А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Падший ангел
Джейн Киддер


Натан Уэллесли, самый известный рейнджер Техаса, гроза бандитов, впервые в жизни по-настоящему влюбился. Влюбился в женщину, с которой провел одну восхитительную ночь и которая наутро выставила его за дверь, заявив, что эта ночь была нелепой ошибкой. Целый год Натан вспоминал красавицу Элис, а когда судьба вновь свела их вместе – Натан получил задание охранять ее от бандитов, – он узнал, что у Элис родился сын и что все соседи считают ее падшей женщиной...





Джейн Киддер

ПАДШИЙ АНГЕЛ



Март 1879 года

– Элис, быстрей иди сюда! Элис!

От неожиданности Элис Грэхем едва не выронила ложку, которой она помешивала еду в кастрюле. Бросив взгляд в окно, она увидела, как ее младший брат Том спрыгивает с лошади. По выражению его лица молодая женщина поняла, что что-то стряслось.

– В чем дело, Том? – выбежав на крыльцо, встревоженно спросила она.

– Сюда кто-то едет, а я не хочу, чтобы меня здесь видели! Элис в замешательстве уставилась на брата:

– Кто сюда едет?

– Не знаю, – выдохнул Том и показал назад, на ореховую рощу. – Вон между деревьями мелькает лошадь. Видишь? Каурая…

Элис посмотрела в ту сторону, куда показывал ее брат, и в самом деле увидела всадника. Повернувшись к брату, она с испугом спросила:

– Том, так кто же это?

– Не знаю, – повторил Том и опустил голову, явно избегая взгляда сестры.

– Тогда почему ты не хочешь с ним встречаться? – удивилась она.

Том угрюмо молчал, переминаясь с ноги на ногу.

– У тебя опять неприятности, да? – скорее утверждая, чем спрашивая, осведомилась Элис. Голос у нее дрожал.

Том кивнул. На его лице был написан такой ужас, что Элис схватилась за голову:

– О господи! Значит, это серьезно?!

Не сводя глаз с ореховой рощи, Том опять кивнул.

– Серьезно, – подтвердил он, – но сейчас у меня нет времени объясняться с тобой. Постарайся как можно быстрее отделаться от этого парня. По-моему, он из полиции, и, если он меня найдет, я пропал. Я пока отсижусь в сарае, а когда он уедет, ты меня позовешь.

Элис смотрела на брата расширенными от страха глазами. Прежде чем она успела задать ему следующий вопрос, Том подбежал к своей лошади, схватил ее под уздцы и быстро повел по двору. Элис дождалась, пока за братом закрылись ворота сарая, а затем вернулась в дом и принялась хлопотать у плиты. Во что же впутался ее братец на сей раз? Конечно, у него и прежде бывали нелады с законом – то стащит что-нибудь из местной лавки, то нарисует с приятелями голого человечка на воротах достопочтенной вдовы… Миссис Грин ужасно злилась на ребят… До сих пор эти мальчишеские выходки не вызывали у Элис серьезного беспокойства, однако сейчас он, кажется, совершил настоящее преступление. При одной мысли об этом у Элис по спине пробежали мурашки.

– Ох, Джо! – простонала она, глядя на портрет молодого человека, стоявший на столике у стены. – Если бы ты был здесь! Если бы Том мог поговорить с тобой, у него все было бы по-другому…

Как всегда, когда Элис думала о своем умершем муже, у нее на глазах выступили слезы. Она подняла руку к лицу, чтобы смахнуть их, когда раздался стук в дверь. Женщина вздрогнула, а затем подбежала к окну и чуть отодвинула муслиновую занавеску. Она не сомневалась в том, что мужчина, стоявший на крыльце, был тем, кого так испугался Том. Каурую лошадь он оставил у забора, небрежно закинув поводья на коновязь. Поправив выбившуюся из прически прядку волос и несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Элис открыла дверь.

– Добрый вечер, мэм. Ваш муж дома? – поздоровавшись, вежливо спросил мужчина.

Элис молча смотрела на незнакомца. Она расслышала вопрос и понимала, что ей надо ответить, но у нее не было сил открыть рот.

– Н-нет, – наконец выдавила она, тщетно пытаясь отвести взгляд от лица светловолосого Адониса, внезапно возникшего перед ней. – Его… нет.

Незнакомец вдруг смутился. Он кашлянул, прочищая горло, и уточнил:

– Но он скоро вернется?..

– Нет, – ответила Элис и покачала головой. Заметив, что ответ не устроил незнакомца, она пояснила:

– Мой муж умер, сэр.

На красивом лице мужчины вспыхнул румянец смущения.

– Я… – запинаясь, проговорил он, – прошу прощения, мэм. Я не хотел…

Элис решила помочь ему выйти из затруднительного положения:

– Вам что-то нужно, сэр?

Незнакомец вздохнул с облегчением и улыбнулся.

– О да, – ответил он. – Меня зовут Натан Уэллесли. По пути в Остин я собирался заночевать в Биксби, но, видимо, не успею добраться туда до грозы. Проезжая мимо вашего дома, я решил попроситься к вам на ночлег. Вы позволите мне переночевать в вашем сарае?

– Нет! – неожиданно громко и резко воскликнула Элис.

– Вы не разрешаете мне переночевать в сарае? – удивился незнакомец.

– Извините, но это… это невозможно, – уже тише сказала Элис.

– Ну что ж… – медленно произнес Натан. – Нет так нет. Но, может быть, вы хотя бы подскажете мне, как добраться до ближайшей фермы? Может, там я смогу переночевать.

Элис прикусила губу. Она понимала, что ее немотивированный отказ показался странным мужчине, путешествующему по огромным пустынным пространствам штата Техас, жители которого никогда никому не отказывали в гостеприимстве. Но не могла же она позволить этому незнакомцу ночевать в сарае, в котором прятался Том!

– Прошу прощения, но вам нельзя здесь оставаться, – борясь с собой, повторила Элис.

Натан кивнул, и на его лице появилось выражение нетерпения.

– Я все понял. Но я спросил, как мне добраться до другой фермы. Минут через десять разразится гроза, и мне бы хотелось переждать ее под чьей-нибудь крышей.

В подтверждение его слов вдалеке послышались глухие раскаты грома.

– Мне очень жаль, но поблизости нет ни одной фермы, – вздрогнув при звуке грома, сказала Элис.

– Но, мэм, что же мне делать?

– Моя фамилия Грэхем, сэр. Миссис Элис Грэхем, – представилась Элис, опуская глаза.

– Послушайте, миссис Грэхем, я понимаю, что вам не хочется пускать на ферму незнакомого мужчину, но уверяю вас, что меня вы можете не опасаться. – Из нагрудного кармана своей клетчатой рубашки Натан извлек кожаный бумажник, раскрыл его и показал Элис полицейский значок. – Я – капитан Натан Уэллесли, техасский рейнджер.

У Элис сердце замерло в груди. Она судорожно вздохнула. С каждой минутой ситуация осложнялась. Она не сомневалась, что представитель знаменитого отряда техасских блюстителей закона был последним человеком, с которым хотел бы сейчас встретиться ее брат Том.

– Вот видите, вам совершенно нечего бояться, – словно издали долетали до Элис слова капитана. – Я не собираюсь причинять вам неудобств, – продолжал он, – мне просто нужно где-то переждать грозу. Обещаю вам, что уеду до восхода солнца.

Элис чувствовала себя загнанной в угол. Если она будет и дальше настаивать на том, чтобы он уехал, рейнджер может заподозрить, что она от него что-то скрывает.

– Нет, в сарае нельзя, – повторила она, – там… там протекает крыша, и вы промокнете.

– Тогда, может, под навесом? – настаивал Натан.

– Нет-нет, для вас и лошади там слишком мало места, – проговорила Элис и вдруг заявила: – Я думаю, что удобнее всего вам будет в доме.

– В доме? – искренне изумился капитан. – Вы приглашаете меня в свой дом? Вы уверены, что я вам не помешаю?

К горлу подступил ком, и Элис судорожно сглотнула.

– Вы же сами сказали, что мне нечего бояться, – смущенно напомнила она.

Лицо Натана вдруг преобразилось. Никогда еще Элис не видела такой ослепительной улыбки.

– Совершенно нечего, мэм, – заверил ее капитан Уэллесли. – Обещаю вам не мешать.

Элис попыталась ответить улыбкой на его искреннее заверение, но у нее ничего не получилось. Отступив на шаг, она молча пропустила его в дом.






* * *

– Может быть, хотите еще жаркого, мистер Уэллесли?

Натан поднял глаза на женщину, которая нервно теребила передник, неуверенно поглядывая на своего гостя.

– С удовольствием, – улыбнулся он и протянул Элис пустую тарелку. – Вы замечательно готовите.

Принимая у него из рук тарелку, молодая женщина заставила себя вежливо улыбнуться.

– Спасибо, – смущенно ответила она.

Пока Элис возилась у плиты, накладывая ему вторую порцию жаркого, Натан задумчиво смотрел на нее. Почему она так нервничает? С тех пор как он переступил порог ее дома, она еще ни разу не присела, все время хлопотала на кухне, пододвигала гостю стакан с водой, поправляла скатерть… Неужели ее столь волновало присутствие незнакомца в доме? Может, с тех пор как умер ее муж, ни один мужчина не делил с ней трапезу? Размышления Натана прервал крик боли. Резко обернувшись, он увидел, что по пальцам Элис стекает густая подливка. Вскочив со стула, Натан бросился к женщине.

– Боже мой, миссис Грэхем, вы сильно обожглись? – забеспокоился он.

– Нет-нет, что вы, – быстро ответила Элис, откладывая на стол большую поварешку. – Я такая неуклюжая…

Недолго думая, Натан подтолкнул Элис к тазу и сунул ее обожженную руку в холодную воду.

– Сейчас вам станет легче, – сказал он.

– Ничего страшного, правда, – заверила его Элис, высвобождая свою ошпаренную руку из крепких пальцев мужчины. – Извините, я разлила подливку…

– Не стоит извиняться. Сядьте и дайте мне взглянуть на ожог, – с сочувствием проговорил Натан.

– Не надо. – Элис энергично затрясла головой. – Со мной все в порядке. Кажется, в кладовке еще осталось немного вишневого пирога. Хотите кусочек?

Натан не сводил с женщины внимательного взгляда. Он не мог понять, почему она так странно ведет себя.

– Миссис Грэхем, может, вы хотите, чтобы я ушел? – наконец спросил он.

«Да, да, да!» – хотелось вскричать Элис, но вместо этого она сказала:

– Ну что вы, конечно, нет. – Она старалась говорить непринужденно.

«Держи себя в руках, не то он заподозрит неладное!» – предостерег ее внутренний голос, и Элис спросила:

–…Почему вы так решили?

– Ну… – Натан замялся. – По-моему, я вас смущаю.

– Смущаете?.. – растерялась Элис.

– Мне кажется, вы очень волнуетесь, – пояснил он.

– О, – натянуто засмеялась Элис, лихорадочно пытаясь придумать объяснение своему странному возбуждению. – Это все из-за погоды. Я… Я не люблю грозу.

Не успела она договорить, как воздух сотряс ужасный грохот, от которого в маленьком домике зазвенели все окна. От неожиданности Элис подпрыгнула.

– Разве вы не знаете, что гром не может причинить вреда? – участливо спросил Натан.

– Конечно, знаю, но мне от этого не легче, – прошептала она.

Натан шагнул к ней и протянул руку, желая защитить и утешить ее, но Элис с расширенными от страха глазами отступила назад. Рука мужчины повисла в воздухе. Да что же с ней происходит? Она явно боится его и ведет себя так, словно он собирается причинить ей боль.

– Вы располагайтесь поудобней и отдыхайте, а я пока приготовлю вам постель в гостиной, – предложила Элис, избегая взгляда Натана.

Как она ни старалась, ей не удавалось справиться со своим беспокойством. К тому же она действительно была смущена: мужчины красивее Натана Уэллесли она в жизни не видела. Высокий, стройный, атлетического сложения молодой человек, рельефные мышцы которого вырисовывались под рубашкой, мог произвести впечатление на любую женщину. Штаны для верховой езды из толстой хлопчатобумажной ткани плотно облегали его стройные узкие бедра. А глаза! У него были синие глаза, опушенные густыми длинными ресницами, которым могла позавидовать любая девушка. Прямой нос и красиво очерченный рот с полными красными губами притягивали взгляд. Выгоревшие на солнце, немного длинноватые светлые волосы нисколько не портили общего приятного впечатления – напротив, они необъяснимым образом подчеркивали мужественность Натана. Но рейнджер, казалось, не обращал внимания на свою внешность или скорее всего не придавал ей значения.

– Не беспокойтесь, пожалуйста, – остановил он Элис. – Я накроюсь одеялом и прекрасно отдохну здесь на полу. Мне не привыкать.

– Никакого беспокойства, – заверила его молодая женщина, обрадовавшись возможности уйти под благовидным предлогом. – Это займет у меня несколько минут.

И прежде чем Натан успел возразить, она быстро повернулась и скрылась за одной из дверей, ведущих в глубь дома. Некоторое время рейнджер задумчиво смотрел ей вслед, затем подошел к окну и выглянул во двор. Дождь заливал стекло и мешал смотреть, но Натану вдруг показалось, что сквозь потоки воды он различает свет фонаря, горевшего в сарае. Вглядываясь в темноту, он подумал, что неосмотрительно оставленный в сарае горящий фонарь может стать причиной пожара. Подойдя к двери, за которой исчезла Элис, он крикнул:

– Миссис Грэхем! Я пойду проверю ваш сарай. Кажется, там горит фонарь, и я боюсь, как бы не случился пожар.

По другую сторону двери Элис прижала руки к груди. Неужели Том так глуп, что зажег фонарь? А если так, то как она объяснит это слишком зоркому рейнджеру? Молясь, чтобы лицо не выдало ее испуга, Элис рывком распахнула дверь.

– Да что вы, капитан, это совсем ни к чему. – Она перевела дух. – Я всегда во время грозы оставляю в сарае зажженный фонарь. Это успокаивает животных.

– Должен заметить, что вы поступаете не слишком умно, – покачал головой Натан. – Все-таки я пойду и потушу его. А с животными все будет в порядке.

– Нет! – внезапно вскричала Элис, но, увидев расширившиеся от удивления глаза Натана, поспешно добавила: – Не стоит беспокоиться. Я давно так поступаю. Фонарь висит в безопасном месте. Право, из-за такого пустяка не стоит выходить из дома в грозу.

– Миссис Грэхем…

Элис отчаянно искала предлог, который позволил бы ей задержать в доме упрямого рейнджера. Она заставила себя улыбнуться, надеясь, что улыбка у нее получилась достаточно непринужденной.

– Я прошу вас, капитан, не оставляйте меня одну. Я ужасно боюсь грозы. Может… может, мы лучше присядем на диван и… и поболтаем немножко? Я никогда не была знакома с рейнджером… У вас, наверное, очень интересная служба.

От удивления брови Натана взметнулись вверх. Он был поражен, услышав это неожиданное предложение. Что же здесь происходит, черт возьми? Всего несколько минут назад эта женщина вела себя так, будто она боится находиться с ним в одной комнате, а теперь она



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация