А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Звездный рыцарь
Дэйра Джой




Дэйра Джой

Звездный рыцарь





Планета Авиара. Звездная система Тау Гидры


Лорджин та'ал Крю грустно смотрел на Янкффа, старого друга и наставника. Никто не знал, сколько ему лет. Казалось, время обходило загадочного старца. И вот впервые на памяти Лорджина древний Янифф выглядел на свои бессчетные года. Плечи его поникли, на лице проступили следы забот. Ничего этого не было накануне. Боджо, крылатый спутник Яниффа, спокойно сидел на его правом плече.

Лорджин положил ладонь на руку старика, успокаивая его:

– Итак, сомнений нет? Ты повторно проверил расположение линий?

Янифф тяжело вздохнул:

– Да, все точно. Это так тревожно – Он покачал головой, и его длинные серебряные локоны пришли в движение.

– Значит, никто ничего не может сделать? – осведомился Лорджин.

– Во всяком случае, не я. Мои знания не распространяются на эту область.

– Тогда все безнадежно. Если ты, мудрейший из нас, бессилен... – Лорджин замолк.

Черные глаза Яниффа пронзительно посмотрели на Лорджина.

– Этого я не говорил.

Лорджин вскинул голову. Он хорошо знал своего старого учителя: обычным для себя хитроумным манером Янифф подводил его к чему-то. Скрестив руки на мощной груди и прислонившись к балюстраде, Лорджин поинтересовался:

– Что, собственно, ты хочешь сказать?

Янифф закрыл глаза. По правде говоря, он был доволен самым любимым своим учеником, Лорджином та'ал Крю.

– Я сказал, что сам не могу ничего поделать. Я не говорил, что ты ничего не можешь сделать.

«Так, так, вот мы и дошли до сути, – подумал Лорджин. – Янифф раскрывается медленно, как цветок тасмина на свету».

– Что могу сделать я, Учитель?

Древние слова послушания были произнесены.

Лорджин вручал свою жизнь и знания Яниффу, чтобы тот распорядился ими, как сочтет нужным. В который раз. Многое совершил он на благо Авиары и Астрального альянса. Теперь он ждал ответных слов Яниффа.

– Ты должен отправиться на Поиск, Лорджин. Найди причину того, что вызывает трещины в пространстве и времени. Ты ведь знаешь, что эти краевые нарушения должны быть прекращены.

– Ты хочешь, чтобы я отправился в тот дальний сектор? – В голосе Лорджина звучало удивление.

Это было трудное путешествие. Немногие возвратились оттуда. Однако Лорджина пугала не столько возможная гибель, сколько масштаб поставленной задачи. Это была поистине невозможная идея.

Таинственный старик словно прочел его мысли:

– По всей видимости, для большинства. Но не для тебя.

Лорджин очень хотел бы разделить с Яниффом его уверенность, но сомневался в себе.

– Лорджин, бывают случаи, когда сомнения полезны. Они сослужат тебе хорошую службу. Ты помнишь, чему я учил тебя, это хороню.

– Да, Учитель.

– Пойдем, мой юный друг, мы отправляемся в Зал туннелей. Твое путешествие начинается. – Он взял Лорджина за руку, и вместе они проехали через весь город.



Лорджин стоял перед первым туннелем. Он уходил спиралью к мириадам сверкающих огней, пульсируя во времени. Прежде чем войти в него, Лорджин повернулся, чтобы попрощаться со своим наставником и другом, затем шагнул сквозь портал.

– Счастливого пути, друг мой, – тихо произнес Янифф, глядя, как Лорджин растаял в клубящемся тумане.

Долго ли, коротко ли длилось путешествие – Лорджин не знал. Но он знал точно, что оно еще не закончилось, когда мощным рывком его внезапно выдернуло из пространственно-временного континуума...




Глава 1


День прошел ужасно. Ужасно!

Во-первых, ее уволили с работы. Ах, простите, отправили в неоплачиваемый отпуск. Что было одно и то же. Странно как-то получается: если у вас очень высокая квалификация, это сначала мешает устроиться на работу – чересчур умная, но и потом не помогает, когда начинается увольнение.

И это было всего лишь начало дня, будь он вовеки проклят!

В электричке, заметив свободное место, она решила, что ей наконец повезло. Такое случалось столь же часто, как встреча с кометой Галлея. Естественно, она рванулась, чтобы сесть... и села на что-то мокрое и вонючее. Приятного мало.

Она быстро встала, но дело было сделано. По крайней мере она была одета в дождевик, хотя дождь сегодня так и не пошел. К счастью, она не промокла, но плащ... Он вонял! Люди кидали на нее странные взгляды и старались отодвинуться подальше. Правда, сегодня это ее даже устраивало. Когда Дина вышла из электрички, разумеется, на последней остановке, она тут же стащила с себя этот гадостный плащ и выбросила в мусорный контейнер. Но ее неприятности еще только начинались. Когда она направлялась к своей машине, судьба преподнесла ей еще один сюрприз: она издали увидела на стоянке два автомобиля, слепившихся друг в друга. Их помятые бамперы каким-то невероятным образом скрученные, сцепились воедино. Оба водителя, учтивые и вежливые бостонцы, поднявшие свои автомобили на дыбы, как диких быков на родео, с фырканьем и топотом шли навстречу друг другу.

Дине и гадать не надо было, чью машину они заперли на стоянке.

Когда наконец приехала полиция, ей сообщили, что придется подождать, пока тягачи растащат смятые машины и очистят ей выезд. А в час пик, по их подсчету, это займет добрых сорок пять минут.

Она огляделась вокруг в поисках места, где бы приткнуться, и обрадовалась, увидев прямо через дорогу маленькую захудалую лавочку по продаже подержанных вещей.

Дина поспешила туда как человек, неожиданно выигравший в лотерею, бежит за выигрышем.

Колокольчик над дверью тренькнул, сообщив хозяину лавки, что пришел посетитель. Оглядывая жалкую обстановку, Дина поняла, что здесь продаются скорее не подержанные вещи, а всякое старье. Тут и там были беспорядочно навалены картонные ящики, книги, старая мебель, разрозненная посуда, сломанные игрушки. Предметы населяли полутемную комнату, как призраки прошлого. Но по крайней мере здесь стояла благословенная тишина.

Пока она разглядывала это кладбище былой роскоши, бамбуковый занавес на двери, ведущей внутрь, раздвинулся, и в проеме появился странный старикашка в бейсбольной кепочке. Он подошел к Дине.

– Попали в дорожную пробку, не так ли? – Он улыбнулся, и морщинки лучиками разбежались от уголков глаз. Он показался ей очень милым стариком.

– Как вы догадались?

« – Здесь это частенько случается. Поддерживает мою торговлю. Хотите походить и поглядеть? – Это было сказано с надеждой.

– Конечно, почему бы нет? – Дина направилась в дальний конец узкой длинной комнаты, на ходу разглядывая наполнявшую ее, да иначе не назовешь – рухлядь.

Она вспомнила о своей теперь уже прошлой работе. «Вот она я, Дина Джонс, двадцати шести лет от роду, в недалеком будущем нищенка. Пора к этому привыкать», – грустно подумалось ей.

Примерно через полчаса она обнаружила очень интересное ожерелье. Или что-то вроде ожерелья. Оно скрывалось под пятью ящиками всякого хлама, но Дина сразу почувствовала, что под ними может быть что-то интересное.

Подняв находку повыше к тусклому свету, она увидела грязное и потемневшее металлическое ожерелье, чем-то напоминавшее крученые шейные украшения времен короля Артура. В центре металлической ленты сидел темный грубо обработанный камень вроде бы черного цвета, хотя при таком освещении утверждать это было трудно.

Дина всмотрелась в него повнимательней. Да, если его хорошенько отчистить и отполировать, будет очень мило смотреться. Хотя сомнительно, что это серебро. Во всяком случае, пробы она не нашла.

Дина отнесла его ко входу в лавку и положила на пыльный прилавок.

– Сколько хотите за него? – спросила она у владельца.

Старик с отвращением взял ожерелье в руки.

– Вы хотите купить его? – удивился он, будто никто в здравом уме не мог этого сделать.

Дина тут же принялась защищать свою находку.

– Не так уж оно и плохо. – Она встретила его недоверчивый взгляд. – Ладно, ну и пусть оно дрянное. Сколько стоит?

Старик покачал головой и задумался, явно озадаченный сложной проблемой, во что оценить эту штуковину. Наконец нерешительно произнес:

– Пятьдесят центов пойдет?

– Продано. – Дина бросила на прилавок две монетки.

Пока старик заворачивал ожерелье, она смотрела в окно и увидела, что тягачи уже растаскивают помятые машины. Поблагодарив хозяина, Дина схватила покупку и вышла из лавки, уже предвкушая вкус крепкого горячего кофе, который сварит, как только доберется до дома.

Дина совершенно вымоталась. Слава Богу, вещи для завтрашней поездки уже уложены, участие в конференции заранее оплачено и не может быть отменено, а посему она не чувствовала никаких угрызений совести, несмотря на свое изменившееся финансовое положение. Как любезно с их стороны выгнать ее за день до начала отпуска!

Настороженно посмотрев на небо, на низкие черные тучи, собиравшиеся над ней, она подумала: «Если я поспешу, возможно, успею попасть домой до дождя».

Гром грянул коротким раскатом, и хляби небесные разверзлись. Дождь потоками хлынул на землю. Дина со всех ног побежала к стоянке. К тому времени как она без плаща добралась до своей машины, на ней не было сухой нитки.

«Ну чем я заслужила такой день?»

Из-за ливня дорожное движение застопорилось. То, что должно был» стать двадцатиминутной поездкой домой, превратилось в час. Когда Дина наконец добралась до аллеи, ведущей к ее коттеджу, она готова была рыдать от счастья...

... До тех пор, пока не заглянула в почтовый ящик в начале аллеи. Три отказа из двух издательств.

Устало глядя на трехкомнатный домик, Дина в который раз благословила деда, последнего остававшегося в живых родственника, за то, что он завещал его ей. По крайней мере, у нее всегда будет крыша над головой.

«Пока я плачу налоги», – мысленно поправила себя девушка.

Войдя внутрь и захлопнув дверь, Дина быстро накинула цепочку, отрезав личное владение от остального мира. Она даже застонала от облегчения, оказавшись снова в своем теплом уютном доме, и тут же направилась прямо в ванную под горячий душ, снимая по пути промокшую одежду.

Никогда душ не казался ей таким чудесным. Почти почувствовав себя человеком, она заплела а косу свои длинные, до пояса волосы и надела любимые старые джинсы.

Хотя сентябрь еще только начался, влажный воздух был холодным, так что она накинула свитерок и лишь зачем босая прошла на кухню приготовить долгожданную и, безусловно, заслуженную ею кружку яванского кофе.

Ожидая, пока кофе окажет свое действие, Дина вытащила ожерелье из пакетика и стала его разглядывать. Что ее повело? Изъятое из окружающего хлама, оно выглядело еще хуже, чем раньше. «Может, если я его отчищу...»

Девушка порылась в кладовке и вернулась к столу с полировальной тряпкой и средством для чистки украшений. Как только патина стала сходить с ожерелья, Дина сразу успокоилась: не такое уж это плохое приобретение.

В свете кухонной лампы ожерелье мягко засверкало серебром, хотя Дина сомневалась, что высокопробным. Оно выглядело почти как платина, но тогда это означало, что украшение очень дорогое, а старикашка в лавке, пусть странноватый, дураком не казался. И потом платина вроде бы не темнеет? Наверное, это какой-то сплав.

Но что бы это ни было, оно словно притягивало свет.

Рассматривая в ярком свете кухни покупку, она заметила, что камень не черный, как ей показалось поначалу, а темно-зеленый, глубокого-глубокого тона. Что ж! Все оказывалось очень даже приятным. «Единственный просвет в ненастном дне», – грустно подумала Дина. Решив взять его с собой в поездку, она вернулась в спальню, чтобы бросить в чемодан.

Пора было забыть об этом жутком дне и вспомнить о долгожданной поездке в Сан-Франциско.

Она едет на Всемирную встречу! Раз в год любители фантастики со всего света собираются в заранее выбранном месте на Всемирную конференцию по научной фантастике. В этом году они встречались в Городе у Залива.

Дина дождаться не могла встречи со своими друзьями со всего земного шара. Она получит огромное удовольствие и на неделю забудет обо всех неприятностях. Предвкушение этой поездки смягчило огорчение от того, что ее научно-фантастические рассказы снова, отвергнуты. Ну и потом она, наверное, встретит там этих издателей и, возможно, побегает за ними, чтобы все-таки всучить свою писанину.

Усмехнувшись, она представила себе, как, прижимая к груди кучу мятых листков, преследует какого-нибудь несчастного издателя, который с воплями убегает от нее по коридору отеля.

Вернувшись на кухню, Дина налила себе кружку кофе и повернулась, чтобы идти в гостиную.

На ее диване сидел мужчина и пристально смотрел на нее.

Дина моргнула раз, два, странное видение не исчезало.

Кружка выскользнула из ее рук и разбилась на кафельном полу кухни. Мысли мелькали в голове, сливаясь в единый поток.

«О Боже, как он сюда попал?»

Разумная, трезвая часть ее рассудка напомнила, что она, войдя в дом, закрыла дверь на цепочку. Далее следовала еще более тревожная мысль: может быть, этот человек уже был в доме, когда она пришла? Но нет, это было невозможно – Она же заходила в каждую комнату. Что ему нужно?

«Не будь дурой. Как ты думаешь, чего он хочет? Чашку кофе?»

Испарина выступила у нее на лбу. Никогда в жизни не испытывала Дина большего ужаса. С трудом она как-то сумела выговорить:

– П-пожалуйста, н-не делай м-мне больно. Я сделаю все, что ты хочешь, только, пожалуйста, не делай мне больно.

Ничего не отвечая, он продолжал смотреть на нее с озадаченным видом. У него были какие-то странные глаза, но она стояла слишком далеко, чтобы разглядеть их цвет, а подходить ближе не собиралась. Крохотная хрустальная капелька, покачиваясь, свисала с маленького золотого колечка, вдетого в левое ухо, играя на свету, улавливая и преломляя его.

Удастся ли добраться до телефона, находившегося рядом с этим красавчиком? Нет, он сидит слишком близко к аппарату. Кроме того, она все равно не успеет набрать номер. Дина посмотрела на входную дверь. Та была заперта на цепочку. Так как же этот тип сюда вошел? И более существенный вопрос: сколько понадобится времени, чтобы отпереть дверь и выскочить наружу? Она окинула его оценивающим взглядом.

Мужчина был большим даже сидя. Рост, по ее прикидке, побольше ста девяноста сантиметров.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация