А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Подари мне рай
Эллен Таннер Марш


Британский капитан Росс Гамильтон совершил нечто ужасное – нарушил неписаные законы общества и полюбил девушку-индианку! Правда, мужественный офицер не подозревал, что стал жертвой невинного обмана, затеянного со скуки лукавой юной англичанкой Морой Адамс. Это началось как игра, но очень скоро обратилось в жгучую, безумную страсть, сметающую даже непреодолимые преграды и противостоящую любой опасности, в великую любовь, ставшую для Росса и Моры и адом, и раем...





Эллен Таннер Марш

Подари мне рай





Глава 1


Бомбей, Индия

Начало апреля 1866 года

Утро выдалось ветреное и очень жаркое. Сквозь влажную дымку на горизонте показалась узкая полоса земли, далеко выступающая в океан. У поручней парохода «Вице-король Индии» плотной линией выстроились пассажиры, жаждущие бросить первый взгляд на индийский берег.

Мора Адамс стояла в тени на верхней палубе под тентом и придерживала рукой пряди волос, которые трепал ветер. В отличие от других пассажиров она поднялась сюда не только для того, чтобы полюбоваться видом. Она знала Бомбей еще ребенком и хорошо помнила ослепительно яркую красоту его обширной гавани. После долгих лет отсутствия прежде всего хотелось ощутить, чем пахнет Индия: то была смесь запахов масла, на котором готовят пищу, сандалового дерева, пыли и горящего коровьего кизяка. Все это чуждо и незнакомо большинству европейских носов, но не ее носу.

Пароход уже настолько близко подошел к берегу, что стали ясно видны туземные домики, окрашенные в кричащие розовый и желтый цвета и теснящиеся европейского типа дома, мусульманские мечети. Хорошо были слышны и типичные звуки Индии: мелодичная речь на языке хинди, позвякивание колокольчиков на повозках, мычание священных коров, лай бродячих собак и крики попугаев. Швартовы бросали под возбужденные приветствия встречающих.

– О, Мора, как все это чудесно!

Мора повернулась к подошедшей сестре. Бедная Лидия ужасно вспотела в своем зеленом муслиновом платье и соломенном капоре. Темно-каштановые волосы влажными колечками прилипли к вискам, но юное лицо сияло от восторга.

– Как ты считаешь, Теренс тоже встречает нас? Мама говорит, что это было бы излишним, ведь мы с ним еще не обручены официально, но я все-таки надеюсь... – Лидия не договорила и порозовела от смущения.

– Это чересчур далеко от Дели, – мягко напомнила сестре Мора. – Теренс не так много зарабатывает, чтобы позволить себе приехать сюда.

Лидия Карлайон беспечно улыбнулась, стараясь показать, что для нее это не столь уж важно, однако Мора отлично понимала, как ей хочется увидеть нареченного, с которым она преданно переписывалась последние два года, но ни разу не встречалась.

Лидия и Мора были кузинами. Обеим исполнилось по семнадцать лет, но между ними не улавливалось ни малейшего внешнего сходства. Лидия унаследовала от отца хрупкое сложение и смуглую кожу Карлайонов; у Моры от рождения были светло-рыжие волосы, немедленно изобличающие ее принадлежность к роду Адамсов. От отца она получила в наследство высокий рост, а от матери стройную фигуру. Но черты лица отличались оригинальностью: у нее были темно-фиалковые глаза, изящный, чуть вздернутый носик и чувственный рот.

В отличие от кузины Мора была счастлива вернуться в Индию. Во время долгого путешествия она терпеливо выписывала длинные отрывки на хинди из книг, которые везла с собой, с целью улучшить владение этим трудным языком. Теперь, когда обрывки из разговора матросов-индийцев долетели до нее, она довольно улыбнулась. Бесконечные часы занятий стоили затраченных усилий. Она ничего не забыла.

– Нам бы следовало отыскать маму, – сказала Лидия. – Я думаю... – Она умолкла, потому что в эту минуту наконец спустили трап и огромная толпа ринулась на борт парохода. – Господи, чего хотят эти люди?

– Увидеть своих друзей и любимых, – объяснила Мора, – ведь многие не виделись годами.

Конец ее фразы потонул в резком вопле толстой британской матроны, на чью модную шляпу прыгнула обезьянка, принесенная на палубу каким-то индийским торговцем. Перепуганное маленькое животное бросило перебирать искусственные плоды, украшающие шляпу, перелетело сначала на поручни, возле которых стояли Мора и Лидия, и оттуда вскарабкалось Море на плечо. Обезьянка возбужденно покрикивала, а вокруг девушек собралась порядочная толпа.

– Не шевелитесь, мисс! Стойте спокойно!

– Она может вас укусить!

– О пожалуйста! – закричала Лидия. – Пожалуйста, кто-нибудь, сделайте хоть что-то!

– Непременно, – отозвался глубокий и веселый мужской голос откуда-то из толпы. – Что именно?

Мора подняла глаза на высокого англичанина, прокладывающего себе путь к передней линии зевак. Пожалуй, только он один из собравшихся не поддался панике. Он остановился, уперев руки в бока, полные губы слегка вздрагивали, сдерживая готовый прорваться смех.

– О пожалуйста! – вскрикнула Лидия. – Заберите это... существо!

Мора и англичанин смотрели на обезьянку. Она все еще сидела у девушки на плече, вцепившись крохотными лапками в серое дорожное платье.

Ямочки заиграли у Моры на щеках. Он подняла голову, и глаза ее встретились со светло-голубыми глазами англичанина.

– Вы хотите, чтобы я сам ее взял? – вежливо спросил тот. – Или вручите зверька мне вы?

Рассмеявшись, Мора передала ему обезьянку и стала внимательно наблюдать, как он проталкивается к смущенному происшествием владельцу обезьянки и что-то строго и язвительно объясняет ему на безупречном хинди. Судя по темному цвету кожи, европейца можно было бы счесть итальянцем или испанцем, тем более что и волосы у него были, как говорят, цвета воронова крыла, но Мора была уверена, что правильно догадалась. Голубизна его глаз и четкий оксфордский выговор выдавали англичанина, но загар свидетельствовал, что мужчина провел долгие годы в восточных странах. По его манерам и поведению Мора мгновенно распознала влияние старой Индии.

– Лидия, Мора!

Толпа расступилась, чтобы пропустить бледную и запыхавшуюся Дафну Карлайон.

– О мои милые! Что случилось? Вы пострадали? Кто-то сказал, что на вас напало животное.

– Всего лишь маленькая обезьянка, тетя Дафна, – успокоила ее Мора. – Ее поймали.

– Слава Богу! – Миссис Карлайон рухнула на скамейку, лихорадочно обмахиваясь, словно веером, пачечкой каких-то листочков, которые принесла с собой. – Ужасные создания! Просто не могу понять, как это люди держат их у себя в доме для забавы!

Осознав, что возбуждение улеглось, толпа разошлась, Мора поискала глазами высокого англичанина, но он тоже исчез. Как неловко! Следовало бы поблагодарить его за то, с каким самообладанием он вывел ее из глупого положения.

– Мы можем идти, мама? – нетерпеливо спросила Лидия. – Папа нас ждет? Ты уже видела его?

– Ах, мои милые, – заговорила тетя Дафна с драматическими нотками в голосе. – Дорогие вы мои, боюсь, что у меня для вас плохие новости.

Только теперь Лидия обратила внимание на письма, которые держала в руках ее мать.

– Теренс! – вскрикнула она. – С Теренсом что-то случилось!

– Нет-нет, дружочек. У Теренса все отлично. Дело в том, что твоего отца удерживает сейчас в Дели масса работы. Он не мог встретить нас здесь. – Миссис Карлайон встала и легонько потрепала дочь по щеке. – Я понимаю, как ты огорчена, что не сразу увидишь его после стольких лет разлуки. Папа пишет, что сожалеет об этой вынужденной отсрочке. Это невыносимо.

– Как же мы попадем в Дели? – спросила Мора.

– Капитан Гамильтон уже предпринял все необходимые меры. Мы поедем по железной дороге. Насколько я знаю, в поезде на Дели есть особые отделения для дам, причем вполне комфортные. Подумать только! Всего через несколько дней мы будем дома, в Бхунапуре.

– А кто такой капитан Гамильтон? – задала Мора новый вопрос.

Тетя Дафна растерянно оглянулась.

– Постойте, он был рядом буквально минуту назад! Прекрасный человек. Твой дядя Лоренс послал его сопровождать нас, и я уверена... О, вот он! Сюда! – Она замахала зонтиком. – Капитан Гамильтон!

Мора обернулась и увидела, что черноволосый англичанин, который избавил ее от обезьянки, пробирается к ним по палубе. Брови его были сдвинуты. Вряд ли этот широкоплечий мужчина с такой властной осанкой всего лишь простой помощник Лоренса Карлайона, самого кроткого и уважаемого из людей, известных Море.

Тем не менее, именно он им и оказался. Когда он подошел, тетя Дафна с сияющей улыбкой представила его дочери и племяннице, и хотя Мора была достаточно высокой, ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть Гамильтону в глаза.

– Как поживаете, капитан Гамильтон?

– Мисс Адамс.

Он слегка поклонился, прежде чем выпустить ее руку из своей. Ничто в его тоне не показывало, что совсем недавно они встретились при необычайных обстоятельствах.

Тетя Дафна смотрела на капитана с откровенным одобрением.

– Как я рада, что вы с нами, капитан. Скажите, как долго мы пробудем в Бомбее до отправления поезда? Я хотела бы повидать своих друзей, а девочкам, разумеется, интересно что-нибудь осмотреть.

– Боюсь, что на это нет времени. Поезд на Дели отправляется через два часа. Я уже послал слугу вперед с вашим багажом.

Тетя Дафна побледнела.

– Через два часа? Но это совершенно неприемлемо. Мы могли бы уехать следующим поездом?

Твердые черты лица капитана ничуть не смягчились.

– Разумеется, – ответил он, – если вы согласны подождать неделю или даже больше.

– Неделю... – Тетя Дафна положила ладонь на свою обширную грудь. – Само собой, нет. Мора, Лидия, нам следует спешить, но должна признаться, я очень огорчена. Вы тоже идете, капитан Гамильтон?



На железнодорожном вокзале Бомбея была невероятная толчея. Дамам семейства Карлайон с капитаном Гамильтоном во главе пришлось прокладывать себе путь через стада коз и крупного рогатого скота, а также множество индийских семейств, прочно расположившихся на платформах. Шум стоял оглушительный. Дети ревели, женщины спорили, мужчины кричали и размахивали руками. Печки для приготовления пищи, свернутые постели, клетки с неугомонными цыплятами занимали каждый дюйм свободного пространства. Тощие бродячие собаки рыскали повсюду в поисках добычи. Нищие приставали к проходящим с просьбой о милостыне.

Тетя Дафна вышагивала, выставив грудь вперед, ни на что не обращая внимания, а Лидия робко цеплялась за рукав капитана Гамильтона. Она никогда не видела такого количества грязных, темнокожих людей. И нищие – какой ужас! Почти каждый из них был изуродован или искалечен, а от запаха ей становилось дурно.

Мора, в отличие от своей кузины, смотрела на все эти сцены с интересом и удовольствием. Отстав от своих, она то и дело останавливалась полюбоваться товарами, выставленными на продажу во множестве палаток и ларьков, расположенных вдоль дороги. Груды сладостей, финики и фиги, медные кальяны, пальмовые корзины, игрушки, молитвенные коврики и книги, а также, как это ни странно, свежие экземпляры журнала «Стрэнд».

– Мисс-сахиб?

Мора обернулась и очутилась лицом к лицу с торговцем, на котором, кроме набедренной повязки, называемой в Индии дхоти, не было никакой другой одежды. Он протягивал ей бутылку содовой воды.

– Для поезда. Вам очень захочется пить, а?

Мора подняла вверх два пальца, показывая, что ей нужно две бутылки. Тетя Дафна забыла взять в дорогу что-нибудь освежающее.

– Мисс-сахиб дала мне мало денег, – запротестовал торговец, едва Мора прижала к себе бутылки.

– Я дала тебе целую рупию, – нахмурилась Мора.

Тот покачал головой:

– Нет, мисс-сахиб, это была одна анна.

– Покажи.

Торговец поднял руку. Совершенно точно – на огрубелой ладони мирно покоилась мелкая медная монетка.

Мора прищурилась. Об этой стороне индийской жизни она успела забыть. Ловкость рук нечестных рыночных торгашей.

Где-то позади нее свистнул поезд. На мгновение Море показалось, что ее окликают. Вроде бы это голос тети Дафны.

– У меня нет времени, – заявила она торговцу.

– Может, мы позовем констебля, – нагло предложил тот. – Пусть он решит наш спор.

– Ты шутишь?

Снова раздался свисток паровоза.

– Ну? – все больше наглел обманщик.

– Ты мерзкое собачье отродье! – выдала она на простонародном хинди. – Зови констебля, я ему объясню, как ты обманул мэм-сахиб!

Глаза у торговца словно превратились в два блюдца. Хай-май, мисс-сахиб понимает его язык! Ох, да ведь это неслыханно! Он поспешил признать, что, наверное, ошибся. Сейчас он посмотрит еще раз. Да-да, именно так, как он и думал. Рупия, вот она. Он положил ее в левый карман, а не в правый. Тысяча извинений за беспокойство, причиненное мисс-сахиб! Он надеется, что она не сердится, он человек бедный, ум у него маленький. Если мисс-сахиб предпочитает...

– Если вы немедленно не уйдете отсюда, мисс Адамс, – перебил торговца англичанин, – вы опоздаете на поезд в Дели. Ваша тетя очень волнуется. Она послала меня за вами.

Мора повернулась и обнаружила, что Росс Гамильтон весьма сердито смотрит на нее с высоты своего роста. Он выглядел поистине угрожающе при его габаритах и жестких чертах лица. Мора предпочла бы видеть его улыбающимся. Это, разумеется, вовсе не значит, что она готова в принципе отдать ему предпочтение. Еще чего не хватало!

– Вы готовы? – продолжал он решительно. – Или вам необходимо сказать этому бедняге еще что-нибудь столь же приятное?

– Благодарю вас, нет. – Мора старалась, чтобы голос ее звучал высокомерно. Но глаза смеялись. – Думаю, я все сказала.

Что верно, то верно. Торговец практически чиркнул носом по платформе, когда кланялся им, выскочив из своей палатки.

Губы у капитана Гамильтона подрагивали, пока он сопровождал Мору через толпу к вагону. Он не так уж сильно сердился на нее, как хотел показать. На самом деле он радовался столь живой сценке. Весьма немногие английские женщины, только что сошедшие с борта парохода, могли бы так лихо приструнить индийского торговца.

Взволнованная тетя Дафна ждала их на верхней ступеньке лесенки.

– Милая, как же ты нас напугала! Если бы капитан Гамильтон не отправился за тобой, ты бы вполне могла отстать от поезда.

– Тетя, прости меня, пожалуйста, – виноватым голосом произнесла Мора.

– Что ты там делала? – спросила Лидия.

– Покупала чего-нибудь попить.

– У этих людей? – Лидия была явно шокирована. – И ты не боялась?

– Нет.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация