А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Книги по авторам » Роджерс, Эвелин

Информация об авторе:

- к сожалению, информация об авторе отсутствует.

Самая красивая
Эвелин Роджерс


Это – история мужчины и женщины.

Женщины, жестоко оскорбленной бывшим мужем, – и мужчины, имевшего все основания не воспринимать женщин всерьез.

История волшебной ночи, которая стала для двоих дверью в мир НАСТОЯЩЕЙ СТРАСТИ – огненной и всепоглощающей.

Однако за ночью наступает утро.

И мужчина внезапно понимает, что завоевать душу женщины – намного сложнее, чем покорить ее тело, а подарить ей наслаждение – намного проще, чем заставить снова поверить в любовь…





Эвелин Роджерс

Самая красивая





Глава 1


Шарлотта Гамильтон пережила свой развод гораздо легче, чем ожидала. Через два часа после того, как судья подписал свидетельство о разводе, она зашла в кабинет своего бывшего адвоката, чтобы передать ему последние документы, поздравляя себя с тем, что держалась во время процесса так спокойно и корректно.

– Добрый день, – весело поздоровалась Шарлотта, положив перед ним бумаги. – Кажется, это тоже по нашему делу.

Адвокат с подозрением посмотрел на нее. Ему еще ни разу не доводилось видеть свою клиентку в таком замечательном расположении духа, правда, признаться, до сих пор он и не давал ей повода радоваться.

Однако сегодня у Шарлотты была причина громко смеяться. За целый год раздельной жизни с мужем, бесконечных встреч, работы с бумагами и шестимесячного ожидания она ни разу не проявила гнева и ничем не показала, какой жалкой себя чувствует, хотя иногда и ощущала себя полным ничтожеством.

А вообще-то Шарлотта постоянно выглядела потерянной и подавленной. Впрочем, неудивительно, если учесть, чего она ждала от своего замужества. И уж конечно, сейчас она ничуть не жалела о том, что ее неудачному браку пришел конец.

Шарлотту с детства приучили скрывать свои чувства. Возможно, ее родители и бабушки с дедушками с гордостью смотрели на нее с небес. Они тоже радовались, что она наконец-то свободна, и это было замечательно.

Приподнятое настроение не оставляло Шарлотту до самого ухода. Подходя к двери, она неожиданно для себя столкнулась с Роджером Крысой. Сердце, только что переполняемое счастьем, тут же ушло в пятки. Роджер всегда так действовал на нее, это и послужило одной из основных причин развода.

Шарлотта и представить не могла, что встретится с ним у адвоката. Ни разу за все пять лет их совместной жизни он не сделал того, чего она от него ожидала. И даже сейчас, обретя свободу от семьи, он оставался настоящей крысой.

– Что ты здесь делаешь? – хором спросили они друг у друга, когда Роджер остановился перед Шарлоттой.

Та обвела его холодным взглядом.

– У меня в последнюю минуту возникло срочное дело, – промолвила она. – Вот я и задержалась.

– Артрическая ногтоеда? – ухмыльнулся Роджер.

Как же ему нравится отпускать саркастические замечания! Он никогда не испытывал симпатии к ее пожилым пациентам, словно и представить себе не мог, что сам когда-нибудь состарится. Роджер ни разу не захотел понять, как много значат для Шарлотты ее больные.

– А ты? – Шарлотта посмотрела на большой циферблат своих наручных часов. – Ведь еще нет пяти, а насколько я поняла, ты не должен был приходить сюда раньше шести.

– У меня сегодня рано назначен обед, – с шумом втянув носом воздух, промолвил он, – вот и пришлось поторопиться. – Он еще раз громко шмыгнул носом.

Шарлотта даже не знала, отчего раньше не замечала за ним привычки постоянно сопеть. Зато сейчас это ее ужасно раздражало. Возможно, у него какая-то аллергия, впрочем, дела Роджера Райана ее не касались.

– Полагаю, ты должен встретиться с женщиной, – язвительно заметила Шарлотта и тут же прикусила язык. Люди, с которыми он имеет дело, теперь тоже не должны интересовать ее. Сегодня, празднуя получение свидетельства о разводе, Роджер, возможно, устроит шумное веселье на набережной с полудюжиной подружек. Хотя, учитывая его интерес к групповому сексу, трудно предположить, сколько женщин он задумает пригласить.

Пухлый и коротенький адвокат – прямая противоположность высокому и поджарому Роджеру, – моргая, как сова, глазел на них из-за толстых стекол очков. В остальном вид у него был совершенно невозмутимый. Шарлотта подумала, что для адвокатов, занимающихся бракоразводными делами, такие стычки бывших клиентов – дело обычное.

– Я обедаю с Красноперкой, – усмехнулся Крыса.

Шарлотта покачала головой. Красноперка был приятелем Роджера. За последние несколько лет они добрую сотню раз вместе ходили на рыбалку, а когда друзья не бывали заняты ловлей рыбы, Красноперка придумывал для нее всевозможные отговорки, сочиняя истории о том, как проводил время с ее мужем, чтобы скрыть похождения приятеля, отправившегося на очередное свидание. У Шарлотты часто возникало желание обвинить Красноперку в том, что она разошлась с Роджером, однако, поскольку развод прошел без осложнений, она сумела сдержать себя. К тому же она не помнила его настоящего имени.

А если им когда-нибудь доведется встретиться, то уж она не преминет бросить ему в лицо несколько таких прозвищ, которые потрясли бы даже Роджера.

Шарлотта забрала со стола адвоката стопку документов.

– Вот бумаги, подписанные мной и заверенные нотариусом, – проговорила она. – Тебе передаются дом и машина. Отныне они в полном твоем распоряжении, так что можешь пользоваться ими по своему усмотрению.

Она и в самом деле была рада отдать ему дом с машиной. Потому что не желала Роджеру Райану зла. Нет, Шарлотта хотела только одного – чтобы его больше не было в ее жизни.

Роджер посмотрел на нее с таким видом, словно она только что нанесла ему смертельное оскорбление. В таком штате, как Техас, Шарлотта по закону имела право на половину их совместной собственности, которая, ко всему прочему, стоила немало денег. Элегантный каменный дом, почти особняк, купленный на третий год их совместной жизни, находился в пятнадцати милях к северу от Сан-Антонио, а ездили они на «лексус-седане».

Но ни дом, ни машина не были нужны Шарлотте. Зато она стала полноправной владелицей любимых ею предметов искусства, не только тех, которые оставили ей бабушка с дедушкой, но и тех, что они с Роджером купили уже после свадьбы. Шарлотте также досталась большая часть их совместных сбережений и… долгожданная свобода.

Кстати, если она и была в глубине души сильно обижена, то ее обида не имела никакого отношения к многочисленным изменам Роджера, а вызывалась причинами, которые никогда не станут ему понятны.

Как же хорошо, что она догадалась оставить девичью фамилию! Возможно, с самого начала Шарлотта чувствовала, что с этим советником по капиталовложениям, обладающим внешностью голливудской «звезды», ей никогда не создать настоящей семьи, о которой она так мечтала и которую ставила превыше всего.

После пяти лет совместной жизни она бы не рискнула доверить Крысе даже выбор туалетной бумаги. У нее хватило глупости влюбиться в красивое лицо, но больше она никогда такой ошибки не совершит.

Схватив со стола сумочку, Шарлотта направилась было к двери, однако Роджер не мог допустить, чтобы последнее слово осталось за ней.

– Видишь ли, Шарлотта, – медленно заговорил он, – наш брак вполне мог бы состояться. И в том, что он распался, нет моей вины.

Ее рука застыла на дверной ручке, она взглянула на бывшего мужа через плечо. Собственно, Шарлотта посмотрела прямо на него впервые с тех пор, как Крыса зашел в, кабинет адвоката. Как обычно, Роджер выглядел безупречно: серый костюм от Армани, идеально уложенные темные волосы, правильные черты лица; даже кожа покрыта ровным золотистым загаром, несмотря на то что последние недели небо было затянуто тучами. И если его ярко-голубые глаза не так ясны, как обычно, то только потому, что Роджер всем видом пытался изобразить отчаяние и боль.

– Почему ты так решил? – спросила Шарлотта, вновь проклиная себя за то, что не смогла промолчать. – Ведь именно ты обманывал меня. – Нажав на ручку, она вышла в приемную как раз в тот момент, когда туда заглянула секретарша.

Разумеется, Крыса обратил внимание на ее симпатичную мордашку.

– Я бы не стал гулять, если бы у меня была причина оставаться дома. – Роджер оглядел Шарлотту с ног до головы – все ее пять футов шесть дюймов роста и сто двадцать фунтов веса. На ней были бежевый шерстяной костюм, состоящий из длинного жакета и юбки до колен, красная шелковая блузка, надетая в честь приближающегося Рождества, и удобные туфли – все очень аккуратное и дорогое. Заметив, что Роджер скроил гримасу и подмигнул ей, Шарлотта тут же смекнула, что он собирается найти в ней какой-то изъян. – Ты прекрасно выглядишь, – промолвил он. – Как обычно.

Шарлотта не испытала облегчения, понимая, что он еще не договорил.

Так и есть. Нахально посмотрев ей в глаза, Крыса добавил:

– Но ты всегда была паршивой любовницей.

Я скучал в твоей постели.

Шарлотта схватила ртом воздух, ей вдруг показалось, будто покрытый ковром пол закачался под ногами. Именно сейчас она поняла, какой хрупкой была только что обретенная ею свобода.

Положение было отчаянное, потому что Шарлотта не знала, что сказать и как отреагировать на его слова. Роджер с таким же успехом мог бы ее ударить. До сих пор, несмотря на все его измены, он ни разу не опускался до подобных низостей.

Словно моля о помощи, Шарлотта в растерянности взглянула на адвоката, поспешившего опустить глаза. Секретарша захихикала. Это оказалось последней каплей. Шарлотта почувствовала, что в ней закипает ярость. Забыв о необходимости сдерживаться и вести себя прилично, она, замахнувшись, ударила Роджера сумочкой по руке.

– Ты мерзавец! – крикнула она.

Он даже не шевельнулся – похоже, его не задели ни удар, ни ее слова.

– Но это же правда. – Он с невинным видом пожал плечами.

Шарлотта еще раз ударила его. Она, защитница жизни, предпочитающая выметать тараканов из дома, вместо того чтобы поливать их инсектицидом! Будь у нее длинные ногти, она непременно вцепилась бы ими в физиономию Крысы.

Она опять ощутила себя ничтожеством.

А Роджер посмел улыбнуться – с таким видом, словно выиграл битву. На глаза Шарлотты упала каштановая прядь, и она, выпячив нижнюю губу, подула, чтобы убрать с лица непокорный локон. Несколько мгновений внутри ее бушевала такая ненависть, о существовании которой Шарлотта и не подозревала. Прошло несколько минут, а она все еще тяжело дышала, испытывая невероятное напряжение из-за наступившей в комнате тишины. Впрочем, возможно, с точки зрения остальных присутствующих, недавняя сцена не казалась такой уж чудовищной. Однако сама Шарлотта оценивала выходку Роджера как варварскую.

Она открыла было рот, чтобы хоть чем-то ответить ему но не нашла подходящих, достаточно грубых слов. Впрочем, Шарлотта пробормотала несколько бранных эпитетов которые прозвучали совершенно бессмысленно даже для нее самой. Больше всего огорчало даже не то, что она не смогла в нужный момент красноречиво выругаться, а то, что опустилась до такой степени, что захотела отплатить Роджеру его же монетой.

Потому что для сына высокомерного банкира и женщины, которая входила во все благотворительные общества города, Крыса на удивление вел себя как самый опустившийся плебей. И сейчас из-за него Шарлотта почувствовала себя такой же.

Но даже осознание того, что у них появились общие черты, не помогло. Да и ухмылка на красивом, но ничего не выражающем лице Роджера не погасла. А потому Шарлотта решила, что в данной ситуации лучше всего убежать. Едва не оттолкнув секретаршу, она выскочила в приемную, пробежала по коридору десятого этажа и, домчавшись до лифта, принялась изо всех сил давить на кнопку вызова, которая уже горела. Шарлотта даже не заметила недоуменных взглядов двух мужчин, которые поджидали лифт.

На город уже опустились сумерки. Резкий ветер едва не сбил Шарлотту с ног. Ощущая бешеное биение сердца, она плотнее запахнула жакет. Шарлотта пыталась успокоиться, уговаривала себя быть сильной. Ну как могло случиться, что день, начавшийся так хорошо, так отвратительно заканчивался?

Как?.. Все дело в Роджере Крысе. Он ударил ее в самое больное место, задел ее женское самолюбие.

Но ведь она развелась! Надо вспомнить о разводе. И это еще не все. Впереди у нее целая жизнь, и она будет помогать людям. Она имеет неплохой доход, прекрасный дом и – эту голубую мечту всех американцев – шикарную новую машину. Так что к этой внезапной и глупой вспышке жалости к себе надо отнестись со снисхождением.

Однако, замерев в одиночестве посреди людского потока, Шарлотта все равно чувствовала себя на редкость глупо. Ей было жаль себя, потому что обидные слова Роджера по-прежнему звучали у нее в ушах и причиняли боль.

Опустив голову, она побрела в сторону дома, идти до которого было минут двадцать. Пронизывающий ветер дул ей в лицо. На набережной перемигивались многочисленные гирлянды, напоминая о грядущем празднике, до которого оставалась всего неделя. К миганию гирлянд добавились звуки рождественских гимнов, доносящиеся с одной из барж, плывущих вниз по реке.

Вообще-то Шарлотта любила музыку. Но сейчас радостная лирическая мелодия раздражала ее.

Ты всегда была паршивой любовницей.

«Ты тоже был паршивым любовником», – могла бы сказать она ему.

Но возможно, это неправда. Шарлотта насчитала у него не меньше дюжины любовниц, и те, видимо, думали по-другому. Все дело в том, чего он требовал от нее в постели. Потому что с самого медового месяца его желания казались ей какими-то… странными, чересчур замысловатыми. Впрочем, Роджер придерживался иного мнения. Он считал их «рискованными».

Строго говоря, до брака она была девственницей, взяв с Роджера обещание, что они начнут «делать это», как он выражался, лишь после свадьбы. Но их ласки заходили так далеко, что, когда дошло до «этого», для нее практически не осталось неизведанных тайн секса.

Впрочем, так продолжалось лишь до тех пор, пока он не распаковал свои чемоданы в номере для новобрачных отеля «Хилтон».

Роджер предполагал, что дело, вероятно, в том, что Шарлотта работала врачом и смотрела на



Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация