А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


у вас, показалось мне манной небесной. Я до этого несколько раз бывала в Греции, в отпуске, и не могла устоять перед соблазном провести тут целый год.

– Даже при том, что это означало оставить карьеру преподавателя?

– Прервать, – поправила она. – Я всегда могу начать сначала.

– Не так просто, наверное, снова найти работу?

– Еще бы, подумала она про себя, а вслух сказала:

– Мне придется решать этот вопрос, когда он возникнет – и если возникнет.

– А как отреагировали ваши родители, когда вы оставили преподавание, чтобы пойти на эту работу?

– Как и можно было ожидать, – призналась она. – То, что я буду работать в семье Теодору, было одним из немногих доводов «за». Мой отец навел кое-какие справки о вас, кирие. Вашу фамилию знают и уважают и здесь, и за границей.

Алексис принял это заявление, сардонически улыбнувшись.

– Вы очень любезны.

– Я веду себя чересчур подобострастно, подумала Зои. Уж этот-то павиан знает свое место в жизни!

– Если вы удовлетворены, – сказала она ровным голосом, – то я пойду собирать вещи.

Секунду Алексис Теодору выглядел изумленным. Не привык, чтобы беседу заканчивал не он, решила Зои. Ну что ж! Если она все равно уходит, нет смысла делать реверансы.

– У вас будет много времени на это, – остановил ее Алексис. – Моя сестра приедет не раньше завтрашнего вечера и, конечно, останется ночевать.

– Могу я это время видеться с Софией? – спросила она.

Алексис скорчил недовольную гримасу.

– Пока не посадишь вас обеих под замок, вы все равно будете вместе… Что ж, оставайтесь в «Мимозе». Я сообщу Яннису, что его услуги не понадобятся.

– Я хотела предложить вести машину сама, – заявила Зои. – У меня есть права и опыт правостороннего вождения.

– Именно в Афинах?

– Вообще-то да.

Алексис с интересом посмотрел на нее.

– А вы не боитесь, что здесь слишком интенсивное движение?

– Не больше, чем в центре Лондона, – спокойно парировала она. – Если бы я не была уверена в себе как водитель, я бы не садилась за руль. И уж конечно, меня не пугают агрессивные водители-мужчины, которые постоянно норовят подрезать – особенно если видят за рулем женщину. У нас в Англии такие тоже есть.

– Я быстро прихожу к выводу, – последовал ироничный ответ, – что вас очень мало что пугает. Вам полезно было бы усвоить, что не следует быть слишком в себе уверенной. – Он наклонил голову. – Можете идти.

Конечно, последнее слово должно остаться за ним! – с гневом подумала Зои, поворачиваясь, чтобы выйти. Сам-то Алексис Теодору всегда уверен в том, что делает!




ГЛАВА ВТОРАЯ


София вышла из соседней комнаты, как раз когда Зои закрыла дверь кабинета. На ней было белое хлопчатобумажное платье с пышной юбкой. Ее темные волосы струились по плечам, и юная девушка была похожа на принцессу.

– Как долго ты там пробыла! – воскликнула она. – Я тут уже давно, не терпится узнать, что же он сказал…

– Ничего утешительного, – призналась Зои. – Твоя сестра приезжает завтра, чтобы забрать меня обратно в Англию. Но я вовсе не собираюсь пропускать празднование Пасхи здесь, в Греции. Закажу на пару недель номер в гостинице.

– Это может оказаться не просто сейчас, – предупредила София. – В это время сюда многие приезжают.

– Ну что же, попытаюсь. – Зои старалась говорить легко и беззаботно. – Боюсь, наш визит в Плаку не состоится, но еще пару дней мы проведем вместе. Давай их вовсю используем.

Остаток дня и начало вечера девушки больше не упоминали о предстоящем расставании.

Как и в большинстве греческих домов, обед у Теодору подавали поздно. Оказавшись по оба конца длинного стола, Зои и София уже не могли болтать так беззаботно, как привыкли. Они предоставили Алексису вести беседу, что он и делал, видимо не замечая, что ответы на его вопросы были однозначными.

Зои должна была признать, что даже в повседневных брюках и темно-кремовой рубашке он выглядит исключительно привлекательно. Почему, мучилась она вопросом, несмотря на то что ему за тридцать, Алексис Теодору до сих пор не женат? Должен же он подумать о будущем своего рода? Именно исходя из этих интересов, ему пора жениться и обзавестись семьей. Найти достойную женщину – для него не проблема. Он, несомненно, мог выбирать из множества кандидатур. Любовь, как сказал Алексис, в браке необязательна.

Поданные скорее теплыми, чем горячими и дымящимися, как принято в Греции, кусочки меч-рыбы на вертеле, зажаренные с помидорами и луком – главное блюдо, – были очень вкусны, но сейчас Зои не могла в полной мере наслаждаться едой.

– Вам не нравится хифия? – мягко осведомился Алексис, наблюдая за тем, как она возится с очередным блюдом. – Может, хотите что-нибудь другое?

– Нет-нет, очень даже нравится! – заверила она его. – Просто я не особенно голодна.

– Вы нездоровы?

В ответ она посмотрела на него долгим твердым взглядом, и в ее глазах мелькнули искры недовольства.

– Осознание потери работы не улучшает аппетита, кирие.

– Верно, – согласился он. – Так же, как возвращение домой, где ты узнаешь, что твой авторитет пошатнулся… это тоже не улучшает настроения. – Алексис помолчал. – Я теперь понимаю, что вы сами действовали из лучших побуждений и вашей вины здесь нет.

Зои во все глаза уставилась на него. София тоже уловила изменение в интонации голоса брата и взглянула на него с вновь воскресшей надеждой.

– Вы хотите сказать, что, возможно, еще подумаете насчет того, увольнять меня или нет? – спросила напрямую Зои.

Последовала легкая улыбка.

– Скажем, я решил дать вам испытательный срок, чтобы вы могли показать себя.

– Алексис! – София была восхищена и не скрывала этого. – Спасибо! Ты даже не знаешь, что это значит для меня!

– Это значит только то, что мисс Сирстон пока остается, – ответил он, – а не то, что вся твоя жизнь в один день переменится. – Его взгляд возвратился к Зои, которая все еще пыталась осмыслить столь крутой поворот в своей судьбе. – Я хотел бы, чтобы вы никуда не ездили и не делали ничего без моего одобрения.

Она встрепенулась.

– Конечно, само собой.

– Да? – Алексис иронически улыбнулся. – Я и не предполагал, что вам свойственно беспрекословное послушание.

Зои постаралась сделать приветливое лицо.

– Если вы можете идти на уступки, кирие, то почему не могу и я?..

– Вы будете называть меня Алексис, – сказал он, еще раз удивив ее. – Слишком строгое соблюдение формальностей может наскучить.

– Кто сказал, что леопард не может изменить расцветку? – в замешательстве подумала Зои. Перед ней был совсем другой человек, нежели тот, с которым она впервые встретилась всего несколько часов назад. Сейчас он уже не казался таким жестким и неумолимым, в нем обозначились признаки человечности. По ее спине прошла легкая дрожь. Раньше ей не доводилось встречать подобных людей, если уж на то пошло.

– А как же кирия Таунсенд? – спросила Зои.

– Я уже перезвонил ей и сказал, что нет необходимости приезжать.

– Криста, наверное, удивилась, – заметила София.

Широкие плечи ее брата приподнялись.

– Скорее, осталась довольна, что ее уловка в конце концов сработала. – И, обращаясь к Зои, он добавил: – Моя сестра, по-видимому, очень высоко вас ценит.

– Если бы это было не так, – с достоинством ответила та, – то кирия Таунсенд, полагаю, не стала бы приглашать меня сюда. Она переживает за благополучие Софии не меньше вас.

– Я никогда еще не была так счастлива, как сейчас! – произнесла София, бросая благодарный взгляд на своего брата. – Теперь, когда у меня есть настоящий друг и компаньонка, я не буду возражать, если тебе придется уехать.

– Я пока не собираюсь никуда уезжать, побуду здесь некоторое время, – сказал Алексис. – После пасхальных праздников хочу зафрахтовать яхту и отправиться к островам навестить наших родственников. Ты не прочь поехать?

– О, да! – Ее лицо просияло. – Я так давно их не видела! Зои могла бы поехать снами, правда?

– Конечно. – Карие глаза встретились с зелеными, однако по их выражению трудно было что-либо понять. – Вы любите море?

– Очень! – искренне ответила Зои. – Хотя у меня нет опыта в морских путешествиях.

– «Хестия» управляется мотором и может вместить экипаж из восьми человек, – сухо продолжал Алексис.

– Нас будет только трое? – спросила София, и ее улыбка тотчас погасла: брат отрицательно покачал головой.

– Нет, конечно. Там будут и другие пассажиры. Мы займем только три каюты.

– Как интересно! Я никогда не плавала на яхте! – произнесла с восторгом Зои.

– Круиз вокруг островов – звучит заманчиво, хотя она, в качестве оплачиваемой компаньонки, вряд ли будет соответствовать уровню приглашенных гостей. Но это препятствие Зои надеялась преодолеть уже на яхте, исходя из обстановки. Сейчас важно то, что она едет с ними!

Тиропитта[3 - Пирог с сыром – Здесь и далее примечания переводчика], подаваемый на десерт, выглядел как мечта и был одним из любимых греческих блюд Зои. Крошечные чашечки густого и крепкого кофе завершали трапезу. Алексис и София пили кофе с большим количеством сахара. Зои пришлось в течение нескольких дней убеждать слуг, что она предпочитает скето – кофе без сахара, – и теперь ей подавали именно такой.

Артемиса, добродушная домоправительница семьи Теодору, подшучивала над Зои, говоря, что ей нужно нарастить побольше мяса, чтобы стать более привлекательной для мужчин, которые предпочитают округлые формы. И кажется, пожилая женщина неусыпно хлопотала о прибавке дополнительных фунтов к весу Зои.

У греков трапеза – длительный процесс. По крайней мере в доме Алексиса Теодору этой традиции свято придерживались. В этот вечер температура была подходящей, чтобы обедать на террасе, и Зои радовалась этому несказанно: трапезничать под звездами было истинным наслаждением для нее, выросшей в замкнутой атмосфере английского быта и редко позволявшей себе такую свободу.

Пошел одиннадцатый час, когда они встали наконец из-за стола. Алексис сразу же удалился к себе, пожелав всем спокойной ночи.

События прошедшего дня, двойное потрясение, пережитое Зои, не давали ей заснуть. Она легла около полуночи, но долго ворочалась в постели, обдумывая свое положение. Ей был назначен испытательный срок. Один промах – и Алексис может аннулировать соглашение. Он и так сделал большое одолжение, позволив ей остаться. Зои не хотела, чтобы он пожалел об этом. В то же время у нее не было намерения раболепствовать. Не в силах уснуть, она снова встала, надела брюки и легкий свитер. Лучше выйти на свежий воздух и прогуляться, чем ожидать сна, который не приходит.

Луна была полной и озаряла все вокруг волшебным светом. Зои вышла через дверь, ведущую на террасу. В воздухе стоял густой аромат, в котором преобладал запах эвкалипта. Было прохладно по сравнению с дневной температурой. Зои пошла вдоль бассейна по дорожке между клумбами с кустами гибискуса. В дальнем конце сада виднелась круглая беседка из белого камня, подпираемая статуями античных богов. Ее шаг замедлился, когда она увидела там фигуру сидящего человека. Алексис уже услышал ее шаги и смотрел в ее направлении – не было смысла пытаться спрятаться в кустах. Зои медленно пошла к нему.

– Извините, – сказала она, – я не хотела беспокоить вас. Просто не могла уснуть и подумала, что прогулка окажется полезной.

– Ничего, – ответил он. – Погуляем вместе.

Худшего и не придумаешь! Алексис Теодору смущал ее, его мускулистая фигура вызывала какую-то внутреннюю дрожь во всем ее теле. Зои не могла придумать объяснение такому своему состоянию.

Пока они шли по дорожке, посыпанной гравием, через заросший сад, он хранил молчание. В своих домашних тапочках она едва доставала ему до подбородка. Ширина его плеч заставляла ее особенно остро чувствовать свою хрупкость. Оранжевое зарево над центром Афин освещало небо, скрывая звезды.

– Я должна поблагодарить вас, что вы позволили мне остаться, – проговорила она на одном дыхании. – Это не будет слишком настырно с моей стороны, если я спрошу, что повлияло на перемену вашего настроения?

Алексис чуть пожал плечами и ответил:

– Может быть, осознание того, что София уже больше не ребенок и у нее есть собственные желания. Было нелегко все эти годы выполнять волю отца.

Зои метнула на него быстрый взгляд.

– Ваш отец не одобрил бы моего пребывания здесь?

– Нет. – И это была констатация факта. – Он не любил англичан.

– Из-за того, что англичанин украл у него дочь?

– Враждебность появилась значительно раньше. Однажды некая английская компания совершила с ним мошенническую сделку, в результате которой он очень пострадал. Отец поклялся никогда не верить этой нации.

– Но нельзя же судить о целой нации попоступкам нескольких людей! Какой слепой фанатизм!..

– Называйте это как хотите. Так он чувствовал.

– А вы? Вы тоже не доверяете англичанам?

– Не больше, чем другой национальности, включая и мою собственную. В деле нельзя полностью доверять никому.

– Циничная точка зрения! Разве не существуют честные люди? Вот вы, например. Вы, наверное, не позволили бы себе скомпрометировать имя Теодору?

– Я – нет, но это не значит, что подобное не случается с другими. Как вы сами заметили, я никому не доверяю своих дел. Как можно быть уверенным в ком-то кроме себя?

– Ну а в себе вы можете быть уверены: выдержите руку на пульсе.

Он иронично улыбнулся.

– Вы судите слишком поспешно: вы немного знаете обо мне.

– Но у вас хорошая репутация, – сказала она. – Если бы было малейшее сомнение насчет вас, то мой отец запретил бы мне ехать сюда. Крупный европейский промышленный магнат в таком сравнительно молодом возрасте – вам есть чем гордиться. И это не комплимент. Именно из-за желания вашего отца вы не разрешаете Софии быть более независимой? Или это ваше мнение?

Он покосился на нее.

– Вы возражаете против этой идеи как таковой?

Она не колебалась с ответом.

– Женщины так же, как и мужчины, вольны отстаивать свои интересы. Я вижу, что старые порядки все еще сохраняются здесь у вас в глубинке, но в городах все уже изменилось. Девушки получают работу за пределами родного дома, уезжают и живут, как хотят.

– На первый взгляд, может, это и так, – произнес Алексис, – но не заблуждайтесь



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация