А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


в душе. Может быть, она зря не сообщила Неду о своей беременности? Тогда она боялась бурной негативной реакции. Наверняка он настаивал бы на аборте и приложил все усилия, чтобы избавиться от ребенка. А может быть, она была несправедлива к нему?

Как бы там ни было, но вчерашняя ситуация заметно отличалась от той, давней. От ребенка, который уже родился, не так просто отмахнуться, как от невидимого плода. Это была реальность – живое дышащее существо, маленький человечек со своими правами, которые нельзя игнорировать или не принимать в расчет.

Нед, возможно, хотел бы преуменьшить его значение, но Дороти ни в коем случае не позволит ему отодвинуть Джоанну на задний план их жизней. Это до обидного безличное «ребенок». Как тут не возмущаться?! Такое бесцеремонное обращение! А уменьшение имени дочери до Джонни… Разумеется, он предпочел бы мальчика, коли уж ему на роду написано иметь детей.

– Три дюжины тепличных роз – это недешево, – со знанием дела заметила вторая соседка по комнате – Лесли.

– Он может себе это позволить. Деньги для него – не проблема, – сухо проговорила Дороти, задетая необоснованным одобрением, которое проявляли обе женщины по отношению к Неду с момента его драматического появления на сцене прошлым вечером. Они, казалось, вообще были неспособны понять ее сомнения и тревоги!

Они были моложе Дороти, и, судя по всему, пока плавно плыли по традиционной жизни, не встречая серьезных препятствий. Поэтому до сих пор и сохранили романтические иллюзии!..

Двадцатитрехлетняя Лесли, немного полноватая, но симпатичная блондинка, вышла замуж за парня, в которого влюбилась еще в школе. Единственная карьера, о которой она мечтала, – быть женой и матерью. У ее мужа была постоянная работа на железной дороге, и Лесли чувствовала себя абсолютно защищенной.

Более утонченная двадцатипятилетняя Джина была профессиональным парикмахером и собиралась продолжать работу до тех пор, пока они с мужем не выплатят кредит за дом. Их цели были четко намечены и неуклонно выполнялись – свадьба, ребенок, покупка дома, замена небольшой машины на вместительный семейный «универсал».

Упорядоченные вехи в жизни Джины заставили Дороти вспомнить, что ни одна из ее собственных целей так и не была достигнута. Она закончила школу дизайнеров в надежде сделать себе имя в мире моды, а работа в подмастерьях у известного модельера казалась ей тогда шагом на пути к успеху. Но очень скоро Дороти поняла, что никогда торговая марка с ее именем не завоюет столицу – слишком велика была конкуренция на выбранном ею поприще! Самое большее, чего она смогла достичь, было ее партнерство с Трейси. Во всяком случае, это была единственная возможность основать собственное дело.

Что касается личной жизни… Дороти потерла виски. Да, надо признать, что до появления Неда Шеннона в ней не было ничего примечательного. Дороти было уже двадцать восемь, когда они встретились, Неду – тридцать два, и ей тогда действительно показалось, что удача наконец повернулась к ней лицом. Надежды рухнули с оглушительным грохотом, когда обнаружилось, что Нед с большой неприязнью относится к детям. И даже если бы Дороти не забеременела, это заставило бы ее хорошенько подумать, стоит ли вообще продолжать их отношения.

Джоанна зашевелилась и издала один из своих жалобных криков. Очнувшись, Дороти бросилась к колыбельке и подхватила дочурку на руки. Она была такой крошечной и совершенной – как чудо, и молодая мать не переставала удивляться, как стремительно девочка находит ее грудь и принимается сосать.

Подложив под себя подушки, чтобы устроиться поудобнее, Дороти откинулась на них, расстегнула халат и с улыбкой стала наблюдать за дочерью, оказавшейся наконец там, где и требовалось.

Дороти никогда не испытывала настоятельной потребности иметь детей, но ей казалось совершенно естественным, что рано или поздно это произойдет в ее жизни. Хотелось бы самой сознательно сделать выбор, в противном случае она чувствовала бы себя обманутой. Возможно, это и был подсознательный ответ на то, что она сама когда-то была нежеланным ребенком. С момента, когда Дороти узнала, что беременна, – как бы ни неожиданно это не было, – в ней пробудились все защитные инстинкты. Этот ребенок должен быть и желанным, и любимым, и обласканным!..

Пусть она потерпела фиаско как дочь, пусть провалились ее планы сделать себе имя в мире моды, пусть она неудачно влюбилась, но она не собиралась быть никчемной матерью! И в этой своей решимости была непоколебимо тверда.

– Если твой Нед не испытывает недостатка в деньгах, у него, должно быть, хорошая работа, – заметила Джина, явно неравнодушная к финансовым вопросам. Она разрабатывала бюджет на каждый случай жизни.

– У него свое дело, – объяснила Дороти.

– А чем он занимается? – не отставала Джина.

Дороти вздохнула и постаралась удовлетворить естественное любопытство соседки.

– В основном старинной мебелью. Он реставрирует антиквариат, сам делает всякие буфеты, восстанавливает детали. У него неплохо получается. Особенно полировка.

Лакировщик действительности, подумала Дороти. Как, впрочем, и она, с ее подгонкой и моделированием одежды. Они так подходили друг другу. Даже профессии их были в чем-то сходны.

А как хочется поверить в превращение Неда! Может быть, стоит рискнуть собственным спокойствием и дать ему шанс, коль скоро он так упорствует? Розы настойчиво напоминали Дороти о чувственности бывшего любовника. Их захватывающая близость! О ней она никогда не забывала. Трейси угадала – ее ночи теперь были очень одинокими.

– Хотелось бы мне, чтобы мой муж умел работать руками! – с сожалением воскликнула Джина. – Он даже не может заменить водопроводный кран!

– Ты ведь можешь вызвать слесаря. А любящего и преданного отца нанять невозможно, – заметила Дороти.

Нет, нужно быть очень и очень острожной, учитывая, куда могут завести ее отношения с Недом, если она поддастся своей слабости. Им не избежать множества прерванных Джоанной ночей. И тогда стоны и причитания Неда будут звучать отнюдь не музыкой для ее ушей.

– Дай ему время почувствовать себя отцом, – посоветовала Лесли. – Джоанна похожа на него?

– Не очень…

Она взглянула на дочь. Ее белокурые волосы, возможно, от Неда. Конечно, теперь его уже нельзя было назвать белокурым, но в детстве у него, должно быть, были светлые волосы. Мать Дороти говорила ей, что она родилась черноволосой, так что в этом Джоанна на нее не походила. В любом случае Дороти была уверена, что Нед не искал в Джоанне своих черт. Она была для него просто ребенком.

– Похожа она на него или нет, но дети всегда знают, как завоевать сердце отца, – заметила Джина, которая даже представить себе не могла иного хода событий. – Нед бы не предложил тебе выйти за него, если бы был к ней равнодушен.

Да, его предложение было полной неожиданностью. Возможно, это показалось ему единственным выходом из ситуации, размышляла Дороти. Сыграло свою роль чувство вины, желание загладить ее. А впоследствии не пожалеет ли Нед об этом импульсивном поступке?..

– Это всего лишь минутный порыв, – сказала Дороти, бросая невеселый взгляд на свидетельство добрых намерений Неда и стараясь подавить маленькую надежду, уже шевелящуюся в ней.

Джина не обратила внимания на последние слова.

– Взгляни на это с другой стороны! Если у него достаточно денег, ты всегда сможешь нанять няньку, чтобы не быть вечно прикованной к ребенку.

Няня для ребенка! Джина попала в точку, подумала Дороти. Возможно, именно так и поступил бы Нед, чтобы избежать хлопот с Джоанной. Ну что ж, если он попытается разлучить ее с малышкой, то сразу и без труда избавится от головной боли, связанной с отцовством. Няня неприемлема для моего ребенка, решила Дороти.

Джоанна икнула. Дороти приподняла ее и, нежно поглаживая по спинке, помогла срыгнуть. Никакая нянька не покормит ее малышку так, как умеет она! Судя по всему, Неду предстоит поменять свои представления о материнстве, да и отцовстве, если он действительно хочет жениться на ней. Дороти будет согласна только на комплексную сделку.

Если Нед сегодня придет… Она взглянула на розы. Когда он сегодня придет, ей нужно будет кое-что выяснить. Ему бы лучше прийти сегодня, если он хочет доказать искренность своих намерений. Трейси вечером обещала забрать ее домой, и Дороти не собиралась в ожидании болтаться здесь на крючке туманной надежды.

Джоанна срыгнула опять и принялась тыкаться носиком в плечо, ища добавки. Дороти приложила ее ко второй груди и поудобнее откинулась на подушки, предоставляя своей девочке возможность полностью насытиться. Если Нед Шеннон считает, что, войдя в их жизнь, будет делать то, что ему заблагорассудится, его ожидает большое разочарование.

Нед влетел в палату двумя часами позже, излучая добродушие и таща на себе гору новых подарков. У Дороти заметно участился пульс.

Нед всегда возбуждал ее. Она вдруг почувствовала себя неловко в практичной хлопчатобумажной ночной рубашке с отстегивающимся клапаном для грудного кормления. О какой сексуальности может сейчас идти речь? В данной ситуации это вообще абсурдно.

– Боюсь, этой тележки для ленча не хватит, – изрек он, победно ухмыляясь, и принялся выгружать на передвижной столик свертки и доставать их содержимое. – Я принес тебе густой шоколадный коктейль и эти рулеты, которые ты так любишь, – один с беконом, а другой с цыпленком и фисташками, – твой обожаемый салат и свежую клубнику на десерт. Наслаждайся! – приказал Нед, устанавливая полный поднос поперек ее кровати, чтобы облегчить доступ к яствам.

Дороти воззрилась на него с изумлением – и не из-за того, что он помнит ее любимые лакомства, а потому, что дал себе труд принести их сюда.

– Не забывай, что нас здесь кормят, – неуверенно протянула Дороти, борясь с соблазном.

– Тебе нужны деликатесы, возбуждающие аппетит, а не продукция плохой больничной кухни, – горячо настаивал он. – Кроме того, здесь нет ничего, что повредило бы ребенку. Я узнавал. Поэтому можешь есть с чистой совестью.

Нед казался таким уверенным и преисполненным симпатии, а его зеленые глаза просто лучились жизнелюбием. Как несправедливо, что он до сих пор имеет над ней власть, ослепляя своей энергией, разжигая огонь желания непреодолимой сексуальной притягательностью. Во что бы то ни стало необходимо сохранить ясность рассудка и твердость сердца! Его слова проникли наконец сквозь пелену зачарованности, которую Дороти давно пора было бы преодолеть.

– Ты узнавал, что может повредить малышке? – недоверчиво поинтересовалась она.

– Никакие отговорки не принимаются, Дороти. Ешь! Ты выглядишь усталой и похудевшей, а это никуда не годится. Тебе сейчас потребуется вся энергия, чтобы справиться с этим существом.

Все эти высказывания звучали слишком авторитетно и слишком добродетельно для человека, который и слышать не желал о детях.

– С каких пор ты стал экспертом в этом вопросе? – подозрительно спросила она.

– Со вчерашнего вечера. Пара телефонных звонков – и куча советов из первых рук! – Он усмехнулся. – У меня хватает друзей, способных и готовых с радостью поделиться опытом.

Итак, он намерен встретить бедствие с веселой решимостью! Хотя, вынуждена была признать Дороти, Нед сохраняет эту решимость уже почти шестнадцать часов, не отступая и наверняка прикладывая недюжинные усилия. Это скоро пройдет, повторила она себе, но меркантильные доводы Трейси шевелились в ее мозгу, нашептывая, что нужно воспользоваться настроением Неда, пока оно не изменилось. Рулеты были определенно мечтой гурмана.

– Спасибо, Нед, – искренне сказала она. – Ты очень добр и заботлив…

– Ну давай же, ешь! – погонял он ее. Ввезли тележку с больничным ленчем, и Нед жестом отправил сиделку дальше, к Лесли и Джине. Им поставили подносы с заказанной снедью. Какое счастье! Может, это избавит ее от увлеченных зрителей, заинтересованных дальнейшим развитием отношений между ней и Недом?

Она достала из пачки крекер и положила на него большой ломтик рулета, отлично сознавая, что Нед наблюдает за ней с глубоким удовлетворением. Возможно, это большая ошибка – принимать от него что-то, поощряя к дальнейшему наступлению. Это может плохо кончиться. Но сейчас, какая бы опасность ни грозила, она чувствовала себя рядом с Недом прекрасно.

Он шагнул к колыбельке и внимательно посмотрел на мирно спавшую Джоанну. Эта идиллическая картина вовсе не свидетельствовала об ослаблении отцовских чувств – его жизнерадостность все увеличивалась.

– Привет, ребенок! Я присмотрю за твоей мамочкой, поэтому можешь не беспокоиться. Желаю тебе счастливых сновидений!..

Рулеты были восхитительны. Дороти вынуждена была признать, что Нед умеет отгадывать ее желания. Конечно, у него нет пока причин обвинять Джоанну в сломанной карьере. Его дело отлично налажено. И даже если бы он сам не зарабатывал себе на жизнь, проблем с деньгами никогда бы не было. Родители

Неда, юристы, были богатыми людьми и оставили значительное состояние единственному сыну, умерев – оба от инфаркта, – когда им едва исполнилось шестьдесят.

– Уработались до смерти, – цинично заметил как-то Нед, и у Дороти появилось сильное подозрение, что особой любви к родителям он не испытывал.

И все же, судя по всему, он был желанным ребенком. Мать решилась родить его, когда ей было уже за тридцать. Дороти оставалось лишь предполагать, что родители разочаровались в Неде и отдалились от него, когда он выбрал ручной труд, а не пошел по их стопам, обретя более высоколобую профессию.

Как бы то ни было, Нед не испытывал финансовых трудностей. Он испытывал трудности в отношениях с детьми. Дороти не могла, да и не хотела верить в чудесное превращение, происшедшее за одну ночь. Ей случалось и раньше видеть, как Нед с симпатией смотрел на детей и даже доброжелательно беседовал с ними. Обычное притворство в угоду общественному мнению. Дети для него всегда были страшнее чумы.

– Ну и соня она, правда? – заметил Нед с теплым одобрением в голосе.

– Не исключено, что, когда я привезу ее домой, она превратится в исчадие ада.

– Что ж, мы встретим эту



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация