А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


но он не обращал на нее внимания.

Проклиная свое невезение, Доминик вышел наружу, чтобы поймать жеребую кобылу до того, как разразится гроза.

Грейс вцепилась в кожаный ремень, ногами она упиралась в сиденье Мелли. Мелли, в свою очередь, упиралась ногами в ее сиденье. Они болтались, подпрыгивали и дико раскачивались из стороны в сторону. Карета теперь неслась с сумасшедшей скоростью.

Они уже должны быть недалеко от Вульфстона.

Небо прорезала молния, и по долине прокатился раскат грома. Внезапно карета резко накренилась влево и чуть было не перевернулась. Спасло их только то, что она проехалась по чему-то высокому и выправилась. Грейс мельком успела увидеть воротные столбы, украшенные сверху какими-то животными. Собаками? Нет, волками.

Вульфстон! Наконец-то. Слава Богу! Может быть, им даже удастся добраться туда живыми, отстранение подумала она.

Карета катилась по выложенной булыжником дороге, и Грейс выглянула из окна, пытаясь разглядеть замок. Увидев его, она остолбенела. На фоне холмов и грозового неба он выглядел бледным и серым, в нем таилась какая-то угроза. Было видно, что многочисленные владельцы на протяжении поколений расширяли и достраивали его.

Отвратительное смешение стилей, вот как сэр Джон охарактеризовал этот дом, читая им лекцию в начале путешествия. На Грейс же он оказал завораживающее действие: странные пристройки, башни, зубцы стен, остроконечные крыши, бойницы и несколько великолепных окон в готическом стиле. Девушка надеялась, что там есть и горгульи. На таких зданиях обязательно должны быть горгульи.

В солнечный денек парадные комнаты дома должны заполняться светом, поскольку двенадцать просторных окон смотрели на юг. Вдруг темные облака раздвинулись, и луч послеобеденного солнца коснулся стекол. На мгновение они вспыхнули как золотые.

– Какая красота! – проговорила Грейс, но слова ее заглушила молния, ударившая прямо перед каретой. Лошади заржали и встали на дыбы, гром загрохотал над самым ухом, карета повалилась на бок, и раздался оглушительный треск дерева. Пассажиров разбросало по карете как мячики.

Все поглотили звуки разбушевавшейся стихии.




Глава 2



Первое впечатление обманчиво.

    Овидий

Первой очнулась Грейс. Ей казалось, будто ее избили. Болели рука и голова. Придя в себя, она поняла, что ничего серьезного с ней не произошло. Ее трясло, она была вся в порезах, но ни переломов, ни сильных ушибов не было.

Она повернулась к подруге:

– Мелли, с тобой все в порядке?

Мелли застонала. Грейс склонилась над ней. Мелли вновь застонала и открыла глаза.

– Что случилось?

– Карета перевернулась. С тобой все в порядке? Ты можешь двигаться?

Мелли неуверенно пошевелилась.

– Кажется, да. Больно, но, похоже, со мной все в порядке. – Она потянулась. – Ой! У меня по всему телу пойдут синяки. А папа? Что с ним?

Сэр Джон был в сознании и дышал, но выглядел далеко не лучшим образом. Он слабым дрожащим голосом пробормотал:

– Вытащите меня из этой штуковины.

Дыхание вырывалось у него из груди с разрывающими душу звуками.

– Побудь с ним, Мелли, а я пойду позову кого-нибудь на помощь.

– А что, если… – Грейс не услышала окончания предложения, она вылезала из кареты через окно. Дверью воспользоваться она не могла, так как та оказалась под ними. Вновь мелькнула молния и разверзлись хляби небесные.

Лошади нервно дергались на месте, дрожа от страха и усталости. Ударила молния. Они рванулись в сторону от страха. Девушка даже увидела белки их глаз. Одна из лошадей запуталась в поводьях. Если они дернутся еще раз, то могут утащить за собой карету.

Прикрывая лицо от потоков воды, Грейс оглянулась. Несомненно, кто-то должен был слышать удар и прийти на помощь. Она увидела неподвижную темную фигуру, лежащую на гравии. Кучер. Она подбежала к нему и нагнулась над его распростертым телом:

– С вами все в порядке?

Он шевельнулся, застонал, а затем пьяно выругался. Мужчине с трудом удалось сесть, и он сфокусировал взгляд на Грейс.

– Ч-что случилось? – Он слабо улыбнулся ей, выругался, и тут его вырвало, в нескольких сантиметрах от её ботинок.

– Поднимайся, ты, свинья! – заорала на него Грейс. – Ты разбил карету, а теперь лошади запутались в поводьях. Они в любой момент могут утащить карету за собой.

– Разбил карету? – тупо переспросил он.

– Да! Поднимайся и помоги мне вытащить сэра Джона и Мелли.

Мужчина, шатаясь, поднялся на ноги, с ужасом взглянул на лежащую на боку карету, выругался и побежал по дорожке. Грейс кричала ему, чтобы он немедленно вернулся, но тот не останавливался.

И она знала почему. Его скорее всего посадят за решетку или даже сошлют на каторгу за его небрежность.

Лошади опять рванули и еще больше запутались в постромках. Грейс нагнулась и вытащила нож из-за отворота своего ботинка. Ни одна девушка Мерридью не путешествовала безоружной, а времени одолжить пистолет ее сестры у Грейс не было. Спрятав нож в рукаве, она медленно и уверенно подошла к лошадям, пытаясь успокоить их. Они нервно вскидывали головами, но дали ей подойти достаточно близко, чтобы схватить их под уздцы, обрезать сдерживающие их ремни и отпустить на свободу. Они галопом помчались к ближайшим деревьям.

Теперь нужно найти подмогу. Девушка наклонила голову навстречу проливному дождю и побежала по дорожке к большому серому дому. Не было видно ни единого огонька. Разумеется, был еще день, темнота наступила только из-за грозы, но гостеприимным дом определенно не выглядел.

Она взбежала по ступеням. На двери висел большой молоток в виде оскалившейся морды волка. Грейс изо всех сил постучала, а затем подергала дверную ручку. Прижав ухо к двери, она смогла расслышать вдалеке звон колокольчика. Она подождала, но дверь ей никто не открыл.

Похоже, в доме никого не было. Но как это возможно? Мелли же приехала с визитом, их должны были ждать.

Времени раздумывать не было. Грейс обогнула дом по дорожке и нашла несколько задних дверей, но и тут ей не повезло. Она постучала, но никакого ответа не получила. Все двери были заперты. Может быть, пьяный кучер привез их не в тот дом? Это место было совершенно заброшено.

По одну сторону мощеного двора Грейс увидела неухоженный огород. По другую расположилось большое каменное здание с арочным входом – конюшня. Тяжело дыша, девушка побежала туда.

Внутри она остановилась, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Здание было большим и напоминало пещеру. Дождь барабанил по черепичной крыше. У двери были свалены тюки свежего сена, на крючках висела упряжь, вся покрытая пылью, за исключением одного необычно выглядящего седла и уздечки, ухоженных и вычищенных до блеска. Конюшню разделял длинный проход, по обе стороны которого находились денники. Большинство из них пустовало, но четыре двери были закрыты только наполовину: верхние створки были откинуты. Из одного стойла выглядывала серая лошадь. Ее глаза были большие, темные и умные.

Слава Богу! Теперь она по крайней мере могла съездить за помощью.

Ветер немного стих, и Грейс расслышала чье-то повизгивание и низкий мужской голос. Она побежала вперед и, добежав до приоткрытых дверей, услышала его вновь. Он был слишком приглушенным, чтобы девушка могла разобрать слова, но это был не английский язык.

– Помогите! – закричала Грейс. – Пожалуйста, помогите! Произошел несчастный случай, мне нужна помощь.

Через дверь одного из денников перегнулся мужчина.

– Откуда, черт возьми, вы здесь взялись? – Он говорил с неизвестным Грейс акцентом.

Он выглядел так, что у нее перехватило дыхание. Нет, это от бега, сказала она сама себе. Мужчина был высокого роста, лицо грязное и небритое, его густые черные волосы спутаны, и их не мешало бы постричь. Его суровое лицо было худым и… Он смотрел на нее странными холодными золотистыми глазами, всем своим видом выказывая нетерпение.

– Я полагаю, вы пришли из-за кобыл. – Он окинул Грейс взглядом, задержав его там, где мокрая одежда облепила ее тело. И странные золотистые глаза вспыхнули.

Грейс сейчас было все равно.

– Я ничего не знаю ни про каких кобыл. Мне нужна помощь, произошел несчастный случай.

Мужчина быстро перевел взгляд на лицо девушки.

– Какой несчастный случай?

– Наша карета перевернулась. Там, на подъездной дороге.

Он пробормотал что-то себе под нос. Не по-английски.

– Кто-нибудь пострадал?

– Не очень, но они застряли в карете, а кучер убежал. Он был пьян! Вы должны пойти со мной сейчас же!

Он поразмыслил над ее словами.

– Значит, никто не умер? И не истекает кровью?

– Нет, – сказала она в отчаянии. – Но карета упала дверью на землю, и они не могут выбраться. Вы должны немедленно помочь им!

– А лошади не пострадали? – Мужчина вышел из денника.

Он, должно быть, цыган, подумала Грейс. Он для этого достаточно смуглый. Не носит пальто или пиджак, одет в покрытые грязью ботинки и перепачканные штаны из оленьей кожи. Трудно определить первоначальный цвет его рубашки, рукава которой высоко закатаны, обнажая загорелые руки. Но ей это безразлично. Он выглядел сильным и сноровистым, что и требовалось в данный момент.

– Нет, с ними все в порядке. Пожалуйста, поторопитесь!

– А вы кто такая? – Он аккуратно прикрыл за собой дверь в стойло.

Грейс чуть не заплакала, топнув ногой от нетерпения.

– Меня зовут Грейсток, а кто я такая, не имеет никакого значения.

– Ну, я бы так не сказал. А теперь успокойтесь, Грейсток. Никто не пострадал. Я иду. Все будет в порядке. – Голос у него был глубокий, спокойный и уверенный.

Она снова попыталась убедить его, что необходимо торопиться.

– Мисс Петтифер там, в карете… – Грейс указала рукой в сторону подъездной дороги. – Мисс Петтифер – невеста лорда д'Акра и скоро будет вашей хозяйкой, так что позовите вашего хозяина, немедленно!

– Я никого не называю своим хозяином. – Его спокойствие бесило девушку. Он смотрел на Грейс, и в глубине его глаз плясали озорные огоньки. – А вот насчет хозяйки я бы не возражал. Вы тоже скоро будете моей хозяюшкой, Грейсток? – Он подтянул штаны. – Хозяюшка бы мне не помешала. А то давненько уже…

Грейс была шокирована, но понимала, что не дело пререкаться с невоспитанным цыганским дьяволом с золотистыми глазами. Она сухо сказала:

– Вы понятия не имеете о приличных манерах, ваши мозги нужно как следует вычистить, точно так же, как и ваше тело! А теперь поторапливайтесь!

Он улыбнулся легкой озорной улыбкой и решительно пошел вперед. «Наконец-то», – подумала она, но тут он резко повернулся и оказался прямо перед ней. Слишком близко для простого разговора. Прежде чем Грейс успела что-либо сделать, ее лицо оказалось у него в ладонях, и она больше ничего не видела, кроме его глаз. Они были странного цвета, как светлый золотистый янтарь, окруженные тонкой черной линией. Они сияли под черными бровями.

Она была в ловушке и даже пошевелиться не могла.

Его взгляд блуждал по ее лицу, лаская его.

– Эти веснушки настоящие? – спросил он нежно. Его голос эхом отдался в ее теле. К удивлению Грейс, грязью от него совсем не пахло, только лошадьми, что и неудивительно.

Она оттолкнула его.

– Немедленно прекратите! Там произошел несчастный случай! – напомнила она ему самым строгим голосом, на который была способна.

– Но ведь никто не пострадал, – сказал он и поцеловал ее. Это был быстрый и жаркий поцелуй, и Грейс прочувствовала его всем своим существом.

Он отпустил ее и стоял рядом, глядя на нее сверху вниз. Лицо его ничего не выражало.

– А вот этого я не ожидал, – пробормотал он. – Может быть, случайность?

Грейс попыталась отойти назад, но оступилась и покачнулась. С ее ногами творилось что-то неладное. Она схватилась за его руки, чтобы не упасть. У него были сильные мускулистые руки.

Небо прорезала очередная молния, над долиной разнесся раскат грома.

Это вернуло девушку к реальности. Она отпрянула, вытерла рот и с яростью посмотрела на незнакомца. Спохватившись, что все еще держит его за руку, она воспользовалась этим, чтобы потянуть его к двери.

– Там произошел несчастный случай!

– Да, вы уже говорили. Никто не пострадал, и они застряли в карете под дождем. А тем временем мне нужно кое-что проверить.

Мужчина снова поцеловал ее, опять быстрым жарким поцелуем, и вновь этот поцелуй лишил ее способности мыслить. И когда он отпустил ее, голова у нее кружилась, а ноги не слушались.

– Итак, – сказал он, подумав немного, – вовсе и не случайно. Кто бы мог подумать? – Он поддержал ее и улыбнулся.

Эта улыбка воплощала собой мужское самодовольство. Грейс ударила его по лодыжке. Улыбка стала еще шире.

– Ой, – сказал он тихо и учтиво. Она ударила его еще раз, посильнее.

– Эффект был бы лучше, если бы на мне не было ботинок, – как бы извиняясь, сказал он.

Грейс дернула его за руку.

– Слушайте, вы, цыган! Там произошел несчастный случай и…

Мужчина неестественно сильно вздрогнул и воскликнул:

– Несчастный случай?! Что же вы сразу не сказали?

И прежде чем Грейс успела возразить, он схватил ее за руку, вытащил на улицу и побежал. Грейс внезапно обнаружила, что чуть ли не летит над землей, задыхаясь и поскальзываясь, делая по два шага на каждый его шаг.

– Итак, когда все это закончится, вы помоете меня, как и обещали? – поинтересовался он на бегу. От взгляда, который незнакомец на нее при этом бросил, у Грейс парализовало мозг.

– Нет! – выдохнула она, несясь за незнакомцем по дороге. Ее ноги едва касались земли.

– Нет? Ну ладно. – Улыбка прорезала его темное небритое лицо. – Скажете, когда вам будет удобнее.

На повороте он заметил:

– Вижу, что веснушки не смываются – значит, настоящие. – Он и не думал снижать темп. И при этом у него даже не сбилось дыхание.

У Грейс голова кружилась от нереальности всего происходящего.

– Да, конечно, они настоящие, – солгала она. Веснушки были необходимой деталью ее маскарада.

– Удивительно. Я еще никогда не видел таких веснушек – они все одного цвета и формы. Жду не дождусь, когда смогу проверить, покрывают ли они все ваше тело, или только… избранные места.

Он был просто возмутителен. У него не было никакого представления о том, как следует



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация