А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


настроение у нее явно улучшилось.

– По-видимому, тебе не понравится то, что я сейчас расскажу.

– Может, и не понравится. Но скучно не будет, это уж точно. Ты знаешь, я застряла на занудной главе в романе, который сейчас читаю. Так что начинай, пожалуйста, с самого начала.

Я отхлебнула немного бренди, а затем поведала Флоре свою историю, подробно описав Баса (высокий, светловолосый, импозантный, сексуальный, богатый) и шикарную квартиру на Пятой авеню в Нью-Йорке. Заметно было, что она и правда любит читать любовные истории. Наверное, в них полно глупых женщин вроде меня. Хотя они не такие дуры, как те, которых описывают в детективных романах. Прежде чем рассказать о телефонном звонке, сыгравшем такую важную роль в моей жизни, я сделала еще один глоток. Потом решила переменить тему:

– Знаешь, мои родители терпеть его не могли.

Флора удивилась:

– Почему? Если бы у меня был такой бой-френд, моя мать ему бы носки вязала.

Я протянула бокал, чтобы она снова его наполнила.

– Они ему не верили. Им казалось, что в его речах и манере было что-то фальшивое. Но я к нему питала слабость. Во всяком случае, думала, нет, была уверена, что любила. Вот интересно, если вдруг перестаешь кого-то обожать, значит ли это, что ты его с самого начала не любила по-настоящему? Ведь истинная любовь должна длиться вечно, не так ли?

Флора на минутку задумалась.

– Ну, обычно это выясняется в конце книги, и такое случается только у главных героев. Скажи, он дарил тебе цветы, конфеты? Водил тебя по ресторанам? Он хорошо к тебе относился? Понимаешь, создается впечатление, что о таком мужчине, как Бас, можно только мечтать.

– Он действительно был чудесным любовником. А я была молодой и очень глупой.

– Почему ты называешь себя глупой? Потому что не вцепилась в него и не вышла за него замуж, чтобы жить долго и счастливо?

Мне было трудно продолжать. Человеческая жизнь похожа на игру в покер. Если вы хорошо выглядите, то может показаться, что у вас больше денег, чем есть на самом деле. Но это блеф. Главное – ваша самооценка, уверенность в себе. Именно она определяет ваше место в жизни. Нельзя сказать, что я лучилась от самодовольства в тот момент. Поэтому просто не могла позволить себе разыгрывать из себя жертву. Библейский Иов никогда не жаловался, и, смотрите, в конце концов ему повезло!

Я вовсе не хотела, чтобы меня утешали. Наверняка Флора, узнав о том, как я пребывала в счастливом неведении, пожалеет меня. А может, станет презирать. Думаю, мне удалось достичь успеха благодаря тому, что родители не сюсюкали со мной. Не правы те, которые используют жалость, словно белила, для того, чтобы замаскировать шрамы, полученные в жизненных бурях. Такие люди редко добиваются чего-то в жизни. Я считаю, что шрамами, наоборот, следует гордиться.

Наконец я решилась:

– Понимаешь, ему принадлежало несколько компаний, поэтому он много времени проводил в разъездах. И только через четыре года я поняла…

– Черт возьми, Кэрон! Не хочешь ли ты сказать, что он был женат? В романах это обнаруживается гораздо быстрее.

– Спасибо тебе, Флора. Тебе удалось здорово поднять мне настроение.

– Хотя нет, подожди. В одной книге рассказывалось о человеке, который жил на две семьи. И это продолжалось двадцать лет!

– А потом что случилось?

– У обеих женщин были дети от этого мужчины. Они случайно познакомились в парикмахерской и договорились убить его. Понимаешь, они могли обеспечить друг другу алиби. Их план сработал, потому что полицейский и не подозревал, что они обе были замужем за одним и тем же человеком. – Флора задумчиво посмотрела на меня. – Впрочем, это не очень похоже на то, что с тобой случилось. У жены Баса не было никакого плана, я надеюсь?

– Мне кажется, что, если бы Бас женился на мне, она сама бы его убила, справилась бы и без моей помощи. Видишь ли, она живет в Чикаго, и я узнала о ее существовании только потому, что она забеременела и позвонила, чтобы сообщить об этом своему мужу. У них трое детей.

Тут я поняла, что Флора начинает мне очень нравиться: она ужасно разъярилась. Прямо как я сама в тот памятный вечер. Значит, я, бедняжка, и впрямь не заслужила такого отвратительного отношения со стороны Баса!

– Вот мерзавец! В таком случае, Кэрон, он просто обязан дать тебе отличные рекомендации. Кроме того, он наверняка должен тебе много денег, раз уж ты помогла ему начать новое дело.

Я рассказала ей о том, как уволила сама себя и выплатила выходное пособие. Менеджер по персоналу должен был упасть в обморок, услышав эту историю, но Флора, немного поразмыслив, просто сказала:

– Это, конечно, не совсем законно. Но думаю, Басу не стоит оспаривать твои действия в суде. Если начальник спит со своей подчиненной, его за это по головке не погладят. Это все? Или ты взяла у него еще что-нибудь?

– Я забрала одежду, свои личные вещи, всякий хлам, в общем. И еще одну картинку.

Картинку. Мне хотелось, чтобы это прозвучало так, будто я прихватила полароидный снимок, а не работу Пикассо.

– Все-таки в резюме необходимо написать, что ты умеешь делать. Бас и правда сказал, что не даст тебе рекомендательного письма?

– На самом деле он сказал, что сделает все возможное, чтобы мне не удалось получить новую работу. Впрочем, если я смогла сама себя уволить, то уж конечно могу дать себе рекомендацию. «Уважаемый господин такой-то (госпожа такая-то)! Мне пришлось себя уволить, но в целом я неплохой работник и вполне могу сделать что-то полезное для вашей фирмы».

– Это было бы супер! – расхохоталась Флора.

Я тоже засмеялась, почувствовав большое облегчение: все-таки здорово, что мне удалось обсудить с кем-то эту ситуацию. Судя по всему, Флора считала ее волнующей, но не отвратительной.

Она опять посмотрела на анкету:

– Нужно хоть что-то написать. Незаполненные графы смотрятся ужасно. Ты должна доказать, что у тебя есть способности и что ты хочешь работать.

Флора огляделась по сторонам.

– Если тебя будут настойчиво расспрашивать, чем ты занималась все это время, скажи, что писала книгу. Они поймут, что, во всяком случае, ты умеешь быстро печатать.

– Я действительно умею печатать. Правда, не так уж быстро. Кроме того, неплохо разбираюсь в компьютерах. Может, сказать, что я была хакером и работала сама на себя? Тогда станет понятным, откуда у меня дорогая одежда и почему нет никаких отзывов с предыдущего места работы.

Мы опять посмеялись. Хотя, наверное, наше хорошее настроение объяснялось большим количеством выпитого бренди, а не моим остроумием. Я попросила Флору, чтобы собеседование назначили как можно быстрее. Затем мы пожелали друг другу спокойной ночи, я допила остатки бренди, а потом, лежа в едва наполненной тепловатой водой ванной, предалась размышлениям о минувших днях.

Хотела бы я знать, сможет ли Бас выследить меня. Если он проверит историю кредитной карты, то узнает, что я покупала билет в Лондон. Я звонила родителям каждое воскресенье, и они говорили, что Бас у них не появлялся. Разумеется, они бы ему ничего не сказали, разве что на неизвестном ему языке. Что он мог еще предпринять? Наверняка уже завел себе новую подружку. Улыбнувшись, я подумала, что это самый правдоподобный вариант. Бас такой человек, что скорее будет заниматься собственными делишками, чем разыскивать меня. Вероятно, все эти разговоры о том, что он испортит мне жизнь, были обыкновенной туфтой.

Проходя мимо свободной комнаты по пути в спальню, я подумала о девушке, которая должна была туда заселиться через несколько дней. Возможно, вскоре я буду наслаждаться скрипичными концертами? А вдруг она окажется спортсменкой, которой необходимо часами отмокать в горячей воде? Как только я легла в постель, в дверь постучали.

– Вход пятьдесят пенсов! – крикнула я.

– Просто хотела сказать, что тебе не стоит беспокоиться. Все уладится. – Флора оглядела комнату.

Сначала мне показалось, что она прикидывает, сколько времени пройдет, прежде чем отлепившиеся концы обоев коснутся пола. Потом испугалась, что ей не понравятся мои чемоданы, торчащие из-под кровати. В них была зимняя одежда и дискеты с информацией о проведенных проектах. Вряд ли мне удастся продемонстрировать их кому-либо, меня ведь даже на собеседования не приглашали. А моя любимая музыкальная шкатулка красовалась на полочке.

В конце концов Флора сказала:

– По-моему, ты хорошо здесь устроилась. Мне особенно нравится эта картина. Лучшая копия работы Пикассо, которую я когда-либо видела. Хотя ты знаешь, она… так похожа на оригинал!




4


Флора позвонила мне ровно в девять и сказала, что собеседование назначено на одиннадцать.

– Но миссис Оукли, начальник отдела кадров, только что приняла две таблетки от несварения желудка. Смотри, Кэрон, я тебя предупредила. Может, перенесем собеседование на другое время? Обычно у нее хорошее настроение в пятницу вечером. Но тогда придется ждать до следующей недели.

Это значило, что еще целых девять дней я не смогу думать ни о чем, кроме своего банковского счета.

– Рискну сегодня. Вдруг она наестся карри в четверг вечером?

Поблагодарив Флору, я положила трубку и стала быстро одеваться: только темная и закрытая одежда. Кислотно-яркие цвета могли напомнить миссис Оукли о фруктовом салате. А она и так, судя по всему, была похожа на гробовщика.

Я приехала на час раньше. Есть мне не хотелось, потому что я очень нервничала. Поэтому, вместо того чтобы прогуляться по универмагу, как планировала, я направилась прямо в кафе на Оксфорд-стрит. Моя любимая датская слойка с абрикосами выглядела прелестно. Но мне было так плохо, что если бы я все-таки соблазнилась, то в начале собеседования мне пришлось бы попросить у миссис Оукли пару таблеток. Прекрасное начало. Три капуччино, которые я выпила, тоже не помогли. По-прежнему у меня кровь стыла в жилах.

Я не посещала магазин «Чемберс» с тех пор, как была ребенком. Моя мама считала, что здесь продаются слишком экстравагантные вещи. А когда я уже сама стала покупать себе там одежду, мне показалось, что она недостаточно модная. По пути к лифту у меня мелькнула мысль, что проблема универмага заключается в том, что он не менялся в течение двадцати лет. Создавалось впечатление, что из залов не убирают нераспроданные вещи в надежде, что они снова войдут в моду. Такое и правда случается, но обычно с тем, что и раньше успешно продавалось.

Флора сказала, что на первом и втором этажах располагается торговый отдел. Мне нужно было идти на третий. А на самом верху находились кабинеты топ-менеджеров. Если бы Бас здесь работал, то наверняка расположился бы в палатке на крыше. Как ни странно, но когда я вышла из лифта и пробежалась по коридору, то не обнаружила отдела кадров. У административной стойки тоже никого не было. Большинство дверей было открыто, поэтому прочитать, что написано на табличках, было невозможно. В основном я видела изображающих бурную деятельность мужчин и увлеченно работающих женщин, похожих на секретарш.

Когда я во второй раз подошла к лифту, дверь открылась, и из него вышел высокий стройный брюнет с глазами темно-синего цвета и неправильными чертами лица, делавшими его внешность очень интересной. Он не был таким красавчиком, как Бас. С моей точки зрения, это скорее достоинство. Мужчина был одет в костюм от Армани, причем носил его очень уверенно. А это абсолютно необходимо, если не хочешь выглядеть как вешалка для одежды.

– Привет, – сказал он, улыбнувшись.

У него была такая милая улыбка, что я тут же ухмыльнулась и постаралась придумать какой-нибудь остроумный ответ. Но потом вспомнила, что мужчины в данный момент меня не интересуют. Он заговорил первым:

– Вы что, заблудились?

– Пока нет. Но буду чувствовать себя совершенно потерянной, если собеседование пройдет неудачно.

Незнакомец засмеялся и нажал кнопку вызова лифта.

– Отдел кадров находится этажом ниже.

Ну конечно! В Америке цокольный этаж называется первым, а в Англии его вообще не считают. Поэтому я попала на этаж, где работает начальство. Я хотела объяснить, из-за чего произошла ошибка, но тут пришел лифт.

– Что ж, желаю вам удачи, – сказал он, – все-таки миссис Оукли немного… – Судя по всему, у меня был испуганный вид, поэтому он, кашлянув, поспешил успокоить меня: – Ну, она из тех женщин, которые любят одеваться в черное. Так что вы ей наверняка понравитесь. Возможно, мы еще увидимся. Точнее, я надеюсь, что мы еще увидимся. Меня зовут Джеймс Смит.

– А меня Кэрон Карлайл. Я тоже на это надеюсь.

Вот было бы здорово, если бы при следующей нашей встрече я разыскивала комнату, в которой выдают зарплату.

Потом я опять заблудилась, но благодаря занятиям спортом мне все-таки удалось прибежать вовремя. Было такое ощущение, что я выиграла гонки и что теперь нужно отдышаться и раскланяться, пока меня будут поливать шампанским. Но вместо этого миссис Оукли просто пригласила меня в свой кабинет. Флора, улыбаясь, стояла у своего стола. Она пожелала мне удачи и, увидев мой наряд, подняла большой палец.

Начальница отдела кадров вовсе не была похожа на людоеда. Это была милая худенькая женщина. Ее седеющие волосы были собраны в пучок. Правда, она, видимо, ужасно торопилась и поэтому делала все стремительно. Мое резюме было прочитано за три секунды.

– Ваши поручители – священник и семейный адвокат – прекрасно описали ваш характер. Но как насчет рекомендаций с предыдущих мест работы? Вы закончили университет. А потом что? Такое впечатление, что вы вообще нигде не работали. Начинали воспитателем у девочек-скаутов. Потом непрофессионально занимались теннисом в надежде выиграть Уимблдонский турнир. Помогали трем благотворительным лондонским магазинам, которых больше не существует. Выступали в качестве модели на



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация