А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


он, со всего маха бросаясь в кресло так, что-то даже заскрипело. – И ничего другого тоже.

– Должна ли я сделать из этого вывод, что ты хочешь поговорить со мной об Эстелле и не желаешь, чтобы нас кто-то перебивал? – осведомилась его бабушка, всем своим видом давая понять, что признает разумность подобной беседы. – Я так и думала, что ты слишком торопишь события и не даешь девочке опомниться.

Джералд хмуро улыбнулся, признавая ее правоту.

– А как с ней не торопиться? Если хочешь поймать райскую птичку, тут уж зевать не приходится.

Райскую птичку? Леди Энн Элизабет приподняла брови. Не слишком ли вычурное сравнение. Конечно, есть в Эстелле что-то этакое, экзотическое… Но все же ветреная, легкомысленная певунья совсем не та жена, которую бы любящая бабушка пожелала внуку.

– Райские птички в неволе чахнут, – нашлась она, поддерживая его метафору.

– Эстелла хочет лететь со мной крыло к крылу. Главное, чтобы она поняла: я не собьюсь с курса.

– Не собьешься с курса? – Тут уж леди Фергюссон слегка растерялась. Все эти иносказания начали действовать ей на нервы. Не может же Эстелла в самом деле сомневаться в искренности чувств Джералда! – Дай ей немного времени, только и всего.

– Да время-то у меня есть, – самоуверенно заявил он. – Эстелла носит мое кольцо и не снимет его, если ей не покажется, будто что-то разладилось. Но мы с ней заключили соглашение, и, чтобы выполнить свои обязательства, мне нужна твоя помощь.

– Тогда объясни все подробнее.

Рассказанная Джералдом история не столько удивила леди Энн Элизабет, сколько окончательно все прояснила. Наконец-то все встало на свои места. Предательство, горькое разочарование в людях. Неудивительно, что девочка больше не хочет загадывать на будущее, старается жить сегодняшним днем. Она просто-напросто боится вновь пережить болезненное разочарование.

И на то, чтобы она научилась вновь доверять людям, нужно время. И нужна ласка. Наскоком, как привык действовать Джералд, тут ничего не добьешься.

Пожалуй, мальчик выбрал довольно умную тактику. Предложенное им соглашение – поистине мастерский ход. Вот только этим ходом он сам себя поставил в крайне уязвимое положение. Вздумай Эстелла пойти на попятный, унижение придется испытать Джералду, который так благородно избавил ее от какой бы то ни было ответственности, переложив все на свои плечи.

Подлинная любовь…

Но сумеет ли Эстелла оценить этот дар?

– Так что, Энни-Грэнни, мне нужна, твоя помощь. Я ведь в устройстве свадеб ровным счетом ничего не смыслю. Ты уж подскажи мне, как взяться за дело…

– Послушай, ты совершенно уверен, что хочешь жениться на ней? Что этот брак – то, что нужно вам обоим? Подумай хорошенько, Джерри, не принимай опрометчивых решений.

– Бабушка, я в жизни ничего так не хотел, – с предельной серьезностью ответил Джералд. – Понимаешь, я абсолютно уверен, что Эстелла любит меня. Я просто знаю это, знаю сердцем. И точно так же она сердцем знает, что я ее люблю. Эстелла просто боится себе признаться в этом, поверить в то, что такое возможно.

Прав ли он? Или всего лишь выдает желаемое за действительное?

Леди Энн Элизабет выпрямилась в кресле. Надо доверять инстинктам Джералда. И если они подсказывают ему, что этот брак предначертан им судьбой – значит, так оно и есть.

– Идем, Джерри. Для начала посмотрим календарь и определимся с днем свадьбы. Любое планирование начинается именно с этого. Через пять месяцев, говоришь?

Он торопливо кивнул, лицо его просветлело. Сейчас Джералд взирал на бабушку, точно на фею-крестную. Однако леди Энн Элизабет покачала головой.

– Я могла бы взять всю организационную сторону на себя. Но не стану этого делать. Я буду рядом с тобой, помогу тебе, подскажу, что делать, но любое решение будешь принимать ты. И выбирать тоже. Это твой подарок Эстелле. Не мой. Понимаешь?

– Безусловно. – Он ответил бабушке твердым взглядом. – Вся ответственность на мне. И когда Эстелла встанет у алтаря рядом со мной, Энни-Грэнни, ты поймешь, что я прав. Я нужен ей. И если ей необходимо такое доказательство моей любви – я готов.

Леди Фергюссон улыбнулась. Ну и Джерри! Ни дать, ни взять рыцарь в сияющих доспехах, идущий в бой ради своей дамы. А что – если подумать, это именно то, что надо Джералду. В этом он весь. Подвиги помогут герою снискать благосклонность избранницы. А если подвиг этот не такой, какими мы обычно представляем себе геройские деяния, – что ж, тем больше чести тому, кто его совершил!

А Эстелла… Как будто по наитию безошибочно вычислила, каким образом можно вернее всего привязать к себе Джералда. Райскую птичку нельзя поймать и заставить жить в неволе – ее можно лишь приручить. И кажется, конкретно этой птичке очень хочется, чтобы ее приручили.

Скорей бы пролетели эти пять месяцев, скорее бы кончился срок отведенного Джералду испытания!



И срок этот, наконец, подошел к концу. Маленькая церковь, в которой венчались многие поколения Фергюссонов, была полна народа. Обе семьи, Фергюссоны и Джованни, а также ближайшие друзья замерли в напряженном ожидании.

Бертрам поглядывал на часы.

– Опаздывает, – прошептал Уильям.

Самому ему уже довелось пережить эту изматывающую процедуру, и потому он прекрасно понимал чувства младшего брата.

Нервы Джералда напряглись до предела, натянулись как струны.

– Всего лишь на пять минут, – исполненный неколебимой верности, возразил он.

Однако на сердце у него отнюдь не царила уверенность. Эстелла всегда так пунктуальна – что же помешало ей прийти вовремя в столь знаменательный день ее жизни?

Нет! Она ни при чем! Это какое-то злосчастное стечение обстоятельств. Она же обещала, что не бросит жениха в самую последнюю минуту. А на ее слово можно положиться. И вчера кольцо с рубином, символ их помолвки, все так же ослепительно сияло на ее пальце. Тревожиться не о чем.

И он, Джералд, тоже сдержал свое слово. Свадьба обещала стать – и станет! – настоящим событием. Пусть подготовка отняла у него уйму сил и времени, результат себя оправдал.

Снаружи, в парке за церковью, уже были разбиты шатры и накрыты столы для всех желающих поднять бокал-другой за здоровье новобрачных. Особо же избранных ожидало празднество в особняке Фергюссонов. И, составив список гостей, Джералд поразился тому, сколько же человек вошло в число этих «избранных». Журналисты деловито строчили в блокнотах заметки к завтрашним репортажам в колонках светских новостей, фотографы суетились, выбирая самые выигрышные ракурсы.

Еще бы, женится средний из братьев Фергюссон!

Если, конечно, невеста явится в церковь.

Понимает ли Эстелла, что здесь, в этих краях, где все друг друга знают и семья Фергюссон издавна играет особую роль, отмена столь важного события, как свадьба, была бы самой настоящей катастрофой? На кон поставлены многовековые традиции, а не одна лишь гордость Джералда. И все зависит лишь от одного: не ошибся ли он, считая, будто Эстелла любит его.

Не ошибся, не ошибся, стучало сердце.

Душа жаждала, чтобы любимая скорее оказалась рядом.

– Едет, – с широкой улыбкой промолвил Бертрам, толкая Джералда локтем в бок.

По толпе, что ждала перед церковью, пронесся восхищенный гул, возвещающий о появлении на площади элегантной старинной кареты с упряжкой рысаков.

Поймав взгляд внука, леди Энн Элизабет ободряюще кивнула ему. Но Джералд едва ли заметил ее поддержку. Казалось, он весь обратился в слух. Вытянувшись в струнку, он не сводил напряженного взгляда с арки входа. Лицо его побелело от волнения, синие глаза выражали такую смесь надежды и страха, что у леди Фергюссон сжалось сердце.

Слабый гул толпы сменился приветственными криками. И вот по ступеням церкви застучали легкие каблучки, зашелестел подол тяжелого, отделанного старинным кружевом и жемчугом атласного платья.

Торжественно и прекрасно заиграл старинный орган. У Джералда едва не остановилось сердце. Его невеста… Эстелла… такая красивая и грациозная, плавной походкой двигалась к нему в сопровождении своего отца. Милое, бесконечно любимое лицо сияло – и на нем не было ни тени тревоги или неуверенности в завтрашнем дне. Она улыбалась, и взор ее был прикован лишь в Джералду. Карие глаза безмолвно признавались в любви синим, и те отвечали им взаимностью.

Медленно тянулись секунды. Но вот, наконец, рука Эстеллы легла в ладонь Джералда, легла, чтобы отныне не разъединяться никогда, чтобы влюбленные, ставшие мужем и женой, шли по жизни вместе, поддерживая друг друга и в горести, и в радости.

Древние, привычные слова наполнились вдруг новым и оттого еще более чудесным смыслом. И Джералд понял, что, наконец, свершилось то, о чем мечтал он эти долгие месяцы: райская птичка сама прилетела к нему и запела, усевшись ему на плечо.




Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация