А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


тишину внезапно нарушила Mapвел Диксон.

– Вы ошиблись, преподобный отец, – пронзительно взвизгнула старая дева. – Его зовут Уэллс. Нат Уэллс.

– Боюсь, что не правы вы, мисс Диксон, – весело откликнулся священник. – Его фамилия Уэллесли. Натан Уэллесли.

– Натан Уэллесли, техасский рейнджер? – неожиданно громко прозвучал в тишине шепот Хирама Ричмана.

– Натан Уэллесли из тех самых Уэллесли? – одновременно с владельцем магазина спросила Лилиан Андервуд.

Схватив Элис за руку, Натан вместе с женой поднялся на возвышение и встал рядом со священником.

– Думаю, – с улыбкой начал он, – что настало время открыть всем нашу тайну. Наверное, вы еще не забыли, как года два назад банда Росаса ограбила банк в Биксби. Кое-кто из вас знает, что брат Элис, Том Карлайл, обвинялся в пособничестве бандитам. Он уехал из дома, оставив сестру одну, и этот его поступок – очень похожий на бегство – только подтверждал его вину. Я хочу, чтобы вы знали, что Том Карлайл был полностью оправдан. Более того, он оказал блюстителям порядка неоценимую помощь, благодаря ему, мне, Реду Хилларду и Уиллу Джонсону удалось уничтожить шайку опасных преступников. Никогда больше они не побеспокоят ни вас, ни кого бы то ни было в Техасе. Нас, техасских рейнджеров, направили в Биксби, дабы мы расправились с преступниками, которые вот-вот должны были вернуться за деньгами, которые якобы хранились в доме Элис Грэхем. Так оно и произошло. В борьбе с грабителями помогла нам также моя невеста… – Натан посмотрел на Элис и поправился: – Я хотел сказать – моя жена. Она рисковала собственной жизнью… Меня направили охранять ее…

Натан замолчал, но вскоре продолжил:

– Теперь вы знаете правду. Но есть еще одна новость, которую я хотел бы вам сообщить. В следующее воскресенье мы приглашаем всех на крестины нашего сына Колина Джозефа Грэхема Уэллесли. Надеюсь, вы разделите с нами радость по поводу этого семейного события.

Все головы как по команде повернулись туда, где с Колином на руках стояла Мэри Эллен Дженкинс. Она ласково улыбнулась и шепнула малышу, чтобы он помахал всем ручкой. Колин не заставил себя уговаривать и, к восторгу присутствующих, радостно замахал сразу двумя руками.

Ред наклонился к Уиллу и сказал:

– Это объявление заставит их поломать голову.

– Разумеется, Натан – мастер загадывать загадки, – расплылся в улыбке Уилл. – На крестинах яблоку негде будет упасть. Вот увидишь.

Под звуки свадебного марша новобрачные рука об руку спустились с возвышения, и Натан повел жену к выходу.

– После всего этого вы еще хотите разговаривать со мной, миссис Уэллесли? – спросил он.

Элис грозно глянула на мужа, взяла его под руку и заявила:

– Непременно, мистер Уэллесли. Нам предстоит весьма серьезный разговор.

Натан улыбнулся и ответил Элис страстным взглядом.

– И вы все еще любите меня, миссис Уэллесли? – осведомился он.

– Сильнее любить невозможно, – ответила Элис с сияющим от счастья лицом.

И они вышли на залитую солнцем церковную площадь.






Эпилог

– Элис! – позвал Натан, с трудом протискиваясь в узкую дверь. В руках он держал огромный пакет, перевязанный крест-накрест толстой бечевкой. – Иди скорей. Мы получили еще один свадебный подарок.

– Еще? – удивилась Элис, выбегая из спальни. – От кого?

– От Эрика, – весело объявил Натан. Положив пакет на стол, он побежал на кухню за ножом. Аккуратно разрезая бечевку, чтобы не повредить содержимое посылки, он приговаривал: – Надеюсь, это то, о чем я давно мечтаю. – Развернув бумагу, он нетерпеливо заглянул внутрь. На лице у него медленно расцвела улыбка. – Элис, ты только посмотри. – Он сорвал остатки бумаги и поставил на стол картину, написанную маслом. Это был семейный портрет. На картине художник изобразил молодую, очень красивую женщину, которая сидела на стуле, держа на коленях златокудрого малыша, и молодого мужчину, который стоял позади женщины и с гордостью взирал на свое семейство.

– Ой, Натан, – восторженно прошептала Элис, отступая на шаг, чтобы получше видеть картину. – Это же мы!

Натан кивнул, любуясь ребенком в центре портрета.

– Это самая прекрасная вещь, которую я когда-либо видела, – выдохнула Элис. Она разглядывала тщательно выписанные детали женского платья. – Ты мне говорил, что Эрик художник, но я и не подозревала, что он так талантлив.

Натан только покачал головой в ответ. Он был поражен не меньше Элис.

– Как мы отблагодарим его? Натан, давай поедем к ним следующей весной. Я хочу познакомиться с Кирстен и…

– Следующей весной?! – перебил ее Натан. – Я не собираюсь ехать в Миннесоту следующей весной. Мне надо посеять сорго. Я намерен собрать приличный урожай.

Элис громко расхохоталась. Она все еще удивлялась, насколько изменился Натан, став землевладельцем.

– Ладно, мистер Сорго, – пошутила она. – А что, если соберемся в гости этой зимой?

– Вообще-то можно, я не возражаю, – скривился Натан, – но ты действительно хочешь ехать зимой в Миннесоту?

Элис зябко поежилась при мысли о зиме.

– Тогда, может, лучше пригласить Эрика и Кирстен к нам? Она опять взглянула на картину и на сей раз заметила маленькую медную пластинку, прибитую к раме.

– Ой, смотри. – Она коснулась пальцем полированной меди. – Кажется, Эрик дал картине название.

Натан наклонился, чтобы прочитать надпись, выгравированную на пластинке. Потом повернулся к Элис и с любовью посмотрел на нее.

– Да… И это прекрасное название.

– Ну и как она называется? – спросила Элис, поднимаясь на цыпочки, чтобы заглянуть Натану через плечо.

Натан обнял и поцеловал ее.

– Он назвал картину «Дар страсти». Разве он не прав, дорогая?



notes


Notes





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация