А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


на сей счет. Большинство наших женщин знают свое место и знают свои обязанности. Они чтят традиции. Долг брата – охранять добродетель сестры от всех соблазнов. Многие греческие мужчины не согласятся взять в жены ту, которая отдалась другому.

Хотелось бы мне, чтобы это распространялось и на мужчин! – заявила Зои.

– Мужчины – другое дело, – незамедлительно последовал ответ. – Мужчине это нужно.

– Хотите верьте, хотите нет, но и женщинам тоже. Тогда почему они связаны правилами, которых не придерживается ни один мужчина?

Прошло некоторое время, прежде чем он ответил:

– Должен ли я предположить, что вы сами не связаны никакими правилами?

Зои вздохнула. Она сама дала повод к подобному выводу, но у него все же не было оснований так ставить вопрос.

– Моя жизнь – это мое личное дело. Я имею в виду другое, – произнесла она жестко.

Его глаза горели как угли.

– Если вы хотите сохранить это место, вы должны ответить на мой вопрос.

Зои недоброжелательно взглянула на него, чувствуя себя в западне. Рассказывать кому бы то ни было о своем внутреннем мире и интимной жизни не входило в ее правила, но отказ в данном случае грозил бы потерей места. Необходим был компромисс.

– Я не буду отвечать на вопрос в той форме, в какой он был поставлен. Я не думаю, что вы имеете право спрашивать это, – сказала она, взвешивая каждое слово. – Единственное, что я оспариваю, – это утверждение, что женщина должна оставаться девственницей до брака, в то время как у мужчины есть свобода и он утоляет свой аппетит когда и где ни пожелает, без всяких ограничений.

Вряд ли кто сегодня следует этому жизненному кредо, – сухо прозвучало в ответ.

– Ни одному мужчине на свете нельзя прощать распутство.

Он посмотрел на нее с тенью недовольства на лице.

– Вы очень упрямы.

– В тех случаях, когда на меня давят, кирие, – ответила она. – Я могу работать на вас, но мои тело и душа принадлежат только мне.

– Конечно, – мягко сказал он. – Вы можете звать меня по имени. Вы находите, «Алексис» трудное для произношения слово?

– Трудное для восприятия Я, в конце концов, служу у вас…

Его взгляд обезоруживал, улыбка тоже.

– Не совсем так. Вы на привилегированном положении. Но я вижу, вы дрожите. Нам пора вернуться.

– Если я и дрожу, то не от холода, подумала Зои. Он не притрагивался к ней, но его близость возбуждала. Алексис Теодору был тем человеком, который не мог оставить кого-то равнодушным.

– Есть одна вещь, которую я бы хотела выяснить напоследок, – сказала она. – Кто будет платить мне зарплату?

– Я. Криста освобождается от этой обязанности. Я полагаю, что цифра, на которой вы остановились, недостаточна, и зарплата ваша будет увеличена на одну треть.

– Этого вовсе не нужно делать! – запротестовала Зои. – Я была более чем довольна первоначальной суммой. Кроме того, мне нравится стиль жизни здесь, многие люди отдали бы большие деньги, чтобы оказаться на моем месте.

Алексис заулыбался.

– До сих пор не встречал ни одного человека, который отказывался бы от дополнительной платы за свои услуги.

– Я не сказала, что отказываюсь. Я имела в виду, что это не является необходимостью.

– Я сам буду решать, что нужно, а что нет. – В этом высказывании слышалась воля самодержца. – Вы думаете, сможете сейчас уснуть?

Зои очень сомневалась в этом. Она вся была как натянутая струна. Человек, стоявший рядом с нею, обладал несомненной привлекательностью и, бесспорно, силой магнетизма. Та аура, которая возникала вокруг него, притягивала к себе и не отпускала. Разумеется, Зои была не первой женщиной, почувствовавшей это…

Алексис тем временем взял ее под руку и повел обратно к вилле. Его прикосновение обожгло ей кожу, хотя и было легким. Он понял это почти сразу и сунул руки в карманы брюк. Его улыбка говорила о том, что он уловил реакцию Зои и она его забавляла. Нет сомнений, она его забавляла… Алексис проводил ее взглядом до комнаты и на прощанье пробормотал:

– Калинихта[4 - Спокойной ночи (греч.)].

Зои как будто вышла из густого и темного леса, оказавшись наконец у себя. Она стояла минуту или две, пытаясь привести в порядок свои чувства, прежде чем включить свет. Алексис Теодору поистине выходящее из рада вон явление! Она могла смело себе в этом признаться и думала о нем все последующие дни.

Алексис проводил много времени у себя в фирме в Афинах, но к ужину всегда возвращался домой. Его присутствие вызывало у Зои чувства, которых она раньше не испытывала. Замечал ли он, что волнует ее, девушка точно не знала. Если не замечал, то, возможно, это было к лучшему. В конце концов, она ведь только служащая, хотя и живет на правах члена семьи. В ее положении она вряд ли заслуживала большего, чем мимолетное внимание.

– Я рада, что Леды Казанти здесь нет, – сказала однажды вечером София, когда Алексис ушел уладить пару дел, как он выразился. – Эта особа думает, что может безраздельно распоряжаться его временем. Будет ужасно, если брат женится на ней и она переедет сюда.

Они сидели на террасе.

– Как она выглядит? – спросила Зои небрежно, хотя сообщение о том, что у Алексиса есть невеста, больно резануло ее.

– Леда? – София задумалась. – Она, конечно, очень красивая и из хорошей семьи, но мне она не слишком нравится – не больше, чем я ей.

– Зато Алексис, очевидно, находит, что она подходящая кандидатура.

– Да, – вздохнула София и, помолчав, продолжила: – Мы забыли о наших планах назавтра…

Но прежде чем что-то предпринимать, им нужно было получить разрешение у Алексиса.

– Он у себя в кабинете, не так ли? – спросила Зои, решительно вставая. – Пойду поговорю с ним прямо сейчас.

– Брату может не понравиться, что его отрывают от дел, – произнесла неуверенно София. – Давай лучше утром…

– Но он может уйти до того, как мы встанем, как это было вчера и позавчера, – напомнила ей Зои. – Если мы хотим увидеть Акрополь до того, как туда начнут прибывать толпы туристов, мы должны выйти в половине восьмого. Иначе застрянем в пробке до середины дня. – Она вопросительно посмотрела на девушку. – Ты действительно хочешь посетить это место паломничества? Или делаешь это ради меня? Но я уже видела его раньше. София улыбнулась.

– Очень хочу! С тех пор как я была там последний раз, прошло уже много времени.

– Хорошо, подожди меня, я вернусь через несколько минут.

Дверь в кабинет Алексиса была плотно закрыта. Зои постучала – последовало сухое приглашение. Алексис говорил по телефону. Зои замешкалась. Он прервал беседу и посмотрел на вошедшую девушку.

– Прошу прощения за вторжение, – сказала она – Если бы я знала, что вы разговариваете по телефону…

– Я уже закончил, – ответил он. – Впрочем, это неважно – Он изучал ее. – Вы хотели меня о чем-то спросить?

– Только сказать, что мы – София и я – хотели бы провести завтрашний день в Афинах, хорошо?

В его улыбке угадывалась ирония.

– А если я не разрешу?

Зои поежилась.

– Тогда мы, конечно, не поедем. А что, есть какая-то причина для отказа?

– В настоящий момент – нет, – сказал он мягко. – Просто я хотел посмотреть на вашу реакцию. – Он не дал ей ответить: – Вы собираетесь посетить Плаку?

– Нет, Акрополь и Агору. И еще что-нибудь, если будет время до ленча.

– Вы никогда там раньше не были?

– Несколько раз была, – ответила она, – но всегда очень непродолжительное время. София тоже хочет посмотреть. Мы думаем отправиться рано, чтобы опередить толпы туристов, насколько это удастся.

– Хорошая идея, – согласился он, – действительно, мы можем поехать в город вместе. Потом я заеду за вами днем, и мы вместе посетим Плаку, которую вы столь настойчиво стремитесь увидеть. Мне так спокойнее, если я буду с вами. – Он поднял бровь: – Вы удивлены?

– Да, немного, – сказала она. – Я не думала, что вы так скоро согласитесь.

– Вы думаете, я так же упрям, как англичане? Сожалею, но должен разочаровать вас. Теперь, если вы куда-то соберетесь, больше ненужно спрашивать моего разрешения. Хотя, надеюсь, вы будете информировать меня, если захотите предпринять что-то особенное.

– Почему вы так неожиданно изменили мнение? – спросила Зои. – Всего несколько дней назад вы были готовы вышвырнуть меня, как котенка.

Его губы сжались.

– Ни один грек не поступит так с женщиной, несмотря ни на что. Я должен был убедиться в ваших положительных качествах перед тем, как доверить вам мою сестру. Она мне очень дорога.

– Я… польщена, – сказала Зои, не зная, что еще добавить. – Я планировала взять машину, чтобы у нас был там свой собственный транспорт.

– Плюс все трудности, связанные с поиском места для парковки. Агора недалеко от Акрополя, и вы можете нанять такси везде, где бы вы ни оказались. Поэтому вам нет необходимости брать автомобиль. Разумеется, все расходы я возьму на себя.

Зои ничего не оставалось, как согласиться с этим здравым предложением. Она отправилась к себе, предвкушая интересную поездку. Влечение, которое она чувствовала к Алексису, не проходило. Следовательно, ей надо просто с этим смириться. В конце концов, иногда юна может с ним общаться, разве этого недостаточно?..




ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Завтрак состоял из кофе и бисквитов. Не привыкшая много есть по утрам, Зои решила, что этого вполне хватит.

Алексис был одет в великолепно сшитый деловой костюм и выглядел очень солидно. София гоже оделась дорого и со вкусом. Ее глаза сверкали в предвкушении поездки. Зои почувствовала себя среди них не очень уверенно в своем простом ситцевом платье, выбранном скорее для удобства, чем для демонстрации туалетов.

В гараже виллы «Мимоза» стояло не меньше пяти автомобилей, начиная от низенького «порше» и кончая «мерседесом» новейшей модели Водителем у Теодору работал Яннис, который с радостью исполнял свои обязанности. Зои заметила, что вся прислуга на вилле с охотой выполняла любые поручения хозяев, не считаясь со временем и не выдвигая условий. Все они приезжали ежедневно на работу, и только Артемиса жила на вилле постоянно.

Алексис остановил свой выбор на «рэнджровере». Зои пару раз с тех пор, как приехала сюда, водила эту машину, ей нравилось ощущение безопасности и комфорта, которое возникало за рулем и было продиктовано размерами автомобиля, но она сомневалась, что Алексис руководствовался при выборе теми же мотивами. София захотела ехать на заднем сиденье, Зои села впереди, рядом с Алексисом.

Небо было безоблачным. Горячий туман тянулся за ними на всем расстоянии, пока они ехали по древнейшей дороге Кифиссия в сторону центра Афин. Алексис говорил немного. Он, казалось, был чем-то поглощен – скорее всего, мыслями о предстоящих делах. Внимание Зои было приковано к видам, мелькавшим за окнами. И вот впереди показалось овальное плато Акрополя, гордо вознесшегося над разросшимся городом, увенчанным славой прошедших веков. Вдали сверкали воды Саронического залива. В этот час пелена смога над городом висела еще не такой плотной завесой, как днем, и видимость была сносной. На центральных улицах города движение не поддавалось логическому объяснению, водители-греки подчас не обращали никакого внимания на указатели, скоростные ограничители.

Алексис маневрировал среди этого хаоса с большой ловкостью и доставил их в Акрополь почти за полчаса. Он сказал, что приедет за ними к зданию Парламента на площади Согласия в половине четвертого, чтобы они успели заехать домой и переодеться перед поездкой в Плаку.

Перед Акрополем уже собралось много ранних туристов, которые поднимались по крутой и отполированной тысячами ног туристов мраморной лестнице к монументальным воротам – Пропилеям. Но ничто не могло нарушить мир и спокойствие этого места. Даже леса реставраторов не умаляли вечной красоты Парфенона, величия этих вздымающихся колонн. Зои знала, что когда-нибудь леса будут сняты, барельефы расписаны и покрыты позолотой. Сейчас все, что лежало слева от Парфенона, можно было назвать руинами – горы кусков мрамора с трещинами и другими повреждениями, оставленными на этих памятниках временем. В эти утренние часы можно было спокойно пройтись по всем залам музея, постоять без толкотни перед выставленными там скульптурами. Она могла провести здесь все утро, но едва ли это нужно Софии…

Выходя снова на свежий воздух и глядя на простирающийся внизу город, Зои подумала, что никогда не устанет от этого места, сколько бы ни приходила сюда. Дыхание истории ощущалось поразительно, и все окружающее производило сильнейшее впечатление.

София в это время наблюдала за тем, как один за другим подъезжали автобусы с туристами и останавливались неподалеку от Акрополя.

– Не уйти ли нам сейчас, пока здесь не стало слишком многолюдно? – предложила она.

Зои безропотно подчинилась, так как с появлением толп туристов впечатление от посещения Акрополя менялось.

– Ты уверена, что хочешь посмотреть Агору? – спросила она по пути вниз. – Ведь ты уже была там миллион раз.

София замотала головой.

– Всего несколько раз. Разумеется, хочу – тем более с тобой, Зои: с тобой все кажется таким интересным!

Ох уж эти греки! Считают свое историческое наследие само собой разумеющимся, естественным, живут повседневными заботами, в суете современной жизни им не до святынь!..

– Может быть, выпьем кофе? – предложила Зои, зная любовь Софии к этому напитку. В Греции имелся даже специальный, «кофейный» перерыв.

Старый греческий рынок сейчас был еще больше похож на место бомбежки, чем когда Зои была здесь последний раз. От все еще нес на себе сильный отпечаток прошлых времен. Несмотря на множество людей вокруг и отдаленный уличный шум, закрыв глаза, было легко представить себе, каким он был в те далекие дни. Представить менял, цирюльников, торговцев скотом и продуктами, услышать стук молотка в лавке сапожника, лязг железа в кузнице. Почти с досадой приходилось, открыв глаза, обнаруживать себя в двадцатом веке.

Музей был набит туристическими группами разных национальностей. Подбираясь ближе, чтобы



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация