А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Желание джентльмеена
Кэролайн Линден


Маркус Риз, герцог Эксетер, не раз вытаскивал своего брата-близнеца из неприятностей… а в итоге дорогой братец, назвавшись его именем, женился на вдове бедного священника и пристроил супругу под крылышко герцога!

Наверное, лучше всего открыть правду…

Но разве истинный джентльмен может скомпрометировать честную женщину, тем более такую красавицу, как Ханна Престон?

Маркус вынужден продолжать комедию супружества. И постепенно он входит во вкус, все больше терзаясь мучительной любовью и страстью к Ханне.





Кэролайн Линден

Желание джентльмена


Посвящается моим детям, которые всегда сразу говорят мне, чего они хотят; и Эрику, который поступает подобным же образом.





Пролог


Никто не заметил господина, прибывшего последним. Хозяева давно уже затерялись среди гостей, ужин закончился, и вот-вот должны были начаться танцы.

Опоздавший не присоединился к танцующим; он остановился у входа в бальный зал и обвел взглядом веселящуюся толпу, а через миг, развернувшись, направился вверх по лестнице. Ступая бесшумно и быстро, он свернул в то крыло здания, где обитали члены семейства, и, останавливаясь у каждой двери, иногда приоткрывал ее, потом осторожно закрывал и продолжал свой путь.

Наконец в самом конце коридора он задержался у очередной двери и приник к ней ухом, затем, с опаской оглянувшись, толкнул дверь и шагнул внутрь.

Любой другой, застав пару за таким занятием, непременно попятился бы обратно, но увиденная сцена нисколько не смутила Маркуса Риза. Вместо того чтобы незаметно удалиться, он лишь плотнее затворил за собой дверь.

– Здесь… о да… да… – стонала женщина, вздымаясь и опускаясь в чувственном неистовстве. От наслаждения она откинула назад голову и прикрыла глаза.

– Здесь? Ну да, почти, – пропыхтел мужчина, на чьих коленях она сидела, обнимая ее за бедра; брюки его были приспущены на ботинки, которые он еще не успел снять.

Тут женщина рассмеялась и охнула:

– Почти? Погоди, любовь моя!

– Не могу, – проворчал мужчина, опершись на локоть, и взял в рот ее темно-розовый сосок. – Сейчас!

– О… О! – вдруг завопила женщина; открыв глаза, она обнаружила, что в комнате находится еще кто-то.

– Господи! – Она оттолкнула любовника от груди, слезла с его коленей и натянула спущенное платье, тщетно пытаясь прикрыть наготу. – Эй, вы что здесь делаете?

Маркус окинул ее холодным взглядом.

– Скорее всего, спасаю ваши задницы.

Мужчина на шезлонге оправился от потрясения и развернулся в сторону двери.

– Маркус, дружище, как мило с твоей стороны, что ты решил составить нам компанию, – язвительно процедил он. – Кого благодарить за этот неприятный визит?

– Лорда Барлоу. Сегодня он изрядно напился, и, похоже, ему надоели слухи об изменах жены. Кто-то донес ему, что, пока он сидит в клубе, леди Барлоу принимает наедине других джентльменов. Сейчас он спешит сюда, проверить, насколько верны эти сведения.

Женщина охнула и начала лихорадочно поправлять одежду, а Маркус, не обращая на нее никакого внимания, повернулся к брату.

– Барлоу собирается убить тебя Дэвид, – негромко сказал он. – Ему известно твое имя, так что вставай и поскорее одевайся.

– А ты говорила, ему плевать. – упрекнул Дэвид даму, натягивая штаны, и леди Барлоу в ответ обожгла его злобным взглядом.

– Так оно и есть! Ему не плевать, только… Только когда он напьется, – угрюмо закончила она.

– Да он же отпетый пьянчуга! – Маркус швырнул рубашку брату, и Дэвид быстро натянул ее. – Ты солгала мне.

– А тебе не все равно? – огрызнулась она.

– Тихо! – прикрикнул Маркус. – Какое это теперь имеет значение? Дэвид, карета ждет тебя у конюшни, постарайся незаметно выбраться из дома и иди прямиком туда. Не забудь вот это. – Он протянул Дэвиду жилет и пиджак.

– К чему такая конспирация? – поинтересовался Дэвид, натягивая пиджак.

Маркус мрачно улыбнулся.

– Барлоу висит у меня на хвосте и поднимет гвалт, если тебя застукает или решит, что застукал.

– Ясно. – Дэвид запихнул галстук в карман и поднялся. – Так, говоришь, в конюшнях?

Маркус кивнул и обернулся к зеркалу. В тот же миг дверь приоткрылась и бесшумно затворилась за Дэвидом.

– Ну и что теперь? – мрачно спросила леди Барлоу. – Какого черта мне прикажете делать? Она явно была раздражена тем, что на нее не обращают внимания:

– Навряд ли вы продумали тайный план моего спасения.

Маркус взъерошил волосы.

– Что касается вас, мадам, вы отправитесь со мной. Джослин Барлоу скрестила руки на груди.

– Я не согласна.

Маркус хмыкнул.

– Не припомню, чтобы я испрашивал вашего согласия. Учитывая, что ваш супруг сильно разгневан, в ваших же интересах убедить его, что вы были со мной, а не с моим братом.

– Ничего у меня с вашим братом так и не вышло, – пробормотала Джослин.

– Ваше удовлетворение меня меньше всего волнует, – ответил Маркус, и в воздухе повеяло угрозой, – и о вас я беспокоюсь в последнюю очередь.

Джослин презрительно фыркнула, и Маркус обернулся к ней. Может, и вправду бросить ее здесь в таком виде: растрепанную, в расстегнутом платье? Она была неверной женой и скорее всего непостоянной любовницей. Собственно, Маркусу было на нее наплевать.

Но если он так поступит, она ничем не будет ему обязана. Ее муж рвал и метал, он во всеуслышание заявил о своих намерениях. Маркус знал, что Джослин пальцем не пошевелит, дабы усмирить супруга, и будет только рада, если из-за нее произойдет дуэль, поскольку скандал лишь добавит ей славы. Не для того Маркус гонялся за ними по всему городу, чтобы завтра на рассвете Барлоу вызвал Дэвида на дуэль.

– Повернитесь, – приказал он.

Леди Барлоу разинула рот, но, видимо, выражение лица Маркуса произвело на нее впечатление, и она повиновалась без слов.

– Сейчас мы спустимся вниз и присоединимся к гостям.

Маркус стал аккуратно застегивать ее платье. Слава Богу, она была из тех отважных женщин, которые не признают корсетов.

– Запомните: мы с вами любуемся предметами искусства в гостиной, а Дэвид уехал несколько часов назад. Про то, что происходило в этой комнате, мы умолчим. – Он развернул ее лицом к себе и окинул критическим взглядом. – У вас волосы растрепались.

Джослин залилась румянцем и обернулась к зеркалу, чтобы поправить прическу, в то время как Маркус ждал у двери, с трудом сдерживая нетерпение: ему нужно было сделать так, чтобы их увидели прежде, чем примчится Барлоу.

Наконец леди Барлоу окончила прихорашиваться, взяла Маркуса под руку, и они покинули комнату.

– Можно поинтересоваться, зачем вам это нужно?

– Нет.

Спускаясь в зал, они молчали, но потом Джослин снова заговорила:

– Знаете, ваше неожиданное появление застало меня врасплох, и все же я была приятно возбуждена, когда увидела, что вы стоите в дверях и смотрите на меня… – Она кокетливо покосилась на Маркуса из-под ресниц, и тот, не веря своим ушам, остановился и подождал, когда она поднимет на него глаза.

– Вы глубоко заблуждаетесь, полагая, что, увидев вас верхом на моем братце, я испытал хоть малейшее возбуждение. Вы смотрелись как последняя шлюха, – грубо сказал он. – Так что гоните прочь подобные мысли.

Джослин снова умолкла и молчала все то время, пока они спускались по лестнице и направлялись в бальный зал.

Обыкновенно Маркус разговаривал лишь с теми, кого хорошо знал и уважал, но теперь он нарочно замедлил шаг и расправил плечи. Когда кто-нибудь здоровался с ним, он спокойно кивал в ответ. Некоторые как-то странно на него поглядывали, но Маркус не обращал на них внимания; он хотел сбить с толку лишь одного человека – Барлоу.

– Сэр! – Коренастый джентльмен, покинув окружение товарищей, быстро двинулся в их сторону. – Я требую удовлетворения!

Бросив на леди Барлоу многозначительный взгляд, Маркус обернулся. Все собравшиеся уставились на них в предвкушении скандала. Либо слухи мчатся быстрее лошадей Маркуса, либо этот дурень успел уже всем разболтать о своих намерениях.

– Удовлетворения, Барлоу? А можно поинтересоваться хотя бы, в чем дело?

Услышав столь дерзкий ответ, лорд Барлоу широко распахнул глаза и сглотнул.

– Эксетер. Надо же. А я-то думал… – Он прокашлялся и нервно покосился на одного из приятелей. – Эксетер. Как поживаете, сэр?

Он поклонился, закачался и едва не упал. Маркус окинул его уничтожающим взглядом.

– Не жалуюсь, сэр. А вы?

При звуке его ледяного голоса Барлоу икнул.

– Очень даже неплохо, сэр.

Снова воцарилась тишина.

– Джослин, – наконец пробормотал Барлоу.

– Добрый вечер, дорогой. – Миссис Барлоу присела в реверансе, пряча бледное лицо за веером.

Маркус освободил локоть от ее хватки.

– Раз уж вы прибыли, Барлоу, возвращаю вам вашу супругу, которая была так любезна, что составила мне компанию.

– Составила компанию, – повторил Барлоу, точно попугай, и взял жену за руку. Вид у него был смущенный и озадаченный, – Да уж. Гм-м… Да.

– Ваша жена вызвалась показать мне хозяйскую галерею, – продолжил Маркус, – и весьма меня просветила.

Леди Барлоу была известной любительницей изящных искусств, но Маркус подозревал, что она скорее благоволила к смазливым молодым художникам. Впрочем, ему не было до этого никакого дела.

– Весьма. – Похоже, Барлоу утратил способность вести диалог и мог лишь повторять некоторые слова. Он переводил взгляд с Маркуса на жену и обратно, словно никак не мог уразуметь, о чем они толкуют. Да и что тут скажешь? Разве только обозвать дражайшую половину шлюхой, а Маркуса – вралем. Может, первое он и осуществит, так как порядочно набрался, но вот насчет последнего – увольте.

Взвесив обстоятельства, Маркус решил, что уже сделал все возможное для брата.

– Прощайте, Барлоу, и вы, леди Барлоу. – Он повернулся и направился прочь, успев напоследок услышать, как лорд Барлоу выговаривает какому-то приятелю:

– Гривз, ты глуп как пень! Это же Эксетер, а не его распутный братец.

– А мне почем знать? Будто их различишь! – заныл Гривз.

Маркус шел по залу, пропуская мимо ушей возмущенный шепот, несшийся ему вдогонку; он не прибавил шагу и ни разу не оглянулся. У лестницы его ждала карста; лакей почтительно распахнул перед ним дверцу, и Маркус, забравшись внутрь, постучал в крышу. Карета тут же тронулась.

– О, брат, спасибо тебе, – раздался из-за занавесок голос Дэвида. – Поверить не могу, что она мне лгала!

– Будь у тебя хоть капля здравого смысла, ты бы сначала сам все разузнал.

Дэвид фыркнул.

– Разве я когда-то отличался здравым смыслом?

Маркус вздохнул. Действительно, такого обалдуя, как Дэвид, еще поискать: крутит роман с женой известного ревнивца, а потом хвастает друзьям! Разумеется, один из приятелей Дэвида, также не отличавшийся благоразумием, тут же проболтался.

– Настоятельно рекомендую тебе отдохнуть от любовных похождений, пока не утихнет шумиха.

– Шумиха? – Дэвид чуть не подскочил. – Какая еще шумиха? Он нас не застукал и вообще даже вместе не видел!

Маркус снова вздохнул.

– Барлоу слышал, как придурок Брикстон развлекает этими россказнями приятелей. Сейчас он очень пьян и не слишком удивился тому, что застал жену со мной, а не с тобой, но рано или поздно этот тип смекнет, что здесь дело нечисто. Поверь, многие охотно подтвердят, что несколькими часами раньше видели ее с тобой.

Дэвид раздраженно откинулся на спинку кресла.

– Ладно, тут ты, пожалуй, прав.

Маркус кивнул, хотя и не ожидал, что Дэвид так легко сдастся.

– Ты завтра же уедешь.

– Что? Ну, это уж чересчур! – заартачился Дэвид. – Эти болваны могут решить, что я струсил и уношу ноги.

– Пусть думают, что хотят, лишь бы нам добиться цели.

Всю дорогу до дома Дэвида они ехали молча; но наконец карета остановилась, и лакей, отворив дверь, откинул подножку.

– Так и быть, – огрызнулся Дэвид, – я уеду. А ты наслаждайся сплетнями, которые непременно поползут по городу.

Он выпрыгнул из кареты и, даже не поблагодарив и не попрощавшись, затопал вверх по лестнице, а Маркус, безнадежно махнув рукой, откинулся на спинку сиденья. Дэвид уедет завтра же, прежде чем у Барлоу пройдет похмелье, даже если для этого Маркусу лично придется связать братца, заткнуть ему кляпом рот и отправить его по почте. Маркус давно уже мечтал спровадить Дэвида из Лондона под тем или иным предлогом, а теперь и повод подвернулся. Правда, Дэвид тоже хорош: как он смеет ставить под угрозу честь семьи? До выхода их сестры в свет осталось меньше года. Несомненно, Дэвид и в Брайтоне что-нибудь выкинет, но лондонское общество тем временем будет занято своими сплетнями. Если дуэль не состоится, сплетни о леди Барлоу и Дэвиде постепенно сойдут на нет.

Маркус почувствовал, что устал, и велел кучеру ехать домой. В клуб ему возвращаться не хотелось; хотя спасение Дэвида заняло меньше часа, он был весь измотан, а вечер окончательно испорчен. Разумеется, он не ждал благодарности, но если бы у Дэвида хватило ума не дуться! В один прекрасный день Маркус оставит брата в покое, и тогда тот оценит его помощь по заслугам. Пока же нужно обеспечить будущее Селии. Когда сестра выйдет замуж за достойного человека, Дэвиду будет предоставлена полная свобода: пусть сам расплачивается за свои ошибки.

Маркус откинулся головой на подушку и помолился за то, чтобы в Брайтоне Дэвид не влип в какую-нибудь очередную жуткую историю.




Глава 1


В поселке Миддлборо проживало менее двухсот душ, и хотя он мог похвастаться портным, швеей, сапожником и двумя прекрасными тавернами, но до города никак не дотягивал. Единственное, чем этот поселок славился, и что приносило ему доход, было его местоположение. В двадцати пяти милях к северу располагался Лондон, в двадцати пяти милях к югу – Брайтон, а дорога между ними пролегала через Миддлборо.

Жители Миддлборо давно привыкли, что мимо с грохотом проносятся роскошные кареты с разодетыми господами. Большей частью проезжие господа останавливались в тавернах «Белый лебедь» либо «Королевский герб», и многие джентльмены, соблазнившись прямой дорогой, пролегавшей через равнину, устраивали гонки и пролетали мимо.

Ясным днем в самом начале весны на горизонте появились два таких экипажа, и Ханна Престон, шагавшая со свертками вдоль дороги, тяжело вздохнула, потом переложила свертки, схватила дочку за руку и притянула поближе к себе. Через миг мимо прогрохотали ярко раскрашенные колеса и пронеслись взмыленные лошади.

– Вот дурни, – пробормотала Ханна, чуть не наступив в грязную лужу. –



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация