А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


он поднял Роже и взвалил его на плечо.

– Пойдемте. Теперь пещера свободна, – сказал он, вставая, – и мы можем пользоваться ею до тех пор, пока Роже не обретет способность самостоятельно передвигаться.

Изабелла покорно побрела вслед за ним, но когда они дошли до высокого креста у входа в пещеру, она заколебалась.

Анвре почувствовал ее нервозность, но не стал успокаивать, ограничившись лишь настоятельным предложением войти внутрь. Они нуждались в отдыхе, и пещера была самым подходящим местом для этого.

– Тела больше нет, – сказал он. Изабелла кивнула.

– Я верю вам, – прошептала она.

Анвре вошел вслед за ней в пещеру, внеся Роже. Он опустил молодого человека на соломенный тюфяк отшельника и прикрыл его одной из шкур. Затем взял котелок и вышел наружу. Надо было сделать кое-что, перед тем как лечь отдыхать. И отвлечься, пока не поддался желанию утешить прелестную черноволосую леди, которая выглядела крайне расстроенной. Красивые женщины знатного происхождения, как правило, избегали общаться с ним, и он не намерен навязывать леди Изабелле свое общество.

Анвре вернулся к лодке, вытащил нужные вещи и развесил мокрые шкуры на ветвях ближайших кустов. Затем наполнил котелок свежей водой и понес его в пещеру вместе с узлом, который Изабелла прихватила из дома шотландского главаря.

Она сидела рядом с Роже, поджав ноги и обхватив себя руками. В мерцающем свете факелов ее лицо с выступающими скулами казалось очень бледным. Синяки и рассеченная губа подчеркивали ее хрупкость и беззащитность.

Анвре бросил ей одну из шкур, сохранившихся сухими в узле.

– Это согреет вас.

Он поставил котелок с водой и, подняв повыше факел, огляделся. Место для костра внутри пещеры представляло собой огороженный большими камнями круг, ближайшая стена была покрыта сажей, а на потолке Анвре заметил узкую полоску света. Видимо, там была щель, обеспечивающая вентиляцию.

Анвре потребовалось совсем немного времени, чтобы разжечь костер. Затем он сел на холодный каменный пол напротив Изабеллы и Роже. Его мучил голод, но чтобы добыть еду, надо идти на охоту, а это связано с дополнительными хлопотами. Прежде всего необходимо поспать несколько часов, чтобы хоть немного восстановить силы.

Его глаза начали закрываться, но когда леди Изабелла подошла к нему и присела, он заставил себя взглянуть на нее. В ее руках была одна из свернутых шкур, которые он принес в узле. Когда она осторожно развернула ее, Анвре тотчас почувствовал запах пищи. Он не знал, что она держала, но это было явно съедобным.

Изабелла отломила небольшой кусочек хлеба, а остальное протянула ему. Затем взглянула на Роже и на прочие вещи внутри свертка.

– Здесь есть еще несколько яблок.

Анвре взял предложенный хлеб и попробовал его.

– Это было на столе у главы клана, – сказала она. – Я взяла все, что смогла унести.

Он протянул руку за водой, чтобы смочить черствый хлеб, и подумал, что, пожалуй, надо пересмотреть свое мнение о леди Изабелле. Возможно, она не такая уж легкомысленная девица, как ему показалось вначале. В трудной ситуации она не только убила насильника, но и позаботилась о том, что может пригодиться в дальнейшем. Немногие, даже бывалые рыцари, смогли бы поступить так.

Леди Изабелла взяла свою долю хлеба и вернулась к сэру Роже. Наличие хоть какой-то еды придало Анвре силы. Он почувствовал себя гораздо лучше и решил обследовать местность, пока не стемнело. Такое занятие предпочтительнее, чем наблюдать, как Изабелла обхаживает поверженного рыцаря.

– Когда Роже очнется, позаботьтесь, чтобы он попил немного воды, – сказал он, прежде чем выйти из пещеры.

Судя по состоянию лодки отшельника и его пещеры, этот человек жил здесь довольно долго. Возможно, несколько лет. Анвре предположил, что должна существовать тропинка, ведущая на вершину скалы, однако пока ничего не отыскал. Пути наверх не было, а место, где они высадились, заканчивалось крутым обрывом, и там река низвергалась в глубокое ущелье, образуя водопад.

Анвре, озадаченный, вернулся в пещеру, пытаясь понять, как отшельник мог существовать в этом изолированном месте. Изабелла ухаживала за Роже, тихо говоря ему что-то, приподнимая его голову и поднося чашку с водой к губам.

Увидев, как она своими нежными руками приглаживает волосы Роже, и услышав ее тихий ласковый голос, он ощутил непривычный жар в крови. Анвре взял факел и отправился в дальний конец пещеры, чтобы не поддаться искушению повалить Изабеллу на спину, раздвинуть ее ноги и овладеть ею.

Но если бы он сделал это, то был бы не лучше шотландцев, похитивших ее, и тех варваров, которые изнасиловали и убили его мать и сестру.

Анвре решительно отбросил эти мысли.

Обследуя пещеру, он обнаружил, что каменное жилище значительно больше, чем казалось на первый взгляд. Здесь были еще два помещения, почти незаметные из-за низких потолков. Анвре опустился на колени и, просунув факел во вход первого, увидел, что оно служило хранилищем инструментов и различных припасов.

Другое помещение оказалось проходом, и Анвре ползком проник в него. Внутри он смог встать, хотя вынужден был пригнуться. Пройдя вперед около двадцати шагов, он наткнулся на большой камень, который, по всей видимости, закрывал отверстие.

Анвре пристроил факел позади себя и навалился неповрежденным плечом на камень. Упершись ногами, он напряг все силы и сдвинул его с места.

Хотя Изабелла достаточно согрелась у костра, разведенного Анвре, ее душу терзал страх за будущее. Она понятия не имела о том, как ухаживать за больными: в монастыре это не входило в ее обязанности.

– Попей еще немного, Роже, – сказала она, поднося кружку к губам рыцаря.

Трудно было поверить, что это тот самый молодой человек, который казался ей наиболее подходящим супругом. Губы Роже пересохли и потрескались, и от него пахло так же плохо, как от сэра Анвре. Его бородка стала гуще вокруг рта, а на похудевших щеках была спутанной и грязной.

Пожалуй, следует вернуться в монастырь. После этого тяжелого испытания отец, конечно, позволит ей воздержаться от замужества и возвратиться в Руан, чтобы снова принять там монашеский обет. По-видимому, она не предназначена для мира, где существуют мужчины с их ужасным поведением и образом жизни.

Роже сплюнул и закашлялся, однако сумел сам приподняться и выпить немного воды. И поскольку он пьет, ему, разумеется, необходимо облегчиться. Однако Изабелла не имела намерения помогать ему в этом. Ее решение оставаться с Роже при любых обстоятельствах поколебалось, и она надеялась, что сэр Анвре не покинет ее, пока Роже не сможет передвигаться самостоятельно.

Зачем отец настоял, чтобы она и Катрин прибыли к нему в Кеттвик? Разве он не знал о существующем риске? Она снова подумала о судьбе сестры и родителей. Остались ли живы отец и мать после нападения? Похищена ли сестра?

Катрин была рада покинуть монастырь. Она стремилась как можно скорее выйти замуж и часто говорила о желании начать новую жизнь, о любви к будущему мужу и о материнстве.

– Там есть выход.

Слова сэра Анвре заставили Изабеллу вздрогнуть и отвлечься от печальных размышлений. Она сдержала выступившие слезы.

– Как? Где?

Ее взгляд метался между двумя мужчинами. Она не знала, какой из них в большей степени угрожал спокойствию ее души. Мощный торс Анвре оставался обнаженным, и, хотя казалось, что он нечувствителен к холоду, она хотела, чтобы он прикрыл шкурой мускулистые плечи.

– Я покажу его вам.

Изабелла неохотно оставила место у костра и, прихрамывая, последовала за полуобнаженным рыцарем. Сначала он показал ей хранилище, где лежала груда грязных шкур, подобных той, какую он взял в руки.

– Кое-что здесь может пригодиться.

Изабелла сомневалась в этом, пока Анвре не отодвинул шкуры в сторону. Тогда она увидела различные инструменты, лежащие рядом с ножом и миской.

– Здесь есть также силки, – сказал он, доставая несколько длинных кожаных петель.

У него были большие и сильные руки. Глядя на них, Изабелла ощутила необъяснимую дрожь, пробежавшую по спине. Анвре был довольно грубым человеком, однако она вдруг подумала, каково будет ощущение от прикосновения этих могучих рук, если они станут ласкать ее. Изабелла не могла удержаться от сравнения Анвре с Роже, который неподвижно лежал в противоположном конце пещеры.

Ее удивляло, как Анвре с такими серьезными ранами оставался до сих пор сильным и деятельным. Он вопреки ожиданиям сумел увести их из шотландской деревни и на свой манер, грубовато, заботился о ней и Роже.

– Я расставлю силки, и, может быть, удастся поймать пару зайцев или куропаток.

Его голос трогал ее до глубины души, чего никогда не было при общении с Роже, и Изабелла ощутила прилив тепла, охватившего все ее тело.

Чувствуя слабость в коленях, она молча кивнула и последовала за ним к проходу в скале. Ей пришлось пригнуться, когда она вошла туда и двинулась вслед за мерцающим факелом. Вскоре впереди появился дневной свет, и она, выйдя наружу, остановилась рядом с Анвре.

Площадка, на которой они оказались, была достаточно широкой, однако внутри у Изабеллы все сжалось, и голова начала кружиться. Она прислонилась спиной к стене пещеры и закрыла глаза, чтобы не смотреть вниз на узкую долину. Дрожа, девушка обхватила себя руками, защищаясь от пронизывающего ветра и едва сдерживая тошноту.

Через некоторое время, открыв глаза, Изабелла поняла, что ни за что не сможет спуститься в долину, даже если бы у нее были ботинки и теплая одежда. Она всегда боялась высоты, даже глядя из высоко расположенного окна.

А Роже?.. Сколько еще времени пройдет, прежде чем он сможет ходить?

Анвре чрезвычайно поразил ее, когда подошел к краю площадки. Охваченная тревогой, Изабелла повернулась, чтобы вернуться в проход, но он остановил ее.

– Подойдите сюда и взгляните вниз.

Она покачала головой:

– Не могу.

– Здесь не так высоко, как кажется.

– Для меня достаточно высоко, сэр рыцарь. – Ее голос дрожал от страха. Она ни в коем случае не станет заглядывать в пропасть. От этого в животе будет еще хуже.

Анвре что-то проворчал, шагнул вниз и тотчас исчез из виду.

Он оказался на тропинке, где ветер немного охладил его пыл. Изабелла выглядела такой женственной, дрожа от страха перед необходимостью спуститься с уступа скалы, и у него возникло страстное желание взять ее на руки и отнести в долину.

Ее боязнь казалась абсурдной. Тропинка была вполне безопасной, а расстояние до долины не слишком большим. Правда, он знал и мужчин, которые не могли смотреть вниз с большой высоты. Например, некоторые лучники отказывались занимать позицию на стенах крепости, поскольку испытывали там головокружение. Анвре понял, что Изабелла тоже страдала от этого недуга.

Он посмотрел на силки, которые держал в одной руке, и на шкуру в другой. Присев, расстелил шкуру и сделал прорезь в середине. Затем, продев голову в прорезь, надел шкуру на себя и подпоясался веревкой.

В пещере оказалось довольно много полезных вещей, но самое главное – еда – отсутствовало. Анвре должен незамедлительно восполнить этот недостаток. Он спустился по тропинке в долину и расставил силки в небольшой рощице. Изучая окрестности, он набрел на полоску земли, которая когда-то возделывалась, вероятно, отшельником.

На бывшем огороде ему удалось найти несколько луковиц и кочанов капусты, которые вскоре начали бы гнить, а по соседству в поле он нарвал немного дикорастущего дубровника и шалфея, а также обнаружил фазанье гнездо с тремя яйцами. Анвре собрал яйца и овощи в подол самодельной туники и вернулся в пещеру, где Изабелла спала рядом с Роже.

Внимание Анвре привлекла повязка на ее ноге. Под ней скрывалась глубокая загрязненная рана, которая легко могла стать причиной большой беды.

Анвре многое познал на полях брани, и самый важный урок, который он вынес, состоял в том, что порой люди не сразу погибают от ран. Часто раны начинают гноиться и происходит заражение крови, вызывающее смерть через несколько дней и даже недель после ранения.

Анвре положил продукты на пол около костра. Он не допустит, чтобы Изабелла погибла из-за этого.

Для него не составило труда размолоть листья и корни дубровника, превратив их в порошок. Затем он добавил в него горячей воды, после чего подошел к Изабелле и сел рядом. Анвре коснулся ее ноги, но Изабелла не пошевелилась, и он понял, что она крепко спит, утомленная сверх всякой меры.

Ее ладони были покрыты волдырями. Ясно, что она не привыкла к тяжелой работе с веслом или каким-то другим инструментом. Если бы при нем была сейчас его целебная мазь, он смазал бы ее руки, чтобы облегчить боль, которая ее, несомненно, мучила.

Анвре посмотрел на волдыри и провел большим пальцем по каждому из них, как будто это прикосновение могло как-то помочь.

Потом взял ногу Изабеллы и положил себе на колени. Осторожно снял повязку и промыл рану. Если бы Изабелла не спала, то непременно отшатнулась бы от его прикосновений. В этот момент Анвре очень хотел, чтобы его лицо не было отталкивающим для юных девушек. Он давно уже потерял надежду получить наслаждение от общения с молодой привлекательной женой. У него не будет ни детей, ни богатства, ни хорошего имения. Он был безземельным рыцарем, существовавшим благодаря умению владеть мечом, хотя этот род занятий вызывал у него отвращение. Какая женщина, симпатичная или невзрачная, возьмет себе в мужья того, кто отказался от предложения короля и потому ничего не имеет?

Эти бесцельные раздумья были прерваны рычанием, вырвавшимся из его горла, и он продолжил заниматься порезом на ноге Изабеллы. Рана была довольно глубокой, и ее следовало бы зашить. Однако в хозяйстве отшельника оказалась только толстая игла из кости. Поэтому Анвре решил ограничиться целебной припаркой, после чего



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация