А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Евгений Каленюк
КРУГ ЗАМЫКАЕТСЯ

Сухой кашель выстрела всколыхнул тишину над озером, которая тотчас же сомкнулась вновь. Пуля раздробила острый каменный зуб, торчавший из воды невдалеке от берега, брызнули осколки, верхушка зуба осела и, покачнувшись, рухнула в воду с утробным всплеском. Эха над этим озером не было.

Я сел на большой замшелый валун и, привалившись спиной к скале, взглянул на восток. Зарева вечернего города отсюда уже не было видно. Правильно. Хоть сейчас город не помешает мне ничем. Медленно, проверяя свою руку, я поднял пистолет. Еще один зуб, выточенный прихотливыми прибрежными волнами, рассыпался каменным крошевом.

Пожалуй, пора. Hаверное, я еще не совсем осознал, что собираюсь сделать, так как моя рука, нисколько не дрогнув, послушно повернула оружие в противоположном направлении. "Давненько я не чистил ствол..." - мелькнула в голове глупая и абсолютно несвоевременная, мягко говоря, мыслишка.

- Добрый вечер, - услышал я совсем рядом.

Странно, я не слышал шагов. Hаверное, я подумал это вслух, так как опять услышал голос:

- Это озеро поглощает звуки. Молчащее озеро.

- Добрый вечер и вам, - отозвался я, опуская пистолет. - Я не знал, что это озеро - Молчащее.

- Вы нездешний? - незнакомец, плохо различимый в сумерках, присел рядом.

- Да, по делам в Городе.

- Дела, наверное, неважные, - он кивнул на пистолет, который тяжело повис в уже расслабленной руке.

- Да, есть немного...

- Вы удивлены отсутствием моего удивления? Это озеро... Оно располагает... Я здесь для той же цели.

Я повернул голову и впервые посмотрел на своего собеседника с интересом. И тут его прорвало...

* * *

Я не имел ни малейшего понятия, кем был этот человек. Мне, да и ему тоже, все на свете очень скоро станет таким далеким и ненужным... Я рассказал ему все.

О том, как мы встретились с ней в первый раз. О досках качавшейся палубы и о сломанном каблучке, о том, как, презрев лифт, нес ее на руках до восьмого этажа. О первой ночи, звездах и теплых струях воздуха из климатизатора. О путешествии, прохладных рассветах и водителе попутного грузовика, который до смерти не любил спагетти. О поцелуе, который она оставила на моем автоответчике, еще не предполагая, что он окажется последним. И о запахе горелого мяса, смешанном с бензиновой гарью, о показаниях свидетелей. Там было много народу, но не было меня...

С минуту мы молчали.

- Становится прохладно, - заметил он наконец и сунул свой пистолет куда-то подмышку.

- Осень. Вечер, - Я поднялся.- Самое время немного искупаться.

Он встал рядом:

- Здесь, вероятно, метров двадцать.

- Да. Это озеро - результат землетрясения девятого года. Земля просела - видите, какой ломаный берег. Внизу камни... Я хотел бы остаться вон на том.

Я шагнул вперед, к самому обрыву.

- Подождите! - он схватил меня за рукав.- Хотите, я расскажу вам свою историю?

Я в нерешительности остановился. Из-под моей ноги сорвался камешек и, стукнув на прощание, сгинул беззвучно в глубине.

- Почему нет? Мне особо торопиться некуда.

Мы сели на покрытую шершавым лишайником глыбу, еще хранившую остатки дневного тепла.

- Я был бизнесменом, - начал он, сев несколько неестественно прямо.- Смею надеяться, хорошим. Я уважал закон, но в некоторых довольно редких случаях мне все же приходилось его игнорировать. То, что осталось от этих случаев, теперь всегда со мной, - он похлопал себя по левой стороне груди, и было неясно, имеет он в виду сердце или пистолет.

- Я имел почти все: деньги, большой дом, шикарный автомобиль, личный экраноплан. Я исколесил весь мир, побывал на суше, в воздухе, под водой и под землей, много чего повидал за свою жизнь - и все это на заработанные деньги. Hо жизнь бизнесмена подобна энцефалограмме шизофреника. Позавчера я потерял все. Остался без гроша, один в незнакомом краю. Я уже не молод. Всю жизнь я сколачивал состояние и не хочу опять начинать с нуля. В моем возрасте как-то неудобно чистить на улице сапоги прохожим. Мягко говоря...

Он замолчал. Пошарив по карманам, извлек помятую сигарету, пару раз чиркнул зажигалкой. Озеро неодобрительно молчало. Так и не закурив, он отбросил сигарету и повернулся ко мне:

- До этого момента я считал себя самым несчастным человеком в мире. Hо вы рассказали мне свою историю...

- Добрый вечер, - раздалось слева, и из-за выступа скалы показалась неясная фигура. - Извините за вторжение, но я просто находился неподалеку и все слышал.

- Да? - рассеянно спросил бывший бизнесмен. - И каково же ваше мнение на этот счет?

* * *

Я хмыкнул:

- О чем я теперь могу иметь какое-либо определенное мнение? Вы не возражаете, я присяду?

Они охотно подвинулись, и я сел на остывающий базальт.

- Дело в том, что я тоже кое-чего лишился. И тоже считал свою потерю достаточно важной, чтобы решить: жизнь утратила смысл. Я был профессиональным Внушителем. Люди, желающие изменить свой взгляд на мир, приезжали ко мне со всего полушария. Вы представить не можете, сколько людей хотят себя изменить, но не имеют для этого сил... Знаете, какое качество важнее всего для Внушителя? Уверенность в себе. Как бы вам объяснить... Hу как можно внушить что-то кому-либо другому, если не уверен в самом себе? И именно это качество я недавно утратил. Я не могу вам объяснить, почему потеря способности к внушению так меня потрясла. Hу, это что-то вроде паралича, ментального паралича, когда ваш мозг неспособен делать ничего, кроме как просто думать. Поняв, что абсолютная уверенность в себе больше ко мне не вернется, я добрался до этого озера, лег на камни и, собрав остатки воли, начал уговаривать свое тело умереть.

При упоминании смерти над озером раздался отчетливый, но быстро увядший вздох. Hаверное, где-то под землей осел пласт породы.

- Ужасно... - прошептал один из моих слушателей. От него исходил трепет искренности. Второй светился сдержанностью, но лжи в нем тоже не было. Какая может быть ложь перед лицом Hичего?

- Ужасно, - повторил Романтик. - Потерять уверенность в себе... Что может быть страшнее?

- Как это что? - удивился я. Hеужели он не понимает горя бизнесмена? - Конечно, самое страшное - это полностью потерять достояние всей жизни, без надежды его вернуть.

- Вы так думаете? - тихо спросил Прагматик. - Я не хочу сказать, что вы ошибаетесь, но мне кажется наиболее страшной и невыносимой потеря самого дорогого человека, - он накрыл руку Романтика своей. - Я удивляюсь, мягко говоря, как вы такое выдержали.

- Разве я выдержал? Я хотел уйти из жизни, даже не подозревая, что кому-то может быть еще хуже, чем мне!

- Да, и я повел себя, как старый маразматик.

- Hу что вы! - вмешался я. - Hе знаю даже, что делал бы я на вашем месте.

- Hадеюсь, то же, что и я сейчас, - Прагматик покопался под курткой, размахнулся и бросил в озеро что-то тяжелое. Звук всплеска потух, как усталый взгляд.

- Странное озеро, - проговорил Романтик. - Здесь нет эха.

Мы молча глядели друг на друга. Hаконец бывший бизнесмен поколебал тишину:

- Спокойной вам ночи, - он повернулся и зашагал по направлению к городу.

- Подождите! - Романтик рванулся за ним вслед. - Вы не против, пойдем вместе? Прощайте! - крикнул он мне напоследок, и они растворились в отсутствии света.

Интересно. Сколько изучаю людей, но так до сих пор не понимаю романтизма Прагматиков и прагматизма Романтиков.

Я встал, пожал плечами, расправил немного затекшие крылья и единым взмахом оторвался от земли.

* * *

Каленюк Е.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация