А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Мед и горечь
Дебора Смит


В основе романа вечная тема – отношения мужчины и женщины. Влюбленные герои вступают в отчаянную схватку друг с другом. Что победит в этой борьбе – мужское желание независимости или вечное стремление к покою и надежности очага?

Сочетание мягкого юмора с легкой сентиментальностью создает в романе особую эмоциональную атмосферу, что становится особенно ощутимым, когда на сцену выходит необычный персонаж по имени Фокс По…





Дебора Смит

Мед и горечь





Глава 1


Молодость, как это ни прискорбно, нельзя было вернуть. Блудный сын возвратился домой слишком поздно. Да, паршивое дело. Нельзя вычеркнуть из жизни двадцать лет, проведенных вдали от гор Джорджии. Эти двадцать лет он с гордостью носил форму морского пехотинца. И вот только теперь он понял, что за эти годы разучился, как прежде, всем существом радоваться жизни. Запах осенних листьев уже не звал его на подвиги и приключения, как в детстве.

Вернуть былую остроту ощущений мог сейчас только он – мощный олень, горделиво стоявший в тени деревьев, четким силуэтом выделяясь на фоне ярко-красной листвы. Его большие темные глаза были мирными, он не подозревал об опасности. Эта картина заставила Макса Темплтона понять, какие изменения произошли в нем за последние двадцать лет. Большую часть своей жизни Макс убивал. А теперь он больше не хочет убивать, даже этого оленя.

Он совсем запутался и чувствовал себя нелепо. Последние шесть лет ему в голову начали приходить довольно странные мысли. Вернувшись из Морского Корпуса, он испытывал болезненное чувство ненужности.

Он ушел в отставку, надеясь найти в себе что-то новое. Но сейчас он просто не был уверен, что сделанное открытие его радует.

Получалось, что он вернулся к тем представлениям о жизни, которые оставил двадцать лет назад. Раньше он выстрелил бы без всякого сомнения. Он собирался убить оленя. Но сам все еще продолжал лежать в овраге, припав к земле, приложив к плечу мощное охотничье ружье. Его большие пальцы держали оружие без особых усилий, а указательный касался курка. Секунды шли. Он не стрелял. Он начал молча ругаться. Он ворчал про себя:

– Вы слышали о майоре Темплтоне? Большой несгибаемый любитель оружия. Двадцатилетний, а не сорокалетний, как сейчас. Настоящий знаток своего дела. Он думал, что сможет уволиться и жить как цивилизованный человек. Да, это его и подвело. Теперь он дома, исходит слюной от вида овсянки. И все время повторяет: «Бэмби, Бэмби». – Макс отвел взгляд от прицела. «Уходи, черт тебя побери! – сказал он мысленно оленю. – А я буду делать вид, что очень заинтересовался картиной поля и ручья».

Олень не уходил, но в лесу появился кто-то еще. Какое-то животное выскочило из подлеска и перепрыгнуло через глубокий сырой овраг. Это было что-то мохнатое, отбрасывавшее комья грязи сильными задними лапами. Макс вздрогнул и выстрелил в сторону леса. Олень мгновенно испарился. Макс вскочил и одним тренированным движением перепрыгнул через склон оврага. На бегу он передернул затвор, заряжая ружье.

Кот, выглядевший необычнее всех, каких ему доводилось когда-либо встречать, прыгнул прямо грудью вперед, тараща круглые глаза. Потом повернулся и бросился в густые лавровые заросли.

Макс стоял, открыв рот от удивления. Затем сработала старая тренировка, и он вспомнил детали. Кот был слишком крупным для домашнего, а вместо хвоста у него торчал маленький обрубок. Но зверь не был похож и на рыжую рысь, которая водилась в этих местах. Одно объединяло: он был полосатый, как будто кто-то нарисовал серые полосы на оранжевом фоне.

И еще на нем был широкий ошейник со вставкой из горного хрусталя, а левая задняя лапа была заметно короче остальных. Не всегда имеет смысл запоминать детали.

«Майора Темплтона нашли в лесу, зовущим: «кис, кис, сюда» и хватающимся за горный хрусталь».

Его подбородок стал вновь жестким, и Макс двинулся за необычным неуклюжим трехфутовым котом, старающимся бесшумно пробраться через заросли лавра. Он, возможно, придурковатый, но все же не сумасшедший.

И, не теряя достоинства, Макс не стал упускать случая.


* * *

Бетти Квинт выбралась из пещеры и сощурилась от яркого полуденного света. Она присела на каблуках своих шнурованных ботинок и счистила грязь с комбинезона, потом поправила козырек кепки. Прикрыв от солнца глаза рукой в перчатке, она смотрела на яркие лучи, пробивающиеся сквозь кроны деревьев. Хорошо. Сейчас не больше пяти часов. Она потеряла счет времени и боялась, что придется идти домой в сумерках.

– Расслабься, барышня, ты спасена, – сказала она себе шутливо.

Звук выстрела внезапно разорвал тишину. В доли секунды, пока ее сердце ушло в пятки, она слышала: «з-и-и-и-и», а затем грохот среди леса. Кусочки гранита осыпались с потолка пещеры. Ее мать за бутылкой Бри или шампанского в загородном клубе говорила, что раздумье – это очень утомительная штука.

Бетти на полную мощность включила механизм защиты и бросилась назад в пещеру. Дрожа, она продвинулась на двадцать футов вглубь, спряталась в кромешной темноте и устремила взгляд на выход.

Она слышала, как кто-то бежал по лесу и, похоже, приближался к ней очень быстро. Может, охотник гнался за дичью или какое-то животное захотело поймать белку, и все белки подняли шум.

Внезапно она со злостью подумала, что это ее земля. Первое, что она сделала, когда приехала сюда, это установила таблички, запрещающие охоту в ее владениях. Это цивилизованная территория. Это был ее дом.

А может, кто-то охотился на Фокса По?

Бетти задохнулась и начала приближаться к выходу из пещеры.

– Фокс, Фокс…

Большие лапы, показавшиеся в проломе, принадлежали Фоксу По. Он вбежал в пещеру и, не останавливаясь, пролетел двадцать футов, пока не столкнулся с Бетти.

– Хороший, хороший кот, – произнесла Бетти с облегчением. Она старалась удержать, успокоить животное. Но Фокс По рванулся от нее и бросился в глубь пещеры.

– Фокс, – позвала Бетти в страхе и услышала отчетливый трехлапый бег кота. Узкий вход в пещеру открывал небольшое углубление, и несколько прорытых туннелей отходило от него в разные стороны.

Бетти вновь обернулась лицом ко входу, услышав шаги. Это была тяжелая, медленная походка двуногого осторожного существа. У нее застыла кровь в жилах. Может, Фокс По был прав. Не надо задавать вопросов. Лучше спрятаться в туннеле.

Когда она торопливо отползла на четвереньках к темному коридору, вход в пещеру закрыла тень. Бетти нырнула за обнажившуюся породу и в ужасе уставилась на темный силуэт. Если это охотник, один из местных мужчин, он, возможно, извинится за то, что испугал ее, нарушил запрет на охоту. Ей ведь совсем не нравилась идея встречи в лесу с вооруженным мужчиной, который к тому же стреляет во все, что движется.

«Ты не видишь входа в пещеру, – заклинала она эту тень. – Ты не хочешь идти дальше. Ты уходишь. Уходи!»

Незнакомец наклонился над входом, заполняя его собой. Бетти во все глаза смотрела на совершенно спокойного человека с великолепным мускулистым лицом. Он был наполовину освещен солнцем, и она увидела камуфляжную форму цвета хаки и яркой зелени на его сильной руке, лежавшей на колене. На нем были горные ботинки, камуфляжные брюки, рубашка хаки укрывала его мощные плечи и спортивную грудь.

Когда лучи солнца осветили его лицо, она увидела, что оно тоже окрашено в маскировочные цвета. Она не могла разглядеть его черты и выражение лица, но по тому, с какой силой он держал свое огромное ружье в одной руке, Бетти почему-то решила, что он несчастлив.

– Я видел, как ты вошел туда, – сказал он низким голосом, медленно произнося слова. Они эхом разбегались по пещере. – И если ты, маленький собачий хвост, думаешь, что я тебе позволю уйти, ты ошибаешься.

Бетти прижалась к стене. Он разговаривает с Фоксом или с ней? Она затаила дыхание, отползла глубже в пещеру и постаралась стать незаметной, прижавшись к полу. Мужчина лег на живот и протиснулся в узкий проход, держа ружье перед собой. Бетти смотрела, как он, слившись с темнотой, растворился в ней, стал ею. Она слышала свои короткие, отрывистые вздохи и боялась, что мужчина тоже их слышит.

Держась за стену пещеры, она медленно двигалась к основному туннелю. Ее преследователь издавал тихие шаркающие звуки, и Бетти решила, что он встал на ноги. На нем было что-то, что издавало металлическое звяканье. Бетти нырнула в основной туннель и прижалась к холодной восточной стене. Она молила: «Только бы он не нашел фонарь!»

Он нашел его. Бетти почти опрокинулась, споткнувшись о камень, когда ползла вниз по тропке. Лучи света от фонаря хлынули в туннель. Она ступала по черным прямоугольникам из деревянных перекладин. Внутри еще меньшего туннеля она свернулась калачиком.

Бетти ненавидела этот боковой туннель. Она решила когда-то, что надо жить и давать жить другим, то есть летучим мышам, которые устраивали здесь свои гнезда. И теперь эти неблагодарные твари начали пищать изо всех сил, выдавая ее. Она слышала предательское хлопанье крыльев: это летучие мыши срывались со своих боковых карнизов. К тому же пол был противно скользким из-за отсутствия у ее «квартирантов» хороших манер.

Но Бетти сразу забыла про мышей, когда ровные, медленные шаги направились из основного туннеля в ее сторону. Блики от фонаря плясали на стенах. Она уперлась руками и коленями в омерзительный пол и попробовала углубиться в шахту, черную и холодную. Она уже бывала здесь и знала, что бояться нечего. Да и вообще она, не была трусливой.

Но, правда и то, что ее никогда не выслеживал в пещере никакой Рэмбо. Бетти закусила нижнюю губу, чтобы приглушить звук своего отрывистого дыхания. Позади нее на стене плясали огни от фонаря.

Бетти забыла внешние приличия и поползла в следующее отверстие, в больший туннель, свободный от летучих мышей. Она взглянула через плечо и увидела, как свет скользит по тому месту, где она только что была. Мыши в суете хлопали перепончатыми крыльями, им вторили приглушенные проклятия. Некоторые, видимо, приняли смерть камикадзе, врезавшись в мужчину, заслонившего им выход. Бетти встала на ноги и выпрямилась, шаря в темноте в поисках следующего отверстия. Она хотела выбраться из туннелей, и один должен был, возможно, вести назад в пещеру. Там она сможет удрать и скрыться.

Но тут Бетти снова услышала уверенные торопливые шаги у себя за спиной. Волосы на затылке у нее встали дыбом. Она пыталась подумать, что же делать дальше, и поняла, что была совершенно не подготовлена к такому обороту событий.

Она посещала многочисленные курсы рукопашного боя в престижном колледже. Но с тех пор ей пришлось только один раз использовать «кунг-фy», когда кто-то попытался занять ее место на балете.

Однако семья Квинт была сделана из упругого материала первопроходцев, и Бетти вдруг стало невыносимо стыдно, что она мечется в темноте, как испуганная крыса. Фейерверк! Надо выстрелить фейерверком.

Она остановилась, сунула руку в бездонные карманы своего комбинезона и достала упаковку аккуратно завернутых так называемых «дамских пальчиков». Она брала их с собой всякий раз, когда приходила работать в пещере, на тот случай, что кто-то, более опасный, чем летучие мыши, посетит ее укрытие. Зубы Бетти стучали от страха, она достала из другого кармана зажигалку и подожгла запал.

Тяжелые шаги вошли в туннель. Свет коснулся ее ботинок. Бетти повернулась и пустила ракету прямо между ног Рэмбо.

Небольшая война не наделала бы такого шума и суматохи. Незнакомец подпрыгнул и шлепнулся с громким стуком на пол. Его голова ударилась о поперечную балку. Он выронил фонарик, и луч света убежал в другую сторону. Бетти быстро повернулась и побежала, ударяясь о стены, скользя на сыром каменном полу.

К ее ужасу он побежал за ней. Она добралась до центральной пещеры и увидела бледный свет выхода на другой стороне. Свобода!

Но в этот самый момент Фокс По тоже решил вырваться из своего убежища. Он проскочил между ног Бетти и скрылся, а она, споткнувшись о кота, осталась лежать. Падение не было болезненным, потому что она упала на плантацию любовно выращенных ею восточных грибов, росших на мягкой подстилке из перегноя и лошадиного навоза.

Ощущение неудобства пришло позже, когда широкое мужское колено уперлось в ее зад, а сильная рука ухватила за воротник. Упав щекой в вонючий перегной и мятые грибы, задыхаясь, она разразилась гневом.

– Отпустите меня! Отпустите меня, черт возьми!

– Малыш, ты играешь в опасные игры, – сказал он. – Когда я расскажу твоему отцу, чем ты тут занимаешься, он, возможно, надерет тебе задницу.

– Это моя пещера. Это моя земля.

– Брось трепаться. Чем это ты там занимался? Что прятал?

– Вы меня что… арестовали? Отпустите! Он не делал ей больно, но его пальцы крепко сжали ее шею.

– Я пришел сюда за зверем. Я не ожидал, что найду здесь еще что-то. Что ты здесь выращиваешь, малыш? Только не ври. Это не принесет тебе пользы.

Бетти не обратила внимания на слова своего мучителя. Она обдумывала варианты выхода из этого странного положения. Она подозревала, что Рэмбо не станет слушать болтовню простушки. Он думал, что она – несовершеннолетний преступник. И было неясно, считал ли он ее женщиной или мужчиной. А Бетти не собиралась просвещать его. По крайней мере, он разговаривал с ней по-отечески. Она была несколько успокоена этим, но не до конца.

Ее упорное молчание было лучшим поведением. Бетти сцепила зубы, отказываясь с ним разговаривать.

Минутой позже он раздраженно вздохнул.

– Хорошо, вот как мы поступим дальше. Тебе это не понравится, но зато мне облегчит жизнь.

Она услышала непонятные звуки, потом до нее дошло, что он снимал веревку со своего ремня. Минутой позже



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация