А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Только английские скауты сдерживают свое слово, и то не всегда. А наш фюрер не является английским скаутом. Он сдержит слово, если это будет в интересах рейха, но нарушит его, если это будет более выгодно нам. Неужели вы не поняли до сих пор, на чем основывается наша новая национал-социалистская мораль?

Фрау фон Тильден робко посмотрела на него. То, что говорил Клос, можно было понять двояко: или как циничное признание преданности закоснелого гитлеровца, или… Она решила об этом даже не думать – такое замешательство отразилось на ее лице.

Из глубины сада показался Витте. Дружески помахал Клосу рукой. Фрау фон Тильден попыталась скрыться, но Клос остановил ее вопросом:

– Не пришла ли на прием госпожа Росе?

– Неужели и вы, господин Клос, стали ее поклонником? – скривила она рот и, не дождавшись ответа, направилась к зданию консульства.

– Ну как, познакомились уже с князем? – спросил Витте. – Интересная личность, не правда ли?

– Не только князь, но и тот, его…

– Вы имеете в виду Пауля? Это тень князя. Он его шофер, камердинер и друг. Как и князь, происходит из знатного грузинского рода. Князь взял его с собой на прием по личной просьбе консула. Пауль будет гвоздем программы развлечений на сегодняшнем приеме. О! – показал он на группку гостей в другой стороне сада. – Кажется, Пауль уже начал. Вы, господин Клос, должны обязательно это посмотреть. – Витте направился в сторону гостей, но вдруг, как будто бы что-то вспомнив, остановился: – Да, чуть не забыл. Господин Клос, мне очень неприятно за вчерашнее. Я не хотел вас обидеть.

– Не понимаю, – ответил Клос, хотя прекрасно понял, что имел в виду Витте.

– Вы проиграли вчера мне очень много денег, – продолжал тот.

– Стоит ли об этом говорить, – небрежно махнул рукой Клос.

– Да, но я же знаю, как мало вам платят. Вы же очень ограничены в валюте… – Витте умолк, ожидая, что Клос поможет ему закончить мысль.

Вчера, беря со стола стопку банкнот, выигранных у Клоса, Витте с упреком посмотрел на Христопулиса. «Вот видите, что вы натворили? – казалось, говорил этот взгляд. – Вместо проигрыша я выиграл».

– Ну и что же, может быть, это к лучшему, – произнес Христопулис. – Раз он проиграл, то будет испытывать денежные затруднения, и вот тогда верный друг предложит ему взаймы. Вы одолжите ему денег и возьмете расписку, – наставлял Витте Христопулис.

Теперь Витте ждал момента, когда Клос вынужден будет обратиться к нему за деньгами. Но Клос молчал. Тогда Витте решил атаковать его в лоб:

– Прошу вас, господин Клос, сказать, откровенно, как у вас с деньгами.

– Честно говоря, не очень густо, – ответил Клос.

Он весь насторожился, ожидая, что ответит ему Витте. Если тот предложит ему денег, то, очевидно, он и является агентом, которого необходимо Клосу обезопасить.

– Прошу вас, – сказал Витте, подавая Клосу пачку банкнот.

– Что это? – Клос сделал вид, что не понимает.

– Пятьсот фунтов. Немного больше, чем вы проиграли.

– Это ни к нему. Я не могу… – На мгновение Клос заколебался.

– Не беспокойтесь, господин Клос, – заверил его Витте. – Считайте, что я даю вам их взаймы. Я все предусмотрел и даже приготовил расписку, в которой не указан дрок возврата долга. Отдадите, когда вам удобно будет. Но, может быть, вам необходимо больше? – Он вынул авторучку и подал ее Клосу.

– Согласен, – бросил Клос, ставя на протянутой бумажке неразборчивую закорючку. – А теперь пойдемте посмотрим на развлечения сегодняшнего вечера.

– Да-да! – торопливо согласился Витте. На его лице появилось заметное удовлетворение.

«Он полагает, что купил меня», – подумал Клос.

Приближаясь к группе гостей, собравшихся возле развесистого дуба, Клос отметил про себя, что среди них нет Росе.

А на то, что происходило под дубом, действительно стоило посмотреть.

Маленькая миловидная жена консула Маньчжоу-Го стояла, прислонившись к стволу дерева. Пауль с расстояния десяти метров бросал в ее сторону ножи. Стальные лезвия окружали уже почти половину фигуры хрупкой японки. Очередной нож воткнулся в ствол чуть выше правого уха маленькой консульши. Три следующих ножа, брошенных один за другим в течение двух секунд, вонзились в ствол с точностью машинной строчки около шеи и плеч бесстрашной женщины.

Гости бурными аплодисментами одобряли ее мужество.

И только сейчас Клос заметил, что Пауль бросал ножи вслепую – его глаза были завязаны цветным платком.

– У вас бесстрашная жена, – обратился Клос к китайцу со сморщенным как печеное яблоко лицом.

Консул вместо ответа улыбнулся загадочной азиатской улыбкой.

– Госпоже консульше опасность не грозит, – тихо сказал Мжаванадзе. – Пауль никогда не промахивается. Знают ли об этом мои враги?

– Не хотел бы я быть вашим врагом, – заметил Клос.

– Это зависит только от вас, господин Клос, – ответил ему тихо Мжаванадзе.

Клос не успел еще подумать о том, что значат эти слова, как его внимание привлекла фрау фон Тильден. Чем-то взволнованная, она торопилась к гостям.

– Господин консул… – обратилась она к Гранделю и что-то зашептала ему на ухо.

Клос услышал только слова «Росе» и «в беседке». Но и этого ему было достаточно. Он быстро направился вслед за вышедшим из толпы консулом. Фрау фон Тильден шла впереди Гранделя.

В беседке, где Клос недавно искал уединения, теперь лежала неподвижная Росе. Она была мертва. Петля из цветной шали плотно прилегала к ее нежной шее. На полу лежала открытая дамская сумочка. Губная помада, пудреница, кошелек с деньгами, французский паспорт – все было на месте.

Машинально Клос посмотрел фамилию в паспорте: Росе – Мария Ляурин, родилась в 1908 году. «Ей было всего тридцать пять лет. Но она выглядела еще моложе», – подумал Клос и концом шали накрыл ее лицо.

– Боже мой, – причитал Грандель, – я так всегда старался избежать скандала. – Что же сейчас делать?

– Думаю, необходимо вызвать полицию, – сказал Клос.

– На территорию консульства?

– Вы просто ошалели! – воскликнула фрау фон Тильден.

Клос посмотрел на нее с удивлением. Крепкие нервы, однако, у этой нацистки.

– Боюсь, – со вздохом произнес Грандель, – что не удастся избежать вызова полиции, хотя она и окажется а весьма затруднительном положении, ибо почти все присутствующие на приеме иностранцы пользуются дипломатическим иммунитетом. Не могли бы вы, господин Клос, помочь нам в эту трудную минуту? Мы с фрау Тильден пойдем, – кивком головы консул показал в сторону гостей, которые смехом и аплодисментами награждали ловкость Пауля и отвагу консульши, – и попробуем подготовить их к тому, что произошло. А вы, господин Клос, позвоните в полицию, хорошо?

В это время Клос заметил на полу беседки смятую бумагу и, как будто бы обронив носовой платок, наклонился, чтобы поднять ее. Он спрятал поднятую бумагу вместе с носовым платком в карман и только тогда ответил, что готов помочь консулу во всем.

Фрау фон Тильден вышла из беседки первой. Грандель и Клос шли в нескольких шагах от нее.

– Клос, – консул схватил его за локоть, – прошу вас ответить: это с вашего позволения, или, может быть, вы сами?..

– Неужели, господин консул, вы подозреваете меня в убийстве женщины, которую я вижу второй раз в своей жизни? – изумился Клос.

– Я уже старый человек и давно работаю за границей… – Грандель остановился посреди аллеи. – После случившегося я могу ожидать наихудшего – отставки или чего-либо в этом роде. Может быть, даже турки потребуют, чтобы я покинул Стамбул как персона нон грата. Они готовы теперь придраться к любому случаю. Но я представляю в этом городе Германию. Поэтому прошу вас, господин Клос, быть со мной откровенным. Я не знаю ни вашего положения, ни цели вашего приезда в Стамбул. Я, конечно, понимаю, что в работе СД или гестапо бывают всякие нюансы. Но я здесь представитель Германии и должен все знать…

– Если бы я был направлен в Стамбул теми ведомствами, которые вы так неосторожно называете, – ответил холодно Клос, – то, заверяю вас, господин Грандель, я не пришел бы к вам об этом докладывать. Могу сказать вам только одно: я не убивал Росе. И прошу вас больше не делать намеков, относительно моей миссии в Стамбуле.

Клос без труда нашел рабочую комнату фрау фон Тильден, где был установлен коммутатор. Прежде всего он вынул из кармана бумагу и расправил ее. Это был желтый конверт с фирменной надписью: «Центральный банк – Стамбул». Содержимое этого конверта предназначалось ему. Но конверт был пуст. Выписка из банковского счета, на которой значилась фамилия владельца, исчезла.

Росе убили именно потому, что она знала эту фамилию. Она, видимо, была так неосторожна, что показала человеку, которого это касалось, свою осведомленность…

Клос оборвал все телефонные провода – он понимал, что ему нужно спешить, – потом быстро возвратился в сад и сообщил консулу, что кто-то повредил телефон.

– Позвоню из ближайшего автомата в городе. – И, не ожидая ответа консула, выбежал на улицу.





Первым делом Клос должен был немедленно попасть в кафе Росе, а точнее, в будуар хозяйки клуба. Только после этого можно было звонить в полицию.

Через редкую решетку сада Клос заметил своего «ангела-хранителя», увлеченно беседующего с жандармом, стоящим около сторожевой будки.

Клос прошел вдоль изгороди до ближайшего поворота и, оглядевшись, перелез через ограду. Спокойно пройдя стоянку такси у края тротуара, он остановился около пивного бара. Попросил шофера первой попавшейся автомашины подвезти его к гостинице, но вскоре остановил машину, желая часть дороги пройти пешком. И когда такси скрылось из виду, Клос повернул в сторону кафе Росе.

Войдя в кафе, он дружески кивнул привратнице, стоявшей у входа, подошел к бару, выпил две рюмки коньяку и, когда погас свет и зажглись прожектора, осветив небольшую эстраду, на которой обнаженная девушка лениво покачивала бедрами в такт музыке, прошмыгнул, как ему показалось, никем не замеченным к лестнице, ведущей в комнату хозяйки.

Двери комнаты были заперты, но Клос без труда открыл их. Войдя в будуар, он сразу же направился к письменному столу и, опустившись на колено, принялся открывать верхний ящик письменного стола.

И в этот момент он почувствовал, что ему в спину уперся ствол пистолета, и вдруг неожиданно нажим стал ослабевать.

– Ах, это вы! – услышал он удивленный голос. – Что вы здесь делаете, господин Клос? – Обернувшись, он увидел танцовщицу. – Я вас знаю, – произнесла девушка. – Росе показывала мне вас. – Она сообщила первую часть пароля.

– Ты – шеф? – спросил Клос с удивлением.

– О нет! – рассмеялась она. – Но шеф вас, господин Клос, хорошо знает. Что-нибудь случилось?

Клос рассказал о событиях в консульстве.

– Скоро в кафе появится полиция. Уничтожь здесь все, что могло бы скомпрометировать Росе, и сообщи обо всем шефу, – закончил он.

Девушка молча кивнула, вытирая слезы.

– Бедная Росе, – с грустью произнесла она и добавила: – Она здесь ничего не хранила. Мы имеем сейф в банке. Я опорожню его завтра же утром, если получу на это разрешение шефа.

– Мне необходимо, посоветоваться с шефом. Можешь ли ты свести меня с ним?

– Я постараюсь передать ему вашу просьбу, а шеф сам решит, нужна ли встреча, – ответила девушка.





Клос успел вернуться в консульство до прибытия полиции. Гости, разбившись на небольшие группы, о чем-то перешептывались. Кельнер молча разносил наполненные рюмки.

Клос застал консула в его кабинете. Вместе с секретаршей они бросали в пылающий камин какие-то бумаги. Комната была полна дыма. Клос молча открыл окно.

– Я хотел бы, господин консул, поговорить с вами наедине, – тихо произнес он.

Грандель молча кивнул и под каким-то предлогом выпроводил фрау фон Тильден из кабинета.

– Что-нибудь важное, Клос?

– Да. Это дело государственной важности. Прошу вас, вот мои полномочия. – Он подал Гранделю небольшое удостоверение личности, выданное ему имперской службой безопасности.

Грандель надел очки, осмотрел со всех сторон поданный ему документ, несколько раз прочитал текст.

– Я вас слушаю, господин Клос. Выходит, я не ошибался относительно вашей миссии. Готов оказать вам всемерную помощь. Что вы хотите?

– Я должен вам, господин консул, доверительно сообщить, что в консульстве действует агент английской разведки.

– Это исключено, – воскликнул Грандель, резко выпрямившись в кресле. – Я доверяю своим сотрудникам, – сказал он тихо, но в его тоне уже не было прежней уверенности.

– Видимо, следовало бы сказать: доверяли, – строго поправил его Клос. – Мы точно установили, что агент действует именно здесь, на территории консульства. Я не могу вам сказать, господин консул, как мы установили это. Но агент действует именно у вас, или рядом с вами, или… – повысил голос Клос.

– Или?.. – повторил, словно эхо, Грандель.

– Или английским агентом являетесь вы, господин Грандель, – заключил Клос.

Заметив, как побелело лицо консула, Клос ни на шутку испугался: сердечный приступ Гранделя не входил в его планы. Поэтому Клос постарался смягчить жестокость своих слов.

– Прошу вас, господин консул, успокойтесь. Это только шутка. Вернемся к более важному делу. Я догадываюсь, кто может быть английским агентом. Правда, я еще не располагаю достоверными фактами, но это дело ближайших дней.

– Прошу вас, господин Клос, немедленно сказать, кто это – Петерс или Витте? А может быть, советник Бейтз? – с волнением спросил Грандель, еще на что-то надеясь.

– Деятельность английского агента продолжалась еще две недели после того, как советник Бейтз попал в госпиталь.

– Значит, кто-то из этих двоих?

– А кого бы вы назвали, господин консул? – ответил Клос вопросом на вопрос.

Для выбора мифического агента у Клоса оставались только двое: Петерс и фрау фон Тильден. Компрометация консула Гранделя, который мог иметь солидную поддержку в Берлине и лично у министра иностранных дел рейха Риббентропа, не достигла бы цели. Им не мог быть и Витте, поскольку Клос не сомневался, что тот является настоящим английским агентом.

Вначале Клос решил, что наиболее подходящая кандидатура Петерс – на одного гитлеровца было бы меньше. Однако нельзя было не принимать во внимание удивительную бездарность Петерса, который, работая в консульстве, не сумел напасть на след



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация