А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Делайл, Анна

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

двери комнаты Табиты. Люси осторожно повернула ручку, а Доминик оглядывался по сторонам, не появится ли кто-нибудь в коридоре. Дверь не открылась.

– Табби, ты здесь? Открой, – прошептала Люси.

– Не могу, – ответила Табита. – Дверь заперта. Подойдя к сестре, Доминик заметил торчавший в замочной скважине ключ. Он повернул его, осторожно приоткрыл дверь, и они увидели Табиту.

– Зачем тебя заперли? – спросила Люси, потрясенная до глубины души такой несправедливостью. Она ни разу не слышала, чтобы с детьми поступали подобным образом. – Ты заболела?

– Нет, – тихо ответила Табита.

– Здорово! – проговорила Люси и, прошмыгнув в комнату, бросилась к подружке и порывисто ее обняла.

– Спустишься с нами вниз? Мне не с кем играть; ты же знаешь, с Амелией умрешь со скуки.

– Не могу, – покачала головой Табита. – Я… мне не разрешают. Я должна оставаться в комнате.

– Табита, кто посадил тебя под замок? – спросил Доминик. – Тетя?

Табита кивнула, и Доминик нахмурился. Когда Люси обнимала Табиту, он успел разглядеть ее руки, которые она поспешно спрятала под передник.

– Почему она не разрешает тебе выйти? – спросила Люси.

– Люси, нам, пожалуй, лучше вернуться. Ты же не хочешь, чтобы у Табби были неприятности?

– Нет… – Люси округлила глаза. – Но…

– Спускайся вниз, я тебя сейчас догоню. Мне нужно сказать пару слов Табите.

– А мне почему нельзя с ней поговорить? – обиделась Люси.

– Нельзя, и все, – твердо ответил Доминик. – Иди, не то я на тебя рассержусь.

– Ну ладно, ладно, – надула губы Люси. – Не понимаю, почему я должна уходить. Ведь Табби – моя лучшая подруга!

Доминик приоткрыл дверь и выпроводил Люси в коридор:

– Не жди меня возле двери. Я сейчас спущусь. И вот что… Табби и мой друг тоже. Не забывай об этом, хорошо?

Закрыв дверь, он повернулся и шагнул к Табите.

– Покажи мне, пожалуйста, твои руки.

Она замотала головой и быстро спрятала их за спину.

– Табби… Прошу тебя. – Он взял Табиту за руки, повернул их ладонями вверх и впервые за свою юную жизнь чертыхнулся при особе слабого пола. – Это она сотворила с тобой такое?

Табита кивнула, и Доминик снова перевел взгляд на ее ладошки, распухшие, в багровых полосах и рубцах, некоторые были настолько глубокими, что даже кровоточили.

– За что? За что она это сделала? – спросил он, с трудом сдерживая дрожь в голосе.

– За вчерашнее. За то, что я… потому что я зашла в воду.

– Но ты же ничего не сделала! Ничего!

– Нет, сделала, – тихо возразила Табита. – Я знала, что это плохо, и все равно сделала. – Она опустила голову. – Я поступила плохо.

– Нет! – с юношеской горячностью возразил Доминик. – Она угрозами заставила тебя поверить в то, что ты поступила плохо. А это неправда. Я видел, что случилось на самом деле. Уж если кого и винить, так это Люси! Но мама не стала ее наказывать!

Доминик осторожно отпустил руки Табиты. Увиденное потрясло его до глубины души. Эта жестокосердная женщина настоящее чудовище, он возненавидел ее всем сердцем, но что он мог сейчас сделать? Если он останется с Табитой, девочке это не поможет. А если его здесь найдут, Табите будет только хуже. Но уйти и оставить девочку наедине с ее горем ему не хотелось.

Взглянув на ее бледное худенькое личико, он вдруг понял, что она совсем еще ребенок, хотя почти ровесница Люси. Его вдруг обожгла мысль, а не живет ли Табита впроголодь. Не оставляют ли ее в качестве наказания без обеда или ужина?

– Ты не голодна? Тебя здесь кормят? – спросил Доминик.

– Да, – кивнула девочка. – Верити всегда что-нибудь приносит.

– Вот и хорошо, – силясь улыбнуться, сказал Доминик. – А теперь мне пора, но помни, мы с Люси – твои друзья!

Табита кивнула и проводила его взглядом до двери. Доминик вышел и, уже закрывая дверь, бросил взгляд на девочку, которая так и осталась стоять посреди комнаты, безвольно опустив руки. Доминик, как ни противно ему было, запер дверь на ключ. Иначе он поступить не мог.

– Мама, я хочу домой.

Леди Хантли изумленно посмотрела на сына и нахмурилась, заметив в серых глазах юноши неподдельную боль.

– Что-то случилось? – спросила она. – Кстати, где Люси?

– Мне не хочется здесь оставаться. Мы можем уехать домой?

– Нет, – довольно резко ответила она. – Это оскорбительно для хозяйки, ты что, не знаешь? Но может быть, ты объяснишь, что случилось.

– Можно сказать, что Люси объелась малиной, – предложил Доминик, но, увидев в глазах матери тревогу, добавил: – Не волнуйся, вон она, у тебя за спиной, сидит на ступеньках террасы.

Леди Хантли стремительно обернулась и увидела, что дочь жива и невредима, вот только лицо у нее непривычно хмурое. Она снова повернулась к сыну.

– Полагаю, вы снова повздорили с Ричардом, – строго заметила леди Хантли. – Ну что ж, прежде чем в следующий раз мы приедем в гости, я попрошу тебя соблюдать приличия и воздержаться от ссор с детьми хозяев.

– Мама, ни с кем я не ссорился! Я Ричарда даже не видел! По-моему, он избегает меня!

– Тогда в чем же дело?

Доминик отвернулся и стал смотреть в сторону озера. Ему очень не хотелось рассказывать о том, в каком состоянии Табита, но еще меньше хотелось лгать матери.

– Ты права, – согласился он. – Не будем уезжать, это невежливо.

Доминик поклонился и направился в парк. Сейчас он разыщет Ричарда и преподаст ему хороший урок, но, поразмыслив, Доминик отказался от своего намерения.

Доминик хорошо знал Ричарда и догадывался, в каком свете он постарался выставить Табиту, рассказывая своей матери о случившемся на берегу озера.

У него все кипело внутри, когда семейство Риз в полном составе наконец уселось в экипаж и отправилось домой. Дети молчали, как в рот воды набрали, и леди Хантли, глянув на возмущенного сына и насупившуюся дочь, не выдержала:

– Вот что, дорогие мои, я все равно узнаю, что случилось. Выкладывайте все начистоту.

– Табби очень плохо, мамочка! – выпалила Люси.

Брат бросил в ее сторону предостерегающий взгляд, но было слишком поздно. Графиня наклонилась к дочери, приготовившись слушать.

– Что же стряслось с Табитой?

Заметив наконец яростный взгляд Доминика, девочка отвернулась от матери и стала смотреть в окно.

– Люси, расскажи, что случилось? – требовательно обратилась к ней Памела Риз. Когда она говорила таким тоном, лучше было ей не отказывать.

Девочка бросила на брата беспомощный взгляд и неохотно ответила:

– Леди Монтекью заперла Табби в ее комнате.

– Понятно. А вы как об этом узнали?

– От Амелии. Она сказала, что Табби заболела, но это ложь. Вот мы и пошли ее навестить.

– Что скажешь, Доминик?

– Так оно и было, но не стоит это обсуждать. – Он многозначительно посмотрел на мать, и та оставила все расспросы до дома. Но как только Люси отправилась к себе в комнату, графиня завела Доминика в свою гостиную и плотно закрыла дверь.

– Теперь, Доминик, расскажи мне о самом плохом. Вы с Люси наплевали на авторитет леди Монтекью и пошли в комнату к Табите?

– Да.

Леди Хантли присела на подлокотник массивного кресла, какое-то время разглядывала свои пальцы и наконец подняла глаза на сына.

– Я знаю, что леди Монтекью сурова с Табитой, но она не первый ребенок, которого запирают в комнате за проступок. Нельзя было приводить туда Люси.

– Я знаю, мама. Но тетя причинила Табби боль. Исхлестала ей руки. До крови. – Он судорожно сглотнул и продолжил: – Такого я еще не видел.

– А Люси была с тобой в этот момент? – нахмурилась графиня.

– Нет. Я сразу отослал ее из комнаты.

– Весьма благоразумно с твоей стороны.

Доминик растерянно посмотрел на мать, неприятно удивленный ее спокойствием. Выходит, для нее важнее душевное спокойствие Люси, чем страдания Табиты.

– Знаешь, мама, за что ее так наказали? За то, что она в такую жару сняла туфли, вошла по колено в озеро и поплескалась в воде. У Табиты кожа на ладонях полопалась, мама! Я не верю, что тебе все равно! – Голос у него дрогнул.

Леди Хантли молча разглядывала сына. Он уже давно не ребенок. Глаза Доминика пылали от гнева, а выражение лица было такое, что ей стало не по себе. Помолчав, она заговорила, с особым тщанием подбирая слова:

– Доминик, я разделяю твои чувства. Наказание было несправедливо жестоким. Но здесь мы бессильны. Я подозревала, что девочке там живется непросто, но, к несчастью, законы позволяют леди Монтекью обращаться с Табитой, как ей заблагорассудится. Мы можем помочь только нашим дружеским отношением, не вмешиваясь в их семейные дела. Ты понял?

– Да, мама, но…

– Твое вмешательство может только навредить Табите. Если бы тебя и Люси застали в комнате у Табиты, кто пострадал бы в первую очередь?

– Я знаю, мама. Я был очень осторожен.

– Это делает тебе честь, Доминик, но я бы не хотела, чтобы нечто подобное повторилось. Ясно?

– Да, мама.

– На этом мы и закончим наш разговор. Можешь идти.

Не успел Доминик выйти, как дверь снова распахнулась и в гостиной появился граф Хантли. Былая его стать давно осталась в прошлом, и при ходьбе ему теперь приходилось пользоваться тростью.

– Что здесь происходит? – ворчливо спросил он. – Доминик чем-то разозлен, а ты, дорогая, взволнованна, что на тебя не похоже, насколько я понимаю, вы снова выясняли отношения?

– Господь с тобой, Хьюго. Тебе просто показалось, – улыбнулась Памела, ей очень не хотелось огорчать мужа. – Мальчик быстро взрослеет, вот и все.




Глава 4


В конце лета Доминик видел Табиту всего лишь раз, да и то мельком. Они даже парой слов не обменялись. Ему хотелось знать, как она себя чувствует, оставил ли ее Ричард наконец в покое, но случай не представлялся. А в сентябре Доминик уехал в школу. И летнее происшествие вскоре забылось.

В день отъезда Доминика Табита узнала, что Ричарда отправляют на учебу в школу-интернат. Счастью девочки не было предела. В ближайшие несколько лет она сможет перевести дух. И Табита буквально на глазах расцвела. Амелия стала к ней лучше относиться, и девочки теперь ладили.

Но время летело незаметно, наступила зима, и теперь оставались считанные дни до приезда Ричарда на рождественские каникулы. Одни в доме ждали его с нетерпением, другие со страхом, в том числе и Табита.

Зябким декабрьским утром Табита проснулась с сильно бьющимся сердцем. Наступил день приезда Ричарда. Табита натянула шерстяные чулки, подвязала фартук, но ее все равно била дрожь. В этот ранний час в крохотное окошко ее комнаты не проникал ни единый луч восходящего солнца. Она задумчиво стала водить пальчиком по покрытому изморозью окну. Может быть, в первый день он и не вспомнит о ней. Она постарается не попадаться ему на глаза.

С этой мыслью Табита спустилась вниз и спряталась за спинами домочадцев и слуг, выстроившихся у парадных дверей, чтобы поприветствовать вернувшегося молодого хозяина. Табите повезло. Ричард даже не посмотрел в ее сторону, и она убежала в свою комнату. Там она взяла варежки и шапку и решила вырваться наконец из дома на свежий воздух. С приездом Ричарда всем будет не до нее, и она сможет прогуляться до озера, посмотреть, замерзло оно или еще нет. Утром в воздухе медленно кружились снежинки, но сейчас небо просветлело, и вдыхать свежий морозный воздух, от которого даже слегка ломило зубы, было одно удовольствие. Все вокруг было укрыто ровным, восхитительно белым снежным ковром. Табита шла быстро, почти бежала, чтобы не замерзнуть, и довольно быстро оказалась на берегу озера, как раз на границе владений Монтекью и Ризов. Обнаружив, что озеро замерзло, девочка счастливо рассмеялась и принялась пригоршнями швырять пушистый снег на прозрачный лед.

Она так увлеклась, что услышала приглушенный топот копыт, лишь когда лошади оказались всего в нескольких ярдах от нее, и быстро обернулась.

– Табби! – восторженно взвизгнула сидевшая на пони девочка.

– Люси! – Табита просияла от радости. – Господи, что ты тут делаешь? – И она со всех ног помчалась вверх по пологому берегу к дороге.

– Мы решили проехаться вокруг озера, вот уж не думала, что встречу тебя здесь! – промолвила Люси. – Доминик, да помоги же мне слезть!

– Привет, Табби! – Соскочив с лошади, Доминик приветливо улыбнулся девочке. От холода Табита раскраснелась. Она с ног до головы была обсыпана снегом. – Ты настоящая снежная нимфа. Чем ты здесь занималась?

– Чем занималась? Сейчас покажу, – расхохоталась Табита, наклонилась, набрала пригоршню снега и бросила в Доминика, но он оказался проворнее, подхватил девочку на руки и кружил до тех пор, пока Табита, изнемогая от смеха, не сдалась и не выбросила свой метательный снаряд.

– Проверяй свою меткость на Люси, негодница. Я для этого слишком высокий.

– Доминик! – позвала его сестра. – Мне еще долго ждать?

Доминик обернулся и укоризненно посмотрел на Люси.

– Будь ты повежливее, я исполнил бы твою просьбу незамедлительно, – сказал он, однако шагнул вперед, чтобы помочь сестренке слезть с седла.

Люси извинилась, и они с Табитой стали состязаться, кто дальше и больше кинет на лед снежков.

Доминик привязал лошадей к толстому суку, росшего неподалеку дерева, и отошел немного в сторону, присматривая за девочками. Он был почти уверен, что Табита ненадолго сбежала вкусить запретной свободы. Ну и слава Богу. Правда, одета она была легко для такой морозной погоды и хотя, судя по ее виду, не очень замерзла, ей лучше было поскорее вернуться домой, пока она не обморозилась или, что еще хуже, пока ее не хватились.

– Ну что за бестолковые мазилы! – рассмеялся Доминик и спрыгнул на берег. – Придется вас поучить уму-разуму!

– Доминик, какой же ты противный! – огрызнулась Люси. – Ты старше нас и потому бросаешь более метко. И нечего меня учить. Я и так бросала дальше Табби.

– Доминик, а меня ты научишь? Ну пожалуйста. – Табита уже набрала очередную пригоршню снега и смущенно смотрела на юношу.

– Слов нет, что за умница, – усмехнулся Доминик и уже серьезно добавил: – Я тебя научу



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация