А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Немного опасный
Мэри Бэлоу


Бедвины #6
Легкомысленные дамы высшего лондонского общества в восторге – вернулся в свет неотразимый Вулфрик Бедвин, герцог Бьюкасл, блистательный повеса и известный соблазнитель! Но надеждам изысканных леди не суждено сбыться… Все свое мужское обаяние Вулфрик обрушивает на неприступную гордячку Кристину Деррик – единственную, кому претят его смелые ухаживания! Герцог вновь и вновь идет в атаку – и встречает жестокий отпор. Задето его мужское самолюбие! Что же ему предпринять?





Мэри Бэлоу

Немного опасный





Глава 1


– Что-то ты подозрительно раскраснелась, Кристина, – заметила мать девушки, опустив на колени вышивание, чтобы лучше видеть дочь, – и глаза у тебя странно блестят. Надеюсь, ты не заболеваешь.

Кристина рассмеялась.

– Я была у викария, играла с его детьми, – пояснила она. – Александр хотел поиграть в крикет, но через несколько минут стало ясно, что Марианна не умеет ловить мяч, а Робин – бить по нему. Вместо крикета мы стали играть в прятки, хотя Александр сперва счел эту игру недостойной взрослого девятилетнего мужчины. Он сменил гнев на милость, только когда я спросила у него, как в таком случае должна чувствовать себя его бедная тетушка, которой уже двадцать девять. Мы отлично проводили время, но тут Чарлз высунулся из окна кабинета и задал вопрос – риторический, я полагаю, – как он может закончить проповедь, когда на улице стоит такой шум. Потом Хейзл дала нам всем по стакану лимонада и отправила детей в дом, чтобы они, бедняжки, тихонько почитали что-нибудь. А я вот вернулась домой.

– Полагаю, – заметила старшая сестра Кристины, Элеонора, оторвавшись от книги и строго посмотрев поверх очков, – что на тебе не было чепца, когда ты возилась с племянниками. Ты не просто раскраснелась, ты загорела.

– А как можно заглядывать в укромные уголки во время игры в прятки, если на тебе надет чепец, от которого голова становится в два раза больше? – резонно ответила Кристина и принялась расставлять цветы, собранные по дороге домой. Вазу с водой она захватила из кухни.

– У тебя на голове как будто птичье гнездо, – добавила Элеонора.

– Это легко поправимо. – Кристина пригладила короткие кудряшки и рассмеялась: – Ну вот, так лучше?

Все трое вернулись к своим занятиям, и в комнате воцарилась тишина. Но это умиротворение, сопровождавшееся щебетанием птиц и жужжанием насекомых за окном, было через несколько минут нарушено цоканьем лошадиных копыт по деревенской улице и стуком колес. Должно быть, карета из Скофилд-Парка, загородной резиденции барона Ринейбла, что примерно в двух милях от деревни, рассеянно подумала Кристина.

Ни одна из дам не обратила особого внимания на приближающийся экипаж. Леди Ринейбл всегда пользовалась каретой, когда направлялась в деревню с визитом, хотя для этих целей ей вполне подошла бы коляска. Она также могла бы поехать верхом на лошади или пойти пешком. Элеонора часто называла леди Ринейбл фривольной и эпатажной особой, что, в общем-то, соответствовало действительности. А еще леди Ринейбл была подругой Кристины.

Неожиданно лошади замедлили ход, и колеса экипажа возмущенно заскрипели. Дамы переглянулись.

– Мне кажется, – Элеонора взглянула в окно поверх очков, – что леди Ринейбл едет сюда. Интересно, чему мы обязаны такой честью? Ты разве ждала ее, Кристина?

– Я так и знала, что надо было сменить чепчик после обеда, – вмешалась хозяйка дома. – Кристина, будь добра, отправь миссис Скиннер наверх за чистым чепчиком.

– Тот, что на тебе, вполне подойдет, мама, – заверила ее Кристина. Быстро закончив с цветами, она прошла через комнату, чтобы чмокнуть мать в лоб. – Это всего лишь Мелани.

– Ну конечно, это всего лишь дорогая Ринейбл. В этом-то все и дело, – раздраженно проговорила почтенная леди, но не стала повторять просьбу принести ей новый чепчик.

Нетрудно было догадаться, зачем пожаловала Мелани.

– Думаю, она приехала узнать, почему ты отклонила ее приглашение, – сказала Элеонора, взглянув на сестру. – Полагаю, она не примет отказа теперь, раз уж решила пригласить тебя лично. Бедная Кристина. Если хочешь, иди в свою комнату, а я скажу ей, что ты слегла с оспой…

Кристина рассмеялась, а мать девушек в ужасе всплеснула руками.

В самом деле, Мелани никогда не принимала отказов, несмотря на то, что Кристина всегда была чем-то занята. Несколько раз в неделю она давала уроки в деревенской школе, навещала стариков, ухаживала за молодыми матерями или больными детьми, встречалась с друзьями, заходила к викарию, чтобы немного поиграть с его детьми. Она считала, что Чарлз и ее сестра Хейзл уделяют им слишком мало внимания под предлогом того, что детям не нужны взрослые для игр, если у них имеются братья и сестры. Впрочем, не важно, что она делала: Мелани всегда была уверена в том, что Кристина ждет не дождется, пока появится кто-то, кто развлечет ее.

Конечно, Кристина считала Мелани своим другом и любила проводить время с ней и с ее детьми, но всему есть предел. Мелани наверняка приехала для того, чтобы лично повторить приглашение, которое принес вчера ее слуга. Кристина в ответ написала письмо с тактичным, но твердым отказом.

Вообще-то она уже отказала месяц назад, когда приглашение пришло впервые.

Карета с шумом остановилась перед воротами сада, несомненно, давая понять каждому обитателю деревни, что баронесса снизошла до того, чтобы нанести визит миссис Томпсон и ее дочерям в коттедже «Гиацинт».

Послышались звуки открывающихся дверей, а потом кто-то, скорее всего кучер, настойчиво постучал в дверь.

Кристина вздохнула и села за стол, миссис Томпсон отложила вышивание и поправила чепчик, а Элеонора, едко усмехнувшись, уткнулась в книгу.

Через несколько мгновений леди Ринейбл впорхнула в комнату, проскользнув мимо миссис Скиннер, экономки, которая открыла дверь и собиралась уже объявить о приезде баронессы. Мелани, как обычно, выглядела весьма нелепо для деревни: она разоделась так, словно собиралась отправиться на прогулку по Гайд-парку в Лондоне. Яркие перья развевались высоко над большими твердыми полями шляпки, делая ее заметно выше ростом. В одной руке, затянутой в перчатку, Мелани сжимала лорнет. Казалось, с ее приходом комната стала наполовину меньше.

Кристина приветливо улыбнулась.

– А вот и ты, – величественно произнесла баронесса, одновременно кивая головой двум другим дамам.

– Да, вот и я, – согласилась Кристина. – Как поживаешь, Мелани? Садись, пожалуйста.

Но баронесса, взмахнув лорнетом, отклонила предложение:

– У меня нет ни одной свободной минуты. Уверена, что еще до конца дня я слягу с мигренью. Жаль, что ты принудила меня к этому визиту, Кристина. Я полагала, что достаточно будет письменного приглашения. Не могу понять, почему ты отказалась. Берти сказал, что ты просто ломаешься и надо тебя хорошенько проучить, а значит, мне не стоит ехать лично, чтобы уговаривать тебя. Берти часто говорит глупости. Я-то знаю, почему ты отказалась, и приехала, чтобы сказать тебе, как нелепо ты иногда ведешь себя. Все потому, что приедут Бэзил и Гермиона, с которыми ты почему-то поссорилась после смерти Оскара. Но это было сто лет назад, и ты имеешь такое же право прийти, как и они. В конце концов, Оскар был братом Бэзила, и, несмотря на то, что его, бедняги, не стало, ты навсегда останешься членом нашей семьи. Не упрямься, Кристина, и не надо скромничать. Помни о том, что ты вдова брата виконта.

Кристина ни на минуту не забывала об этом, хотя иногда ей и хотелось бы забыть. В течение семи лет она была замужем за Оскаром Дерриком, братом Бэзила, виконта Элрика, и кузеном леди Ринейбл. Они познакомились в Скофилд-Парке, на первом приеме, который Мелани устроила после свадьбы с бароном Ринейблом. Это была блестящая партия для Кристины, дочери джентльмена со средствами столь скромными, что ему пришлось стать школьным учителем для того, чтобы увеличить свой доход.

Теперь Мелани хотела, чтобы Кристина посетила очередной прием в ее доме.

– Очень мило с твоей стороны пригласить меня, – как можно мягче произнесла Кристина, – но, знаешь, я лучше останусь дома.

– Чепуха! – Подняв к глазам лорнет, Мелани оглядела комнату, своим жеманством рассмешив Кристину и Элеонору, которая закрыла лицо книгой, чтобы спрятать улыбку. – Ты ведь хочешь прийти. Все хотят попасть ко мне. Мама привезет с собой Одри и сэра Льюиса Уайзмана – прием будет в честь их помолвки, о которой, естественно, уже объявили. Даже Гектора уговорили прийти, а ты ведь знаешь, что он никогда не развлекается, если только кто-нибудь из нас не заставит его силой.

– А Джастин будет? – спросила Кристина. Одри была младшей сестрой Мелани, а Гектор и Джастин – ее братьями. Джастин подружился с Кристиной с того памятного приема. Иногда ей казалось даже, что он был ее единственным другом в течение последних нескольких лет.

– Ну конечно, Джастин тоже придет, – отозвалась Мелани. – Он всюду бывает и со мной проводит больше времени, чем с кем бы то ни было. Ты же всегда ладила с моей семьей. Помимо них мы ожидаем множество именитых гостей, и для каждого найдется развлечение по вкусу в любое время дня и ночи. Так что ты просто обязана прийти. Я настаиваю.

– О, Мелани, – начала Кристина, – я бы, правда…

– Ты обязательно должна пойти, Кристина, – неожиданно вмешалась миссис Томпсон, – надо же тебе хоть иногда развлечься. Ты и так все время занята проблемами других людей.

– Лучше уж скажи «да», – добавила Элеонора, глядя поверх очков, – ты же знаешь, что леди Ринейбл не уйдет, пока не уговорит тебя.

Кристина раздраженно посмотрела на сестру, но та лишь подмигнула ей в ответ. Почему никто никогда не приглашает Элеонору на подобного рода мероприятия? Впрочем, Кристина знала ответ. В свои тридцать четыре года старшая из трех сестер, дама, что называется, среднего возраста, смирилась с участью старой девы, опоры для матери, и никогда с сожалением не вспоминала о юности. Она добровольно избрала этот путь после того, как единственный в ее жизни мужчина был убит в ходе войны на полуострове много лет назад. С тех пор ни один человек не смог заставить ее изменить мнение о себе, хотя некоторые и пытались.

– Вы абсолютно правы, миссис Томпсон, – сказала Мелани, и перья на ее шляпке одобрительно закивали в направлении Элеоноры. – Случилась пренеприятнейшая вещь. Гектор, как обычно, вел себя крайне импульсивно.

Гектор Магнус, виконт Моубери, был настоящим книжным червем и вел полуотшельнический образ жизни.

Мелани постучала затянутыми в перчатку пальчиками по крышке стола.

– Бедняжка, совсем позабыл, как вести себя в обществе, – громко произнесла она. – Он имел смелость пригласить одного своего друга, заявив, что приглашение исходит от меня. И всего два дня назад Гектор сообщил об этом мне. Слишком поздно приглашать еще одну даму, чтобы сравнять количество мужчин и женщин.

Ну вот, наконец-то все встало на свои места. Приглашение Кристине было написано через день после того, как на горизонте замаячил провал приема.

– Ты непременно должна прийти, – повторила Мелани. – Дорогая Кристина, ты просто обязана это сделать. Нет ничего хуже, чем быть хозяйкой приема, на котором присутствует разное количество дам и кавалеров. Ты же не можешь, позволить, чтобы такое случилось со мной, тем более раз ты в силах помочь.

– Это было бы непростительно с ее стороны, – согласилась миссис Томпсон, – а в ближайшие две недели ей совершенно нечего делать.

– Мама! – возмутилась Кристина. Глаза Элеоноры искрились смехом поверх очков.

Кристина громко вздохнула. Она твердо решила отказаться. Девять лет назад она стала членом общества благодаря замужеству и в то время была несказанно рада такому повороту событий. Кроме того, она была по уши влюблена в Оскара.

В течение нескольких лет все у нее было хорошо – ив семейной жизни, и в общественной. А потом все вдруг пошло наперекосяк, абсолютно все. До сих пор, вспоминая об этом, Кристина чувствовала смятение и боль. А когда она вспоминала, чем все закончилось… Что ж, она надежно заперла эти воспоминания в глубинах памяти, ибо это был единственный способ сохранить рассудок и прийти в себя.

Ей не хотелось снова вспоминать о прошлом. Она в самом деле не хотела больше видеть Бэзила и Гермиону.

И все же, если человек попадал в беду, она не могла отказать; а Мелани, похоже, действительно попала в переплет. Она создала себе репутацию хозяйки, которая крайне щепетильно соблюдает правила. И кроме всего прочего, она все-таки была подругой Кристины.

– Может быть, – с надеждой в голосе проговорила Кристина, – я смогу жить здесь и время от времени приезжать в Скофилд, чтобы поучаствовать в развлечениях?

– Но тогда Берти придется каждый вечер закладывать карету, чтобы отвезти тебя домой, и каждое утро, чтобы привезти тебя, – возразила Мелани. – Это будет чересчур неудобно.

– Я могла бы ходить пешком…

Мелани приложила ладонь к груди, словно хотела унять вдруг заколотившееся сердце.

– И каждый день приходить ко мне с запыленным или перепачканным подолом, с раскрасневшимися щеками и растрепанными волосами? С таким же успехом ты можешь вообще не приходить. Нет, ты определенно должна остановиться в моем доме. Это единственный вариант. Все наши гости приезжают послезавтра. Утром я пришлю карету, чтобы ты могла приехать пораньше и как следует устроиться.

Кристина поняла, что момент для решительного отказа упущен. Похоже, ей таки придется принять участие в домашнем празднике Мелани. Но, Бог свидетель, ей совершенно нечего надеть, и у нее нет денег на то, чтобы мигом отправиться за новым гардеробом – тем более, что отправиться куда-либо мигом все равно не получится, так как ближайшее ателье находится по меньшей мере милях в пятидесяти отсюда. Мелани только что вернулась из Лондона, где она сопровождала сестру и провела сезон, финансируя ее выход в свет и представление королеве. Все ее гости – кроме Кристины, – должно



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация