А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Мартин, Кэт

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Ожерелье дьявола
Кэт Мартин


Ожерелье #2
Это жемчужное ожерелье может принести его владелице и счастье, и беду. Способно превратить жизнь в ад или наполнить ее любовью и радостью.

Юная Грейс Частейн, оказавшаяся пленницей мужественного капитана Итана Шарпа, пытается понять – что сулит загадочный жемчуг ей?

Высшее блаженство – или слезы и печаль?

Разделенную страсть – или позор и горе?

Стоит ли оставлять драгоценность у себя?

Стоит ли доверять суровому морскому волку и… своему сердцу, которое кричит о любви?!





Кэт Мартин

Ожерелье дьявола





Глава 1


Лондон

1805 год

Час условленного свидания неотвратимо приближался.

От волнения у Грейс бешено колотилось сердце и дрожали руки. Бесшумно проскользнув в свою спальню, она тихонько затворила дверь и замерла, чтобы перевести дух.

Снизу, из гостиной, доносились приглушенные звуки контрданса, исполняемого квартетом музыкантов. Званый вечер стоил матери Грейс немалых денег, но она не жалела средств, отчаянно пытаясь выдать дочь за какого-нибудь богатого стареющего аристократа.

Грейс стоически терпела пустую болтовню гостей, пока ей позволяло время, но потом пожаловалась на приступ мигрени и ушла к себе: в этот вечер ей предстояло отправиться на важное рандеву.

Зимний ветер хлестал по стеклам голыми ветками вяза, жутко завывал. Грейс устало сняла белые перчатки и потрясла пальцами. Недоброе предчувствие в груди нарастало, ладони вспотели. Но Грейс отринула сомнения и преисполнилась решимостью завершить задуманное во что бы то ни стало.

Скинув на ходу мягкие туфли из сафьяна, Грейс дернула за шнурок звонка, вызывая служанку, и стала судорожно расстегивать замочек ожерелья из алмазов и жемчуга. Его подарила ей Виктория Истон, графиня Брант, и Грейс очень дорожила своим единственным ценным украшением.

– Вызывали, мисс? – спросила вошедшая в комнату Феба Блум; не отличавшаяся смекалкой, она тем не менее обладала добрым и чутким сердцем, за что Грейс ее и любила.

– Помоги мне, пожалуйста, раздеться!

– Конечно, мисс!

Быстро сняв с ее помощью платье, Грейс вымучила улыбку и надела стеганый халат. Феба с поклоном ушла, чтобы вернуться в гостиную, откуда все еще доносилась музыка. Грейс надеялась успеть до того, как гости начнут расходиться и обнаружат, что она исчезла из дома.

Едва только дверь за Фебой затворилась, Грейс скинула халат и проворно переоделась в неброское серенькое шерстяное платье. Затем она задула огонек масляной лампы, стоявшей на туалетном столике, и во мраке покинула спальню, накинув на плечи мантилью. В руках у нее был ридикюль, в нем, помимо увесистого кошелька с золотыми монетами, полученными от ее двоюродной бабушки Матильды Крепшо, лежал еще билет в каюту почтового судна, которое должно было отправиться в конце этой недели в рейс в северном направлении.

Накинув на голову капюшон, Грейс выглянула в пустой коридор и быстро спустилась по черной лестнице к запасному ходу, ведущему в сад. Сердце Грейс колотилось так, словно готово было лопнуть. На Брук-стрит она остановила наемный экипаж и, забравшись в него, велела кучеру мчаться в таверну «Лис и заяц». Голос ее дрожал, руки тряслись.

– Эта таверна, если я не ошибаюсь, находится на рынке «Ковент-Гардсн», мисс? – хрипло уточнил извозчик, обернувшись.

– Да, любезный. Трогай!

Человек, с которым ей предстояло встретиться, выбрал для доверительного разговора с ней такое уединен нос ми: то не случайно: он предпочитал не мозолить глаза полицейским агентам, так как исполнял поручения весьма деликатного свойства. Рекомендовал же его Грейс ее кучер, разумеется, не бесплатно, а за несколько соверенов.

Время в пути показалось Грейс вечностью. Мостовые вечернего Лондона, по которым, громыхая деревянными колесами, нес ее экипаж, были пустынны. Зловещее цоканье конских копыт по булыжникам усиливало страх. Лишь увидев наконец вывеску таверны, Грейс вздохнула с облегчением и, сунув кучеру в руку монету, попросила его подождать немного возле входа в злачное заведение.

– Только не слишком задерживайтесь, мисс, – кивнув, сипло сказал он, обнажив гнилые зубы.

Грейс взглянула на его морщинистое серое лицо, обрамленное седой бородой, и торопливо ответила:

– Я мигом! Не тревожьтесь!

Моля Бога, чтобы извозчик дождался ее, она натянула капюшон на лоб и обошла вокруг таверны, чтобы войти в нее с черного хода, как ей было велено. Деревянная дверь поддалась с противным скрипом, из тускло освещенного помещения на Грейс пахнуло смрадом. Потолки комнаты были низкими и темными, в каменном закопченном очаге плясали оранжевые языки пламени. Лица мужчин, сидевших за ближайшим к ней столом, были суровыми. В дальнем углу комнаты Грейс увидела высокого, крупного человека в широкополой шляпе и шинели. Заметив ее, он встал и подал рукой знак подсесть за его стол.

Грейс сглотнула ком и, судорожно вздохнув, направилась к мужчине, провожаемая удивленными взглядами завсегдатаев, очевидно, не привыкших видеть в этом сомнительном заведении приличных молодых женщин.

– Привезли деньги? – бесцеремонно спросил у Грейс незнакомец, когда она села напротив него на стул.

– Вы уверены, что выполните мое поручение? – в свою очередь, спросила Грейс.

Он надменно вскинул подбородок, будто бы она оскорбила его своим недоверием, и хрипло произнес:

– Джек Моуди всегда держит слово! Ваше поручение будет исполнено, можете быть уверены.

Дрожащей рукой Грейс достала из сумки кошелек и передала его человеку, назвавшему себя Джеком Моуди. Он высыпал горсть золотых монет себе на ладонь и криво усмехнулся.

– Здесь вся названная вами сумма, – сказала Грейс, притворившись, что не слышит грязных шуток и вульгарного смеха сидящих за соседним столом бродяг и продажных девок, развлекающих их. От кислого запаха, исходящего от этой компании, у Грейс свело спазмом живот, а в горле запершило от табачного дыма и перегара. Впервые очутившись в увеселительном заведении столь низкого пошиба, Грейс мысленно зареклась впредь повторять подобные рискованные путешествия. Пока же она чувствовала себя так, словно попала в овчарню.

Пересчитав монеты, Джек Моуди ссыпал их обратно в кошелек и, удовлетворенно крякнув, встал и произнес:

– План действий готов. Как я уже вам сказал, все будет исполнено в лучшем виде. Завтра утром этот человек уже покинет пределы Лондона.

– Благодарю вас, – сказала Грейс.

Джек покачал мешочек с монетами на ладони и добавил:

– Иной благодарности, кроме как вот этой, мне не надо. А сейчас вам лучше покинуть этот притон, пока не возникли ненужные проблемы, мисс.

Грейс тотчас же встала из-за стола и покосилась на дверь.

– И держите рот на замке! – предупредил ее Джек. – Болтуны долго не живут.

Грейс почувствовала озноб и, кивнув собеседнику, ими которого она уже мысленно поклялась забыть, молча вышла из таверны через черный ход.

В темном переулке воняло тухлой рыбой. Ноги Грейс по щиколотки утопали в грязи. Подтянув подол платья, она ускорила шаг, с опаской оглядываясь по сторонам. Лишь увидев у входа в трактир наемный экипаж, Грейс вздохнула с облегчением.

Дремавший до ее появления кучер проснулся и погнал лошадей во весь опор в обратный путь. Однако Грейс казалось, что поездка домой тянется мучительно долго.



Пробираясь по садовой дорожке к черному входу, она то и дело поглядывала на окна гостиной, в которых все еще горел свет. Однако оркестр уже не играл. Успокаивал Грейс только громкий смех гостей, покидающих дом. К счастью, ей все-таки удалось вернуться вовремя.

Грейс сняла мантилью, повесила ее на крючок на двери и с тяжелым вздохом опустилась на стул. Через несколько дней, в конце недели, ей предстояло покинуть свой дом, чтобы отправиться в куда более продолжительное путешествие – до Скарборо, приморского городка в графстве Йоркшир, где впервые она должна была встретиться с леди Хамфри. Если бегство человека из Ньюгейтской тюрьмы, которое обещал организовать Джек Моуди, пройдет успешно, завтра в городе разразится невиданный скандал. Однако Грейс сочла для себя разумным остаться дома еще на пару дней, чтобы не вызвать подозрения у полиции своим внезапным исчезновением.

Томившегося в тюрьме человека, виконта Форсайта, на рассвете должны были повесить. Виновен ли он в чем-то в действительности или же нет, Грейс было неизвестно. Однако этот человек был ее отцом, пусть и незаконным, и она считала своим долгом сделать все возможное для его спасения.

Грейс запрокинула голову и стала молиться за удачное завершение задуманного ею предприятия, искренне надеясь, что она делает благородное и правильное дело.




Глава 2


Неделю спустя

– Я вижу корабль! Это определенно «Леди Анна»! Взгляните сами, капитан! Судно вон там, по правому борту от нас. Как раз слева от фок-мачты.

Стоявший рядом с первым помощником Ангусом Макшейном капитан Итан Шарп навел подзорную трубу на указанный объект и увидел, что в иллюминаторах кают далекого корабля горит свет.

Сжав пальцами трубу, капитан впился взглядом в давно преследуемое им судно. Ледяной пронзительный ветер трепал его густые черные волосы. Скулы капитана уже свело от холода, но он даже не замечал этого.

– Макшейн! – хрипло приказал он своему помощнику. – Взять курс наперерез «Леди Анне»!

– Слушаюсь, сэр! – ответил его опытный помощник, служивший под командованием капитана Итана уже многие годы.

Старый морской волк принялся немедленно отдавать распоряжения команде, и бравые парни дружно взялись за работу. Поднятые паруса быстро наполнились ветром и понесли шхуну к цели. Палуба «Морского дьявола» заскрипела и заухала от топота матросских башмаков. Всех охватило предчувствие скорого рукопашного боя. Ни однин матрос, однако, не испытывал при этом страха: на судне не было ни новичков, ни слабаков.

Быстроходная шхуна стремительно шла вперед, разрезая своим восьмидееятифутовым корпусом свинцовые волны с такой же легкостью, как это делали морские львы, плывшие следом.

Сегодня «Морскому дьяволу» предстояло послужить Итану в последний раз, после чего капитан намеревался приступить к исполнению своих новых обязанностей в качестве маркиза Белфорда. Свое же последнее дело в должности капитана морской шхуны ему требовалось выполнить успешно любой ценой.

Итан стиснул зубы. Капером он стал восемь лет назад, оставив службу во флоте, и «Морской дьявол» был уже вторым кораблем, которым он командовал. Первый же его корабль, «Морская ведьма», теперь гнил на дне океана, а члены его команды кто погиб в бою, кто медленно умирал во французских тюрьмах. Выжил из всего того экипажа один шотландец Ангус, да и то исключительно благодаря случаю: он в ту пору был в Шотландии, где ухаживал за своей тяжелобольной матерью. Все же другие матросы Итана либо пали в неравной схватке с врагом, либо очутились в плену, убежать из которого смог только Долговязый Нед. Позже ловкач умудрился сесть на торговую шхуну и уплыть в Портсмут. Самого же Итана после гибели корабля и матросов посадили на одиннадцать месяцев в тюрьму. На память о тех временах у него осталось несколько шрамов и легкая хромота. За это кое-кто должен был ответить, и Итан поклялся отплатить своему врагу сторицей.

Он невольно сжал руку в кулак. Обидчик пока еще был цел и невредим, а его пособница находилась на борту «Леди Анны».



Грейс Частейн села на резной стул с высокой спинкой, который любезно пододвинул Мартин Тулли, граф Коллингвуд, импозантный джентльмен лет тридцати с небольшим, путешествовавший на одном с ней судне. Они познакомились в первый же вечер своего вояжа. Светловолосый шатен произвел на Грейс приятное впечатление, и она выбрала его в качестве собеседника на все время, требовавшееся ей, чтобы добраться из Лондона в Скарборо, где Грейс ожидала вдовствующая баронесса Хамфри, ее двоюродная бабушка.

Вышеупомянутая титулованная особа доводилась теткой отцу Грейс, а потому вызвалась помочь ей в трудную минуту всем, чем сможет. Обстоятельства вынудили Грейс воспользоваться наконец этим предложением, она приняла от вдовствующей баронессы не только деньги для организации побега отца из темницы, но и приглашение погостить в ее доме, пока не улягутся страсти. Грейс истово молилась за успешный исход затеянного ею рискованного дела.

Внезапно дверь каюты распахнулась, Грейс обернулась и увидела входящего капитана Чамберса, низкорослого лысеющего седоволосого крепыша в элегантной униформе. Дождавшись, пока другие пассажиры займут свои места за столом, покрытым льняной скатертью, он сел во главе стола и, подав двум помощникам знак разносить блюда, громко произнес:

– Добрый вечер, господа!

– Добрый вечер, капитан! – дружно ответили все разом. Привыкнув к установленным насудне порядкам, Грейс и Феба Блум уже не тяготились ими в конце первой недели путешествия и даже наслаждались некоторыми его приятными аспектами, в частности вкусной едой и занимательными беседами с попутчиками, особенно с лордом Коллингвудом, мужчиной чрезвычайно обаятельным, учтивым и внимательным.

Вот и теперь граф уже беседовал о чем-то непринужденно с миссис Когберн, сидящей по правую руку от него. Эта дородная матрона собиралась проведать своего брата, в путешествии ее сопровождала компаньонка миссис Франклин. Помимо них, в кают-компании находились также богатый торговец шелками из Бата и парочка молодоженов, направлявшаяся в Шотландию к своим родственникам.

Лорд Коллингвуд рассмеялся, оценив удачную шутку говорливой собеседницы, и, поймав пристальный взгляд Грейс, обернулся и улыбнулся ей. При этом его выразительный взгляд скользнул и по ее шелковому платью цвета морской волны, и по каштановым волнистым волосам, стянутым в пучок на макушке, и по соблазнительному бюсту.

– Сегодня вы особенно очаровательны, мисс Частейн, – произнес он густым баритоном.

– Вы очень любезны, милорд! – проворковала Грейс чувственным голосом.

– А ваши жемчуга способны свести с ума любого своим ослепительным блеском! Как, однако же, оригинально сочетается жемчуг с брильянтами! Ничего подобного вашему ожерелью мне видеть еще не доводилось! Изумительная безделица!

Заметив подозрительный блеск в глазах графа, Грейс непроизвольно прикрыла свою единственную драгоценную вещицу ладонью и закусила нижнюю губу. Это украшение стоило целого состояния и вовсе не казалось ей безделицей. Она дорожила ожерельем и берегла его как зеницу ока.

– Эта старинная вещь, сделанная в тринадцатом веке. К сожалению, у нее трагическая история.

– Любопытно! Надеюсь, вы как-нибудь расскажете мне ее, миледи! – сказал граф, вскинув кустистую бровь.

– С удовольствием, – ответила Грейс, покраснев, и заерзала на стуле,



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация