А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


предлагает ему посидеть с ней на диване и «немножко поболтать»!

– Я с большим удовольствием расскажу вам о рейнджерах, но сначала все-таки проверю сарай…

– Да бросьте, – неожиданно хихикнула Элис, взяла Натана под руку и повела к небольшому диванчику. – Я уже говорила, что беспокоиться не о чем. Из-за фонаря не стоит мокнуть под дождем.

Женщина тряхнула головой, и Натан ощутил свежий нежный запах, исходивший от ее волос цвета светлого меда. Ноздри капитана затрепетали, и он еще раз вдохнул этот пьянящий аромат. Окинув женщину внимательным взглядом, Натан вновь, как тогда на пороге дома, поразился ее красоте. Элис Грэхем напомнила ему изящную куклу, которую из Дрездена привезли его сестренке Пауле. Глаза цвета морской волны притягивали взор, а маленький вздернутый носик и упрямый подбородок говорили о силе характера этой странной женщины больше, чем могли бы рассказать слова. Заинтригованный внезапной переменой в ее настроении, Натан позволил усадить себя на диван.

– Так что же вы хотели узнать о рейнджерах, миссис Грэхем? – спросил он, повернувшись к Элис.

В ответ она лучезарно улыбнулась, довольная, что смогла отвлечь его от мыслей о фонаре, горевшем в сарае.

– Я не столько хочу узнать о рейнджерах, сколько о вас, капитан, – неожиданно заявила женщина. – О вас лично.

Ей было совершенно все равно, что он подумает о ней. Элис не заботилась о том, что он может превратно понять ее. Главное, не дать ему вспомнить о фонаре. Похоже, ей это удалось.

– Ну, хорошо… – протянул Натан. – А что бы вы хотели узнать обо мне?

Элис не успела ответить, как страшный грохот расколол воздух и вспышка молнии осветила окна. Втянув голову в плечи и обхватив себя руками, женщина вжалась в спинку дивана. На ее лице застыло выражение неподдельного ужаса.

– Боже мой, да вы действительно боитесь грозы! – воскликнул Натан, страстно желая успокоить смертельно напуганную женщину. Повинуясь этому желанию, он взял ее за руку. Тихонько вскрикнув, Элис отдернула руку и подула на пальцы: прикосновение Натана причинило ей боль. – К тому же вы сильно обожглись… – Не дожидаясь ответа, капитан поднялся с дивана, подошел к кухонному столу и взял бутылку с растительным маслом. Вернувшись к Элис, Натан присел на корточки, вылил себе на ладонь немножко масла и осторожно смазал им обожженную кожу на руке женщины.

У нее была удивительно белая и нежная кожа, несмотря на тяжелый труд на ранчо. Видимо, Элис находила время, чтобы следить за собой, хотя ей, молодой вдове, наверное, бывало нелегко. Впрочем, возможно, у нее в городе был любовник… Глядя на ее изящную фигурку и красивое лицо, Натан думал о том, что в Биксби многие мужчины были бы не прочь занять место ее умершего мужа.

– Вам лучше? – спросил он, продолжая смазывать маслом обожженные пальцы Элис.

– Да, – еле слышно ответила она.

Элис понимала, что не стоит больше позволять рейнджеру прикасаться к ней, но у женщины не было сил высвободить руку из его ладоней. Ее вдруг охватила странная истома, бороться с которой Элис не могла. С тех пор как умер Джо – почти три года назад, – ни один мужчина не прикасался к ней. Конечно, она зря пригласила этого незнакомца присесть на диванчик рядом с ней, но на дворе бушевала гроза, а она так беспокоилась за Тома, что поддержка любого человека была ей необходима как воздух. К тому же незнакомец оказался внимательным, заботливым… Элис казалось, что все это ей только снится, а во сне и не такое возможно.

Тем временем Натан наслаждался покоем. Он отдыхал и чувствовал, как силы медленно возвращаются к нему. Посмотрев на Элис, он вдруг заметил странный блеск в ее зеленых глазах, услышал, как она тихонько вздохнула, откинулась назад и прислонила голову к диванной подушке, – и в то же мгновение ощутил растущее желание.

Когда яркая вспышка молнии озарила комнату, он придвинулся к молодой женщине, но раздавшийся затем оглушительный раскат грома едва не лишил Элис чувств: вся дрожа, она вжалась в угол дивана и расширенными от страха глазами уставилась в окно.

– Господи! Какой ужас! – вскричала она, обхватив себя руками. – Когда все это кончится?!

Натан медленно поднялся с дивана, подошел к окну и выглянул во двор.

– Уже скоро, – заверил он Элис. – Туча сейчас прямо над нами… – Он бросил короткий взгляд в сторону сарая и нахмурился. – Не нравится мне этот фонарь, как бы беды не случилось…

Последние слова Натана заглушил мощный раскат грома. Элис вздрогнула, зажмурилась и закрыла лицо руками. Мгновенно забыв про фонарь, Натан бросился к Элис.

– Ну что вы… Все хорошо… – зашептал он, прижимая женщину к груди. – Сейчас все кончится…

Элис, найдя укрытие в объятиях этого красивого сильного мужчины, вдруг ощутила, как страх куда-то исчезает. На нее наконец-то снизошел покой. Натан излучал силу, от него исходили умиротворяющие запахи травы, лошадей и кожаной конской сбруи… Это были знакомые, совершенно безопасные запахи. Они внушали доверие…

Не осознавая того, что она делает, Элис обняла Натана за плечи и теснее прижалась к его широкой груди.

– Я… я ужасно боюсь грозы! – прошептала она.

– Почему? – тоже шепотом осведомился Натан. – С вами ничего не случится. От грозы только много шума…

– Неправда! – внезапно вскричала женщина. – Мой муж погиб в такую же грозу. Он вел лошадей с пастбища домой, когда в него ударила молния. Он погиб на месте…

Натан ошеломленно уставился на Элис. Он не ожидал такого откровения. Теперь он понимал, почему она вела себя так странно. Но он здесь, рядом с ней, и он утешит и защитит ее!

– Он укрылся под деревом, – продолжала женщина, всхлипывая. – Он выжидал, когда кончится дождь, и…

Натан приподнял ей голову за подбородок и заглянул в глаза. У него сердце сжалось, когда он увидел боль в этих прекрасных, полных слез очах.

– Тише, милая, – прошептал он, вытирая пальцами слезы с ее щек. – Не надо больше об этом.

Элис не заметила, что он назвал ее милой. Глядя ему в глаза, она видела в них безграничную нежность. Его низкий голос звучал успокаивающе… Как же давно никто не смотрел так на Элис. Как давно она была совсем одна…

Натан и не думал целовать ее до того самого мгновения, когда его губы коснулись мягких губ Элис. Он хотел было отстраниться, но вдруг почувствовал, что губы женщины дрогнули, отвечая на его поцелуй. Крепче прижав Элис к себе, он раздвинул языком ее податливые губы и проник в открывшийся ему навстречу нежный рот. Целуя Элис, Натан протянул руку к золотистым волосам женщины, освобождая их от шпилек и заколок. Волосы, до сих пор затянутые в тугой узел, медовой волной упали Элис на плечи, и Натан спрятал в них лицо, вдыхая сладкий аромат.

Когда губы Натана оторвались от ее губ, Элис разочарованно вздохнула и потянулась к мужчине, требуя нового поцелуя. От этого ее движения волна желания прошла по телу Натана. Он снова припал к ее губам, однако теперь в его поцелуе было больше страсти, чем нежности и сочувствия. Дыхание Натана участилось, его губы стали требовательны, а тело напряглось. Он посадил Элис к себе на колени и осторожно коснулся губами ее шеи, в то время как его рука, проникнув под платье, дотронулась до нежной кожи на груди женщины. К удивлению Натана, Элис не стала возражать, наоборот, она обняла его покрепче и принялась массировать ему спину, легкими движениями снимая усталость и напряжение, накопившиеся за день, проведенный в седле.

Новая вспышка яркого света озарила комнату, а затем раздался оглушительный раскат грома. Элис вздрогнула от испуга и впилась ногтями в спину Натана. Он открыл глаза и посмотрел на женщину, которую держал в объятиях. Однако, прежде чем он нашел слова утешения, выражение страха исчезло с ее лица, уступив место страстному призыву. В зеленых глазах Элис он увидел желание. Наслаждаясь вкусом ее губ, Натан все еще сдерживал себя, не давая страсти одержать над ним победу, но теперь Элис сама положила конец его сомнениям. Обвив руками шею Натана, она всем телом прильнула к нему.

– Пожалуйста… – прошептала она, – пожалуйста, не уходи… Не оставляй меня одну…

– Не бойся, дорогая, – убаюкивая ее, как маленького ребенка, Натан успокаивал Элис. – Я тебя не оставлю…

Его губы скользнули вниз по шее женщины, и все ее тело напряглось в ожидании наслаждения.

– Ты так хорошо пахнешь, – бормотал Натан, нащупывая и расстегивая мелкие пуговицы на ее платье. – Так чудесно пахнешь…

Он накрыл ладонью упругую грудь Элис и большим пальцем погладил затвердевший сосок. Женщина тихонько вздохнула и еще крепче прижалась к его груди, когда комната внезапно погрузилась в кромешную тьму. Керосиновая лампа на столе мигнула и погасла. Элис вскрикнула от испуга, но почти сразу же забыла обо всем, полностью предаваясь приятным ощущениям, которые доставляли ей ласки Натана. Осыпая поцелуями грудь женщины, он наконец припал губами к розовому бутону, заставляя Элис застонать от наслаждения.

Лаская женщину, Натан не заметил, когда Элис расстегнула его рубашку, и, только ощутив мягкое прикосновение ее языка к своей груди, он понял, что она хочет его не меньше, чем он ее. Возбуждающая ласка и сознание того, что женщина готова отдаться ему, разожгли в теле Натана настоящий пожар. Он упал навзничь, увлекая ее за собой. Сбросив одежду, они прильнули друг к другу, и губы их слились в страстном поцелуе. Пламя страсти разгоралось все сильнее. Тишину в темной комнате нарушали лишь хриплые стоны наслаждения и прерывистое дыхание. Руки Натана нетерпеливо блуждали по телу Элис, исследуя сокровенные места женского тела.

Прохладная рука Элис вдруг опустились вниз, и тонкие пальцы сомкнулись вокруг набухшей плоти мужчины. Замерев на мгновение, Натан покрепче обнял Элис и вместе с ней перекатился на диване. Оказавшись над женщиной, он приподнялся на руках, давая Элис последнюю возможность оттолкнуть его, но тут же вздохнул с облегчением, чувствуя, что она расслабилась и обхватила ногами его бедра.

Склонившись над ней, он жадно накрыл губами маленький рот Элис и прижал женщину к себе так, чтобы она почувствовала его, Натана, желание. Медленно, очень медленно губы мужчины приблизились к ее груди, коснулись соска, теплый язык раз за разом заскользил вокруг твердой ягодки на вершине великолепного холмика, и зубы легонько сжались, покусывая нежную кожу. Элис едва не задохнулась от удовольствия. Теснее прижавшись к Натану, чувствуя между своих ног его напряженную плоть, она задвигала бедрами, извиваясь и приподнимаясь навстречу мужчине. Просунув руки под ягодицы Элис, Натан заставил ее замереть, а потом одним резким толчком погрузился в теплое влажное лоно.

Элис выгнулась назад, давая Натану возможность глубже проникнуть в нее, а потом задвигалась, доставляя любовнику несказанное удовольствие. Поднимаясь на вершину блаженства, Натан почувствовал, как его тело сотрясают волны наслаждения, и в тот же миг услышал сладострастный крик Элис… Вожделенной вершины они достигли одновременно и теперь, прерывисто дыша, медленно приходили в себя.

В окна тихо стучал дождь. Гроза прошла…

Натан лег на бок, крепко прижал к себе Элис и уткнулся лицом в ее великолепные волосы. Поцеловав ее в висок, он пробормотал что-то нежное и почти сразу уснул. В блаженном забытьи он не видел слез, которые катились по щекам Элис.






* * *

Элис лежала в кровати, мрачно глядя в окно на серое, ненастное небо. Шел уже девятый час. Обычно она вставала по утрам часа на два раньше. Однако сегодняшний день трудно было назвать обычным, и она никак не могла заставить себя подняться с постели. Сквозь тонкую стену спальни Элис слышала, как ходит в гостиной Натан Уэллесли, как стучат его тяжелые башмаки по деревянному полу. «Ну почему он медлит? – думала женщина. – Он сказал, что уедет на рассвете, так почему же он еще здесь?» Впрочем, Элис прекрасно понимала почему, но не желала признаться себе в этом. Просто он ждет ее. Неужели ему не ясно, что меньше всего сейчас ей хотелось бы встретиться с ним?

Как она могла допустить, чтобы вчера ночью случилось такое?! Как?! После смерти Джо Элис ни разу не позволила ни одному мужчине даже поцеловать себя. Так как же она разрешила этому незнакомцу так вести себя с ней? И почему даже не пыталась сопротивляться?! Почему? Почему? Почему? Всю ночь Элис пролежала без сна, изводя себя этими вопросами. И каждый раз, когда она вновь задавала их себе, тоненький внутренний голосок ехидно отвечал: «Потому что ты сама этого хотела».

– Нет, нет, я не хотела этого, – отчаянно простонала Элис, прижав кулаки к глазам. Ни одна уважающая себя женщина не захотела бы, чтобы такое случилось. Чтобы совершенно незнакомый мужчина так смотрел на нее… Чтобы так прикасался к ней… Чтобы заставил ее испытать блаженство – невероятное, сказочное, доселе неведомое… Нет, нет, ни одна порядочная женщина не пожелала бы такого…

Однако самым ужасным было то, что в глубине души Элис знала: она-то как раз хотела этого. Очень хотела! Ей было приятно внимание этого мужчины. Более того, она сама подтолкнула его к краю пропасти, а потом бросилась в его объятия, как уличная девка. Ни одна порядочная женщина не стала бы вести себя так!

– Это было просто временное помешательство, – в тысячный раз сказала себе Элис, пытаясь заглушить чувство вины и стыда. – Все из-за грозы. Из-за того, что в сарае прятался Том. Из-за темноты, которая наступила, когда погасла керосиновая лампа.

Элис чувствовала себя совершенно несчастной.



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация