А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


нападет на лорда Дрейвена, он потеряет все. В том числе и твое приданое.

В испуге Джоанна прикрыла рот рукой.

– Мы станем париями, – тихо прошептала она. – Без моего приданого Найлз просто выгонит меня.

– Да, и некому будет дать нам приют. Король уже ненавидит отца за то, что он сделал во времена царствования Стефана. Наверное, ничто не доставит ему большего удовольствия, как увидеть всех нас в отчаянии.

– О Боже, Эмили! Об этом и подумать-то страшно. Вдруг ты выйдешь замуж за безумца?!

– А разве у меня есть выбор? – вопросом на вопрос ответила Эмили.

Джоанна решительно покачала головой:

– Должен быть другой выход. И потом, с какой стати лорду Дрейвену хотеть на тебе жениться?

Эмили от возмущения едва не задохнулась.

– Я не это хотела сказать, – поспешила оправдаться Джоанна. – Но ты же знаешь, что говорит о нем отец. Этот человек никогда не был женат, и, насколько мне известно, ни одна женщина никогда не обратила на себя его внимание. Может, он вообще не любит женское общество, а предпочитает мужское? Может, именно по этой причине король Генрих велел ему взять тебя под свою опеку, а не жениться на тебе?

Эмили в задумчивости покачала головой:

– Нет, я так не думаю. Он так посмотрел на меня сегодня вечером! И потом, отец сказал, что король отказался разрешить дело браком, чтобы война между отцом и графом Рейвенсвудом не разгорелась еще сильнее. В прошлом году Генрих попытался таким образом уладить отношения между двумя дворянами, а в результате вражда только усилилась.

– Что приводит нас ко второму моему пункту: ты – дочь его врага, – продолжала Джоанна. – Хочу напомнить: если лорд Дрейвен прикоснется к тебе, король снимет с него голову.

Эмили снова задумалась над словами сестры.

– А ты веришь, что король убьет его, если он ко мне прикоснется?

– Почему же мне в этом сомневаться? Генрих держит свое слово.

– Может быть, но посмеет ли он отнять жизнь у одного из своих ближайших людей из-за какого-то флирта? Предательство отца было гораздо серьезнее, а король только лишь оштрафовал его и конфисковал часть его земельных владений. Ты не думаешь, что лорд Дрейвен может просить у короля моей руки и быть прощен?

– Король не только оштрафовал отца и конфисковал его земли, Эм.

– Знаю, но он же не убил отца за его проступок.

– Не знаю, простит ли его король. Вполне возможно, – в задумчивости произнесла Джоанна.

– И какой выход? – спросила Эмили.

– Но, Эм, ты понимаешь, к чему приведет то, о чем ты думаешь? Лорд Дрейвен – враг отца. Отец поклялся, что никогда не позволит тебе выйти замуж и покинуть его.

– Да, понимаю. Но я хочу иметь мужа и детей.

– А если лорд Дрейвен не хочет иметь жену?

– Тогда я заставлю его захотеть.

Джоанна коротко рассмеялась:

– Какая ты упрямая. Мне жалко лорда Дрейвена – ему придется бороться с тобой. Но обещай мне одно!

– Да?

На лице Джоанны появилось вдруг серьезное выражение.

– Если окажется, что лорд Дрейвен – человек жестокий, умоляю тебя, откажись от своего замысла. Я знаю, как тебе хочется иметь детей, но терпеть издевательства и побои мужа… Да пусть лучше меня вышвырнут на лондонские улицы, чем отдать тебя на растерзание этому чудовищу!

Эмили решительно кивнула:

– Обещаю.



Рассвет для Эмили наступил слишком скоро. Она встретила его со смешанным чувством усталости и волнения перед неведомым. Она вошла в большой зал, где ее ждал отец. Он был взвинченный и… пьяный.

Впервые в жизни Эмили видела отца таким. На его лице явственно проступили следы, которые оставила на нем суровая жизнь воина.

Эмили приблизилась к отцу.

– Я убью его! – невнятно проговорил старый граф, останавливая на дочери налитый кровью взгляд. Эмили обдало тяжелым запахом перегара. – Пусть это будет последним моим деянием, но я сокрушу стены его замка и повешу его на самом высоком дереве, какое найду. Я вырежу ему сердце и скормлю его… волкам… или, может быть, мышам, – Граф громко икнул и посмотрел на свою любимую гончую. – Что будет больнее? Когда его съест мышь или волк? Если волк…

– Вам нужно поспать, – сказала Эмили, прерывая отца.

– Я не буду спать до тех пор, пока ты не вернешься домой, где я буду оберегать тебя.

Граф протянул руку и ласково коснулся лица дочери. Эмили заметила, как у него на глаза навернулись слезы.

– Я не могу потерять тебя, Эм. Ты так похожа на свою мать-фею. Это все равно что снова потерять Мэриан. Я этого не переживу. Если бы не вы, мои девочки, и не пережил бы ее ухода.

– Я знаю, – прошептала Эмили. Она не сомневалась в том, что отец любит ее и сестер и готов умереть, защищая их. Она только хотела, чтобы он понял: рано или поздно дочери взрослеют и уходят из отцовского дома.

В зал вошла Джоанна. В руках она держала большую корзину. Глаза у нее были красные от слез. Никто в замке, похоже, этой ночью не ложился спать.

– Я знаю, что тебе предстоит недлинный путь, но все же собрала немного поесть в дорогу, – проговорила Джоанна.

Эмили взяла у сестры корзину и ласково улыбнулась. Наверняка Джоанна с присущим ей усердием наготовила еды столько, что ее хватит на небольшое войско.

– Я ужасно буду скучать о тебе, – с чувством произнесла Джоанна и крепко обняла Эмили. Сестры никогда еще не расставались так надолго.

– Клянусь, Джоанна, все будет хорошо. Вот увидишь, через год мы будем весело смеяться над всем этим.

– Надеюсь, – тихо произнесла Джоанна. – Здесь без тебя уже не будет так, как прежде.

Слезы навернулись на глаза, но Эмили сдержана их. Она должна сейчас быть особенно сильной.

– Подумай, – сказала она, пытаясь ободрить сестру, – очень скоро и тебя здесь не будет. Тебе некогда будет обо мне скучать, потому что придется заниматься собственным домом. А теперь, прошу тебя, заставь отца лечь в постель.

Джоанна молча кивнула и отодвинулась. По лицу ее заструились слезы, и Эмили почувствовала, как у нее сдавило горло.

Она отвела светлую прядь с лица сестры и с нежностью в голосе произнесла:

– Пусть тебя хранит Бог, пока меня не будет. Джоанна схватила ее за руку и горестно разрыдалась.

Эмили поцеловала сестру в щеку и осторожно высвободила свою руку.

– Вот увидишь, все будет хорошо, – улыбнувшись, проговорила она и повернулась к отцу: – Я знаю, вы любите меня. Я никогда в этом не сомневалась. – Эмили подошла к креслу, в котором сидел старый граф, и прикоснулась к его обрамленному бакенбардами лицу. – Но мы взрослые женщины, и вы должны позволить нам жить собственной жизнью. Простите меня за то, что я собираюсь сделать. Я бы ни за что не сделала ничего такого, что могло бы причинить вам боль, и, надеюсь, что когда-нибудь вы это поймете.

Эмили поцеловала отца в лоб, затем резко повернулась и вышла. Она бросила прощальный взгляд на замок и решительно зашагала туда, где ее ожидала свита.

Один из королевских посланников вышел вперед, чтобы помочь ей сесть на лошадь.

Поблагодарив его за любезность, Эмили посмотрела, как ее служанка Элис вскарабкалась на первую повозку. Вскоре все двинулись в путь.

Люди графа Рейвенсвуда ждали Эмили по ту сторону ворот замка.

Лорда Дрейвена Эмили не увидела, зато услышала его голос. Заметив, что за Эмили следуют три повозки, он недовольно спросил:

– Вы что же, взяли с собой весь замок?

– Я взяла то, что необходимо, – решительно ответила она.

Рыцарь, ехавший по правую руку от лорда Дрейвена, рассмеялся. На его черном сюрко был нашит такой же ворон, как и на сюрко лорда Дрейвена.

– Замолчи, Саймон, не то я проткну тебя мечом, – недовольно пробурчал лорд Дрейвен.

Тот, кого он назвал Саймоном, снял шлем и послал Эмили хитрую улыбку. Он был также хорош собой, как и лорд Дрейвен, только волосы у него были рыжего цвета. Синие глаза излучали добродушное веселье. У него была маленькая, аккуратно подстриженная бородка.

Саймон пришпорил свою лошадь и остановился перед Эмили:

– Разрешите представиться, миледи. Я – Саймон из Рейвенсвуда, брат вот этого людоеда и ваш самый преданный защитник на время нашего путешествия.

– Замечательно, – сухо произнес лорд Дрейвен. – А кто будет защищать леди от твоих словесных излияний? Приказать мне своим сквайрам принести тряпки сразу же или подождать, когда она начнет утопать?

Саймон слегка наклонился вперед и, понизив голос, так чтобы слышала только Эмили, сказал:

– Он больше бранится, чем на самом деле сердится.

Эмили бросила быстрый взгляд на того, чье имя было синонимом смерти.

– Я слышала о нем совсем другое.

– Да, но вы слышали это от тех, кто встречался с моим братом в сражении. Там он лучший из лучших, его нужно бояться, как нападающего льва. Но вне сражения Дрейвен – прекрасный человек, только рык у него слишком громкий.

– И острый меч для тех, кто мне докучает, – пророкотал Дрейвен и проскакал вперед.

Он возглавил кавалькаду. Следом за ним ехал Саймон, рядом с ним – Эмили, а Элис ехала в повозке.

Эмили смотрела в спину того, за кого поклялась сама себе выйти замуж, и думала, что ей вряд ли удастся это сделать. Она много слышала о Дрейвене де Монтегю от отца и других мужчин, которые бывали у них в доме.

Этот человек славился непревзойденной доблестью в битвах и турнирах. Никто никогда не мог его победить. Однажды он даже спас жизнь королю. Он действительно был хорош собой и неистов, как и приписывала ему молва. Неудивительно, что девы вздыхали, услышав имя Дрейвенаде Монтегю.

Он сидел в седле прямо и двигался в такт с лошадью. Всякий могбы сказать, что лорд Дрейвен чувствует себя в седле, как в кресле, поскольку, как слышала Эмили, провел большую часть жизни в походах.

И все же Эмили странно было смотреть на Дрейвена теперь, зная, что когда-нибудь он станет ее мужем, что они будут разделять одно ложе, что он увидит ее нагой, что будет прикасаться к ней там, где никто не прикасался, И целовать ее ночами.

Кровь бросилась ей в лицо. Раньше она никогда подумала о мужчине в этой связи. После того как Элис познала своего первого мужчину, они с Эмили много разговаривали об отношениях между мужчиной и женщиной. С тех пор Эмили часто воображала себе светловолосого мужчину с усмешкой в глазах, который ложится на нее. Ночью, когда никто не мог видеть, как горит у нее лицо, она давала волю своему воображению.

Девочкой она, естественно, принимала то, что первым у нее будет муж, которого выберет ей отец. И только в самых буйных своих фантазиях Эмили мечтала о том, что будет любить того, кто лишит ее девственности. Теперь до этого оставалось совсем мало времени, и лорд Дрейвен будет тем…

Эмили вдруг почувствовала дрожь при мысли о том, что этот угрюмого вида воин будет притязать на ее тело, что первый в ее жизни поцелуй будет принадлежать ему. Будет ли он нежен с ней?

Элис предупреждала, что, только взглянув на мужчину, нельзя определить, каким он окажется наедине с тобой в спальне.

– Это правда, что ваш брат заработал свои шпоры еще до того, как впервые побрился? – спросила Эмили, обращаясь к Саймону.

– Да, – с гордостью во взгляде ответил тот. – Он был сквайром моего отца в войске короля Генриха. Когда отец погиб в сражении, Дрейвен подхватил его меч и обеспечил защиту Генриха со спины. Сам Генрих Плантагенет посвятил брата в рыцари, и сделал это прямо на поле битвы.

– Как удачно, что Генрих стал королем.

– Миледи, он не мог не победить, раз мой брат был рядом с ним.

Саймон так боготворит своего брата, стало быть, можно надеяться, что он человек добрый, подумала Эмили, хотя, по слухам, лорд Дрейвен – рогатое чудище, с аппетитом пожирающее младенцев.

Конечно же, такой человек не стал бы терпеть насмешек своего брата, да и брат вряд ли стал бы боготворить зверя.

Нет, Дрейвен, похоже, гораздо лучше, чем о нем говорят. Эмили по крайней мере надеялась, что это так. Лучше доверить свое будущее доброму человеку, нежели жестокому.

Остаток пути прошел в полном молчании. Наконец Дрейвен решил остановиться и отдохнуть. Саймон помог Эмили спешиться и устроиться под сенью большого дуба.

Дрейвен и его люди обихаживали лошадей.

– Моя сестра собрала мне кое-что в дорогу. Не хотите ли перекусить? – спросила Эмили, присаживаясь на плащ, который Саймон предусмотрительно расстелил на земле.

– С удовольствием, миледи, – поспешно согласился Саймон. – Мне настолько надоели сушеная говядина и сыр, что я мог бы… – Он улыбнулся. – Искренне ценю ваше предложение.

Саймон налил вина, а Эмили нарезала хлеб и сладкий пирог. Тем временем лорд Дрейвен пришел с ручья, снял с себя шлем и кольчужную шапочку. Волосы у него были такими мокрыми, словно он намочил их в ручье. Он торопливо пригладил их рукой.

Эмили снова мысленно поразилась его красоте.

Теперь лицо Дрейвена не было таким напряженным, как вчера. В нем вдруг появилось почти мальчишеское очарование. Только взгляд оставался по-прежнему суровым.

В отличие от Саймона, чьи волосы были коротко подстрижены по новейшей моде, лорд Дрейвен позволял своим волосам расти ниже плеч. Красный цвет его сюрко подчеркивал смуглый оттенок кожи. Эмили вдруг стало интересно – от природы у него такая широкая грудь или за счет набитого ватой подкольчужника?

– Дрейвен, – окликнул брата Саймон. – Не хочешь ли присоединиться к нам?

Лорд Дрейвен остановился, взглянул на Эмили и отрицательно покачал головой:

– Вряд ли твоя гостья захочет есть в моем присутствии.

– Я не питаю к вам ненависти, милорд, – ответила Эмили. «Я не могу себе этого позволить, если хочу преуспеть в своих замыслах», – мысленно добавила она и улыбнулась: –



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация