А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


сама смерть. Шахзаде подошел осторожно к дракону, крикнул громко: «Аллах велик!» – и вонзил в самую пуповину дракона кинжал, пронзив его насквозь. Потом он дернул кинжал и распорол дракону живот. Поднялась пыль, засверкала молния, раздался гром, кругом потемнело, потом спустя час весь этот грохот прекратился, и чудище осталось лежать бездыханным.

Шахзаде возблагодарил всевышнего, отрубил голову дракона, поднял ее, просунувши пальцы в пасть, и двинулся в путь. Пройдя немного, шахзаде увидел на земле каменную плиту, в ней была каменная дверца на замке. «Пока не разузнаю, в чем тут дело, я не пойду дальше», – решил шахзаде. С большим трудом он разбил замок, открыл дверцу и увидел ступеньки, идущие вниз. Спустившись, он увидел четыре суфы, трон и покрывала, достойные трона. На том троне сидела красавица-пери с цепью на шее. Увидев шахзаде, она вскрикнула:

– О юноша! Кто ты? Как оказался здесь? Разве ты не знаешь о злом духе? Немедленно возвращайся. Жаль, если такой юноша, как ты, погибнет от его руки.

– О красавица! – стал утешать ее шахзаде. – Радуйся сердцем, я убил злого духа.

– О юноша! – возразила красавица-пери. – Никто не сможет убить его.

– Ну, коли не веришь, пойдем со мной, взгляни, – сказал он. – Я отрубил ему голову, она наверху.

– Как ты очутился здесь? – спросила пери. – Ведь сюда не ступала никогда нога человека.

И шахзаде рассказал ей о своей любви и скитаниях.

– О юноша! – воскликнула она. – Сообщаю тебе приятную весть. Я – мать Санаме Голезар, жена падишаха всех пери. Вот уже семь лет я томлюсь в оковах этого злого духа. За эти семь лет, как ни пытался мой муж освободить меня, у него ничего не получилось. А ты избавил нас от такого врага! Иди теперь не спеша, а я тем временем сообщу обо всем моему мужу, падишаху.

Она простилась с шахзаде, полетела на крыльях и вскоре оказалась во дворце падишаха. Он же, услышав весть о ее возвращении, выбежал из своих покоев, увидел жену, и они крепко обнялись. Он стал расспрашивать жену, и она рассказала ему обо всем, а также о сватовстве шахзаде Мохаммеда к их дочери. Падишах очень обрадовался вести о гибели дракона, но над сватовством шахзаде призадумался.

Падишах велел встретить шахзаде и ввести его в город с великим почетом, усадил шахзаде перед собой, завел с ним приятную беседу, а потом посреди беседы вдруг спросил юношу:

– Ради чего ты подверг себя тяготам и помог нашему счастью? Зачем ты оказался в наших краях?

Шахзаде поцеловал землю, а потом ответил:

– О властелин, я – твой раб! Что бы ты ни велел мне, я готов исполнить.

А он был уже достаточно пьян и поведал все о своей сердечной тоске и о царевне-пери. Падишах же показал ему на висящую в воздухе скатерть, на которой лежала лепешка и несколько луковиц, и больше ничего.

– Тот, кто просит мою дочь, – сказал падишах, – должен съесть эту лепешку и луковицы.

– Разве трудно съесть лепешку? – удивился шахзаде, протянул руку к лепешке и луковицам, но они удалились от него, причем он услышал, как они закричали ему:

– Юноша! Покуда ты не узнаешь нашей тайны, не сможешь съесть нас. А если все-таки съешь, не отгадав тайны, – превратишься в камень. Мы же трижды убежим от тебя во имя благодати, которая сопутствует тебе, чтобы ты не стал кам-нем, но после третьего раза – берегись! Больше мы не станем избегать тебя.

– О юноша! – стал уговаривать его падишах. – Это Разумный совет. Откажись-ка лучше от сватовства к моей дочери, а я отдам за тебя любую пери, какую бы ты ни пожелал, а также дам тебе сокровища всей земли. Вместе с тобой я пошлю в царство людей рати дивов и пери, так что ты сможешь разбить любого врага. Кроме того, я исполню любую твою просьбу. Но шахзаде вместо ответа только зарыдал, а падишах сказал:

– Ведь я не хочу выдавать за тебя дочь, не без причины: в этом таится опасность и для меня, и для тебя, и для дочери.

– О властелин! – воскликнул шахзаде. – Владыка небесный, который доставил меня сюда, откроет мне тайну лепешки и луковиц.

Он простился с падишахом, вышел из дворца, горя желанием разгадать секрет. Он надел шапку-невидимку, вошел снова во дворец и услышал, как падишах говорил своим приближенным:

– О друзья! Что мне делать? Я боюсь отдать дочь за этого юношу без выполнения условий, ибо мне грозит опасность, а этот юноша не послушает моих советов, что бы я ему ни сказал. Если же он снимет чары и съест лепешку с луковицами, то моя проклятая дочь ни за что не захочет выйти за человека, разве только я отдам ее ему со связанными руками! Вот сейчас юноша отправился на поиски, и я боюсь, что он может погибнуть, и тогда обо мне пойдет молва, как о неверном и коварном.

Шахзаде послушал все это, потом вышел и увидел, что лев, волк и газель в облике прекрасных пери прислуживают дочери падишаха.

– О если бы моя мать умерла в оковах злого духа! – говорила им царевна. – Тогда она не привела бы в нашу страну этого юношу. Ведь отец хочет выдать меня за него и отправил его, чтобы он разгадал тайну лепешек и лука. Но разве сможет он снять эти чары? Ведь только я одна ведаю о том месте.

А те пери, что были в облике льва, и волка, сказали ей:

– О царевна! Здесь ведь нет чужого, который мог бы разгласить твою тайну. Скажи нам, в чем дело.

– О сестрицы! – ответила царевна. – Есть в одном месте колодец, а в нем – четыре суфы, а рядом с ними – четыре водоема. В одном водоеме находится вода, черная как чернила; в другом – белая как молоко, в третьем – желтая как шафран. Только из одного водоема человек может выйти невредимым, если же он нырнет в другие три, то превратится в камень. Да что говорить, стоит человеку спуститься в колодец, как его охватит пламя и сожжет. Сойти в тот колодец может только тот, у кого есть три вещи: посох, башмаки и шапка-невидимка пророка Солеймана. И если даже у него есть все это, то откуда ему знать, из какого водоема можно выйти целым и невредимым? Это знаем только я да отец! А тот, что нырнет в этот водоем, узнает тайну лепешек и лука. Колодец этот также знаем я да отец. Из всех наших предков эту тайну знали отцы и дочери. Но пусть даже этот юноша войдет в колодец и разгадает тайну лепешки с луковицами – я не выйду за него замуж, разве только отец свяжет мне руки и выдаст меня насильно. Да и тот злой дух, который сотворил эти чары, разве допустит это? Он лучше убьет отца, мать и того юношу! Этот юноша вбил себе в голову пустую мечту. Если у него есть даже тысяча жизней, ему не уйти живым от этой гибельной опасности.

Шахзаде, услышав слова царевны, заплакал от ее жестокости, а потом подумал: «Со мной есть три названные ею вещи. Девушка же назвала, где находится колодец. Пойду-ка я, попытаю, как бог станет помогать мне в этом деле». Подумав так, шахзаде двинулся в путь, уповая на Аллаха, с надеждой в сердце.

Он шел сорок дней и прибыл, наконец, к колодцу. Там было несколько ступенек, и он спустился по ним, надев башмаки и шапку-невидимку и взяв в руки посох. Он подошел к четырем водоемам. Но в какой бы он ни собирался нырнуть, сердце его начинало щемить, и он не осмеливался. Наконец, он вышел из колодца и подумал: «Быть может, праведные мужи укажут мне путь».

Шахзаде стал бродить по окрестным пустыням, и вдруг оказался у бассейна, из которого бил фонтан высотой в десять-двенадцать заров. Вода била вверх, потом снова падала в бассейн, но откуда она приходила, не было видно. Шахзаде стоял удивленный с шапкой-невидимкой на голове и наблюдал. Вдруг он увидел, что какая-то водяная птица бросилась в бассейн, за ней летел сокол. Сокол все время пытался схватить птичку, но она ныряла в воду и вылетала в другом месте, а сокол снова бросался на нее. Наконец водяной птице стало невмоготу и она вознесла молитвы к чертогу всевышнего,

– О боже, – воскликнула она, – пошли человека, который отвратил бы от меня этого насильника! Я же сделаю для него все, чего бы он ни пожелал.

– Будь что будет! – подумал шахзаде. – Я спасу эту беднягу от когтей хищника. Быть может, бог тогда исполнит мое желание.

И он бросил в сокола посохом, так что острием распорол ему живот. Когда сокол свалился на землю, то поднялся грохот, засверкала молния, подул ураганный ветер, потом стало тихо, воздух прояснился, и шахзаде увидел на земле чудище с Разодранным брюхом, которое отправилось прямой дорогой в ад. А водяная птица превратилась в красавицу-пери, подобную солнцу.

– Хвала тебе! – воскликнула она. – Кем бы ты ни был, ты совершил подвиг и оказал мне добро. Ради пророка Солеймана – мир ему – я исполню любое твое желание. Покажись же мне!

Шахзаде снял шапку-невидимку, и пери увидела человека, подобного сияющему солнцу. Она поразилась его красоте и воскликнула:

– О юноша! Кто ты и как сюда попал? Еще никогда сюда не ступала нога человека. С тобой, наверно, шапка-невидимка Солеймана, раз ты можешь скрыться от пери.

– Да, – ответил шахзаде.

– Чего ты желаешь? – спросила пери. – Я постараюсь помочь тебе.

Шахзаде сказал:

– Я прибыл сюда, чтобы нырнуть в один из четырех водоемов, чтобы потом съесть лепешку и луковицы и обнять Санаме Голезар.

– О юноша! – вскричала пери. – Да будет тебе известно, что злой дух, заколдовавший яму, лепешку и луковицы, есть тот самый, которого ты убил. У нынешнего падишаха пери был предок, могущественный падишах. Ему не хотелось, чтобы кто-нибудь касался его дочери, и он приказал этому злому духу сотворить такие чары, чтобы никто не мог жениться на дочерях его рода. И вот уже семь поколений царевен из этого рода сошли в землю незамужними. Сам падишах разрешил взамен этого злому духу брать любую юную пери, когда захочет. Тот взял дочь моего дяди, потом возжелал меня, но я не согласилась жить с ним, и он погнался за мной, догнал меня здесь и вознамерился схватить меня. Он уже довел меня да изнеможения, но всевышний бог послал тебя на помощь, и ты убил его. Эти четыре водоема вырыты им, а он показал дочери моего дяди тот водоем, откуда выходят невредимым. Каждую пятницу он купался в этом водоеме и уходил до наступления следующей пятницы. О юноша! Я ведь знаю, что с тобой шапка-невидимка пророка Солеймана. А если к тому же у тебя есть еще его башмаки и посох, то можешь отправляться к тому колодцу.

– Все это со мной, – признался шахзаде, – и пери посоветовала ему:

– О юноша! Надень шапку и башмаки, возьми в руку посох и ступай к колодцу в пятницу. Там ты спрячься в потаенном уголке. Когда прилетит пери, то ты заприметь, в каком водоеме она искупается. А потом сам искупайся в том водоеме. Но смотри, не говори никому, что тебя научили этому, не то превратишься в камень. Хоть ты видел меня, притворись, что не видел.

Шахзаде простился с пери, а в пятницу отправился к колодцу, спустился в него и сел в уголке. Через некоторое время в яму влетела голубка, отряхнулась и превратилась в пери. Она разделась, повязалась набедренной повязкой и вошла в водоем с желтой водой, омыла там тело и голову, вышла, оделась, снова превратилась в голубку и улетела.

Шахзаде не медля разделся, повязался набедренной повязкой, вошел в водоем, вышел и двинулся прямой дорогой в сады Ирема.

Прибыв туда, шахзаде надел шапку-невидимку, вошел во дворец и слышит, что падишах говорит:

– Как ни увещевал я юношу, ничего на него не подействовало – не знаю, что теперь с ним стало. Мы же поступили с ним неблагородно и неблагодарно. Если бог снова приведет его ко мне, то я провожу его, утешив.

Шахзаде вышел из дворца, вернулся назад на расстояние одного перехода и отправил оттуда гонца к падишаху с вестью о своем возвращении.

Падишах велел встретить шахзаде и с великим почетом ввести в город. Когда они поели и напились, шахзаде обратился к падишаху так:

– О властелин! Я пришел съесть лепешку и луковицы.

– О юноша! – стал отговаривать его падишах. – Откажись от этой несбыточной мечты, а то как бы тебе не превратиться в камень. Ведь потом все станут порицать меня за то, что я отправил тебя бог весть за чем и что ты окаменел из-за меня, хоть ты и оказал мне великие услуги. Ведь я опозорюсь на весь мир! Бери любую из пери, и я дам еще вдобавок тебе столько добра, сколько ни у одного человека не было.

– О падишах! – возразил шахзаде. – Если бы богатства и сокровища были мне дороги, я не расстался бы с царством Чин. Ты не беспокойся, я все предусмотрел.

– Коли так, – согласился падишах, – то во имя Аллаха! Потом он отвел шахзаде в комнату с лепешкой и луковицами и велел разостлать перед ним скатерть и предложил:

– Ешь!

– Во имя Аллаха милостивого, милосердного, – произнес шахзаде и протянул руку к лепешке и луковицам. Те на этот раз не



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация