А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Мятежная красавица
Бренда Хайатт


Святой из Севен-Дайалс #2
«Нет, нет и еще раз нет!» – таков был ответ лорда Маркуса Нортропа на самые выгодные брачные предложения. И вправду, ЗАЧЕМ вступать в брак самому знаменитому повесе лондонского света?

Но... теперь Маркус ВЫНУЖДЕН жениться – причем на первой подвернувшейся невесте! А Куинн Певерилл словно бы СОЗДАНА для роли идеальной жены!

Однако своенравная девушка раз и навсегда поклялась открыть дверь своей спальни только тому, кто ПОЛЮБИТ ЕЕ ПО-НАСТОЯЩЕМУ – и завладеет не только ее телом, но и душой...





Бренда Хайатт

Мятежная красавица





Пролог


Оукшир, Англия

Июнь 1816 года

– Когда ты вернешься в Лондон? – Лорд Маркус Нортроп, пятый сын герцога Марленда, вопросительно посмотрел на своего друга лорда Хардвика. – Думаю, ты уезжаешь из Лондона не ради простой прихоти.

Кивком головы он указал на молодую жену Люка, леди Перл Морстон, новоиспеченную леди Хардвик. Та беседовала со своим отцом, герцогом Оукширским, в просторном холле загородного дома.

– О нет, – улыбнулся Люк.

Увидев глупую улыбку на лице друга, Маркус испытал жалость и одновременно зависть, хотя в последнем отказывался признаться даже самому себе. Однако, не желая портить лорду день свадьбы, он улыбнулся в ответ:

– Что ж, увидимся, когда придет срок. Поездка в твои северные имения несомненно займет несколько месяцев. Признаюсь, я буду скучать по тебе.

В последнее время Маркус очень сблизился со своим бывшим однокашником. Он узнал о Люке много нового и неожиданного, но самым поразительным было то, что тот уже много лет вел двойную жизнь.

В обществе Люк был известен как франтоватый молодой джентльмен, не так давно получивший титул лорда. Но у него было и второе имя – Ангел Севен-Дайалс[1 - Севен-Дайалс – один из беднейших и наиболее криминальных районов Лондона рядом с Ковент-Гарденом, место пересечения семи улиц. – Здесь и далее примеч. пер.], легендарный вор, который обкрадывал богатых, чтобы помогать бедным.

Узнав эту тайну, Маркус испытал невероятное возбуждение, но теперь, в связи с отъездом Люка, его ждали томительные месяцы, наполненные лишь привычными лондонскими развлечениями.

Словно предчувствуя грядущую меланхолию друга, Люк хлопнул его по плечу и сказал:

– Не беспокойся, я обязательно вернусь. Обещаю, ты очень скоро придумаешь, как убить время.

При этом он как-то странно подмигнул Маркусу, и тот хотел спросить его, что он имел в виду, но Люк уже спешил к своей молодой жене. После дежурных улыбок и прощальных слов новобрачные сели в экипаж и отправились в свадебное путешествие в северное имение, принадлежавшее теперь леди Хардвик.

Маркус с сомнением смотрел на то, что его друг отдал леди Перл земли и состояние, но сам Люк считал этот шаг необходимым.

Утро уступило место жаркому полудню, и Маркус достал платок, чтобы промокнуть покрывшийся испариной лоб. Когда он вынимал руку из кармана, на пол что-то упало. Он нагнулся и поднял странную визитную карточку: на ней не было ни имени, ни адреса, а лишь цифра семь, обведенная кружком, нарисованным золотыми чернилами.

Загадочная улыбка заиграла на лице Маркуса. Он догадался, чья это карточка. Это был отличительный знак Ангела Севен-Дайалс. Так вот о чем говорил Люк! Его друг подложил визитку во время беседы. Маркус собирался отправиться в Лондон только утром, но теперь его планы изменились.

Он должен ехать туда немедленно и сменить Люка на посту Ангела Севен-Дайалс!




Глава 1


Лондон

Июль 1816 года

Куинн Певерилл пребывала в твердой уверенности, что быть настоящей леди – самое противное и скучное занятие на свете. Ее отец настаивал, чтобы она вела светскую жизнь, но после двух часов, проведенных на приеме, девушка спешно поднялась со своего места и направилась к окну гостиничного холла.

Почему ее должно заботить, какое впечатление она произведет на родственников своей матери и глупых юнцов, с которыми ее заставил встретиться отец? Английское, высшее общество никогда не примет ее в свои ряды. Впрочем, и она никогда не испытывала желания влиться в его ряды.

В конце концов, ведь не она же настояла на том, чтобы отправиться в Англию. Отец хотел, чтобы дочь сопровождала его в этой деловой поездке. Кроме того, они должны были встретиться с родственниками матери – теми самыми людьми, которые двадцать пять лет назад выгнали ее мать из родного дома! По твердому убеждению Куинн, произвести на этих людей хорошее впечатление – значит проявить непочтение к памяти матери.

Куинн скучала по Балтимору. Сможет ли ее брат Чарлз управиться с их семейным бизнесом, основанным на океанских перевозках? Он вернулся из колледжа всего несколько лет назад и еще не вполне освоился. Сумеет ли он разобраться с поставщиками, не пропустит ли ошибки, которые постоянно допускают клерки?

Куинн Певерилл тяжело вздохнула и отвернулась от окна как раз в тот момент, когда в холл вошел отец.

– Куинн! – воскликнул он и широко улыбнулся. – У меня прекрасные новости.

Он прямо светился от счастья, поэтому она не могла не улыбнуться ему в ответ:

– Какие новости, папа?

– Посмотри! – Он протянул ей письмо. – Твои дядя и тетя, лорд и леди Клэридж, приглашают нас в свой дом. А я боялся, что они уедут в загородное имение или на курорт. Твоя мать все время говорила, что с июля по октябрь в Лондоне мертвый сезон.

– Хорошо, но мне все это кажется весьма скучным. Гораздо лучше вернуться домой, – сказала Куинн, отводя взгляд. – И когда мы к ним переезжаем?

– Завтра. Лорд Клэридж прислал письмо, в котором предлагает прислать экипаж, чтобы перевезти наши вещи на Маунт-стрит. Не правда ли, очень мило с его стороны?

– Да, конечно. В любом случае это будет лучше, чем оставаться здесь.

Куинн не понимала отца. Он был деловым человеком, который полагался только на себя и не терпел, когда кто-то командовал им. Однако он с благоговением относился к английскому высшему свету. Сама Куинн не одобряла и не разделяла этого.

– Дорогая, тебе понравится Лондон, – извиняющимся тоном произнес мистер Певерилл. – Я знаю, как ты скучаешь по дому, но...

– Но это великолепный шанс расширить мой кругозор, – закончила она, повторив фразу, которую уже тысячу раз слышала. – Ты прав. Пойду попрошу горничную собрать мои вещи.

– Ты моя умница, – просиял отец. – Я тоже начну собираться в дорогу, как только вернусь с деловой встречи.

– Еще одна встреча? А можно я пойду с тобой? У меня есть идеи насчет табачной концессии и кое-какие соображения по поводу хлопкового склада.

– Не сегодня, – осадил ее отец. – Я сам расскажу о твоих предложениях. Если они понравятся заинтересованным людям, я сообщу тебе.

Куинн не стала спорить, потому что это было бесполезно. Она направилась в свою комнату, где, к своему удивлению, обнаружила не горничную, а рыжеволосую девочку лет двенадцати.

– Подожди! – воскликнула Куинн, когда девочка вдруг бросилась к двери. Ей хотелось узнать, куда делась горничная, но тут она увидела, что глаза незнакомки покраснели от слез, а на щеке расплылся огромный синяк. – Господи! Кто это сделал?

Девочка тут же замотала головой:

– Никто, мэм. Я... я просто упала.

Она снова попыталась убежать, но Куинн схватила ее за плечо.

– Прошу тебя, не бойся. Тебя ударил кто-то из слуг в отеле?

– Нет, мэм. Со мной все будет в порядке.

– Как тебя зовут? – Куинн решила разговорить незваную гостью в надежде выудить у нее правду.

– Полли.

– Ты работаешь здесь?

Этот вопрос, похоже, еще больше напугал девочку. Она попыталась вырваться, но тут у нее из-под фартука выпала шкатулка. Девочка замерла на месте и в ужасе уставилась на Куинн.

– Моя шкатулка с драгоценностями! Ты хотела... украсть ее?

Куинн не могла поверить в случившееся. По щекам Полли потекли слезы.

– О, прошу вас, мэм, не говорите никому! Клянусь, я никогда раньше не воровала. Я сделала это ради моего младшего брата. Хозяин изобьет его, если он придет с пустыми руками. Моему брату нельзя больше попадаться на краже, иначе его непременно вздернут на виселице!

Куинн растерялась.

– Хозяин твоего брата заставляет его воровать? Это он избил тебя?

Полли кивнула.

– Я не хотела, чтобы Гобби били, поэтому он ударил меня и велел принести что-нибудь. Но мой брат упрямый, он хочет все делать сам. Ему всего лишь девять лет.

– Успокойся, я не выдам тебя. Напротив, я помогу тебе. Ты отведешь меня к хозяину твоего брата? Хочу сказать ему пару слов.

Что же это за монстр, который заставляет детей воровать?

– О нет, мэм! Он может ударить и вас!

– А можно поговорить с твоим братом? Может быть, вместе мы сумеем убедить Гобби выбрать более честный путь?

Девятилетний мальчик вряд ли мог оказаться опасным преступником.

Лицо Полли просияло.

– О, неужели вы это сделаете, мэм? Может быть, он действительно послушается вас. Но настоящим леди туда ходить небезопасно.

– Тогда я пойду туда не как леди.

Куинн открыла дорожный сундук и достала одежду своего брата, которую по чистой случайности захватила с собой. Дома она ездила в ней верхом и лазала по деревьям. Завтра она окажется в чопорном английском доме, где будет вынуждена вести себя как настоящая леди. Поэтому сейчас она решила использовать представившуюся возможность напоследок испытать захватывающее приключение.

Полли помогла ей снять платье. Девочка с изумлением наблюдала, как Куинн облачается в штаны и рубашку Чарлза. Девушка убрала волосы под шляпу и окончательно превратилась в мальчишку.

– Готово! А теперь пойдем!



Лорд Маркус смотрел в окно, предоставив своему приятелю по клубу, лорду Фернуорту, возможность говорить одному. Этот Фернуорт был настоящим тупицей. По правде говоря, большинство приятелей Маркуса были глупы, за исключением разве что Люка, который уже неделю как уехал и свадебное путешествие.

Старший брат Питер не раз предупреждал Маркуса, чтобы тот не растрачивал свою жизнь на вино, карты и женщин, но он не слушал. «Однако теперь мне представился шанс сделать что-то значительное», – думал Маркус, пальцами перебирая в кармане визитную карточку с цифрой семь.

– ...А потом эта потаскушка привязала свои подвязки к воротам Бека, чтобы все знали, что она делала и с кем! – смеясь, закончил свое повествование Фернуорт. – Представляешь, какой скандал разгорелся в прессе!

Маркус выдавил из себя улыбку. Зачем он пришел сюда?

– Прости, Ферни, – сказал Маркус, вставая с кресла, – но у меня встреча с моим портным. Думаю, с этой бутылкой ты справишься сам?

Фернуорт лишь хмыкнул, услышав такой глупый вопрос.

– Маркус, в последнее время ты какой-то скучный. Что скажешь насчет визита к мадам Софи сегодня вечером?

Всего месяц назад Маркус подпрыгнул бы от радости, услышав предложение пойти в один из самых модных борделей Лондона, но теперь, к своему удивлению, он даже не улыбнулся.

– Возможно, встретимся там позже, – рассеянно промолвил он и ушел.

Его путь лежал в направлении Ковент-Гардена. Он думал о благородных поступках, эстафету которых принял от Люка. Маркус спустился по Пиккадилли до Ковентри-стрит и затем повернул на Сент-Мартин-лейн. Миновав фешенебельные кварталы и более скромные, но все-таки респектабельные дома рабочих, он оказался в лабиринте узких грязных улочек, застроенных лачугами. Он был здесь и раньше, когда вместе с приятелями, таким же денди, как и он, искал пикантных развлечений. Теперь же, оказавшись здесь один, он про себя порадовался, что пришел сюда достаточно рано и июльский полдень был в самом разгаре.

Молодой человек с интересом оглянулся по сторонам в поисках подходящего объекта для своей благотворительности. Здесь, на самом дне, жили десятки, нет, сотни людей, которым требовалась его помощь. Маркус заметил одноногого нищего в замызганной военной форме и направился к нему.

– Приветствую вас, добрый человек, – сказал он, бросая несколько монет в протянутую шляпу. – Как ваше имя?

Нищий с подозрением посмотрел на незнакомца.

– А вам зачем? Если хотите знать, у меня есть право сидеть здесь.

– Конечно, – поспешно согласился Маркус, отступая на шаг, чтобы ненароком не испугать нищего солдата. – Я не желаю вам ничего плохого. Если вы скажете мне, что вам необходимо для облегчения существования, я с радостью дам вам это.

Подозрительное выражение лица нищего сменилось широкой улыбкой.

– Правда дадите? Что же, пара бутылок джина сможет облегчить мое существование.

– Уверен, вам нужно больше, чем джин, – улыбнулся и ответ Маркус. – Может быть, новая одежда или работа...

– Да вы один из тех трезвенников, что вечно несут чушь про богоугодность воздержания, – протянул нищий и с отвращением сплюнул. – А я уж подумал, что вы действительно хотите помочь.

Поняв, что у него ничего не получится, Маркус бросил и шляпу еще одну монетку, прекрасно понимая, на что она будет потрачена. Скорее всего, этому солдату уже ничто не поможет.

Пока Маркус разговаривал с солдатом, к нему сзади подкрался мальчуган лет девяти в смешной синей шапочке.

– Эй, чего ты хочешь? – спросил Маркус, заметив парнишку. На всякий случай он проверил, на месте ли кошелек, и тут заметил, что его носовой платок зажат в грязном кулачке ребенка. – Что ты делаешь?! – закричал Маркус.

Мальчишка бросился наутек.

– Подожди! Я тебе ничего не сделаю! Можешь оставить платок себе. О Господи!

Надеясь, что мальчик окажется более подходящим объектом для благих дел, Маркус бросился за ним вдогонку, но уже через несколько минут потерял его из виду. Однако вокруг было множество других несчастных, поэтому отчаиваться не следовало. На углу Черч-стрит он увидел девочку лет четырнадцати. Она явно занималась проституцией. Маркус хотел было направиться к ней, но потом сообразил, как может быть воспринято его предложение о помощи, и отказался от этой затеи. Нет, лучше ограничиться уличными мальчишками, тем более что их мир был ему знаком лучше.

Выйдя на Гордон-сквер, он заметил группу подростков, толпившихся на углу



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация