А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


на это права!

Он решительно взглянул на нее.

– Все произошло не без моего участия и…

– Ты здесь ни при чем! – В ее голосе слышалась воинственная решимость. – Ты уговаривал меня пользоваться противозачаточными средствами, а я не послушалась. Это только моя вина!

– Но уж коли эта беда случилась… – насмешливо начал он.

– Тебе вовсе ни к чему расплачиваться за мое своеволие. Всю ответственность я беру на себя.

– Последствия налицо! Это ноша так тебя доконала, что при виде меня ты грохнулась в обморок!..

– Это от шока! Ты с моей малышкой на руках! У меня в голове не укладывается такая картина.

– Тем не менее придется тебе с этим смириться. Так уж случилось, что это и мой ребенок тоже…

Дороти, сжав зубы, сверлила его взглядом»

– Она не ребенок.

– Ты права, – огрызнулся Нед. – Скорее, что-то вроде лекарства для расшатанной психики…

– Ха! Теперь ты показал себя во всей красе!

– Просто пытаюсь внушить тебе, насколько скор и неправеден твой суд. – Глаза Неда пылали зеленым пламенем. – Ты отказала мне в праве знать, что я стал отцом. Отказала в праве самому решать за себя. Лишила меня возможности быть рядом, когда тебе явно приходилось туго. А ведь даже убийце дают возможность высказаться в суде.

Поток этих неистовых обвинений на мгновение ошеломил Дороти, и она поспешила оправдаться.

– Ты уверял меня, что не хочешь детей, Нед Шеннон! Поэтому не изображай из себя пострадавшую сторону. Я оставляю тебе твою свободу и независимость.

– Я не говорил, что хочу быть свободным и независимым. Я не хочу! – твердо заявил он. – Я как раз узнавал у Трейси, сколько времени займут приготовления к свадьбе.

К свадьбе! Дороти лишилась остатков сил. Она отпила воды и протянула стакан Трейси, которая так и стояла рядом, онемев от этой стремительной страстной перепалки. Дороти устремила на нее тяжелый подозрительный взгляд:

– Что ты ему сказала, Трейси?

– Я?! – пискнула та. На ее подвижном лице боролись выражения тревоги и осторожного сомнения. Победило смиренное сожаление. – Ну, гм… он спросил, кто я такая. И я… гм… дала свою визитную карточку.

Карточку! «Традиционное бракосочетание. Мы осуществим Вашу мечту». И ее адрес и телефон, отпечатанные черным по белому!

Дороти застонала, осознав, что джинн выпущен из бутылки и загнать его обратно невозможно. Она откинулась на подушку, подобрала под себя ноги и, отвернувшись к стене, закрыла глаза. Столько многомесячных стараний – и такой плачевный результат!

– Если я сказала что-то не то… – донесся встревоженный голос подруги.

– Не вини Трейси за разговорчивость, Дороти, – спокойно прервал ее Нед. – Я бы все равно узнал – так или иначе.


***

Возможно, он прав. Нед Шеннон не отступит, пока не добьется своего. Как и в своем деле – реставрации старинной мебели. Он работает и работает над предметом, пока тот не становится, именно таким, каким и должен быть. Всему виной их встреча у лифта, а вовсе не болтливость Трейси.

Дороти только сейчас заметила, что в комнате очень тихо. Посетители ушли, дети лежали спокойно, никто не включал телевизор. Конечно, реальная жизненная драма намного интереснее: конфликт незамужней матери с отцом ее ребенка. А Нед так привлекателен и так убедительно и последовательно отводит все ее обвинения! Две благополучные жены, делившие с ней комнату, явно должны испытывать к нему симпатию, ведь они не знают того, что известно Дороти. Какая гадость!

– Чашечку чая? – спросила Трейси, очевидно считая этот прием способным разрядить любую обстановку. – Думаю, она ей не помешает, Нед. Схожу приготовлю.

– Замечательно, – тепло одобрил тот.

Дороти услышала, как вышла Трейси. Звук отодвигаемого стула и скрип сиденья сообщили ей о том, что Нед сел. Итак, он намеревается взять ее осадой! Глупо прятаться от него! Нужно расставить все точки над i, и лучше сделать это здесь и сейчас!

Дороти перевернулась на спину, открыла глаза и собрала всю свою волю в кулак, чтобы противостоять влечению, которого не уменьшили ни время, ни обстоятельства.

Нед встретил ее взгляд прямо и спокойно. Лицо его выражало смесь сочувствия и решимости. Дороти почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Он беспокоится за нее!.. Ребенок – сложность, которой ему хотелось бы избежать, но чувства Неда к ней не изменились. Значит, необходимо вновь повторить трудный и болезненный отказ.

Как просто было бы забыть обо всем и обрести тепло, уют и почувствовать то наслаждение, которое она испытывала рядом с ним. Нед обнимал бы ее, гладил ее спину и целовал волосы, и Дороти бы чувствовала, как его тело переполняет желание, и… Она так тоскует по нему! Но если сейчас поддаться своей слабости, Нед окончательно завлечет ее в свои сети и неизбежные последствия будут значительно хуже, чем нынешнее чувство утраты. Лучше оставаться независимой.

– Мне не нужна твоя помощь, Нед! – твердо заявила она.

– Я думаю иначе, Дороти! – Взяв ее руку и нежно погладив, словно напоминая о существующей между ними связи, он добавил: – Я думаю, нам нужно как можно скорее пожениться.

– Нет! – Она вырвала руку, словно обжегшись. – Я не хочу выходить за тебя, Нед!

– Почему? Это наиболее разумный и практичный выход.

– Я не могу допустить, чтобы у моей девочки был отец, которому она не нужна.

– Если ты беспокоишься о ребенке, позволь мне заверить тебя…

– Ее зовут, – яростно прервала его Дороти, – Джоанна!

– Джоанна? – Нед пожал плечами. – Не очень-то сочетается с фамилией Шеннон, Давай придумаем какое-нибудь другое имя.

– А по-моему, Джоанна Барнс звучит прекрасно!

Нед заметил упрямое выражение на ее лице и дипломатично отступил:

– Хорошо. Если это имя так тебе нравится, я готов с ним смириться. – Его лицо просветлело. – Впрочем, Джоанна – не так уж плохо. Мы можем называть ее Джонни, Джонни Шеннон – как славно!

– Джоанна – девочка, Нед! – напомнила Дороти с едва сдерживаемым негодованием. – Она – моя дочь и останется Джоанной Барнс. Я не собираюсь выходить за тебя замуж!

Нед тяжело вздохнул, но в его глазах мелькнуло хитрое выражение.

– Ладно, мы просто будем жить вместе.

– Я не намерена делить с тобой кров, Нед! У меня своя жизнь, я устроила ее как хотела, и ни я, ни моя дочь не нуждаемся в твоей поддержке.

– Смело сказано! Но что, если твои прекрасные планы где-нибудь дадут сбой?

– Я справлюсь!

– Ты справишься лучше, если рядом буду я.

– Нет!

– Посмотрим, – заявил Нед, и стало ясно, что он не позволит, чтобы его вычеркнули, отстранили и забыли.

Дороти тяжело вздохнула. Нед будет бороться за свои права, что бы она ему ни говорила. Ее охватила слабость. Господи, хоть бы Джоанна завопила во всю силу своих маленьких легких! Это заставило бы Неда поскорее уйти. А если бы она своими криками завела других детей, он исчез бы в мгновение ока, можно не сомневаться!

Вернулась Трейси и, бросая опасливые взгляды то на Дороти, то на Неда, поставила чашку с чаем на передвижной столик.

– Тебе лучше? – с надеждой спросила она. Трейси Уэлли была поразительно напористой особой и великолепным продавцом. Она могла кого угодно уговорить приобрести что угодно, и уговариваемый при этом оставался в восторге от своего выбора. Трейси всегда выглядела безукоризненно и профессионально – от роскошных огненных волос до обутых в дорогие туфли ног. Ее улыбка ослепляла, а светло-ореховые глаза завораживали. Трейси плыла по жизни в блаженной уверенности: что бы ни случилось, все к лучшему. Ее оптимизм вдохновлял окружающих, но сейчас Дороти требовался лишь ее профессиональный опыт.

– Скажи Неду, что я вполне могу обойтись без него, – попросила она.

– Это так! – Трейси села в ногах кровати и серьезно посмотрела на Неда. – Мы с Дороти основали свой бизнес.

Нед казался удивленным.

– Дороти тоже устраивает свадьбы?

– Нет, нет! Это моя обязанность. Я обожаю свадьбы! А Дороти – великолепный мастер деталей. Она может подогнать любое взятое напрокат свадебное платье, если оно требует доделки. Подбирает бусы, закладывает складки и так далее. Некоторые наши клиенты выбирают модели, разработанные Дороти, и она делает такие прелестные платья, что наша репутация заметно растет.

Нед нахмурился.

– Ей будет трудно заниматься этим с ребенком на руках. Они – пожиратели временив эти маленькие чу… – Он осекся.

– Чудовища, – закончила за него Дороти. – Ну же, Нед Шеннон, продолжай, скажи это!

– Я хотел сказать «чудные существа», – высокопарно поправил он.

– Ха!

– Ладно, это не имеет значения, – быстро» вмешалась Трейси. – Дороти не придется далеко ходить. У нас все под рукой. Офис расположен в моем доме, а у Дороти – отдельная квартира в задних помещениях. Она без труда может принести ребенка с собой, если потребуется сделать примерку. Никаких проблем! У нее солидный доход, хорошие жилищные условия, и ей не о чем беспокоиться!

– Видишь? Я самодостаточна! – с триумфом заявила Дороти.

– Не считая мужчин… – пробормотала Трейси, и Дороти свирепо уставилась на нее. Трейси пожала плечами и игриво взглянула на Неда.

– Согласись, Дороти, он – великолепный мужской экземпляр! Почему бы им не воспользоваться? В конце концов, ты всегда сможешь избавиться от мужа, если он не оправдает ожиданий.

– Истинная правда! – энергично вмешался Нед. – Если бы только она предоставила мне шанс…

– Я не собираюсь выходить за него замуж!

– Но, дорогая, это дает много преимуществ! – убеждала ее Трейси. – Что бы со мной было, если бы не мои мужья? От первого мне досталась машина, от второго – дом, возможность открыть свое дело в столице – от третьего!

Трейси занесло явно не туда. Дороти вовсе не хотела становиться предметом торгов, но подруга уже закусила удила и говорила безостановочно:

– Мужья могут быть очень полезны! С ними ты обретаешь личный эскорт, секс по требованию, надежную подпорку на случай, если на вечеринке выпьешь липшего, мускулы, необходимые при крупных закупках в магазине, и – в твоем случае – бесценную няньку, если ты вдруг захочешь отдохнуть от тягот материнства.

– Вот на этом-то мы и споткнемся, – мрачно заявила Дороти. – Нед ненавидит детей.

– Это не относится к моему собственному ребенку! – уверенно возразил тот. Дороти обернулась к нему.

– Какая разница? Ты думаешь, Джоанна не будет плакать? Не будет пачкать пеленки и просыпаться среди ночи, отвлекая мое внимание от тебя?

– Я могу с этим смириться.

– Укоренившиеся взгляды не меняются за один вечер, Нед Шеннон!

Вошла сиделка и неодобрительно посмотрела на засидевшихся посетителей.

– Боюсь, мне придется попросить посторонних удалиться. Вам ведь известны больничные правила.

Трейси спрыгнула с кровати.

– Спи спокойно, моя дорогая, и не терзайся сомнениями, – посоветовала она, многозначительно приподняв брови. – В наши дни легко получить развод.

Нед неохотно поднялся со стула.

– Я приду завтра! – пообещал он. В его глазах вспыхнул вызов. – Я не позволю тебе вычеркнуть меня из своей жизни. – Он повернулся к колыбели и, подойдя поближе, помахал малышке рукой. – Спокойной ночи, ребенок! Это твой отец. И не позволяй маме уверить тебя в обратном.

– Ее зовут Джоанна! – в отчаянии выпалила Дороти в его удаляющуюся спину.




4


Розы принесли как раз перед вторым утренним кормлением. Сиделка держала их, улыбаясь во весь рот.

– Три дюжины! – радостно заявила она, с любопытством разглядывая Дороти. Такое количество цветов не могло остаться незамеченным.

– Это мне? – недоверчиво спросила Дороти.

– На конверте написано ваше имя, – с готовностью заверила сиделка.

Их мог прислать только Нед, а это означало, что он, как и обещал, вернется сегодня, таща за собой весь ворох конфликтов и противоречий, от которых Дороти старалась оградить жизнь, создаваемую ею для Джоанны и себя. Сердце сжалось от недобрых предчувствий. Неспособная оценить ситуацию, Дороти освободила крышку тумбочки прежде, чем осознала, что делает.

Только когда сиделка поставила вазу, она поняла, что следовало бы вообще отказаться от этого экстравагантного дара. Подавать Неду какие-либо надежды – признак слабости. Но темно-красные бутоны издавали такой волшебный аромат, что отправить их обратно показалось неоправданной грубостью. Это ни в коем случае не повлияет на ее планы, убеждала себя Дороти. Розы увянут, как и готовность Неда ухаживать за ней в тот критический момент, когда ему вплотную придется столкнуться с реальным ребенком.

Проведя бессонную ночь в думах о втором появлении Неда в свода жизни, Дороти по-прежнему не питала иллюзий относительно счастливого будущего с ним. Она предвидела лишь бесконечные споры, причиняющие вред всем, – и особенно Джоанне.

Болезненные воспоминания о собственном детстве были все еще свежи в памяти. Ее родители окончательно расстались, когда ей было десять. Девочку сплавили бабушке, которая согласилась взвалить на себя столь тяжелую ношу. Несмотря на то, что бабушка скорее терпела, чем любила ее, Дороти почувствовала огромное облегчение – она наконец-то перестала быть предметом бесконечных распрей между родителями.

Сиделка отцепила конверт и подала ей все с той же широчайшей улыбкой.

– Красные розы означают любовь. Какой-то парень хочет произвести на вас впечатление!..

– Он уже его произвел, – мрачно пробормотала Дороти. Но Неду придется одержать еще не одну победу, прежде чем он убедит ее в способности быть отцом. – Спасибо за то, что принесли цветы!

– Не за что! Я сделала это с удовольствием, поверьте! Такие роскошные розы!

Дороти открыла конверт и, достав карточку, прочитала:



«Женщине, которая дала мне больше, чем кто-либо другой в мире.

С любовью Нед».


Перехватило дыхание. Она с трудом сглотнула, чтобы протолкнуть комок, застрявший в горле. Правда заключалась в том, что и Нед дал ей больше, чем любой другой мужчина в ее жизни… Но!.. Но это вовсе не означало, что он будет хорош и для Джоанны.

Придя к окончательному заключению, что Нед не в состоянии дать ее дочери той любви которой та заслуживала, Дороти открыла верхний ящик тумбочки и небрежно бросила туда карточку. Как не поддаться искушению перечитывать ее снова и снова в попытках найти в словах Неда то, чего в них нет?

– Надо же, как твой Нед наверстывает упущенное время!

Оптимистическое замечание Джины, одной из соседок по палате, затронуло чувствительную струнку



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация