А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Она закрыла глаза и уткнулась лицом в подушку.

– Это самое настоящее помешательство. Временное помешательство. Такое может случиться с каждым…

Но это случилось не с каждым, а с ней одной. С Элис Грэхем. И теперь ей надо встать, как ни в чем не бывало выйти из комнаты – и жить дальше, до конца своих дней помня о том, что она способна броситься незнакомому мужчине на шею и стонать от наслаждения в его объятиях.

Из груди Элис вырвался сдавленный стон, она перевернулась на кровати, которую когда-то делила с Джо, и накрыла голову подушкой, страстно желая оказаться вместе с ним в могиле.

Джо. Ее муж, любимый, которого она потеряла три года назад. Что бы он подумал о ней, если бы знал, до чего она докатилась? Он был бы возмущен… Потрясен… Растерян… И хотя образ Джо уже стал тускнеть в памяти Элис, она никогда не забудет его доброту, мягкий голос, нежные прикосновения. Ни разу за два года, что они были женаты, он не занимался с ней любовью так, как Натан Уэллесли прошлой ночью. Их взаимоотношения с Джо были чем-то вроде нежной близости, им было просто хорошо вместе. Но даже в самые интимные моменты Джо никогда не выказывал такой горячности и страсти, как Натан, да и Элис никогда раньше не испытывала такого пьянящего восторга, от которого можно было сойти с ума. Сейчас Элис казалась себе человеком, который привык к чинным, размеренным трапезам и вдруг попал на буйный, разгульный пир… Но Элис никогда не считала себя обжорой. Во всяком случае, до сих пор. Теперь же она поняла, что если попадет на такое пиршество, то набросится на угощение с жадностью распутной девки, и это неожиданное открытие повергло женщину в ужас.

Единственное, что можно было сделать в такой ситуации, – это попытаться все забыть. Все уже в прошлом. Это была чудовищная ошибка, но теперь все позади, и ей надо постараться выкинуть этот случай из головы и никогда больше о нем не вспоминать. В конце концов, никто никогда об этом не узнает. Свидетелей не было, а Натана Уэллесли она больше никогда не увидит. Каждый человек имеет право на ошибку, разве нет?

Она опять услышала, как Натан прошел мимо двери ее спальни. Если бы он только поскорее уехал! Тогда было бы легче все забыть. Однако она понимала: он не покинет этот дом, пока не поговорит с ней. Элис стало ясно, что оттягивать неприятный момент больше нельзя. Поэтому, тяжело вздохнув, она отбросила одеяло, спустила ноги и встала с постели. Легкая боль внизу живота заставила женщину вздрогнуть. Ну вот, даже ее собственное тело упорно напоминает ей о вчерашнем!

Тяжело ступая, Элис подошла к умывальнику и налила воды в фаянсовый таз. Подняв голову, она пристально посмотрела на себя в зеркало и удивилась, что выглядит совершенно так же, как вчера. Ну, может быть, у нее сегодня немного усталый вид, но в остальном – все как всегда. Поразительно, но пережитое потрясение никак не сказалось на ее внешности!

– А ты ожидала, что у тебя все будет написано на лбу? – спросила Элис свое отражение.

Она покачала головой, удивляясь собственной глупости, потом быстро умылась и оделась. Некоторое время ушло на то, чтобы привести в порядок волосы. Они были растрепаны и взлохмачены, и это тоже напомнило ей о вчерашнем. Как только она дотронулась щеткой до спутанных кудрей, у нее в ушах зазвучал шепот Натана:

– Твои волосы прекрасны. Тебе надо носить их распущенными…

Дернув с досады непокорный локон, Элис собрала волосы в тугой пучок. Она проследила за тем, чтобы ни одна прядка, доже самая маленькая, не выбилась из гладкой прически. Торопливый туалет Элис был закончен. Она глубоко вздохнула, одернула юбку своего серого платья с длинными рукавами и высоким воротничком и открыла дверь спальни.

Как она и думала, он был тут. Стоял у окна и хмуро смотрел на серое, ненастное небо. Заслышав ее шаги, он обернулся, и на короткий миг их взгляды встретились.

– Доброе утро, – негромко сказал Натан. Элис почувствовала, как звук его голоса обволакивает ее, словно густая патока.

Не доверяя своему голосу, Элис предпочла не отвечать, а ограничилась лишь коротким кивком. Она направилась к плите и принялась сосредоточенно разжигать огонь.

– Меня удивляет, что вы еще не уехали, – проговорила она, вороша пылающие угли.

Натан непонимающе вскинул брови.

– Я ждал вас, чтобы поговорить, – промолвил он. Элис сжала зубы, чтобы не закричать. Справившись с собой, она повернулась к Натану.

– Нам не о чем говорить, капитан Уэллесли, – решительно заявила женщина. – Было бы просто прекрасно, если бы вы немедленно покинули этот дом.

С минуту Натан подозрительно смотрел на нее, потом опять отвернулся к окну. Все утро он ждал этого момента, гадая, какой же будет их встреча с Элис. Теперь он знал это. Натан вздохнул и вновь заговорил, тщательно подбирая слова.

– Я знаю, что все случившееся этой ночью не является для вас обычным делом, – произнес он, все еще стоя к ней спиной. – Я хочу, чтобы вы знали, что и для меня тоже.

Он осторожно посмотрел через плечо, гадая, как она воспримет его слова. Оказалось, никак. Она стояла у плиты совершенно неподвижно, будто окаменев.

– Я просто не хочу, чтобы вы подумали, что я…

– Хотите поесть перед уходом? – безжизненным тоном осведомилась Элис.

Натан резко повернулся к ней, удивленный и раздосадованный тем, как равнодушно она его прервала.

– Нет, – медленно сказал он. – Я не хочу есть. Я хочу поговорить с вами о…

– Если вы не голодны, то я была бы вам очень признательна, если бы вы ушли. У меня по утрам уйма дел, а я и так припозднилась.

Натана начинала злить ее грубость. Было совершенно ясно, что она не желает его слушать, но он упрямо пытался сказать ей то, что хотел. Что должен был сказать.

– Мне кажется, Элис, что, если бы мы поговорили, нам обоим стало бы легче.

Она не отвечала, и он подумал, что она решила наконец выслушать его.

– Для меня очень важно, чтобы вы поняли, что я не…

К его изумлению, Элис вдруг метнулась к двери и распахнула ее настежь.

– Прощайте, капитан Уэллесли, – выпалила женщина.

У Натана отвисла челюсть.

– Элис… – растерянно пробормотал он.

– Я сказала, прощайте, сэр.

Несколько секунд он не мог вымолвить ни слова, потом пришел в себя, схватил свою шляпу и выскочил из дома.

– Прощайте, миссис Грэхем. И спасибо вам за ваше потрясающее гостеприимство.

Он услышал, как она тихонько ахнула, и тут же пожалел о своих последних словах. Но он был слишком зол, чтобы извиняться. Даже не взглянув на нее, он подбежал к коновязи, быстро оседлал своего коня, взлетел в седло и вихрем умчался прочь.

– Будь ты проклята, – бормотал он, пока конь нес его по дороге в Биксби. – Будь ты проклята за то, что подарила мне самую прекрасную ночь в моей жизни!






* * *

– Том! Том, ты здесь? – позвала Элис и, с трудом открыв тяжелые ворота сарая, заглянула внутрь. Там было темно.

– Я здесь, Элис, – ответил из мрака ее брат. Облегченно вздохнув, Элис пошла на его голос.

– Ты что это творишь, Элис, какого черта? – возмущенно заговорил Том.

Элис почувствовала, что лицо ее начинает гореть от стыда.

– О чем это ты, Том? – тихо спросила она.

– Я видел, как этот незнакомец, черт бы его побрал, вошел в дом. Я вынужден был мерзнуть в этом проклятом сарае всю ночь. Чуть не околел от холода! Почему ты не избавилась от него вчера, как я тебе сказал?

– Том, он – техасский рейнджер, – выдохнула Элис.

– Что?! – У Тома чуть глаза не вылезли из орбит. – Боже правый, я самый невезучий человек в мире! – Он покачал головой, снял с крючка на стене мешок и направился в небольшую кладовку, где хранились запасы корма.

– Том, что происходит? – взволнованно спросила Элис. – От кого ты прячешься?

– Я тебе сейчас все объясню, – мрачно проговорил Том, выходя из кладовки с мешком овса, – только сначала ты мне расскажи про этого рейнджера. Что ему здесь понадобилось?

Элис взяла тяжелую корзину и пошла к стойлу.

– Ничего. Он ехал в Биксби, но, когда увидел, что собирается гроза, решил остановиться здесь на ночлег.

– И ты позволила ему улечься в доме?

– А что мне оставалось делать? – вспылила Элис. – Может, мне надо было пустить его в сарай к тебе?

– Да нет, – смутился Том. – Но, Элис, ведь ты разрешила совершенно незнакомому мужчине провести ночь рядом с тобой… – Вдруг он прищурился и подозрительно посмотрел на сестру. – Ничего ведь не случилось, правда?

«Случилось, еще как случилось! – хотела сказать Элис. – Причем такое, что я не смогу забыть этого позора до конца своих дней!»

– Он не воспользовался моей беззащитностью, если ты это имеешь в виду, – произнесла она спокойным тоном, стараясь не выдать чувства вины, которое терзало ее сердце.

– Ну что ж, рад это слышать, – пробурчал Том. – А как его зовут?

– Уэллесли, – коротко ответила сестра.

– Натан Уэллесли? – Том с ужасом уставился на нее.

– Да, – удивленно кивнула Элис. – Ты слышал о нем?

– О да. Каждый, кто хоть раз в жизни слышал о техасских рейнджерах, знает, кто такой Натан Уэллесли! Его имя гремит по всему штату! Он служит в Пограничном батальоне, но больше известен как командир отряда, который поймал Сэма Басса.

Элис охнула от изумления. Живя на своей маленькой ферме, она была оторвана от мира и почти не знала о том, что происходит вокруг. Но даже она слышала о дерзком захвате банды Сэма Басса. И сделали это техасские рейнджеры. А Натан Уэллесли был их командиром…

– Элис, а тебе не показалось, что он кого-то ищет? – осторожно осведомился Том.

– Да вроде бы нет, – задумчиво проговорила Элис, бросая охапку сена в кормушку. – По-моему, он просто проезжал мимо. Он сказал, что держит путь в Остин.

– Похоже на правду, – кивнул Том. – У них там штаб. Я надеюсь, ты не сказала ему о том, что я здесь?

Элис подошла поближе к брату и внимательно посмотрела на него:

– Том, скажи мне, в чем дело? Что происходит?

– Так сказала или нет? – настойчиво переспросил юноша.

– Нет, не сказала. Более того, я с большим трудом удержала его в доме. Этот Уэллесли просто рвался в сарай, потому что у тебя хватило ума зажечь фонарь. Он решил, что от фонаря может начаться пожар, и хотел пойти потушить его.

Том смутился. Он понимал, как глупо было зажигать фонарь, но так трясся от страха, что не смог сидеть в кромешной тьме.

– Как же тебе удалось удержать его? – спросил он, виновато потупившись.

Элис с трудом сглотнула, понимая, что никогда и ни за что по признается брату, каким образом ей удалось это сделать.

– Я… Я сказала ему, что часто оставляю зажженный фонарь, особенно во время грозы, чтобы успокоить животных.

– И он этому поверил? – хмуро спросил Том.

– А почему бы ему не поверить? – пожала плечами Элис и направилась к следующей кормушке.

– Потому что это полная чушь! Никто никогда не оставляет горящий фонарь в сарае, если только не хочет поджечь хозяйственные постройки.

– Он сказал мне то же самое, – буркнула Элис, запирая ворота сарая и отряхивая руки. – Ну ладно, Том. Хватит о капитане Уэллесли. Давай лучше поговорим о тебе. Почему ты прячешься и в какую передрягу угодил на этот раз?

Плечи Тома поникли.

– Все так запуталось, что я даже не знаю, с чего начать.

Элис взяла его за руку, подвела к куче сена, сваленного в дальнем углу сарая, села сама и усадила брата рядом.

– А что, если начать с самого начала? – предложила она.

Том тоскливо вздохнул, сжал коленями руки и мрачно уставился в землю.

– Вчера в Биксби ограбили банк, – бесцветным голосом сказал он.

– Да что ты говоришь! – вскинулась Элис. – Кто-нибудь пострадал?

– Не думаю… Во всяком случае, из городских – никто.

– И то хорошо. А кто это сделал? Их нашли?

Том молчал так долго, что Элис начала терять терпение. Потом он заговорил, но так тихо, что Элис пришлось наклониться, чтобы расслышать его слова.

– Грабителей было четверо… И я был одним из них…

Элис схватилась за сердце, ей вдруг стало дурно. Женщине показалось, что она вот-вот потеряет сознание.

– О боже, Том! – простонала она. – Зачем, ну зачем ты ввязался в это грязное дело? Ведь ты же не преступник!

– Я сделал это ради тебя! – заявил юноша.

– Ради меня?! – вскричала Элис, потрясенно глядя на брата. – Господи, мне-то это зачем?

– Элис, да ты только оглянись вокруг! – возбужденно заговорил Том. – Дом разваливается, сарай протекает и скоро рухнет, половина земли не возделана, вся ферма приходит в упадок! Нам срочно нужны деньги, иначе мы скоро останемся на развалинах! А эти ребята предложили мне две сотни долларов только за то, чтобы я подержал их лошадей!

Несколько минут Элис смотрела в пространство, пытаясь осмыслить слова брата.

– Значит, в самом ограблении ты не участвовал? – наконец спросила она, с надеждой глядя на Тома.

– Нет, я только держал лошадей, клянусь тебе, – заверил он ее.

– Тебя кто-нибудь видел? – продолжала она.

– Не знаю… – замялся Том. – Не думаю, но все произошло так глупо… Я не уверен. Все случилось слишком быстро…

Элис тяжело вздохнула, снова взяла Тома за руку и, строго глядя на него, произнесла:

– Расскажи мне, как все произошло. Подробно! Ничего не упуская!

– Ну… – промямлил Том, – я стоял на улице и держал лошадей, как мы и договаривались. Парни вошли в банк, а через минуту выскочили обратно. С добычей. Росас… это их главарь… бросил мне сумки с деньгами, и мы все вскочили на лошадей. Но тут на крыльцо выбежал старый



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация