый письменный стол и вздохнул. Это стало самым обескураживающим расследованием за всю его карьеру, и не только потому, что ему не удалось арестовать скандально известного Святого из Севен-Дайалса. По правде говоря, если бы Ноуэл пожелал, этот легендарный вор был бы сейчас за решеткой, но это ни на шаг не приблизило бы его к подлинной цели, о которой его «начальники» с Боу-стрит[1 - Улица, где находится главный уголовный суд в Лондоне. – Здесь и далее примеч. пер.] даже не подозревали.

– Вам что-нибудь еще потребуется, сэр? – спросил Кемп, помощник, камердинер и доверенное лицо Ноуэла, вновь наполняя чаем пустую чашку.

– Улика, Кемп. Не могу отделаться от мысли, что мы упустили что-то очевидное.

Молодой человек с фигурой спортсмена моментально вышел из роли вышколенного слуги и прислонился к каминной полке, продолжая держать за носик и ручку видавший виды чайник.

– Не понимаю, как это могло случиться. Вы раскопали такие вещи, которые упустили сыщики с их многолетним опытом. Вы держали Святого в кулаке.

Хотелось бы Ноуэлу разделять непоколебимую веру преданного сподвижника в его способности.

– По крайней мере я убедился, что Святой – вернее, Святые – и Епископ не являются одним и тем же лицом. А это означает, что анонимные очерки так и остаются моей единственной зацепкой.

Это, черт возьми, спутало все его карты. Он был абсолютно уверен, что автором этих очерков является Святой, а также бессердечный Черный Епископ, этот жестокий предатель, по вине которого во время последней войны погибло множество англичан. Более того, он убил двоих людей, которых Ноуэл называл своими друзьями.

Выступая в роли британского агента во Франции, Черный Епископ продавал информацию Наполеону. Его предательство поставило под угрозу жизни многих настоящих агентов, в том числе и жизнь самого Ноуэла. Разведчикам дважды удавалось подойти совсем близко к установлению личности этого человека, однако они так и не завершили дело – их убили.

Основываясь на некоторых уликах, обнаруженных на поле боя, министерство иностранных дел пришло к выводу, что Епископ погиб в битве при Ватерлоо. Поскольку услуги Ноуэла в качестве Кота в Сапогах, первоклассного шпиона министерства, больше не требовались, он неохотно удалился от дел и уехал в свое дербоширское поместье. Со временем он смирился с мыслью, что Епископ погиб и стал недосягаем для правосудия, пока кое-что в одном из очерков, напечатанных в «Политикал реджистер», не показалось ему до ужаса знакомым.

Ноуэл рассказал в министерстве иностранных дел о своем подозрении, – дескать, Епископ на самом деле жив и находится в Англии. Как оказалось, его начальство уже пришло к тому же выводу. Агент из министерства внутренних дел, расследовавший дело о пропаже некоторых документов, относящихся к Епископу, недавно погиб при весьма подозрительных обстоятельствах. Ноуэла вновь привлекли к работе, поручив выследить предателя.

Побывав в редакции «Политикал реджистер», он узнал, что очерк, вызвавший подозрение, был отправлен из Оукшира и что почерк, которым был написан оригинал, имел потрясающее сходство с почерком, которым были написаны письма Епископа во время войны.

Мистер Р., анонимный очеркист, с такой страстью защищал Святого из Севен-Дайалса, что Ноуэл не мог не заподозрить некоторую связь. С одобрения министерства иностранных дел он предложил Боу-стрит свою помощь в задержании вора, и магистрат с готовностью принял это предложение.

Поначалу казалось, что он на правильном пути. Главный подозреваемый, которого вычислили сыщики с Боу-стрит, по всем параметрам соответствовал тому, что было известно Ноуэлу о Черном Епископе. Скрываясь под именами Люка Сент-Клера, Лучо ди Санто, а теперь еще графа Хардвика, этот человек обладал гениальной способностью перевоплощения, обзавелся связями в Оукшире.

Однако при дальнейшем расследовании обнаружилось, что Хардвик никогда не бывал во Франции и вообще никогда не выезжал из Англии. Его предполагаемые связи на континенте были выдуманы для того, чтобы позволить ему «вписаться» в Оксфорд, а затем проникнуть в общество, преследуя свои воровские цели. Более того, очерков он вообще не писал.

Как бы ни



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация