А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Рождественское обещание
Шелли Брэдли


Муж Джулианы Арчер погиб на поле брани – и беззащитная красавица оказалась в экзотической Индии в полном одиночестве.

Лучшим выходом из положения стало бы второе замужество, однако лорд Айан Пирс, упорно добивающийся руки Джулианы, кажется ей слишком суровым и настойчивым.

Отказ неминуем…

Но лорд Пирс заключает с молоденькой вдовой договор: свадьба состоится, если до Рождества Джулиана влюбится в него со всем пылом страсти!

Вот только как он этого добьется?..





Шелли Брэдли

Рождественское обещание





Пролог


Девоншир, Англия Февраль 1852 года

– У меня новость, – сообщил Айан Пирс, виконт Акстон, лорду Браунли, войдя в гостиную, где весело полыхал огонь в камине. – Джеффри Арчер умер.

Дородный граф оторвал взгляд от свежего выпуска лондонской газеты и поднялся с дивана, потрясенно глядя на Айана:

– Что ты такое говоришь, Акстон? Арчер мертв?

– Именно так, – кивнул Айан. – Я только что получил весточку от школьного приятеля. Он послал ее по поручению Ост-Индской компании. Она прибыла с утренней почтой. – Айан умолк на мгновение. – В письме сообщалось, что на Арчера напал дикий зверь в дельте реки где-то в западной части Бенгалии.

– Дикий зверь? – Старик удивленно вскинул брови и отложил в сторону газету. – Что за зверь?

Айан пожал плечами:

– Приятель сообщил лишь, что Арчер скончался в страшных мучениях в прошлом сентябре.

Браунли усмехнулся:

– Подходящий конец для такого проходимца, как он.

– Вы совершенно правы, – согласился Айан. Он никогда никому не желал смерти. Но если бы и пожелал, то только Джеффри Арчеру.

– Плохо, что эта новость дошла до нас только сейчас.

Граф неспешно подошел к стоящему рядом столику и поинтересовался:

– Выпьем по стаканчику бренди, чтобы отпраздновать это событие?

По мнению Айана, старому графу стоило бы поменьше пить. Вид у старика был изможденный, фигура – грузная. Он был совсем не похож на соседа, которого Акстон знал почти всю жизнь.

Нахмурившись, виконт извлек из кармана часы:

– Еще нет и полудня, милорд. На мой взгляд, слишком рано, чтобы пить.

– Неужели? – Браунли взглянул на часы и подошел к Айану. – Пожалуй, действительно рановато. Ну что ж, обсудив эту новость, мы уже отпраздновали.

– Вот именно, – кивнул молодой человек, пряча ироническую улыбку.

– Итак, – продолжил Браунли с довольным видом, – моя дочь овдовела, да?

Айан улыбнулся. Именно это было самым приятным во всей этой истории.

– Совершенно верно.

– И ты по-прежнему намерен жениться? – Старый граф слегка толкнул его локтем под ребра и озорно улыбнулся.

– Да, сейчас более чем когда-либо.

– Этот сущий дьявол, твой отец, снова осложняет тебе жизнь?

Айан понимал, что Браунли знает его как свои пять пальцев, что и следовало ожидать после почти тридцати лет знакомства.

– В этом месяце – особенно. Так что пора мне уже перестать терять время, пытаясь добиться благосклонности замужней дамы, и найти подходящую невесту к первому числу января.

– А не то?..

Айан вздохнул и опустился на диван.

– А не то я лишусь наследства и всякой надежды получить нужную сумму, чтобы достроить конюшни для разведения лошадей.

Граф фыркнул:

– Старый пройдоха! Он видит тебя насквозь. Ты больше не сможешь пренебречь его требованием.

– Я и не собираюсь им пренебрегать. Теперь, когда Джулиана овдовела, мне уже не надо добиваться благосклонности замужней дамы. Она, наконец, свободна, и мы можем обвенчаться.

– Значит, в письме сказано, что она возвращается в Харбрук? – На мясистом лице Браунли отразилось удивление… и надежда.

– Нет, и это как раз плохая новость. До сих пор она слышать ничего не хотела о том, чтобы покинуть Индию и отправиться домой.

Граф со вздохом опустился на диван и потер огромный живот, обтянутый жилетом. Лицо его исказилось от боли.

– Проклятие! Чертов желудок, – проворчал он и повернулся к Айану. – Что ж, признаться, я не удивлен упрямством Джулианы. Да и тебе не советую. – Он выругался. – Два года назад Джулиана в письмах к матери начала жаловаться на свою несчастную долю. Тогда леди Браунли умоляла ее оставить этого охотника за наследством Арчера и вернуться. Джулиана наотрез отказалась и заявила, что никогда больше не приедет в Харбрук. И у меня нет причин надеяться, что с тех пор что-то изменилось.

– Да, она не меняет своих решений, – согласился молодой человек. – Но она не может там оставаться. Насколько я понял, у нее мало денег и пенсии Арчера ей едва хватит на пропитание.

– Полагаю, глупая девчонка не понимает, какой опасности она себя подвергает. Вот почему ей необходима твердая рука отца… и не менее твердая рука мужа. Верно?

– Я буду хорошим мужем для Джулианы, – пообещал Айан.

– Конечно, будешь, – бушевал Браунли. – Конечно. Но сначала мы должны найти способ привезти ее сюда. Пожалуй, я могу поехать в Индию, – вздохнул он. – Но Бог мой, как я устал!

– Вам снова нездоровится, милорд? Лорд Браунли раздраженно отмахнулся:

– Этот болван, доктор Хэни, которого леди Браунли попросила меня осмотреть, говорил что-то насчет сердца. Но я думаю, он ни черта в этом не смыслит. Он младше тебя, и его саквояж набит новомодными инструментами. – Граф закатил глаза. – Большую часть времени я чувствую себя прекрасно. Даже когда мне становится хуже, я уверен, что причина этому всего лишь надвигающаяся старость.

Айан был не согласен с ним. Это «всего лишь» беспокоило Браунли уже несколько месяцев. Так или иначе, лицо старика с каждым днем становилось все краснее. И он жаловался на здоровье чаще, чем когда бы то ни было.

– У вас недавно снова был приступ? – спросил Акстон. Граф слегка нахмурился, но ответил на его вопрос:

– Скажу тебе, он был намного сильнее, чем в прошлый раз, но это еще ничего не значит. Я в этом уверен.

Значит, у Браунли снова был приступ, и он опять отказывается это признать. Айан нахмурился.

– Возможно, доктор Хэни не так уж заблуждается? – осторожно произнес он. – Что он вам посоветовал?

– Он говорит, чтобы я больше не притрагивался к бренди. И гулял по саду не меньше пятнадцати минут в день.

Старик выглядел оскорбленным. Айан не мог сказать, уместен ли совет доктора, но отдавал себе отчет, что Браунли волен жить, как ему вздумается.

– Возможно, прогулки придутся вам по душе, – предположил виконт.

Граф поежился:

– В такой мороз, мальчик мой? Увольте. Боюсь, я скорее простужусь, чем выздоровею.

Акстон вежливо кивнул.

– Все же я не думаю, что поездка в Индию – такая уж хорошая идея.

– Я еще не совсем дряхлый старик, – настаивал на своем граф.

Подавив улыбку, Айан успокоил его:

– Конечно, нет. Но леди Браунли будет переживать, если вы отправитесь в это ужасное путешествие.

– Да, ты прав, – согласился Браунли, потирая подбородок.

– В одиночку я быстрее доберусь до Джулианы.

– Ты привезешь ее ко мне?

Как будто Айан не стремился к тому же самому. Страсть к Джулиане была как лихорадка в крови – лихорадка, с которой он жил вот уже четыре с половиной года. Да, он поедет. И на этот раз сделает все возможное, чтобы завоевать ее расположение.

– Обязательно привезу.

– Великолепно. Великолепно, – пробормотал граф себе под нос. – Но как мы убедим ее вернуться домой? Она вбила себе в голову, что должна стать независимой. Разве женщине это нужно, я тебя спрашиваю?

Айан пожал плечами. Джулиана всегда хотела быть независимой. И не столь важно, нужно ей это было или нет.

– Мы должны найти какую-то причину, чтобы заставить ее вернуться, – задумчиво произнес виконт.

– Ну, если она собирается выйти за тебя замуж, то у нее нет причин оставаться в Индии.

– Она может отказаться от моего предложения, – сказал Акстон, сдерживая себя, чтобы не заскрежетать зубами. – И не в первый раз.

Пять лет назад он совершил много ошибок, ухаживая за Джулианой, что и привело к ее отъезду. Он поклялся, что на этот раз не будет вести себя так опрометчиво.

– Глупая девчонка, – проворчал отец, снова потирая живот. Через мгновение он наклонился вперед, вытянув обе руки, как будто пытаясь за что-то ухватиться.

– Вы уверены, что все в порядке? – спросил Акстон.

– Это просто усталость, мой мальчик. – Граф вздохнул и искоса взглянул на Айана. – А ты действительно беспокоишься о моем здоровье?

– Да, – кивнул тот, боясь, как бы старому джентльмену не стало совсем плохо.

Граф улыбнулся, и Айан понял, о чем тот думает, раньше, чем старик успел открыть рот.

– Как ты считаешь, моя своенравная дочь тоже волнуется обо мне?

Айан задумался. Это сработает, несмотря на то, что Джулиана не доверяет ему. Благодаря идее Браунли они достигнут желаемого, потому что, хотя Джулиана и затаила обиду на Айана за прошлое, у нее было доброе и любящее сердце, и это особенно проявлялось, когда дело касалось ее семьи.

К тому же болезнь ее отца не была выдумкой. Акстон даже полагал, что недуг Браунли куда серьезнее, хотя тот и успокаивал себя мыслью, что это не так.

Да, он привезет ее домой, к родным, к себе, а там пусть Джулиана и судьба решают, кто прав, а кто виноват.

И какое будущее их ждет.

Айан задумчиво кивнул:

– Думаю, она действительно будет обеспокоена.

Пока лорд Браунли и лорд Акстон обменивались рукопожатием, поздравляя друг друга с блестящим планом, в гостиной появился призрак Каролины Линфорд. Паря под потолком, та наблюдала за заговором двух мужчин. Она не могла отрицать, что оба они были пройдохами, но если они спасут Джулиану от судьбы, которая постигла саму Каролину, тогда, возможно, она наконец сумеет обрести покой. И чтобы убедиться, что своевольная Джулиана поняла, что ей надо делать, Каролина поклялась еще раз явиться ей.




Глава 1


Бомбей, Индия Май 1852 года

Джулиана Арчер никогда не любила сюрпризы: половина из них были неприятными. Но сюрприз, возникший на пороге, лишил ее дара речи. У нее даже перехватило дыхание – настолько он был невероятен.

Прошлое, от которого она сбежала пять лет назад, снова предстало перед ней.

Она стояла, вцепившись в косяк распахнутой двери. Жаркий воздух Бомбея проникал сквозь ее черную вуаль, обжигая кожу, накаляя воздух в комнате. Джулиана смотрела перед собой, не веря своим глазам. Моргнула. Снова посмотрела. Он по-прежнему стоял перед ней: собранный, высокий, в темном одеянии. Он что, проехал почти полмира, только, чтобы повидаться с ней?

– Л-лорд Акстон? – заикаясь, изумленно вымолвила она.

– Леди Арчер. – Он изогнул губы в печальной улыбке, как будто эти церемонные приветствия позабавили его, затем пристально вгляделся в ее лицо. – Возможно, вы снова будете звать меня Айаном, как когда-то давно, когда мы были детьми? А я смогу называть вас Джулианой.

Тысячи мгновений, пленительных, словно изящно написанная картина, предстали перед ее мысленным взором. Сначала дом ее детства – поместье Харбрук, затем Айан, еще мальчишка, когда они устраивали шумную возню в саду. Тогда она еще считала его своим другом. Затем в памяти всплыла ее девичья спальня и та самая кровать, на которой она рыдала в подушку, томясь жаждой приключений, скрасивших бы серые будни деревенской жизни. Наконец перед глазами возникли отец и Айан, с самодовольным видом читающие приказ о переводе Джеффри в Индию. И самое ужасное – когда они сделали все возможное, чтобы обмануть ее… В душе поднялась волна возмущения, и она поспешила отогнать неприятные воспоминания.

Тем не менее, она чувствовала, что в Айане что-то изменилось за эти годы. Что-то неуловимое, как будто он стал спокойнее. Или, может, коварнее.

Фигура его тоже изменилась. В двадцать два года, едва созрев, как мужчина, он был слишком высоким и худым. В двадцать семь у него появилась тяжелая квадратная челюсть, подчеркивавшая мужественный изгиб рта. Он принадлежал к типу мужчин, которые могут похвастать широкими плечами и длинными ногами. Пронзительный, живой взгляд ярких голубых глаз как нельзя лучше подходил к его внешности.

Внезапно она осознала, что видит в нем мужчину, а не соседского мальчишку, привыкшего командовать ею. От этой мысли ей стало не по себе.

Это было глупо. Да, он красив. Ну и что? Это не перечеркивало прошлое, а только выбивало ее из равновесия.

– Джул… – Акстон запнулся. – Леди Арчер, если вы предпочитаете, чтобы я не называл вас по имени, я пойму.

Поймет ли? Тогда он должен понять и то, как был не прав, пытаясь помешать ее браку с Джеффри. В чем она очень сомневалась, после всего, что он ей сделал.

Джулиана задумчиво прикусила губу. Так нельзя. Она не должна показывать ему, что напугана. Ведь Айан просто спросил, не позволит ли она называть себя по имени, как в лучшие времена. Большого вреда от этого не будет. Даже если она не доверяет ему, будет слишком по-детски отказать в такой пустячной просьбе своему давнему соседу.

– Входи, Айан. – Она жестом пригласила его войти в дом. – Если тебе так угодно, называй меня Джулианой.

Войдя, он остановился, повернулся и посмотрел на нее долгим задумчивым взглядом. Девушка не отвела глаз. Не важно, что за игру он затеял, она не станет в ней участвовать. И все же она ощутила растущее волнение. Несомненно, есть какая-то причина, почему он здесь.

Она направилась в гостиную, отчаянно пытаясь придумать, что сказать, чтобы нарушить напряженное молчание. Айан последовал за ней, глядя по сторонам.

– Прости, в доме не прибрано. У меня мало слуг. Моя горничная ушла на рынок. Не желаешь чаю?

Джулиана обернулась к Айану. Зачем он приехал? На его резко очерченном лице невозможно было ничего прочитать.

– Нет, благодарю. – Сказав это, виконт снова окинул девушку тем пристальным взглядом, который был так хорошо ей знаком. Странно, но этот взгляд не вызывал у нее такой ненависти, как его обладатель.

Джулиана отвернулась. Она провела его в маленькую гостиную, представлявшую собой причудливую смесь различных культур и стилей. Маленький столик темного дерева и потертый выцветший диван явно европейского происхождения соседствовали с местными разноцветными ковриками. Айан с его традиционными вкусами счел бы обстановку в комнате дикой. Странно, но Джулиана была рада любой возможности вывести его из



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация