А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


За строкой приговора…
Анатолий Алексеевич Безуглов

Юрий Михайлович Кларов


О тех, кто стоит на страже советского законодательства, о работе следователей, прокуроров, адвокатов, судей, о моральных, социальных и правовых проблемах, которые приходятся им решать, рассказывают авторы книги «За строкой приговора…» писатели А.Безуглов и Ю.Кларов. Написанная в присущей им манере остросюжетного повествования, книга содержит глубокие публицистические раздумья об ответственности каждого человека перед обществом, перед законом.

Книга адресована самому широкому кругу читателей.





Анатолий Безуглов, Юрий Кларов

За строкой приговора…

(В кабинете следователя и в зале суда)





ПРЕДИСЛОВИЕ


Анатолий Безуглов и Юрий Кларов – авторы книг «Конец Хитрова рынка», «В полосе отчуждения», «Покушение» и других – уже известны советскому читателю.

На этот раз авторы выступают не только как литераторы, но и как юристы, пропагандирующие уважение к советскому закону, к тем, кто стоит на передней линии борьбы за укрепление социалистической законности, за упрочение общественного правопорядка.

Закон обязателен для всех. Его необходимо соблюдать всем без исключения. Каждый советский гражданин должен быть уверен в том, что его жизнь и здоровье, его имущество, его права и свобода, его достоинство и честь находятся под надёжной охраной государства.

В Программе Коммунистической партии Советского Союза указано, что «в обществе, строящем коммунизм, не должно быть места правонарушениям и преступности. Но пока имеются проявления преступности, необходимо применять строгие меры наказания к лицам, совершающим опасные для общества преступления, нарушающим правила социалистического общежития, не желающим приобщаться к честной трудовой жизни"[1 - Программа Коммунистической партии Советского Союза, стр. 106. М., Политиздат, 1974.].

Советские люди нетерпимо относятся к расхитителям социалистического имущества, ворам, жуликам, взяточникам, хулиганам, тунеядцам и другим нарушителям советских законов. Они принимают активное участие в разоблачении преступников, тем самым оказывая органам следствия и суда большую помощь в борьбе с антиобщественными явлениями.

Успешно бороться с преступностью – это значит неуклонно выполнять ленинское требование, «чтобы ни один случай преступления не проходил нераскрытым"[2 - В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 412.].

Обеспечение неотвратимости раскрытия преступления, неизбежности наказания виновных – обязанность работников милиции, следователей, прокуроров, судей.

Установление объективной истины – основное условие правосудия; нарушение его – грубейшее нарушение законности. У судьи, прокурора и следователя нет и не может быть права на ошибку. Строгое выполнение уголовно-процессуальных норм – ключ к отысканию истины по уголовному делу, гарантия вынесения справедливого приговора.

«Укрепление законности – это задача не только государственного аппарата, – указывал Л.И.Брежнев в Отчётном докладе ЦК КПСС XXIV съезду партии. – Партийные организации, профсоюзы, комсомол обязаны делать все, чтобы обеспечить строжайшее соблюдение законов, улучшить правовое воспитание трудящихся. Уважение к праву, к закону должно стать личным убеждением каждого человека"[3 - Материалы XXIV съезда КПСС, стр. 80-81. М., Политиздат, 1972.].

Хорошо организованный и проведённый на высоком уровне судебный процесс оказывает большое предупредительное воздействие на неустойчивых лиц, даёт возможность «вынести из суда уроки общественной морали и практической политики"[4 - В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 4, стр. 407-408.].

Для решения этой важной задачи многое призваны сделать такие средства идеологического воздействия на сознание людей, как литература, театр, кино, телевидение, радио и печать.

Они помогают воспитывать нетерпимость к нарушителям советских законов, показывают неизбежность наказания виновных, безусловность торжества справедливости.

Выполнению этой задачи служит и новая книга А.Безуглова и Ю.Кларова. Назвав её «За строкой приговора…», авторы рассказывают о том, что предшествовало приговору, – о кропотливой и сложной деятельности следователя, прокурора, адвоката, судей. Как бы расширяя зал судебного заседания, очерки и рассказы книги дают возможность читателям побывать на этих процессах, познакомиться с деятельностью органов юстиции, увидеть закон в действии.

Очерки и рассказы написаны с большим знанием особенностей и сложностей работы юристов. И это не случайно. Авторы не только писатели. Они и юристы. Юрий Кларов в прошлом адвокат. Анатолий Безуглов долгое время работал в органах прокуратуры. Он доктор юридических наук, ведущий журнала «Человек и закон» Центрального телевидения.

Вот почему в каждом из их очерков писателя дополняет юрист, а юриста – писатель.

Насыщенная богатым фактическим материалом, актуальная по своей проблематике, новая книга Анатолия Безуглова и Юрия Кларова служит высоким целям пропаганды социалистической законности, воспитания уважения к советскому закону и к тем, кто стоит на его страже.



М.МАЛЯРОВ, Государственный советник юстиции I класса




I

В КАБИНЕТЕ СЛЕДОВАТЕЛЯ





ТОВАРИЩ СЛЕДОВАТЕЛЬ




«Ты – следователь. Государство доверило тебе ответственный участок судебно-прокурорской работы. Ты призван для борьбы с преступностью. Ты первый сталкиваешься с преступлением. Ты первый должен атаковать преступника. От тебя, от твоего умения, энергии, быстроты, настойчивости, инициативы зависит многое. Ты – следователь. Завтра в твоё производство может поступить дело, которое доставит тебе много хлопот. Ты будешь проверять одну версию за другой, и ты наконец можешь устать. Дело тебе надоест. Тебе покажется, что раскрыть его нельзя, что ты уже исчерпал все свои силы, все догадки, все возможности. Тебе захочется в бессилии опустить руки и сдать это дело в архив.

Преодолей усталость, не опускай рук, не складывай оружия. Ты не имеешь на это права, потому что ты – следователь, ты поставлен на передний край, откуда не отступают».


Это строки из памятки следователю, написанной в 1944 военном году начальником следственного отдела Прокуратуры СССР, популярным советским писателем Л.Р.Шейниным.

Следователь в силу характера своей работы находится постоянно как бы на военном положении, сражаясь с преступностью, мужественно отстаивая рубежи социалистической законности и правопорядка. В этой борьбе он, разумеется, не одинок: он опирается на силу закона, его всегда и во всем поддерживает советская общественность. Но следователь – боец передовой линии, первого эшелона. Это накладывает на него особую ответственность.

Поэтому в статье 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик специально подчёркнуто: «Задачами советского уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к уголовной ответственности и осуждён».

Выполнению этих задач подчинена деятельность суда, прокуратуры, уголовного розыска, ОБХСС и, само собой понятно, следователя. Ведь по большинству уголовных дел суд не смог бы установить истину без предварительного расследования. Именно следователь, а не кто иной, находит очевидцев преступления, что порой крайне трудно, допрашивает их, осматривает место происшествия, разыскивает вещественные доказательства, принимает меры, чтобы пресечь преступную деятельность обвиняемого и обеспечить его явку в суд, предварительно оценивает улики и группирует их, исследует смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Именно он отвечает первым на семь вопросов классической древнеримской формулы: что произошло, кто совершил, где, когда, зачем, как, чем? А найдя ответы на эти вопросы, советский следователь ищет ответы и ещё на два других: почему совершено преступление и что следует предпринять, чтобы оно в дальнейшем не повторялось? Ведь преступность чужда социалистическому строю, и у нас имеются все предпосылки для её ликвидации.

Такова роль следователя в осуществлении правосудия. Мужества и хладнокровия, принципиальности и настойчивости, чёткого аналитического мышления и наблюдательности, смелости и находчивости требует сама профессия от следователя – бойца передней линии борьбы с преступностью.

Со словом «боец» невольно ассоциируются в сознании такие слова, как «схватки», «перестрелки», «погони».

Но в тихом кабинете следователя по особо важным делам Николая Николаевича Фролова ничто об этом не напоминает. У человека с романтической профессией очень прозаический кабинет, обставленный стандартной учрежденческой мебелью. Сейф, диван, несколько стульев, кресло, письменный стол. На столе письменный прибор, авторучка, карандаши (во время разговора Фролов любит точить карандаши лезвием бритвы), пресс-папье, пепельница, пачка «Беломора» (как старый заядлый курильщик он не признает сигарет и остаётся верен папиросам своих студенческих лет), вентилятор, магнитофон.

Ещё меньше романтического в облике самого Фролова. Ему за сорок, он полноват. Спокойный, несколько флегматичный человек, не чуждый иронии и скепсиса.

Что же касается нашей беседы, то она, пожалуй, ближе к литературным темам, чем к юридическим.

Впрочем, литература – это, кажется, только вступление…




* * *

– Детективная литература? – переспрашивает Фролов. – Да, теперь она очень популярна. Видимо, это закономерно. Сильные, волевые характеры, событийность, стремительное развитие сюжета, сжатость изложения – все это как нельзя более соответствует нынешнему ритму жизни. Но я лично не отношусь к поклонникам этого жанра, во всяком случае, современными детективами я не увлекаюсь. – И отвечая на не высказанный нами вопрос, Фролов объяснил: – Я уже не говорю о том, что литераторы, как правило, описывают только одну сторону нашей работы – анализ улик и навязывают нам методику и манеры незабвенного Шерлока Холмса, который уже давно не является образном для криминалиста. Хуже другое. Часто следователь изображается чем-то вроде машины, специально приспособленной для разгадки ребусов. Между тем следователь не машина, а человек. И профессия у советского следователя очень человеческая. Я, например, глубоко убеждён, что нас никогда не заменит самая хитрая машина, даже если она с отличием закончит полный курс юридического института и научится разгадывать любые загадки. Ей не будет хватать главного…

– А именно?

– Убеждённости в необходимости своей работы для общества, которое идёт к полной ликвидации преступности, чувства ответственности перед согражданами, принципиальности. Не свойственны машине гуманность и идеалы. Машина – только машина. Симпатий она тоже не может вызывать. А возьмите того же Шерлока Холмса. Ведь в чем секрет успеха рассказов Конан-Дойля, которыми зачитываются и поныне? Отнюдь не в хитроумии и проницательности Холмса, а в его честности, бескорыстии, стремлении к справедливости. Холмс воплощает для читателей активное добро, которое успешно борется со злом. Нет, он далеко не машина для разгадки ребусов. И именно этим он нас привлекает, хотя его идеалы и мировоззрение не совпадают с нашими, а его работа по расследованию преступлений вызывает у криминалистов улыбку. Впрочем, в последнем Холмс не виноват: нельзя сравнивать век нынешний и век минувший…

– А если все же сравнить? – предложили мы.

Фролов улыбнулся.

– Проанализировать работу Холмса с позиций современного юриста?

– Да.

– Боюсь, что тогда от криминалиста Холмса мало что останется.

– Ну, ни Конан-Дойль, ни его герой от этого не пострадают.

– Безусловно, – согласился Фролов и, достав из пластмассового стаканчика очередной карандаш, принялся над пепельницей оттачивать его грифель. – Итак, Холмс-криминалист? – Он откинулся на спинку стула, положил карандаш и снова улыбнулся. Видимо, мысль о профессиональном разборе деятельности «литературного сыщика» его забавляла. – Ну что ж… Я сейчас, кстати, веду семинарские занятия по криминалистике и иногда использую некоторые рассказы Конан-Дойля в качестве пособия для казусов. Как образец.

– Образец?

– Да. Образец типичных ошибок начинающего следователя. Дело в том, что в глазах современного криминалиста Холмс – да простят мне это его многочисленные почитатели – малоквалифицированный и крайне легкомысленный человек, который всегда торопится с выводами, не утруждая себя поисками доказательств. Обычно такая чрезмерная и необоснованная торопливость свойственна некоторым молодым юристам. Но порой Холмс теряет всякое чувство меры. Ни один выпускник юридического факультета не позволит себе, например, того, что позволил Холмс в рассказе «Голубой карбункул». Помните его рассуждения, когда к нему попала шляпа неизвестного? – Фролов достал томик Конан-Дойля, из которого высовывали свои белые язычки бумажные закладки. Прочёл:

– «Совершенно очевидно, например, что владелец её – человек большого ума и что три года назад у него были изрядные деньги, а теперь настали чёрные дни. Он всегда был предусмотрителен и заботился о завтрашнем дне, но мало-помалу опустился, благосостояние его упало, и мы вправе предположить, что он пристрастился к какому-нибудь пороку, – быть может, к пьянству. По-видимому, из-за этого и жена его разлюбила…

– Дорогой Холмс…

– Но в какой-то степени он ещё сохранил своё достоинство, – продолжал Холмс, не обращая внимания на моё восклицание. – Он ведёт сидячий образ жизни, редко выходит из дому, совершенно не занимается спортом. Этот человек средних лет, у него седые волосы, он мажет их помадой и недавно постригся. Вдобавок я почти уверен, что в доме у него нет газового освещения». – Фролов захлопнул книгу. – Если бы знаменитый сыщик, – сказал он, – работая сегодня следователем в районной прокуратуре, доложил прокурору подобные далеко идущие выводы на основании осмотра шляпы, он был бы немедленно уволен без выходного пособия и права занимать в дальнейшем соответствующие должности. И поделом: легкомыслие в нашей работе нетерпимо. Во-первых, все его выводы могли быть перечёркнуты непредусмотренным маленьким обстоятельством: потерявший шляпу не был её собственником, шляпа, например, краденая. Но допустим, Холмсу здесь повезло: владелец шляпы и её собственник – одно лицо. Можно ли по размеру шляпы – а Холмс именно так и делает – определять ум? Увы, величина черепной коробки ни о чем не свидетельствует. Нам известны большеголовые идиоты и гении, мозг которых меньше мозга среднего человека. Пойдём дальше. Владелец шляпы был некогда богат, а потом обеднел. Почему? Потому, что три года назад такие шляпы были модны и дорого стоили, а с тех пор мистер Икс новой шляпы не покупал и продолжал носить старую. Ещё менее убедительно. Указанному обстоятельству легко найти сотни других объяснений:

а) неизвестный-распустёха, три года назад влюбился и начал интересоваться своей внешностью, а затем снова стал пренебрегать одеждой; б) богач-оригинал, который слишком привык к этой шляпе, для того чтобы с ней расстаться; в) скромный человек малого достатка, которому шляпу три года назад подарили; г) бродяга, нашедший шляпу на свалке; д) неизвестный, подобно гоголевскому чиновнику из рассказа «Шинель», долго копил деньги на модную и дорогую шляпу. И так далее и тому подобное.

А предусмотрительность, о которой, по мнению Холмса, свидетельствовала петелька от шляпной резинки?

Ведь вполне возможно, что предусмотрительностью как раз отличался не сам неизвестный, а его жена, дочь, прислуга.

А ведь Холмс совершенно



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация