А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


От Саралы тем не менее не укрылось, как многие представители высшего лондонского света брезгливо морщились, услышав ее произношение с легким индийским акцентом, и перешептывались, осуждая ее смуглый цвет кожи. Из чего она заключила, что, скорее всего они вовсе не горят желанием принять ее в свою семью. Но пока все это ее не слишком огорчало.

Мать она застала сидящей в большой гостиной у камина. Несмотря на ее очевидную радость в связи с возвращением в «цивилизованное общество», маркиза с трудом привыкала к местному прохладному, в сравнении с индийским, климату. Входя в комнату, Сарала предчувствовала, что вновь услышит ее рассуждения о капризной лондонской погоде, за которыми последуют неизменные наставления по правилам хорошего тона. Но вот увидеть здесь отца она совершенно не ожидала. Он стоял, облокотившись о камин, с отрешенным видом.

– Вы звали меня, мама? – певуче спросила Сарала.

– Мы с твоим папой обсуждали, как ты осваиваешься в Англии. Нет, пока ты не совершила ничего предосудительного, но похоже, что мы, твои родители, не сумели все предусмотреть…

– Что случилось, мама? – забеспокоилась Сарала. Маркиза прокашлялась и, поколебавшись, промолвила.

– Папа хочет тебе кое-что сказать. Говори же, Говард! Говард Карлайл затряс головой:

– Ничего подобного, это не моя затея! Говори ты!

– Хорошо, тогда скажу я, – сердито нахмурив брови, согласилась маркиза. – Как тебе известно, деточка, мы с твоим отцом хотели остаться в Индии навсегда. И он достиг там весьма высокого поста в Ост-Индской компании. Этим он во многом обязан своему умению быстро приноравливаться к обычаям местного общества. Ему удалось завоевать расположение индийцев, благодаря чему он и стал преуспевать в коммерции.

– Все это мне известно, мама! – перебила ее Сарала. – Не беспокойтесь, я не жалею, что выросла и провела юность в Дели. Это сказочный город! У меня остались о нем чудесные воспоминания.

– Ты права, деточка. Дели – волшебный город. Но, вспоминая те годы, мы с отцом пришли к выводу, что мы неправильно тебя воспитывали. Как я уже сказала, в наши планы не входило возвращаться в Англию. В связи с этим твой папа настоял, чтобы мы дали тебе индийское имя. Я этому не противилась, о чем теперь сожалею! И вот обстоятельства вынудили нас вернуться в Лондон. Ты стала дочерью английского маркиза и должна завоевывать доверие и расположение англичан, а не индийцев, доченька.

Тревога сжала сердце Саралы.

Разговор обрел куда более серьезный характер, чем она ожидала. Речь шла не о фасонах платьев, которые теперь ей следует носить, и не о хороших манерах. Она облизнула губы и с натянутой улыбкой сказала:

– Я вся внимание, мама! Продолжайте!

– Так вот, доченька, мы с папой посоветовались и решили, что ради облегчения и ускорения твоего вхождения в лондонское высшее общество, тебе следует впредь называться не Саралой, а Сарой.

Сарала от изумления раскрыла рот.

– Простите, мама, что вы сказали? – переспросила она. Отец отвернулся, стыдясь смотреть ей в глаза.

– Сара – английское имя, доченька. Оно сослужит тебе добрую службу и поможет обзавестись новыми друзьями.

– Вы хотите, чтобы я сменила имя? – Сарала обомлела.

– Ради твоего же блага, деточка! – слащаво подтвердила маркиза.

– Готова побиться об заклад, что эту мысль тебе подали твои подружки-сплетницы! – в сердцах воскликнула Сарала, не совладав с охватившим ее гневом. – Да как могло такое прийти тебе в голову, мама?! Эти твои подруги…

Маркиза вскинула правую руку.

– Не смей оскорблять моих подруг! Взгляни на эту проблему спокойно, более отстраненно, Сара!

– Не Сара, а Сарала!

– Нет, отныне мы с папой будем звать тебя Сарой. – Маркиза была непоколебима. – Вспомни, что сразу же говорят люди, знакомясь с тобой?

– В Лондоне? – Сарала передернула плечами. – «Какое у вас необычное имя!»

– Ну а я о чем толкую? – Маркиза прищурилась. – А вот теперь скажи мне, деточка: что происходит обычно потом? Почему, по-твоему, тебя не ангажируют на танцы? Я уже не говорю о приглашении на чай или пикник! У тебя до сих пор еще нет в Лондоне друзей!

– Мама, это же нечестно! Мы здесь совсем недавно, каких-то две недели. У вас с папой были друзья еще до того, как вы уехали в Индию. А у меня их не было.

– Так и не будет, если ты станешь на всех производить странное впечатление! Скверно уже то, что у тебя смуглая от загара кожа. Зря ты не последовала моему совету носить шляпу и вуаль! Ты даже зонт никогда не раскрывала над головой! Тебе хочется прослыть белой вороной?

Видя, что мать намерена твердо стоять на своем, Сарала попыталась найти поддержку у отца.

– Но ты-то, папа, не принимаешь всерьез эту затею с переменой моего имени? – воскликнула она с мольбой в глазах. – Ты ведь сам дал его мне! Менять имя из меркантильных соображений нелепо, постыдно и абсурдно!

Маркиз тяжело вздохнул и переступил с ноги на ногу.

– Считай, что мы всего лишь предлагаем его сократить, – сказал он. – Пусть Сара станет твоим уменьшительным именем, согласись, оно ласкает слух. А главное, не настораживает и не порождает вопросов! Я понимаю, тебе трудно с этим согласиться, но попытайся понять маму и принять ее соображения. В конце концов, она ведь имеет право рассчитывать на это!

Сарала попятилась к двери, торопясь отринуть это кошмарное наваждение.

– Мне нравится мое имя! – воскликнула в отчаянии она. – Вот уже двадцать два года, как я Сарала! И не желаю, чтобы меня называли Сарой!

– Тебе придется с этим смириться, деточка! Поверь, это решение далось нам с огромным трудом. Ты ведь не хочешь ощущать себя здесь изгоем? Привыкай к новой жизни, старайся к ней поскорее приноровиться. Тебе придется изменить взгляды на многие вещи, в первую очередь на свои манеры и отношение к моде. Я уже обсудила с твоей служанкой вопросы, касающиеся обновления твоего гардероба. И прекрати так ярко гримироваться, здесь это не принято.

– Но в Дели броский грим в моде! – возразила Сарала.

– В последний раз повторяю: забудь о Дели, деточка! Мы живем в Лондоне, а в Дели больше не вернемся, если только ты не выйдешь за какого-нибудь чудаковатого пэра, которому взбредет в голову переселиться в Индию. Вот тогда и возьмешь снова свое прежнее туземное имя. Но не раньше! – непререкаемым тоном изрекла маркиза.

– Как вы могли так бессердечно поступить со мной мама?! – вне себя вскричала Сарала и, закрыв лицо руками, выбежала из гостиной. Противиться воле родителей она не могла.

Но и смириться с переменой своего имени тоже. Раз ее назвали Саралой, такой она и останется. Отказавшись от собственного имени, она неминуемо превратится в типично английскую светскую даму, далекую от коммерции. И тогда уже с легким сердцем отдаст этот проклятый китайский шелк невыносимому Шарлеманю Гриффину хоть за шиллинг. Но этому не бывать. Во всяком случае, пока она жива!

Сарала вбежала в свою спальню, бросилась ничком на кровать и дала волю слезам, чего с ней прежде никогда не случалось.




Глава 3


– Я всего лишь подчеркнул, что таможенные сборы меня совершенно не касаются. Своих коров я пасу на английских лугах и продаю английское масло и сливки добропорядочным англичанам! – заявил Закери Гриффин, прожевав кусок жаркого из фазана.

– Более глупого и несерьезного аргумента я не слышал! – воскликнул Шарлемань. – Передай мне солонку!

– Но ведь я и не вступаю с тобой в экономическую полемику! – возразил Закери. – От заумных споров у меня случается мигрень. Я только хотел продемонстрировать, насколько безразличны мне подобные дискуссии. Да мне дела нет до всех этих пошлин!

– А напрасно! Так может рассуждать только недоумок. Пенелопа, дочь герцога Мельбурна, опустила на стол бокал с лимонадом и звонко вскричала:

– Папа! Дядя Шей назвал дядю Закери недоумком!

– Я не глухой, Пенелопа. Следи за своей речью, Шарлемань!

– Особенно в присутствии дам! – пропищала девочка.

– Лично я не возражаю, – сказала с улыбкой Каролина встряхнув каштановыми локонами.

– Меня это тоже не задело, – сказала Элеонора и передала через стол брату солонку. – Более того, я поддерживаю точку зрения Шея. Ты, Закери, тугодум. Нельзя же не видеть ничего дальше собственного носа!

– Благодарю тебя, сестра, – сказал Шарлемань. – Как за поддержку моего мнения, так и за соль.

Закери скорчил обиженную мину и покосился на своего зятя Деверилла, единственного, кто еще не участвовал в разговоре.

– Что ты об этом думаешь, Валентаин?

– Что ты придурок, – невозмутимо изрек маркиз и вновь принялся уплетать пудинг.

– Как вы любезны, маркиз! – воскликнул Закери, багровея.

– Папа! – громче вскричала девочка. – А теперь все произносят нехорошие слова!

– Да, манеры всех присутствующих, к сожалению, оставляют желать лучшего! Доченька, не бери с них пример, будь паинькой. Валентаин, скажи, пожалуйста, ты, случайно, не знаешь, как убедить Моргана пересмотреть свою позицию перед завтрашним голосованием в парламенте?

– Очевидно, ты подразумеваешь шантаж? – Маркиз Деверилл вскинул брови. – Я слышал, что на ночь он надевает дамское белье…

Пенелопа рассмеялась и спросила:

– Он спит в женской ночной сорочке?

– Да, так ему удобнее, – дипломатично ответил маркиз. Герцог Мельбурн прокашлялся.

– Я имел в виду его политическую деятельность. Однако нам лучше поговорить об этом в другой раз, учитывая присутствие дам за столом. – Он с улыбкой поглядел на дочь, весьма смышленую для своих семи лет девочку, наделенную острым языком.

– Не я его затеял, – заметил Валентайн. – Пожалуйста, не втягивайте меня в семейные дрязги, я бы предпочел оставаться счастливым супругом вашей очаровательной сестры.

– Да ты, похоже, превращаешься в домоседа и подкаблучника? – в шутку спросил Закери.

– Зато не помешан на своих коровах, – парировал маркиз. Шарлемань обычно получал удовольствие от семейных ужинов, после которых Гриффины, как правило, отправлялись в оперу либо на бал. Сегодня его давала леди Манц-Диллингс, и в мыслях Шарлемань уже был там и высматривал в толпе приглашенных коварную красавицу плутовку, которая вполне могла уже распорядиться китайским товаром по своему усмотрению.

– Когда же я смогу, наконец, выбрать себе отрез? – спросила у него сестра Элеонора.

– Уже скоро, – успокоил он ее. – Мне еще нужно рассортировать рулоны по цвету и фактуре.

– Надеюсь, что качество шелка соответствует нашим ожиданиям? – спросила хорошенькая жена Закери, не слишком отличающаяся тактом и умом от своего супруга. Ее несколько сдерживало пока присутствие герцога Мельбурна. Но Шарлемань не сердился на нее: она была всего лишь профессиональной портретисткой, внучкой давно усопшего дворянина, и не получила ни надлежащего образования, ни приличного воспитания.

Ей было прекрасно известно, что герцог возражал против женитьбы на ней младшего брата, и она затаила на него обиду. Теперь же, получше узнав характер Каролины, проявившей умение быть в нужный момент сдержанной и вежливой, Себастьян изменил к ней отношение.

– Уверяю тебя, дорогая невестка, вы с Элеонорой получите по целой штуке ткани и останетесь весьма довольны, – сказал Шарлемань. – Эта материя отменного качества, я рассчитываю получить за нее приличную прибыль.

Произнеся это, он мысленно помянул недобрым словом ту, кто действительно владел предметом их разговора, – смекалистую, упрямую и невероятно привлекательную авантюристку, впитавшую в себя с юных лет жестокие и коварные нравы далекой экзотической страны.

– И как же ты намерен продавать свой товар? – с умным видом поинтересовался Закери. – Оптом или в розницу?

– Я пока только размышляю над этим, – уклончиво ответил Шарлемань, еще раз мысленно дав себе слово впредь не строить вслух грандиозных планов о выручке, не имея на руках купчей.

– Значит, этот шелк отменного качества, как ты и сказал, – заметил неугомонный Закери.

Поймав на себе пытливый взгляд Себастьяна, хранящего таинственное молчание во время всего разговора, Шарлемань пожал плечами и вскинул брови, заинтриговав его этим еще больше. Он умышленно дождался завершения ужина и сел в экипаж последним, напротив Закери и его супруги.

Брат взял Каролину за руку, сделал умное лицо и произнес:

– По-моему, мы рановато встали из-за стола. Сейчас половина десятого, и шеф-повар наверняка подал бы нам на десерт клубничный пирог.

– Когда бы мы вообще не выбрались из дома, – возразил Шарлемань, поборов приступ гнева.

Закери погладил жену по руке и добавил:

– Не стану спорить, после десерта мне бы захотелось прилечь. Кстати, Каролина говорила тебе, что в следующем месяце ей будет позировать для портрета принцесса? Картину повесят в большой портретной галерее Карлтон-Хауса.

– Если только это позволит его величество король, – заметила, скромно потупившись, его супруга.

– Что ж, меня это не удивляет, – сказал Шарлемань. – Чего я до сих пор действительно не могу понять, так это почему ты согласилась стать женой Закери.

Каролина смущенно отвернулась и проворковала:

– Он проявил завидную настойчивость. И редкую любовь к живописи. Вы недооцениваете его, дорогой деверь.

Шарлеманю не оставалось ничего другого, кроме как кивнуть, чтобы не обидеть ни ее, ни брата, порой не понимающего шуток. Они любили друг друга, и это не могло не радовать Шарлеманя. Поймав на себе испытующий взгляд Закери, он все-таки добавил:

– В действительности все мы ценим его и уважаем, просто не подаем виду, чтобы он не зазнавался.

Закери просиял, а Каролина с чувством сказала:

– Спасибо вам, Шей, за теплые слова. Между прочим, кто та экзотическая красотка, с которой вы танцевали на балу?

Ее неожиданный вопрос застал Шарлеманя врасплох.

– Разве вы не знакомы с Элоизой Хардинг? – наморщив лоб, спросил, в свою очередь, он.

– Нет, я имею в виду другую даму, приглашенную вами на вальс! Брюнетку с темным от загара лицом и ярким гримом.

– Ах вот ты о ком? Так это же племянница покойного маркиза Ганновера, недавно приехавшая из Индии вместе с родителями.

– Судя по ее платью и манерам, она успела превратиться там в настоящую туземку, – насмешливо сказала Каролина.

– Да, похоже на то, – неохотно пробурчал Шарлемань, ерзая на сиденье. Развивать разговор о Сарале ему сейчас не хотелось.

– Ты веришь тому, что сказал о Моргане Валентайн? – спросил Закери, меняя тему беседы. – Ну кто бы мог подумать, что



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация