А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


себя вести. Как он смеет разглагольствовать о ее веснушках, когда они находятся в такой критической ситуации?

У Грейс хватало дыхания только на то, чтобы бросать на него гневные взгляды и бежать. Несколько минут назад она была промокшей, испуганной и уставшей. Все ее тело болело от ударов о стенки кареты.

Теперь же она была в ярости.

И чувствовала себя энергичнее, чем когда-либо в жизни.

Это из-за опасности, грозившей ее подруге и ее отцу, уговаривала она себя.

Они спешили по подъездной дороге так быстро, что ее ноги едва касались гравия. Падение ей не грозило: он был очень сильный и поддерживал ее своей большой теплой рукой. Но он не отрываясь смотрел на нее совершенно неподобающим образом.

Это ее как раз и раздражало! Она была вне себя от беспокойства за Мелли и сэра Джона, а этот… этот дьявол отвлекал ее на какие-то совершенно неуместные мысли.

Увидев карету, мужчина замедлил бег от удивления.

– А где же лошади?

– Я обрезала постромки. Я думала, они могут утащить за собой карету.

Незнакомец с интересом посмотрел на Грейс.

– Молодец. Чем же ты их обрезала?

– Ножом, разумеется.

Он нахмурился, но они уже подошли к карете, и больше не расспрашивал ее. Мелли высунула голову из окна.

– Слава Богу, вы здесь! – воскликнула она, когда они подошли ближе. – Папе совсем плохо.

У другого окна они увидели сгорбившегося сэра Джона. Кожа у него приобрела нездоровый желтоватый оттенок. Внезапно он широко открыл глаза и посмотрел прямо на цыгана, пришедшего с Грейс.

– Д'Акр, – сказал он.

– Сэр Джон, – поздоровался цыган.

– Д'Акр?! – воскликнула Грейс. – Вы лорд д'Акр?

– Кто же еще? – Он подмигнул ей. А затем поморщился, когда она изо всех сил ударила его по руке. – Ой! За что?

– Вы прекрасно знаете за что. – Ничего себе – лорд д'Акр! И вся эта чепуха про хозяюшек! А затем у него еще хватило наглости поцеловать ее, хотя он знал, что его невеста сидит в опрокинувшейся карете и не может оттуда выбраться. Негодяй!

Он улыбнулся ей, давая понять, что знает, за что она его ударила, затем заглянул в карету через окно и спокойно сказал:

– Мисс Петтифер, я сейчас залезу внутрь, пожалуйста, отодвиньтесь в сторону.

К удивлению Грейс, он быстро подтянулся на руках и влез в карету через окно ногами вперед. Ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы протащить плечи – они были слишком широкими, но Грейс поразили его сила и гибкость.

Через какое-то время д'Акр выглянул и обратился к ней:

– Кажется, сэр Джон не ранен, но мне не нравится цвет его лица. Отойдите, я вышибу стенку кареты.

Прежде чем она сообразила, что от нее требуется, раздался громкий удар, за которым последовал еще и еще один. Древесина затрещала, д'Акр ударил еще несколько раз, и в стене появилось неровное отверстие. Еще несколько ударов – и стенка рухнула.

Первой наружу выбралась Мелли, опираясь на руки Грейс и лорда д'Акра.

– А теперь, Ясные Глазки, забирайтесь сюда. Мне потребуется помощь, чтобы вытащить этого пожилого джентльмена.

Ясные Глазки! Наверное, это относилось к ней, подумала Грейс, пробираясь среди обломков.

– Держите его за ноги, а я буду тащить его снаружи, – проинструктировал он.

Вдвоем им удалось вытащить сэра Джона. Он подхватил его как ребенка и понес вверх по дороге к замку.

Грейс взяла Мелли за руку, и они побежали следом. Дождь усилился, почти ничего не было видно, а камни стали скользкими. Грейс поспешила к парадной двери.

– Но там никто не отвечает, – вспомнила она. – Как же мы попадем внутрь?

– Ключ у меня в кармане, – ответил он. – В правом. Камзола на нем не было. Грейс залезла в правый карман его штанов из оленьей кожи. Они и до этого были не слишком широкие, теперь же намокли и облегали его тело как вторая кожа. Она еще никогда так интимно не прикасалась к мужчине.

В кармане было много всякой всячины, поэтому ей пришлось как следует пошарить, прежде чем она отыскала ключи. Ситуация была напряженная, но все же Грейс не могла не думать о его теплом теле. Она вспомнила о кратких, потрясших ее поцелуях, и щеки ее потеплели, несмотря на холодный дождь.

Грейс нашла большой старомодный медный ключ и вставила его в замок. Механизм был тугой, и девушке пришлось приложить усилия, чтобы повернуть ключ, но уже через мгновение в замке что-то щелкнуло, и Грейс смогла распахнуть массивные дубовые двери. Промокшие до нитки, они прошли в огромный проем двери замка Вульфстон. Он оказался неуютным, холодным и пыльным, но по крайней мере им удалось укрыться от дождя.

Они остановились на мгновение, чтобы перевести дыхание. Они стояли, оглядываясь по сторонам, и Грейс увидела горгулью, которую так надеялась здесь найти. Она находилась высоко под потолком и как бы наблюдала за холлом. Выполнена она была не из камня, а из дерева. На сильном лице выделялись грустные мудрые глаза. Казалось, она смотрит прямо на девушку. Бедняге не помешала бы небольшая чистка.

– Куда нам поместить папу? – спросила Мелли.

– Понятия не имею, – проворчал лорд д'Акр. – Найдите комнату с диваном или чем-нибудь еще, чтобы можно было положить его.

Грейс удивленно взглянула на него, но времени задавать вопросы не было. Она побежала искать комнату. Первая же дверь вела в гостиную, в которой в числе прочей мебели был и диван. Грейс скинула с него покрывало, и д'Акр опустил сэра Джона на диван.

Молния осветила комнату неземным светом, гром эхом прокатился по дому. Д'Акр нахмурился. Старик выглядел ужасно. Кожа у него была желто-серого оттенка и лоснилась от пота, глаза были закрыты, а грудь вздымалась и опадала в жадных попытках урвать немного воздуха. Черт, если старик умрет, он останется с его дочуркой на руках.

Мисс Петтифер что-то сказала, но слова ее невозможно было расслышать из-за разбушевавшейся стихии. Дождь и ветер били в окна. Она сделала еще одну попытку, на этот раз схватив свою подругу за плечо и прокричав что-то ей в ухо. На него внезапно нахлынуло воспоминание об их поцелуе, но исчезло оно так же стремительно, как и возникло.

– Я принесу, – сказала Ясные Глазки. – Где оно?

Его невеста прокричала что-то в ответ, девушка кивнула, быстро обняла ее и выбежала прочь.

Доминик склонился над диваном, наблюдая затем, как мисс Петтифер ослабляет узел на галстуке сэра Джона. Было видно, что она охвачена волнением, но, помогая отцу, девушка оставалась спокойной и невозмутимой. Это произвело на Доминика благоприятное впечатление.

Старик выглядел так, словно находился на пороге смерти. Доминик нагнулся и прокричал на ухо Мелли:

– Я отправляюсь за доктором! Она кивнула:

– Поскорее, пожалуйста.

Доминик поспешил в конюшню, где оседлал арабскую кобылу. Ему удалось поймать только двух кобыл, третья исчезла под дождем. Слава Богу, у него была эта лошадь. Его собственный конь, Экс, слишком устал после изнурительного путешествия.

Он заглянул в денник к жеребой кобыле. Она все еще не разродилась. Возможно, это произойдет ночью, подумал он. Обычно именно так все и происходит.

На крючке на стене он нашел старый черный дождевик, накинул его поверх собственной промокшей одежды и взобрался на лошадь. Он замешкался, не зная, куда ехать. В конце концов он решил, что может разузнать дорогу в деревне, и выехал под дождь.

Его кобыла была храброй маленькой красавицей: она и ухом не повела, выйдя на улицу в грозу. Он проехал по дороге прочь от замка, поравнялся с опрокинутой каретой и тут заметил какое-то движение. Доминик остановился, заслонив глаза от дождя, и изумился, увидев хрупкую фигуру, подхлестываемую дождем, которая пыталась тащить по грязи огромный чемодан. Грейсток.

Вот за чем ее послала мисс Петтифер. Ясные Глазки была кем-то из прислуги, это было ясно с самого начала. Никто по доброй воле не оденется в такую невзрачную одежду.

Она сгорбила спину навстречу ветру и проливному дождю. Мокрые юбки облепили ее стройные ноги. Доминик почувствовал приступ ярости. Отправиться по поручению за багажом в такую погоду!

Он спрыгнул с лошади, схватил девушку за плечи и закричал:

– Бога ради, бросьте багаж, пока не кончилась гроза! Немного воды ему не помешает, а в такую погоду никто его не украдет. – Ее тело было маленьким, мокрым и холодным у него в руках. Как смела она рисковать собой в такую погоду ради чьих-то чемоданов?

Доминик попробовал прикрыть ее от непогоды своим плащом и отвести обратно под охрану Вульфстона, но, к его удивлению, она вырвалась и нагнулась, чтобы тащить тяжелый кожаный чемодан дальше.

– Лекарство сэра Джона! – прокричала она. – Оно в одном из этих больших чемоданов, только я не знаю, в каком именно. Они слишком тяжелые для меня.

Доминик бросил ей поводья:

– Тогда подержите лошадь. Я отнесу все в дом и вернусь через несколько минут.

– Вы собирались позвать доктора? Это далеко отсюда? Он пожал плечами:

– Понятия не имею. Узнаю в деревне.

Она выглядела так, будто вот-вот утонет. Доминик сорвал свой плащ и накинул его ей на плечи, укрыв капюшоном ее промокшие локоны. Ее лицо осунулось от холода и беспокойства. Он сжал ее плечи.

– Конечно, жаль, что приходится задержаться, но, возможно, это лекарство как раз то, что ему сейчас нужно.

Доминик взял по чемодану в каждую руку.

– Ты сможешь отнести мелкий багаж, когда я вернусь. А как только войдешь в замок, тут же смени эту промокшую одежду, слышишь? Я не хочу, чтобы ты простудилась.

Он быстрым шагом направился к дому, оставил чемоданы в холле и бегом вернулся обратно. Однако когда он добрался до кареты, там не оказалось ни Грейсток, ни кобылы. Куда, черт возьми, они делись?

Не могла же она сама отправиться за доктором?

Нет, она же просто прислуга. Слуги не ездят верхом. Она, наверное, выпустила поводья, и кобыла убежала. Наверняка бедняжка сейчас где-то под дождем пытается найти сбежавшую кобылу. Доминик выругался. Неужели она решила, что он сошлет ее на каторгу за то, что она потеряла лошадь?

Это даже не его лошадь!

Не прекращая ругаться, Доминик подхватил оставшийся багаж и вернулся в дом. Он взгромоздил на Экса одно из старых пыльных седел, надел свое огромное пальто и вновь выехал в грозу.

Сначала он найдет доктора, а потом поищет девушку.

Но удача отвернулась от него.

Доминику потребовалось больше часа, чтобы найти дом доктора, и к этому времени он был уже в ярости. Деревня идиотов! Каждый житель, к которому он обращался, указывал ему новое направление. Да и нашел-то он пристанище эскулапа совершенно случайно. Он остановился у большого опрятного дома в надежде, что его обитатели окажутся разумнее остальных жителей деревни.

– Где живет доктор? Конечно, здесь! – заявила женщина, открывшая дверь. Она смотрела на Доминика так, словно сомневалась в его здравом рассудке.

Доминик выругался про себя. Дом находился на краю деревни, совсем недалеко от Вульфстона. Почему же, черт возьми, ни один из жителей деревни об этом не сообщил?

– Нет, я не знаю, куда он отправился, – добавила жена доктора бесцеремонно. – И, прежде чем вы спросите, нет, я не знаю, когда он вернется. Может быть, роды или что-то в этом роде. Он не сказал. Он мне никогда ничего не говорит. – Она смерила Доминика презрительным взглядом и заявила: – И он не лечит грязных цыган. – И захлопнула дверь перед самым его носом.

Доминик выругался.

Он вновь постучал в дверь. Жена доктора открыла и разразилась обличительной речью, в которой упоминались навязчивые попрошайки и грязные цыгане. Доминик поставил ногу на порог так, чтобы она не могла снова захлопнуть дверь, и проинформировал ее холодным тоном, что лорд д'Акр нуждается в услугах ее мужа как можно скорее, поскольку случай очень серьезный. С сэром Джоном Петтифером произошел несчастный случай.

При упоминании этого титула глаза у женщины округлились.

– Лорд д'Акр? – воскликнула она совершенно другим тоном. – Я и понятия не имела, что он уже вернулся в Вульфстон. Говорите, сэр Джон Петтифер заболел? Какая жалость. Я немедленно пошлю мальчика, чтобы найти мужа и отправить его в замок. Передайте лорду д'Акру, что миссис Фергюсон сделает все возможное. И пожалуйста, передайте его сиятельству, что если я могу хоть что-то сделать…

– Я и есть лорд д'Акр, – сухо уведомил ее Доминик, убирая ногу из дверного проема. – Из грязно-цыганской ветви семьи. – И прежде чем женщина успела вернуть на место отвисшую челюсть, захлопнул дверь у нее перед носом.

– Поговаривают, дьявол разъезжал сегодня ночью в грозу! – Старик Таскер опустился на скамейку у огня. Деревенский трактир, несмотря на дождь, понемногу наполнялся народом.

– Да, я видел его, но только через окно. Моя жена с ним разговаривала.

– Не может быть!

– Разговаривала. Глаза у него, как врата в ад. Она отослала его на восток, в сторону болота.

Слушатели засмеялись.

– Правда? Ну и умная у тебя женушка. Другой сказал:

– Он был большой и темный, на гигантском жеребце, черном, как смертный грех. Он напустил на нас злые чары. – Его друг подтвердил это, и слушатели поежились. – Мы отослали его на юг, к церкви.

– Я тоже его видел, – отозвался согбенный старик. – Он спросил доктора. Это был сам дьявол, но меня не проведешь. – Он презрительно хмыкнул. – Я отослал его на запад, к пруду.

Мужчины от души посмеялись над тем, как деревенским жителям удалось обмануть дьявола. Старик Таскер наклонился вперед.

– А знаете, кто еще ездил по долине сегодня ночью? Не кто иной, как наша Леди в сером! – Он сделал паузу, чтобы насладиться эффектом, в то время как остальные вскрикивали от изумления и недоверия. – Да, старуха Уигмор видела Леди в сером во время шторма. Она даже разговаривала с ней.

– Не может быть!

– А вот и разговаривала! Впервые за последние



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация