А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Принцесса и Золушка
Джуд Деверо


Трилогия Эдентонов #2
Они очень похожи друг на друга, но внешнее сходство – единственное, что их объединяет.

Что могло заставить поменяться местами «принцессу» Ариэль и «Золушку» Сару?

Скромная секретарша Сара мечтает хоть на время окунуться в блеск и роскошь жизни богатой наследницы...

Ни в чем не знающая отказа Ариэль, тайно влюбленная в обаятельного босса кузины, считает, что лучший способ покорить сердце мужчины – как можно чаще попадаться ему на глаза...

Однако этот невинный маскарад принимает весьма неожиданный оборот и обе девушки попадают в водоворот опасных приключений...





Джуд Деверо

Принцесса и Золушка





Глава 1


– Я никогда не выйду замуж за Дэвида Тредуэлла!

Ариэль Уэдерли взглянула в зеркало и постаралась придать голосу больше твердости. Пока это лишь репетиция, но к разговору с матерью стоило подготовиться с особой тщательностью.

– Мне двадцать четыре года, и я сама в состоянии выбрать себе мужа.

Нет, не то. Тут нужно по-другому. М-да, попробуем вот так.

– Есть человек, за которого я хочу выйти замуж. И я это сделаю, ибо такова моя воля.

Пожалуй, так намного лучше.

В дверь негромко постучали. Повинуясь минутному капризу, девушка растрепала уложенные в аккуратную прическу волосы и быстро взглянула в зеркало. И очень даже неплохо, между прочим. Свежо и непосредственно.

– Войдите, – сказала Ариэль, и горничная, открыв дверь, возникла на пороге.

– Ваша матушка желает вас видеть. Она ждет в малой гостиной.

– Сейчас иду. Спасибо. – Ариэль тихонько вздохнула.

Горничная с опаской оглянулась, дабы убедиться, что миссис Уэдерли нет поблизости, и, на всякий случай понизив голос, сказала:

– Мне нравится ваша новая прическа, мисс.

После чего быстро закрыла дверь.



Ариэль покачала головой, схватила щетку и пригладила волосы. Потом улыбнулась своему безупречному отражению. Пока рано говорить с уверенностью, но все же... все же есть шанс, что ей удастся избежать брака с Дэвидом и выйти замуж за человека, которого она любит. И при этом не лишиться наследства. Улыбаясь своим мыслям, преисполненная надежд, она покинула комнату и поспешила в гостиную. Только бы Сара согласилась. Она должна, просто обязана согласиться, потому что от этого зависит успех всех планов Ариэль. От Сары зависит ее счастье. И если двоюродная сестра откажется... Она тряхнула головой. Не нужно заранее думать о неудаче. Напротив, необходимо поддерживать свой боевой дух, пестовать уверенность, что все будет так, как задумано. Ибо Ариэль продумала интригу тщательно и поклялась себе, что использует все средства для того, чтобы достичь успеха. Вот именно так и надо действовать – старый добрый прагматизм: «цель оправдывает средства».




Глава 2


Сара прочла письмо Ариэль. Зажмурилась, глубоко вдохнула, выдохнула, прочла еще раз и все равно не могла поверить своим глазам. Как обычно письмо кузины было написано перьевой ручкой на плотной бумаге, которая наверняка стоит кучу денег. Но к подобной экстравагантности сестры Сара за последнее время как-то попривыкла. Однако содержание письма полностью лишило ее спокойствия. Сестра предлагает поменяться местами: она хочет стать Сарой, а Сара должна на время занять ее место.

«Неужели она действительно хочет стать мной? – Сара уронила письмо на колени. – А я... я смогу ничего не делать». Ровным счетом ничего – трудно даже представить себе такой праздный день, когда можно никуда не спешить и совсем не работать. Провести сколько угодно долгих ленивых часов с книгой у камина, мечтая о приключениях и путешествиях. Наверное, это было бы чудесно. Нет, «чудесно» – не то слово, было бы настоящим счастьем делать то, что хочется самой Саре, а не то, что приказывает ее босс – этот типичный эгоманьяк. Чертовски заманчивая мысль: хоть на время занять место богатой сестры. Сара поерзала, устраиваясь поудобнее. За те годы, что они общались, она научилась любить и ценить Ариэль, но все же порой отчаянно завидовала кузине, чье материальное положение столь разительно отличалось от ее собственного.

Сара обвела внимательным взглядом свою крошечную квартирку в весьма среднем районе Нью-Йорка. «Вот я, Сара Джонсон, молодая, незамужняя и весьма симпатичная, сижу здесь, задрав ноги на стол, и у меня нет сил ни на что. Целый день я бегала, выполняя распоряжения своего деспота начальника». Она бросила взгляд в окно и вздохнула. Лучше всего из окна видно кирпичную стену дома напротив. Честно сказать, она могла позволить себе квартиру получше – босс платит ей весьма неплохие деньги, но Сара решила, что лучше будет откладывать. Она слишком долго вела полунищенское существование, с трудом сводя концы с концами, и теперь мечтала иметь хоть небольшой, но счет в банке. И вообще – недавно она опять сообщила боссу, что собирается уволиться. Пока он пропускал все подобные эскапады мимо ушей, но что, если однажды ей действительно придется уйти?.. Сколько времени пройдет, пока она найдет новую работу? Надолго ли хватит ее накоплений? Сара вздохнула. Да, счет в банке мал, но ведь она решила жить так, словно сегодня последний день жизни, а потому нельзя отказывать себе в сиюминутных радостях. Да и копи не копи – такого дома, как у Ариэль, ей не видать никогда, это очевидно. Любая нормальная девушка, самостоятельно зарабатывающая на жизнь, позавидовала бы огромному фамильному особняку, полному слуг. А еще два раза в год Ариэль и ее матушка отправляются в Нью-Йорк за покупками – обновить гардероб. «Интересно, каково носить платье, сшитое исключительно для тебя кем-то из известных дизайнеров? Как бы я себя чувствовала в таком платье?»

Она опять пробежала глазами письмо. «Это ненадолго, – писала Ариэль, – временно».

Сара с улыбкой покачала головой – бедняжка Ариэль, испорченная богатой и праздной жизнью, она и представить себе не может, каково это – выполнять все распоряжения такого босса, как Эр-Джей Бромптон.

«Нет – нет, – сказала себе Сара, – я девушка здравомыслящая и понимаю, что подобная идея совершенно безумна и годится только для досужих мечтаний, но...» Письмо помогло Саре понять то, что она давно скрывала от самой себя: ей ужасно хочется увидеть Арундел – небольшое местечко в Северной Каролине. И не так, как видят его туристы. О нет, Сара жаждала познать жизнь города изнутри. Ей просто необходимо понять, что это за место. Отец называл его средоточием зла, а Ариэль расписывала прелести и красоты городка, приветливость и доброту живущих в нем людей.

Сара ни разу в жизни не встречала никого из родственников – а большая их часть проживает именно в Арунделе. Она прекрасно понимала, что если явится в город как Сара Джейн Джонсон, то вряд ли встретит теплый прием; что делать – старые обиды живут долго. Но что, если сыграть роль Ариэль и доказать, что кровь отца не затмила в Саре того, что она унаследовала от мамы? Что, если семейства Арундела примут ее как свою, а уж потом она раскроет карты? Останется ли она частью семьи или ее возненавидят и сделают изгоем навечно?

Сара поежилась. С одной стороны, было бы здорово познакомиться наконец с родней... но в то же время она чувствовала беспричинный детский страх. Город и его обитатели пугали ее. Должно быть, это результат разговоров с отцом. Впрочем, сложно назвать разговором бесконечный монолог, главной темой которого было одно и то же: «Вот что они с нами сделали». Семнадцать лет Сара слушала бесконечные вариации на ту же тему. Она знала, что мать ее родом из Арундела и была «частью клана». Отец ни разу не забыл повторить, что в этом паршивом городишке живут самые большие снобы во всей Америке. «Снобизм и зародился-то, наверное, именно в Арунделе, а уж потом объял всю землю».

– Как лучи солнца? – спрашивала маленькая Сара. Тогда она еще слушала папу и думала, что он разговаривает с ней, а не с самим собой.

– Нет, как заразная болезнь, – сердито ответил тогда отец.

Он рассказывал девочке, что ее мать была голубых кровей и принадлежала к потомственной аристократии, к избранным. Но она влюбилась в простого пария – и клан изгнал ее. Отец говорил, что его семья всегда была бедна – как поденщики в старину. История звучала романтично, и маленькой Саре до слез было обидно, что сказка кончилась так плохо.

– Семья твоей матери считает простых людей грязью, отбросами, хоть я честно зарабатывал себе на жизнь. Но она ненавидела таких, как я.

Мать Сары сбежала с возлюбленным, и ее отец вычеркнул дочь из завещания – лишил наследства. Она погибла в автомобильной аварии, когда Саре было три, а отец допился до смерти в тот год, когда дочери исполнилось семнадцать.

Девушка вновь перечитала письмо. Они с Ариэль встретились несколько лет назад – Сара тогда готовилась сдавать свою первую экзаменационную сессию в университете. Она занималась как одержимая всю ночь. Утром подумала, не принять ли душ, но махнула рукой и продолжала корпеть над учебниками. В тесной комнатке студенты сидели и лежали, обложившись книжками и тетрадками. Кто бубнил, кто молча шевелил губами. Сара почесала голову и вспомнила, что мыла волосы несколько дней назад. Ладно, потом. На ней были старая, вытянутая футболка и видавшие виды спортивные штаны. На босых ногах разбитые кроссовки. С этой удобной обувью была связана одна из тайн жизни: почему кроссовки так быстро изнашиваются, если она никогда не занималась ни бегом, ни каким-либо другим спортом. В свободные минуты студенты могли позволить себе рассуждать на подобные отвлеченные темы и даже состряпать какую-нибудь забавную теорию, смешав физику, химию и философию до получения полной глупости, но сейчас всем было некогда, некогда. Даже до столовой дойти было некогда. Как и большинство студентов, Сара жила на пицце и кока-коле.

В тот день Сара почувствовала присутствие Ариэль, прежде чем заметила ее. По комнате пронесся вздох – словно девочки вдруг увидели привидение. Все лица повернулись к двери, все взгляды устремились на девушку, возникшую на пороге. В комнате повисла неправдоподобная тишина. Девушка действительно оказалась очень хороша, а платье на ней было прелестное, хоть и совсем простое. Но на этот счет Сара не обманывалась. Она сразу поняла, что эта единственная тряпочка стоит больше, чем вся одежда в ее собственном гардеробе. Сара таращилась на незнакомку, как и все остальные. Изумление ее стало еще больше, когда девушка направилась прямиком к ней и спросила:

– Можно с тобой поговорить?

– Ну да, – пробормотала Сара, вдруг почувствовав себя неуклюжей замарашкой, удостоенной внимания царственной особы.

Пока Сара следовала за прекрасной незнакомкой к выходу из здания, она мучительно пыталась сообразить, кому и зачем понадобилась ее скромная особа. Может, этой леди надо постричь газон? За время своего отрочества Сара постригла огромное количество газонов – наверное, сотни квадратных миль. Еще она подрезала мили живых изгородей. И никогда не отказывалась присмотреть за детьми.

Молодая леди с непринужденным изяществом опустилась на каменную скамью и некоторое время молча разглядывала Сару. Потом без всяких предисловий заявила, что они двоюродные сестры.

– Мне говорили, что мы очень похожи, и теперь я вижу, что это правда, – добавила она.

Сара саркастически улыбнулась. «Да я в жизни так шикарно не выглядела, – подумала она. – И вряд ли когда-нибудь буду».

– Полагаю, что не слишком хорошо являться вот так неожиданно – без предварительного звонка, – говорила Ариэль. – Но к сожалению, у меня нет твоего телефонного номера. Надеюсь, ты не против моего неожиданного визита. Видишь ли, мне обязательно нужно было тебя увидеть.

– Да все в порядке, – пробормотала Сара. Она во все глаза смотрела на сидящую перед ней мисс Совершенство и думала: «Неужели мы родня? И я одной крови с этим неземным существом?» Никогда прежде не доводилось Саре видеть столь полного воплощения понятия «идеальный». У ее кузины была идеальная прическа, одежда, кожа, произношение... и все остальное.

– Скажи, мы могли бы переписываться?

– Писать друг другу письма? – переспросила Сара. – Конечно, почему бы и нет?

Эта мысль показалась ей абсурдной. О чем она будет писать человеку, чья жизнь столь радикально отличается от ее собственной? Совершенно очевидно, что Ариэль прекрасно воспитана, образованна и невероятно богата. Сара вдруг ясно вспомнила своего отца – как он храпел пьяный, развалившись на продавленном диванчике.

Некоторое время они просидели рядом в молчании, погруженные каждая в свои мысли.

– Мне всегда хотелось учиться в университете, – тихо сказала Ариэль, бросив взгляд на наручные часики – изящную модель известной швейцарской фирмы, сплошь золото и бриллианты.

Сара внимательно посмотрела на кузину. Что-то было в ее словах... скорее, в интонации, некая неожиданная глубина и искренность. Может ведь такое быть, сказала себе Сара, что под этой идеальной оболочкой и манерами аристократки начала двадцатых годов прошлого века скрывается личность. Или не может?

– В университете масса сложностей... всяких, – заметила она.

– У меня есть тридцать минут, – улыбнувшись, сказала Ариэль. – Потом я вынуждена буду уйти. Расскажи мне о себе. Пожалуйста.

– А ты расскажешь мне о своих... то есть наших родственниках?

– С превеликим удовольствием! – отозвалась Ариэль, и дальше разговор потек удивительно непринужденно.

Сара слушала, говорила и одновременно разглядывала свою кузину. Наверное, только фанатичный ученый так тщательно исследует какого-нибудь редкого представителя фауны. Сара никак не могла определить – знает ли Ариэль, как похожа она на принцессу. Сестра двигалась и держалась как особа королевской крови. А как она сидела на каменной скамье – абсолютно прямая спина и ноги, скрещенные в лодыжках! Сара видела таких женщин в старых фильмах, годов пятидесятых двадцатого века. Сама Сара сидела, поджав ноги, и часто поднимала руки к волосам, поправляя падавшую на глаза челку. Но кузина все это время ни разу



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация