А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Крылья
Кэролайн Черри


Рассказы



Крылья


3 сентября 2152 года в 13:05 произошли две вещи.

Амир Джефферсон смотрел, как выскользнувшая пластиковая чашка упала на пол в зале отдыха и встала набок, после чего пиво вспенилось над краем чашки и должно было вылиться из нее. Но вместо этого, чашка выпрямилась, не пролив ни капли пива, открылась шлюзовая дверь и чашка вальсируя вылетела с редеющим воздухом…

В третьих, во время этой смены проходила Федеральная ревизия, со стоящим в доке прекрасным и гладким кораблем Федерации и эскадроном федеральных инспекторов, сующих свой нос не в свои дела и делающих множество замечаний в свои блокноты, на станционном контроле появился красный сигнал тревоги, экраны осветились и шеф станции Айсидора Баббс передвинула нейтрализатор от красной отметки к зеленой.

О Боже.

– Найдите неисправность, – приказала она руководителю технического обслуживания лично по связи.

О Боже, никаких бананов сегодня; и ради бога, пусть будет так, чтобы ревизоры не заглянули в отсек 18, где хранятся фрукты, не указанные в судовой декларации, где яблоки, лимоны и манго плавают в темноте, где маленькие планетоиды апельсинов и луноподобные яблоки иногда сталкиваются друг с другом в своем медленном движении.

– Шеф Баббс? – сказала связь. – Код 15 в зале отдыха.

Баббс взялась было снова за горлышко бутылки, но вспомнила, что только что отпила из нее.

– Что там происходит? Где это?

– Пивной автомат, – пришел ответ, – автобар, кругом летают пиво и виски…

– Кто-нибудь там есть?

– Там вся смена, шеф, кругом…

– Очистить секцию! Перекрыть энергию! Вызовите техническое обслуживание! Выведите оттуда команду и ликвидируйте неисправность! Слышите?

После этого внизу, в зале технического обслуживания номер 4, два молодых техника посмотрели друг на друга и один сказал:

– Кажется, мы должны вызвать нашего начальника?

– Он с ревизорами, – ответил другой и принялся смотреть «Руководство по эксплуатации».

– Так, идем сюда… красная кнопка безопасности – справа, верхний ряд.

Первый техник, замешкавшись, повернул ключ на кнопке.

Нажал на нее.

После этого весь свет погас, весь мусор устремился в зал отдыха, и смена умерла.

А точнее – под звуки сирен большая часть команды принялась задраивать двери, ведущие в нижние коридоры, паника охватила все триста двадцать восемь человек – техников, обслуживающий персонал, поваров, клерков и команду на отдыхе, всех, кроме специалиста Амира Джефферсона, сидящего на диване, расположенном рядом с внушительного вида стеллажом с бутылками виски и наблюдающего за плавающим баром, где стаканы описывали интересные орбиты под красным аварийным светом. Если прищурить глаза, то из-за освещения можно увидеть совершенно разные формы тени, одну или две. Это было просто замечательно.

– Эй, кто это? – спросил кто-то, и то, что происходило с Амиром Джефферсоном, было очень странно, в том, что так много людей выбежало и так много людей осталось, все пили, улыбались и не обращали внимание на тревогу…

Есть только одно объяснение, – подумал он. – С этими системами – сплошные проблемы. Третий сигнал тревоги за эту смену, черт побери. Возможно, снова привидения, те же самые привидения, управляющие плавающей вокруг выпивкой. Сначала он просто наблюдал за происходящим, но потом запаниковал.

А затем привык.

Все вокруг летало.

– Новый парень, – кто-то сказал и сунул выпивку в его руку.

Амир посмотрел на него сверху вниз – чудной вид, хорошая одежда, кожаная куртка и белый шарф.

И таких чудных большинство. Коричневые кожаные кепки со значками. Кое-кто из них был в снаряжении – возможно, в том что выдало техническое обслуживание.

Аристократический тип в униформе тоже потягивал свою выпивку, разговаривал с двумя или тремя в голубых нарядах с заплатами.

О Господи, парень с завитыми волосами, белым шарфом и кожаной курткой разговаривал с типом в клетчатой юбке.

Амир Джефферсон посмотрел на них, посмотрел на подозрительную выпивку, увидел, что он стоит на своих ногах, и перевел взгляд на парня, сидящего в кресле в уголке.

Потом он испугался по настоящему.

– Закройте аварийный выход! – пронзительно крикнула начальник станции своему помощнику. – Выключите эту проклятую сирену!

Какой-то идиот открыл аварийный шлюз.

– Номер два, – сказала связь. – Шеф, здесь Юдал. Он говорит, что ему в руки попался один из ревизоров, кажется тот напуган тем, что зал отдыха полон пьяной командой.

О Господи боже.

– Что Юдалу делать с ревизором?

Баббс подумала об этом. Большая часть этих дум была преступна. Она заскрежетала зубами и сказала:

– Я увижусь с ним. Скажите ему, что мы извиняемся.

– Я… – сказал помощник. Затем: – О, мой бог…

– Что?

– Они говорят, что опять тревога. А в зале отдыха шумное веселье.

Даже уверившись, в том он мертв, но существует, для Амира было большим шоком. Он выровнял свое тело, которое сидело совершенно спокойно позади кучи стаканов.

Кто-то хлопнул его по плечу. Он почувствовал, как вес покинул его тело… Он посмотрел на беловолосого офицера, который сказал:

– Сынок, только что ты вступил в наш эскадрон.

Офицер повернул его, его, скромного специалиста и стал называть ему имена – Берд и Роджер, Смит и Эйхарт, имя за именем словно выписанные из книги истории, лица знакомые по голограммам, униформы и знаки различия от атома до аэропланов…

И специалист 2-го класса Амир Джефферсон, кем он и остался, в первый момент зная, что он мертв, подумал о том, что будут делать его друзья, и если он оказался в Аду, то что ему делать с назначенным свиданием с Мерси Тодд в субботу вечером – начал чувствовать еще больший холод, потерянность и испуг.

Что я делаю здесь? – думал он постоянно, пожимая одну руку за другой в толпе знаменитостей, имена – Боже, легенды, все вышедшие из древней истории, пилоты и астронавты, пионеры и исследователи…

Он был обеспокоен, ужасно обеспокоен, чувствуя себя совершенно неуютно в толпе этих людей, как на обычной вечеринке, пробующих поднять ему настроение и угощавших его как будто бы он принадлежал этой компании.

– Мне действительно очень жаль, – сказал он. – Я не должен быть здесь.

Люди улыбались. Если мертвый парень мог краснеть, он краснел, и он посмотрел на пол. – Извините меня, – сказал он, и повернулся к двери; но Роджер схватил его за руку и сказал:

– Эй! Все нормально…

– Все нормально, – повторил он, и все вокруг громко закричали и снова сунули ему в руку выпивку.

– Здесь новый парень! – сказал кто-то, и звон стаканов разнесся по всей комнате, после чего раздались приветствия, и Амир сделал глоток и пробормотал:

– Благодарю вас… – Он сделал большой глоток – так или иначе, он мертвый, алкоголь не повредит, и смотрел на этих великих людей, которые понимали его удивление, его мысли относительно Марси Тодд и относительно его самого.

– Извините меня, я стал этой дрянью… – Это прозвучало просто глупо. Все понял это, он не собирался так начинать.

– Что я здесь делаю?

– Это ты о чем? – спросил Смит.

– Я дурак, эти люди и я… это работа… на станции есть ревизоры, которых я должен провести по…

Смит почесал свою голову.

– Не будем делать это.

– А что делают привидения?

Наступила долгая тишина. Наконец кто-то, он не представился торжественно сказал:

– Дела. Какие бы они ни были. Некоторые не могут иметь дело с нами. А некоторые только начинают понимать.

– Делают что? Появляются в определенных местах?

– Для тех, кто не может стать свободным, да, но только не для тех, кто уже свободен.

– Хорошо… – Амиру пришла мысль относительно всех этих апельсинах и старых запасных частях. – Почему именно здесь? Почему все вы приходите сюда?

– Корабли.

– Корабли?

– Он сказал правильно, – сказал Берд, – некоторые собратья еще не могут стать свободными. А кто может, тот ушел очень далеко.

– Мы можем стать ими только далеко отсюда, – сказал Эйхарт. – Так что все очень просто.

– Кроме того, это намного дальше, чем места, до которых могут добираться корабли, – сказал Берд. – Это то, для чего мы здесь. Это то, что мы ищем.

– Вы случайно не пилот? – спросил Эйхарт, – не так ли?

– Я получил лицензию на мелкие перевозки, – ответил Амир.

И тут же пара рук легла на его плечи. Он перевел взгляд с одного молодого лица на улыбающихся ему парней во всем голубом.

– Теперь среди нас пилот, – сказал один, а другой добавил: – Современный пилот…

– Один мертвый, – услышала шеф станции Баббс, и, уронив свою голову на руки, стала медленно качаться.

– Стаканы и разлитая повсюду выпивка, – безжалостно продолжал помощник. – Медики думают, что он был уже пьян, когда зазвучала тревога и не смог ее услышать…

– Боже мой, – сказала Баббс и потянулась за бутылкой с пилюлями, вертя в руках снятую пробку.

– Главный ревизор хочет увидеться с вами, – сообщил коммутатор. – Он довольно расстроенный.

Пилюли рассыпались. Баббс отложила пару и начала подбирать остальные.

– Шеф?

– Пошлите его в…

Баббс наконец закрыла бутылку, кинув ее в стол, посмотрела, как беловолосый Главный ревизор свирепствовал в офисе, и, поднявшись толчком на ноги, оперлась о стол суставами пальцев.

– Это ваш чертов персонал, – выкрикнула она прежде, чем Главный ревизор что-то сказал. – Ваша проклятая команда облепила меня, когда произошла авария, вот почему произошло несчастье, мистер, и все это будет в моем рапорте.

Главный ревизор выкрикнул в ответ.

– Что я вообще делаю на станции, нашпигованную проблемами защиты, проблемами связи и некомпетентным персоналом?! Я закончу свою работу на нашем корабле, который – слава Богу! – стоит под нашим замком и ключом, с данными, с достаточным количеством доказательств, чтобы увидеть вас наказанной, Шеф станции Баббс! И когда мы пошлем эти документы на Землю, я гарантирую вам, в них вполне достаточно обвинений против вас, и одиннадцать других преступных работников с этой станции…

– Шеф? – раздалось из коммутатора. – Шеф? Можете ли вы выйти отсюда?

– Я на конференции! – Баббс закричала в микрофон.

– Шеф? – сказал помощник, его голос то затихал то повышался.

– Извините меня, – ответила Баббс немножко выровняв дыхание, и вышла из приемной закрыв за собой дверь.

Помощник, с белым лицом, протянул ей записку на маленьком клочке бумаги.

Просмотрев ее, Баббс, к удивлению помощника усмехнулась во весь рот.

– Я точно знаю, как это случилось, – сказал шеф дока, стоя в станционном контроле рядом с апоплексического вида шефом ревизоров и вежливой и примиренной Айсидорой Баббс. Шеф дока смотрел на экран – который показывал блестящий новый правительственный корабль, уходящий с ускорением и находящийся в такой позиции, при которой невозможен был его перехват – посмотрел на Баббс, как бы спрашивая, должен ли он держать рот закрытым для остальных жителей станции зная…

Баббс слегка нахмурилась. Шеф дока пожал плечами и сказал:

– Я предполагаю, что это было автоматика, в которой произошла некоторая ошибка. Корабль вне дока, и это так, и нет других предположений, сбой мог произойти в какой-нибудь программе – может быть, имела место целая последовательность ошибок, которая привела…

– Быть не может таких вещей! – сказал ревизор.

Шеф дока пожал плечами и вежливо замолчал.

А в это время космический корабль «Свобода-2», без живой души на борту, уходила в глубокий космос, от мира, станции и всего остального.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация