А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Моникой. Но уж никак она не ждала услышать того, что услышала.

– Я отвезу вас домой. Хочу лично убедиться, что вы добрались в целости и сохранности.

Эстелла потрясенно воззрилась на Джералда. Ей не пришло в голову то, о чем предусмотрительно подумал он: ее недруги вполне могли занять новые позиции. Но с какой стати? Однако же подкарауливали они ее на пути от яхты.

– Да тут всего несколько минут ходьбы, – неуверенно запротестовала она.

– А на машине и того меньше, – возразил Джералд. – И мне все равно в ту сторону – я еду сейчас к бабушке. Ей интересно знать, как вы освоились на новом месте.

Не допуская даже возможности дальнейших споров, он велел Бетти запереть офис и, взяв Эстеллу под руку, направился к машине. Упоминание о леди Энн Элизабет навело молодую женщину на новые размышления.

– Бетти говорила, что понедельник у меня выходной, – начала она, когда «ягуар» тронулся с места. – Я как раз смогу подыскать себе жилье.

– Ничего-ничего, можете не спешить, – заметил Джералд таким тоном, точно все до единого его подчиненные жили в гостевых апартаментах месяцами, а потому человеком больше, человеком меньше – было уже совершенно неважно.

Эстелла окончательно запуталась. Может, она неверно истолковала его поведение в прошлый вторник? Нет, надо прояснить ситуацию.

– А я думала, вы хотите, чтобы я как можно скорее нашла себе новое жилье.

Джералд кинул на спутницу такой взгляд, что ей даже жарко стало. Пульс участился, к щекам прихлынула кровь. Ну как тут бороться с тем сексуальным притяжением, что неудержимо влечет ее к этому мужчине?

– Я хочу, чтобы вы обжились в Сент-Эндрюсе и почувствовали себя здесь как дома, – ответил он. – Так что не торопитесь. Подыщите то, что вам по-настоящему понравится.

Вполне разумные слова. Особенно в свете ее сегодняшнего сумасбродного поведения. Джералд, как хороший руководитель, не желает, чтобы его подчиненные подвергались лишнему стрессу, испытывали лишнюю напряженность. Так откуда же чувство, будто сейчас он преодолевает преграды, которые сам же, возвел меж ними четыре дня назад?

А может, это лишь плод ее воображения, результат разыгравшихся нервов после столкновения с прошлым?

– Вы так добры ко мне, – быстро произнесла Эстелла и, покраснев, добавила: – Весь день добры. И я очень благодарна вам за помощь… и участие.

Джералд притормозил машину возле дома. И молодая женщина порывисто распахнула дверцу со своей стороны.

– Спасибо. Не выключайте мотор, я уже вылезла. Еще раз благодарю за все, Джерри.

Она выпрыгнула на мостовую. Однако Джералд все же выключил мотор.

Так, значит, внезапно задохнулась Эстелла, последнее слово еще не сказано. Он вовсе не просто так решил подвезти ее до дому. Он ждал чего-то большего… какого-то продолжения. Но ни к чему большему Эстелла готова еще не была. Слишком уж сильное потрясение испытала она сегодня, слишком мало времени знала Джералда, чтобы как следует разобраться в своих чувствах к нему. Эстеллу обуяло смятение. Она бросила на своего спутника умоляющий взгляд, но тут заметила, что он даже не смотрит в ее сторону.

Взгляд его был прикован к другому автомобилю, что медленно полз по дороге, приближаясь к ним. Молодая женщина с ужасом узнала тех, кто сидел в машине.

– Они нас преследуют! – В голосе Эстеллы звенела паника.

– Вот именно! – Джералд выразительно посмотрел на нее. – И не думайте спорить. Я зайду в дом с вами.

Не успела она собраться с мыслями, как он уже вылез из «ягуара» и решительно захлопнул за собой дверцу. Эстелла совсем потеряла голову от страха. Теперь ее мучителям известно, где ее можно застать в свободное от работы время.

Но через секунду Джералд уже стоял рядом с ней. От молодого человека буквально исходило ощущение энергии и решительности. В глазах горел воинственный огонь, суровое мужественное лицо застыло в предвкушении схватки. Такой сметет любые преграды на своем пути!

Ноги Эстеллы снова начали подкашиваться. Беспомощная, растерянная, она отдалась на волю событиям, изменить которые была не властна. В мозгу причитал тонкий встревоженный голосок: так нечестно, нечестно…

Обняв молодую женщину за талию, Джералд притянул ее к себе. Эстелла не помнила, как оказалась перед дверью, и принялась неловко нашаривать в сумочке ключ. Руки дрожали и не слушались, перед глазами плясали цветные пятна.

Наконец ключ отыскался. Джералд вошел в прихожую вслед за ней, стукнула, захлопываясь, наружная дверь. Пути к бегству не было.

– Отлично, – с глубоким удовлетворением произнес он. – Теперь Бассеты не посмеют сунуться сюда, ведь они хотят иметь дело не со мной, а с вами.

Логично, не поспоришь. При мысли о беспардонном преследовании со стороны Рода и Моники у Эстеллы даже голова закружилась. Но что им от нее надо? Разве мало вреда они причинили ей до сих пор, чего же еще? Она растерянно поглядела на своего заступника. Лицо его вновь стало замкнутым и суровым. В глазах стоял невысказанный вопрос. Но единственное, что смогла Эстелла, – это беспомощно пробормотать:

– Честное слово, я ни в чем не виновата. Выражение лица Джералда слегка смягчилось, на нем снова появилось сочувствие.

– По-моему, нам обоим надо чего-нибудь выпить. Сейчас я загляну в бар. Что предпочитаете?

– С-сок, н-наверное.

Она запиналась и вообще чувствовала себя не в своей тарелке настолько, что Джералд не сдержал улыбки.

– Хорошо. Сейчас принесу вам апельсинового сока. Лед положить?

– Да, спасибо.

До спиртного ли, когда голова и так идет кругом? К тому же, для того чтобы топить горе в вине, момент сейчас явно неподходящий. Она получила лишь минутную передышку. Сейчас начнется допрос. О Боже! Не в силах предотвратить неизбежное, Эстелла остановилась у окна, глядя на заходящее солнце. Но даже открывшийся взгляду чудесный пейзаж не мог сейчас даровать ей мира и покоя.

– Эстелла…

Тихий голос Джералда заставил ее судорожно вцепиться в подоконник. Началось! Пожалуйста… пожалуйста, не сейчас! Она не могла еще заставить себя взглянуть в лицо прошлому.

– Понимаете, – негромко, но твердо произнес он, – чтобы уладить проблему, мне надо знать, в чем ее суть. Эстелла, прошу вас, соберитесь с мыслями и расскажите все мне. В конце концов, покидая сегодня эту квартиру, я хочу быть уверен, что завтра вы все еще будете здесь.

Но как уладить то, что в принципе уладить нельзя? Как иметь дело с людьми вроде Рода и Моники, с людьми, которые не хотят понимать, что есть вещи, которые лучше не трогать, лучше не воскрешать.

Эстелла невидящим взором смотрела вдаль, на море. За спиной ее раздались тихие шаги.

Джералд подошел и остановился совсем рядом. И к былому смятению добавилось смятение совершенно иного рода.

Все ее существо трепетало от волнения. Вместе с Джералдом в ее жизнь ворвались непокорные силы, бороться с которыми Эстелла не могла. Те силы, что твердили, взывали к ней: вот он, кого ты так долго ждала.




8


У молодой женщины, что, поникнув, стояла у окна, был такой отрешенный вид, что сердце Джералда сжалось. Неужели она думает об этом придурке Роде Бассете? Мечтает о нем?

Нет, черт возьми, нет! Род женат. И пусть он несчастлив в браке – так ему, подлецу, и надо! – это к делу никак не относится. Хотя Джералд ровным счетом ничего не знал о том, что произошло между Эстеллой и Родом, но в том, что этот тип именно придурок и подлец, был уверен твердо. Еще бы не подлец, если такая девушка страдает из-за него! Еще бы не придурок, если так нагло досаждает ей!

Джералд сжал кулаки. Невыносимо думать, что Эстелла настолько уязвима и беспомощна перед Родом, что завороженной жертвой ждет следующего его шага. Как же хотелось встряхнуть ее, заставить выбросить этого типа из головы, навеки перечеркнуть все, что стояло меж ней и свободным, не отравленным никакими страхами будущим.

Инстинкт яростно призывал Джералда к действию. Не стой столбом! Сделай же что-нибудь, и прямо сейчас! Не трать время на бесплодные раздумья!

Никакими разговорами, никакими размышлениями тут ничего не решить. Есть вещи, не поддающиеся логике, сказал себе Джералд, а ноги уже сами собой сделали те два шага, что отделяли его от молодой женщины. Есть вещи, понятные лишь на интуитивном уровне. Джералд поставил бокалы, что все еще держал в руках, на столик перед окном.

– Эстелла…

Она обернулась. В глубоких глазах ее плескалась такая неизбывная печаль, что у Джералда заныло в груди. Она не одна, она не одинока! Он не бросит ее наедине с горем. Он пришел, чтобы спасти ее, вернуть ей радость!..

От звуков его низкого, чуть хрипловатого голоса по коже Эстеллы пробежали мурашки – столько было в нем призывной, притягательной силы. Как зачарованная, она заглянула в лицо этой силе и в мгновение ока оказалась в объятиях Джералда. Ладони Эстеллы уперлись в мускулистую мужскую грудь, бедра ощутили крепость и жар его чресл. Синие глаза испепеляли ее властным, почти гневным огнем, не позволяя даже попытки к бунту.

Губы Джералда припали к ее устам в требовательном, яростном поцелуе, и Эстелла помимо воли ощутила, как в ответ в ней разгорается такое же требовательное и яростное желание, взрывная страсть, что сметает любые барьеры. Не думая сопротивляться, она отдалась на волю неукротимого чувства. Руки ее скользили по широким плечам Джералда, ласкали сильную шею. Все в нем дышало мужественностью, выдавало прирожденного воина, готового сражаться за ту, кого он назовет своей. Воин, защитник, заступник – и идеальный возлюбленный. Тот, на кого можно положиться всегда. Именно его так жаждала Эстелла.

Руки Джералда, его губы, его пылкий взгляд внушали ей, что она не одинока, и разгоняли холод и тьму, что всегда сопутствуют одиночеству. Эстелла, сама не зная почему, сейчас была уверена, что ничто и никогда не встанет между ней и этим мужчиной. Он не допустит этого. Она, только она…

Ощутив его напряженную плоть, Эстелла испытала самую, что ни на есть первобытную, примитивную радость. До чего приятно сознавать себя желанной! И до чего же не терпится подарить возлюбленному наслаждение, вместе с ним разделить восторги страсти! Позволить ему заполнить ту пустоту, что разъедала ее душу!

Объединенные лихорадочным порывом, стремящиеся скорее избавиться от докучной помехи, они принялись торопливо раздевать друг друга. Скорее прижаться друг к другу – плоть к плоти, сердце к сердцу! Увидев Джералда во всем великолепии наготы, Эстелла невольно ахнула, предвкушая наслаждение, которое он способен подарить ей в любовной игре.

Быстрым движением Джералд усадил ее на подоконник и раздвинул ей бедра. Эстелла обхватила его за шею, обмирая от восторга, когда он коснулся самых сокровенных, самых чувствии тельных мест ее тела. Умелые, дерзкие, дразнящие ласки Джералда в считанные секунды заставили ее достичь вершины блаженства. С тихим стоном Эстелла обвила ногами бедра возлюбленного, притягивая его к себе, умирая от желания почувствовать в себе его твердую плоть.

Первый же толчок вознес ее к новым вершинам наслаждения. Казалось, теперь, когда тела их слились в одно, она, наконец, обрела некую утраченную частицу своего существа, по которой давно страдала, которой ей мучительно недоставало. Каждая клеточка ее существа пела от радости. Джералд снова поцеловал ее в губы и, без малейшего усилия сняв с подоконника, понес в глубь комнаты, не разъединяясь, точно и сам, наконец, обрел то, чего ему давно недоставало, и теперь боялся хоть на миг утратить обретенное.

На Эстелле еще оставалась водолазка. И, усадив молодую женщину на краешек кровати, Джералд медленным, дразнящим движением принялся закатывать мягкую ткань, обнажая упругую высокую грудь и целуя ее так страстно, что Эстелла окончательно утратила осознание реальности, мир кругом завертелся и слился в одно яркое сверкающее пятно. Она вздрагивала в такт движениям губ возлюбленного, а когда он, наконец, поднял голову и заглянул ей в глаза, взгляд его словно проник ей в самую душу, подчиняя себе целиком, без остатка.

Три года Эстелла цеплялась за свою независимость, три года лелеяла мечты о свободе. Но единственная свобода, о которой мечтала она сейчас, – это свобода лететь на крыльях страсти с этим мужчиной, достичь вместе с ним тех вершин, что доступны лишь им одним…

Снова… и снова… быстрей и быстрей… Тело Эстеллы, словно само собой подчинилось этому ритму любви. Выше и выше… Восхитительная, небывалая свобода, немыслимое парение, дивные пики экстаза. Все вокруг вдруг взорвалось мириадами звезд… И больше Эстелла уже ничего не помнила.

Но Джералд не дал ей заблудиться, пропасть в этом огненном вихре чувств. Бережно, ласково он вернул ее на землю. Голова Эстеллы покоилась на плече возлюбленного, он нежно прижимал ее к груди, точно баюкал ребенка. Изнеможенная, счастливая, она покрывала бесчисленными поцелуями его шею и грудь…

Наверное, сейчас это было не совсем уместно, но в голову невольно полезли сравнения – Род и Джералд. И по всем параметрам Род безнадежно проигрывал.

Джералд Фергюссон… Эстелла нежно улыбнулась ему, и он вернул ей улыбку. Привстав на локте, он провел пальцем по ее чуть припухшим от поцелуев губам, очерчивая их изящные контуры. Какой пустяк – а тело ее вновь затрепетало от страсти и восторга.

– Ну что, теперь тебя получше? – Шутливый вопрос прозвучал до смешного серьезно.

– Да, – просто ответила Эстелла.

Отчего так, думать она не хотела. Во всяком случае, пока. Быть может, боялась ответа. Быть может, страшилась возвращения из того царства грез, где сейчас пребывала. Пусть грядущее таит неизвестность, а возможно, и крах, сейчас Эстелла не хотела думать ни о чем, кроме настоящего.

Улыбка Джералда чуть поблекла.

– Боюсь, мы с тобой слегка погорячились. Я напрочь забыл о возможных последствиях.

Эстелла нахмурилась. Ей эта здравая мысль даже не пришла в голову.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация