А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Опасная рапсодия
Энн Мэтер


Он ненавидел ее за то,что произошло между ними семь лет назад, но он не знал ее тайны.





Энн Мэтер

Опасная рапсодия





Глава ПЕРВАЯ


Офис компании «Торн Кемикалс» располагался на Кромвель Роуд. Это было высокое внушительное здание из бетона и стекла, многочисленные этажи которого жадно устремлялись ввысь, словно стремясь заявить своей высотой о несомненном благосостоянии и индивидуальности. У ступенек, ведущих к широкой стеклянной панели, открывающихся в обе стороны дверей, дежурил охранник в форме.

Эмма была уверена, что с его наметанным глазом он посчитал бы, что ей скорее подошел бы другой вход – за углом – для персонала, но, призвав на помощь весь свой небольшой запас самообладания, она поднялась по ступенькам, толкнула дверь и вошла в здание.

Она сразу почувствовала, как ее туфли утонули в густом ворсе роскошного изумрудно-зеленого ковра. За низкой темного цвета конторкой восседала роскошная блондинка. Ее искусно подведенные брови вопросительно приподнялись при появлении Эммы – она, казалось, была крайне удивлена такому явлению. Эмма с трудом сглотнула и подошла к конторке.

– У меня назначена на одиннадцать встреча с мистером Торном, – произнесла она.

Блондинка заглянула в регистрационный журнал.

– Вы мисс Хардинг?

Эмма кивнула. Теперь, когда она была здесь, ее колени снова начали дрожать, и она могла только надеяться, что они сейчас не подогнутся. О, Боже, подумала она в крайнем волнении, ну почему Джонни должен был поставить ее в такое ужасное положение?

Блондинка нажала на кнопку селектора, иЭмма, сразу очнувшись от своих мыслей, услышала, что она говорит с секретарем Деймона Торна, сообщая ее имя и время, назначенное для приема. Положив трубку, блондинка повернулась к Эмме.

– Секретарь мистера Торна пришлет кого-нибудь, чтобы проводить вас в его офис, – произнесла она сдержанным тоном. – Присядьте пожалуйста.

Она неопределенно махнула рукой в сторону стоявших в отдалении нескольких комфортабельных кресел и вернулась к изучению стопки бумаг на столе.

Эмма нервно присела на краешек одного из красно-белых кресел и стала медленно стягивать с рук перчатки, раздумывая над тем, что она скажет Деймону во время этой встречи. Джонни неплохо устроился, оставшись в стороне от всего этого и спихнув на неё всю грязную работу. Но даже он не имел представления, какую нестерпимую боль он причинил ей, поставив ее в такое положение, иначе бы не раз подумал, прежде чем попросить ее о помощи, перекладывая вину за свой поступок на ее плечи.

По его немудреному рассуждению раз Эмма несколько лет назад была в более-менее дружеских отношениях с Деймоном Торном, она могла бы вступиться за него сейчас перед ним. Но ни Джонни, никто другой не знали всей истории ее отношений с Деймоном Торном и поэтому не могли знать, что она была последним человеком, которому Деймон Торн захотел бы пойти в чем-нибудь навстречу.

Эмма оглядела холл, заметила несколько автоматических лифтов и страстно пожелала, чтобы тот, кто должен был проводить ее к Торну, пришел бы как можно быстрее. Долгое ожидание было для нее невыносимо, и она страшно нервничала. Почему, ну почему Джонни совершил такую глупость? Попасть в такую историю!

Эмма взглянула на часы. Она ждала уже больше десяти минут. Сколько еще Торн собирался продержать ее в ожидании? Она с надеждой взглянула на секретаршу за конторкой, но та, казалось, забыла о ее существовании и теперь аккуратно полировала ногти.

Эмма вздохнула. Может быть, это был тактический шаг со стороны Деймона, чтобы заставить ее поволноваться? Хотя он и не мог знать о причинах, заставивших ее просить принять ее, но, возможно, он догадался, что ее просьба о встрече была связана с какими-то личными мотивами.

Звук спускающегося лифта возвестил о прибытии высокого худощавого молодого человека, который выжидательно окинул взглядом холл, и с облегчением вздохнул, заметив небольшую фигурку Эммы в кресле. Улыбаясь, он подошел к ней.

– Мисс Хардинг? – спросил он и, когда Эмма кивнула и торопливо поднялась, сказал: – Сюда, пожалуйста.

Лифт быстро поднял их на последний этаж здания, где располагался офис Деймона Торна. Помимо обычных конторских помещений, он занимал на этом же этаже пентхауз – роскошные апартаменты, которые использовались для неофициальных приемов. Эмма знала об этом. Она однажды уже была там, хотя тогда она поднималась на другом лифте, из которого сразу можно было попасть в холл, ведущий к его апартаментам.

Сегодня же, когда дверцы лифта раскрылись, она увидела перед собой длинный коридор, покрытым красным ковром. Приглушенный стрекот пишущих машинок, доносящийся из полуоткрытых дверей, указывал на то, что сейчас она находилась в деловой части этажа, отведенной непосредственно под офисы компании, в которых кипела Работа.

Молодой человек, представившийся ей Джереми Мартином, провел Эмму в самый конец коридора, где вдали от нестройных шумов обычного суетного делового дня располагался офис секретаря Деймона Торна – Дженифер Велдон. Она работала у Деймона в его лондонском отделении больше десяти лет, и Эмма была уверена, что она узнала ее имя, так как не могла не знать об их отношениях восемь лет назад, когда Эмма неоднократно пользовалась его личным телефонным номером.

– Это мисс Хардинг, – сказал Джереми Мартин, пропуская Эмму вперед.

– Спасибо, Джереми, – Дженифер Велдон одарила молодого человека ледяной улыбкой, а когда он вышел, поднялась из-за стола и внимательно посмотрела на Эмму.

– Доброе утро, мисс Хардинг, – сказала она холодно. – Мистер Торн примет вас сейчас, но я должна предупредить вас, что он чрезвычайно занят, когда он бывает в Лондоне, и следующая встреча у него назначена на одиннадцать пятнадцать.

Эмма призвала на помощь все свое самообладание – она не позволит этой элегантной секретарше Торна запугать ее.

– Мое дело к мистеру Торну не займет очень много времени, – ответила она так же холодно. – Я могу войти?

Дженифер Велдон кивнула гладко причесанной головкой. Эмма постучала дрожащими пальцами по массивной двери кабинета.

Из-за двери раздался глубокий голос:

– Заходите.

И она вошла, плотно закрыв дверь перед лицом секретарши.

Кабинет Деймона Торна представлял собой довольно просторное по-деловому обставленное помещение с тяжелыми голубыми портьерами на широких окнах, из которых открывалась широкая панорама города. В центре ковра находился заваленный бумагами массивный красного дерева письменный стол с несколькими телефонами. На краю стола стоял поднос с напитками. Книжные полки на стенах в основном были заполнены научно-технической литературой в кожаных переплетах с золотым тиснением. Однако Эмма не замечала всего этого, ее глаза были прикованы к мужчине за столом, который вежливо поднялся при ее появлении. В эти первые мгновенья их встречи она пыталась понять, что же изменилось в нем. Семь с половиной лет – солидный срок. За это время она видела только его редкие снимки в газетах, которые не воздавали ему должного.

Деймону Торну не так давно перевалило за сорок, но выглядел он моложе своих лет. Это был крупный широкоплечий плотный мужчина с иссиня-черными волосами чуть тронутыми сединой. Глубоко посаженные зеленые глаза и полные почти чувственные губы делали его лицо скорее мужественным и сильным, чем красивым. Тем не менее он был мужчиной, которого женщины находили привлекательным даже безотносительно к его богатству и положению в обществе.

Его глаза прищурились при ее появлении, и густые черные ресницы спрятали их выражение, но его тон был насмешив, когда он произнес с довольно циничной улыбкой:

– Ну, ну, Эмма. Сколько лет, сколько зим! Эмма, теребя в руках перчатки, попыталась с достоинством пройти короткое расстояние от двери до стола. Для нее он почти не изменился, и, как и раньше, само его присутствие действовало на нее электризующе.

– Доброе утро, – произнесла она, не называя его по имени, потому что просто не знала, следовало ли ей теперь обращаться к нему просто по фамилии или, как когда-то, называть его Деймоном.

Деймон Торн вышел из-за стола и пододвинул ей кресло, жестом предлагая присесть. Эмма села, боясь, что если она не сделает этого, ноги не удержат ее.

– Могу я предложить что-нибудь выпить? – спросил он и, когда она отрицательно покачала головой, добавил: – Может быть, кофе?

– Нет, спасибо. Я... вы, должно быть, удивлены моим визитом, – не поднимая на него глаз, она внимательно изучала ровные овалы ногтей на своих руках.

Деймон вернулся на свое место за столом, но вместо того, чтобы сесть, потянулся к коробке сигар, стоящей на столе, взял одну из них и поднес к ней зажигалку, задумчиво разглядывая Эмму.

– Да, – сказал он наконец, когда сигара задымилась, издавая приятный аромат гаванского табака. – Должен признать, мне это действительно любопытно.

Эмма заставила себя взглянуть на него.

– Это Джонни, – сказала она ровным бесцветным голосом. – Он, похоже, попал в нехорошую историю.

Деймон Торн уселся в свое кресло, лениво откинувшись на спинку, и саркастически посмотрел на нее.

– Да? Вы имеете в виду, конечно, вашего брата Джонни?

– Конечно, – Эмма кивнула.

– Продолжайте.

Эмма попыталась подобрать нужные слова. Рассказать все, как было, называя вещи своими именами, означало бы полностью признать вину Джонни, в то время как на самом деле он был жертвой владевшей им страсти, которую он не в силах был побороть. Но как она могла объяснить все этому магнату, у которого не было абсолютно никаких причин симпатизировать ее брату? Ведь это был тот самый Деймон Торн, чьи компании были рассеяны по всему свету и который был известен в деловых кругах как человек исключительно жесткий и безжалостный в отстаивании своих деловых интересов и достижении цели. Он никогда бы не понял и не простил слабости любого из своих служащих, в том числе и ее брата, который работал в этом самом здании в отделе расчетов и, к сожалению, нашел свою зарплату недостаточной для оплаты своих карточных долгов.

Но это было не все. Джонни нашел способ изымать деньги, принадлежащие компании, и в течение последних шести месяцев осуществлял таким образом прибавку к своей зарплате, всегда надеясь на счастливый крупный выигрыш, упорно избегавший его до сих пор, который поправил бы его дела. Однажды воспользовавшись этим способом, он не осмелился рассказать об этом сестре, и если бы не неожиданная ревизия отдела расчетов, Эмма не знала бы об этом и сейчас. Впрочем, даже если бы у Джонни сейчас и была бы нужная сумма денег, чтобы возместить свои заимствования со счетов компании – что, конечно, было чисто риторической предпосылкой – у него не оставалось времени, чтобы изменить записи на счетах, которые бы скрыли его криминальные деяния.

Поэтому он и обратился к Эмме, и она, зная, что, если ничего не будет сделано, ее брата могло ожидать тюремное заключение или очень большой штраф, а возможно, и то, и другое и, к тому же, увольнение, была вынуждена согласиться поговорить о нем с Деймоном Торном.

Ее нерешительность не прошла незамеченной, и Деймон Торн, наклонившись вперед, сказал:

– Я полагаю, что трудности вашего брата не связаны с проверкой бухгалтерии, которая должна начаться на следующей неделе?

Эмма вскинула голову и посмотрела на него. На его загорелом лице было насмешливое выражение. Что-то в его словах заставило Эмму внимательно вглядеться в его лицо, но как она ни пыталась, не могла заметить ни удивления, ни озабоченности, как будто ему было известно об этом больше, чем ей.

Она нервно пригладила рукой тяжелую прядь черных волос, падавших на ее плечи, и невидящим взглядом уставилась прямо перед собой на один из бежевых телефонов на столе. Полуприкрыв глаза длинными ресницами, она раздумывала о его необычной проницательности... Или это была осведомленность?

Она видела, как он встал из-за стола, подошел к столику около стены, на котором стоял дымящийся кофейник, налил в чашку кофе, добавил сливки и сахар и, вернувшись к столу, поставил чашку на край стола перед ней.

– Вот, – сказал он просто. – Выпей. По твоему виду видно, что тебе это необходимо.

– Спасибо, – произнесла она вежливым голосом, почти автоматически поднесла ко рту чашку и отпила глоток.

Деймон Торн присел на край стола и посмотрел на нее внимательно. Потом пожал плечами и сказал:

– Хорошо, Эмма. Я облегчу твою задачу. Мне все известно о подделке Джонни записей в бухгалтерских книгах.

Чашка Эммы со стуком опустилась на блюдце.

– Ты знаешь! – выдохнула она. – И ты заставил меня сидеть здесь, мучаясь и не зная, как все это сказать тебе!

Охвативший ее гнев заставил ее забыть нервозность.

Он насмешливо улыбнулся.

– Ну, ну, Эмма, – сказал он бесстрастно. – Ты не можешь винить меня за это. В конце концов неважно, знал я об этом или нет. Это не меняет дела.

Конечно, он был прав, подумала она устало. Ей следовало бы догадаться, что опытные старшие бухгалтеры компании вряд ли могли бы попасться на неуклюжие уловки такого молодого служащего как Джонни. И, хотя сам Джонни об этом не знал, мельчайшие детали, касающиеся его работы у Торна, докладывался выше и выше, пока не достиг ушей самого Торна. Его, возможно, даже очень позабавило то, что она пришла просить за Джонни, хотя она еще и не успела этого сделать.

– Что же теперь? – спросила она, изо всех сил стараясь, чтобы он не заметил дрожи в ее голосе. Его близость смущала ее. Когда он сидел напротив нее по другую сторону стола, она могла убедить себя, что он был просто человеком, у которого служил Джонни, и к кому она пришла с просьбой о помощи. Но теперь, когда он был рядом, всего в нескольких дюймах от нее, память о



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация