А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


при виде Себастьяна, и это была вовсе не аритмия.

– Я хотела почитать немного. – Она подняла с колен книгу и показала ему.

– Ты решила почитать здесь, хотя могла пойти на свой любимый пляж? – удивился Себастьян.

– Тут тихо.

– Нет, ты просто спряталась.

Рейчел виновато покраснела.

– Мне хотелось побыть одной. Ты сказал, что тебе нужно поработать.

– Ты забилась в этот угол, когда я уже кончал работать.

Рейчел стало обидно, что ее планы так быстро раскрыли. Она нахмурилась, собираясь защищаться.

– Ты не обязан все время быть со мной. Поверь, это не обязательно.

– Не сомневаюсь, ты хочешь, чтобы я вообще оставил тебя в покое. Сейчас с твоим здоровьем все в порядке, и ты предпочитаешь не замечать меня.

Как будто это возможно.

– Я...

– Ты наверняка будешь рада услышать, что мне нужно отъехать в Афины по делам, – перебил он ее на полуслове.

– Когда ты уезжаешь?

– Через час. Я бы с радостью пригласил тебя поехать вместе со мной, но понимаю, что это бесполезно. Все твои чувства умирают, если что-то касается меня.

Господи, он просто погряз в пессимизме.

– Это не так.

– Разве? Ты не принимаешь мои подарки и избегаешь меня.

– Если я уединилась один раз, это не значит, что я постоянно избегаю тебя. – Рейчел не принимала его подарки только потому, что хотела доказать ему чистоту своих намерений.

Ее купить нельзя.

– Извини, что отрываю тебя от чтения. – Себастьян указал на ее книгу. – У тебя есть дела поважнее, чем препираться со мной.

Рейчел искренне удивилась, почему Себастьян так расстроился. Ей показалось даже, что его лицо исказилось от страдания.

Она хотела сказать что-то, но Себастьян жестом остановил ее:

– Наверное, мое отсутствие поможет мне больше, чем присутствие. – Он повернулся, чтобы уйти.

Рейчел не смогла удержаться и дотронулась до его руки.

– Себастьян.

Он отдернул руку.

– Не утруждай себя. Я оставляю Нардо. Он проследит, чтобы ты ни в чем не нуждалась.

Прошла неделя, Себастьян так и не вернулся.

Он звонил каждый день, но их беседы всегда были натянутыми. Себастьян спрашивал ее о здоровье, а она его – о делах. Эти темы не требовали многих слов – Рейчел чувствует себя прекрасно, и его дела потихоньку двигаются.

Работники Себастьяна очень компетентны, но переговоры требуют его присутствия. В этом по крайней мере пыталась убедить себя Рейчел. Но в ночной тишине она мучила себя сомнениями – ей казалось, что Себастьян использует работу как предлог, чтобы не приезжать к ней.

Он всегда пользовался успехом у женщин и не привык к холодному отношению с их стороны.

Рейчел была очень зла на него, когда вернулась в Грецию, поэтому не замечала всего того, что он делал ради нее. Теперь она чувствовала себя в долгу перед ним.

Себастьян прав. Она не принимала его подарки, его ухаживания, потому что не доверяла ему. Он причинил ей боль, и Рейчел не могла поверить, что ему нужна она сама, а не их ребенок. Но неужели из-за этого она должна держать его на расстоянии?

Разве выйти замуж ради благополучия малыша – это так страшно? А как она будет жить без мужчины, которого любит всем сердцем, всей душой?

Разве сможет она чувствовать себя спокойно, когда он женится на одной из тех утонченных женщин, с которыми встречался раньше? При этой мысли холодок пробежал по ее спине.

Несмотря на то, что Рейчел полностью выбросила Себастьяна из своей жизни, она не могла не читать европейские газеты в течение трех месяцев, которые провела в Калифорнии. Он ни разу не был замечен с новой женщиной. Казалось, что Себастьян Курос перестал интересоваться светской жизнью. И только это приносило ей успокоение.

Она убеждала себя, что он одинок так же, как она.

Но Рейчел не могла поверить в это. Себастьян осторожный человек и вполне может не афишировать свои личные отношения с той или иной женщиной. Вероятно, и сейчас он встречается с какой-нибудь красоткой, которая успокаивает его эго, задетое отказом Рейчел. Ей страстно хотелось, чтобы все было по-другому, но она ничего не могла сделать.

Еще с детства Рейчел привыкла никому не доверять, особенно мужчинам. Но она встретила Себастьяна, и он был добр к ней. Она подсознательно потянулась к нему, хотя и не понимала этого. Себастьян же разрушил иллюзии Рейчел, отказался от ее любви и обвинил в том, что она такая же, как ее мать, Андреа Лонг Дамакис.

По-прежнему любя его, Рейчел не знала, какое решение ей принять. Она боялась, что Себастьян снова причинит ей боль.

Рейчел повернулась на спину и уставилась в потолок. Темные колеблющиеся тени от раскидистых ветвей деревьев только еще сильнее угнетали ее.

Почему так трудно любить? Андреа, которая никогда ни к кому не питала нежных чувств, была обожаема многими. А Рейчел любил только отец, с которым ее так безжалостно разлучили.

Неожиданный звонок прервал ее угрюмые мысли.

Рейчел посмотрела на часы. Полночь. Кто может так поздно звонить? Может, что-то случилось с Себастьяном?

Рейчел потянулась к телефону и нажала на кнопку, – Алло?

Одновременно с ней кто-то сказал то же самое по-гречески.

Себастьян произнес что-то на своем языке, и трубку положили.

– Себастьян?

– Это я.

– С тобой все в порядке?

В трубке послышался горький смешок.

– Только не говори, что ты беспокоишься обо мне. Я для тебя пустое место.

– Ты – отец моего ребенка. Это что-нибудь да значит.

– Донор спермы, ты хочешь сказать.

– Как глупо.

– Вовсе не глупо, если ты не соглашаешься выйти за меня замуж.

Рейчел откинулась на изголовье кровати.

– Женитьба не решит наших проблем.

– Она решит мои проблемы. Ты снова будешь в моей постели. Я не могу больше проводить ночи в бреду и перебарывать желание, которое не в силах утолить.

– Ты даже ни разу не поцеловал меня с тех пор, как мы вернулись в Грецию... Разве ухаживание не подразумевает физический контакт? Разве не так мужчина пытается убедить женщину выйти за него замуж, когда она не хочет этого?

Рейчел поняла, что произнесла это вслух, потому что услышала греческие ругательства.

– Ты считаешь, я не хочу тебя? – Потом Себастьян снова перешел на греческий, и Рейчел, естественно, ничего не поняла. Наконец он тихо произнес:

– Разве я не показал тебе в Калифорнии, как сильно хочу тебя? Я подверг тебя опасности, потому что не мог не прикасаться к тебе и не целовать тебя.

– Теперь со мной все в порядке.

– Я не хочу снова оскорбить тебя до свадьбы.

– Один поцелуй навряд ли оскорбит меня, – саркастически заметила она.

Себастьян должен доказать, что она нужна ему как женщина!

– После поцелуя мы занялись бы любовью, продолжал он, – и это обесчестило бы тебя. Я ведь просто изнемогаю от желания, неужели ты не видишь?

– То есть ты хочешь меня физически, но не возьмешь до свадьбы?

– Взять тебя, моя маленькая? Ты очень просто смотришь на эти вещи.

– Ты знаешь, что я имею в виду.

– Надеюсь, что знаю и что ты права. Когда наши тела соединятся в следующий раз, ты будешь полностью моей.

– Извини, но ведь в первый раз, когда я не была твоей женой и ты ничего не обещал мне, я согласилась повести ночь с тобой.

– Еще тогда я решил жениться на тебе.

Нет! Он наверняка шутит.

– На следующее утро ты мне сказал совсем другое.

– Я просто обезумел тогда и делал не правильные выводы. Я сказал то, что не должен был говорить. Но клянусь, я решил жениться, едва мое тело соединилось с твоим.

Ее сердце встрепенулось, в нем зародилась надежда.

– Ты еще долго пробудешь в Афинах? – спросила Рейчел. Она была тронута его словами, хотя и не могла позволить себе откликнуться на них.

Себастьян вздохнул.

– Я не знаю.

У Рейчел упало сердце.

– Ох.

– В твоем голосе слышится разочарование.

– Да. Но это не зна...

Себастьян не дал ей закончить фразу:

– Ты можешь приехать ко мне.

Это приглашение шокировало Рейчел настолько, что она задохнулась, подбирая нужные слова.

– Конечно, ты не захочешь, – буркнул Себастьян, не давая ей возразить.

– Ты ошибаешься, – поторопилась сказать Рейчел, пока он опять не начал самобичевание.

– Неужели ты приедешь? – спросил он.

Рейчел глубоко вздохнула и сказала:

– Да.

– Вертолет прилетит утром.

– Я буду ждать.

Вертолет прилетел на рассвете, но Рейчел уже была готова. Она слишком нервничала, и поэтому дорога показалась ей короткой. Пилот приземлился на крышу здания «Курос индастриз».

Ожидавший ее Себастьян помог ей выйти из вертолета. Он отвел Рейчел подальше от все еще вращающихся лопастей, нежно прижав ее к себе.

Наконец он остановился и припал губами к ее губам, таким теплым, таким соблазнительным.

Впервые за последние месяцы Рейчел почувствовала себя так хорошо, что ей не хотелось отрываться от него. И все-таки она подняла голову и всмотрелась в его уставшие глаза.

И увидела в них несказанную нежность.

– Ты приехала.

– Я же тебе пообещала, – сказала Рейчел, ловя воздух губами, которые еще не остыли от его поцелуев.

– Молодец. Люблю обязательных людей.

– Твой вертолет прилетел за мной очень рано.

– Я надеялся, что ты будешь готова.

– Ты правильно надеялся.

Беседа была совершенно пустая, но самое главное говорили за них глаза и сияющие лица. Они открылись друг перед другом, и оба испытывали всепоглощающее желание быть вместе.

– Ты выйдешь за меня? – спросил Себастьян, подводя ее к лифту.

Рейчел сглотнула.

– Тебе необходимо выяснить это прямо сейчас?

Он упрямо тряхнул головой.

– Знаю, я должен быть романтичным, дарить тебе цветы, стоять на коленях и все такое, но я не чувствую в себе сил для этого. Я хочу, чтобы ты немедленно сказала мне, что ты моя.

Рейчел понимала, что он прав, и не стала оттягивать момент признания.

– Я твоя, – с трогательной улыбкой произнесла она.

Себастьян тут же поцеловал ее. Этот поцелуй наполнил Рейчел таким счастьем, что она даже не сообразила, что лифт плавно опустился на первый этаж. Они оторвались друг от друга, когда дверь, слегка щелкнув, открылась. Взглянув на Себастьяна, Рейчел поняла по выражению его лица, что он не привык, чтобы служащие заставали его целующимся в лифте.

Пожилая вахтерша за столом громко ахнула и уставилась на президента компании так, будто он внезапно вырос на две головы.

Себастьян плотно сжал челюсти, кивнул вахтерше и потащил Рейчел к выходу из здания к ожидающему лимузину.

Когда они оказались в салоне, он не позволил Рейчел сесть отдельно, а усадил ее к себе на колени.

– Когда ты выйдешь за меня?

– Как только ты назначишь дату.

– Может, нам устроить грандиозную свадьбу и пригласить множество гостей?

Рейчел улыбнулась, ей было приятно, что он интересуется ее мнением.

– Нет, меня устроит скромная церемония.

– Ты хочешь пожениться на острове?

– Это не важно.

Рейчел никогда не признавала показной мишуры и не мечтала о пышной свадьбе, хотя надеялась выйти замуж за принца.

И вот ее мечты сбываются.

Когда-то Себастьян повел себя как мерзавец, но он ведь извинился и даже начал ухаживать за ней, потому что она так пожелала. Его уступчивость позволила ей надеяться на безоблачное будущее.

Но уступчивость Себастьяна дала сбой, когда Рейчел сказала ему, что хочет, чтобы Филиппа присутствовала на их свадьбе. Он ответил, что она сейчас путешествует и вернется в Грецию только через неделю.

– Поверь, я не могу ждать еще целую неделю, потому что очень хочу тебя, – пояснил он.

Рейчел почувствовала жар.

– Тебе не нужно ждать.

– Нет, нужно. – Его решительный вид явно давал понять, что он не намерен спорить. – До свадьбы я не стану заниматься с тобой любовью.

Она бросила на него страстный взор, но поняла, что никакие уговоры не помогут. Они поженятся сейчас и будут спать вместе или поженятся позже, и тогда Себастьян уйдет жить в соседнюю квартиру, так как не доверяет себе.

Они оказались в безвыходном положении.

Прошедшая неделя была самой несчастной в жизни Рейчел. Ей ужасно не хватало Себастьяна.

Она не хотела жить еще неделю без него, но не смела признаться в своей слабости.

Себастьян принял решение сам. С виноватым видом он сказал, что не женится на ней сейчас, поскольку для Рейчел очень важно присутствие Филиппы. Потом он признался, что не должен был давить на нее, и пообещал контролировать себя ради ее счастья.

Рейчел оценила его такт: он не напомнил ей, что если бы она согласилась на свадьбу в первый раз, то его мать обязательно была бы на ней.

Она настояла на том платье, которое Себастьян купил ей, потому что он собирался выбросить его и уже готов был вести Рейчел в магазин, чтобы она сама смогла выбрать для себя свадебный наряд. Ей очень понравилось платье. Просто тогда она возмутилась, что он даже не спросил ее.

После ухода Себастьяна Рейчел поняла, что не сможет заснуть. Согрев себе молока, она уселась с кружкой на ту самую софу, на которой они любили друг друга в первый раз, и принялась размышлять.

Себастьян сказал, что думает о ее счастье. Если бы она позволила себе поверить, что он действительно заботится о ней, то сошла бы с ума от радости.

Конечно, все дело в сексе. Себастьян хочет ее, и от этого факта не скрыться. Но можно ли объяснить его действия простым желанием? Разве станет мужчина так настаивать на свадьбе из-за разыгравшихся гормонов?

Ведь Рейчел почти в открытую предлагала ему себя.

Неделя тянулась очень медленно. Себастьян развлекал Рейчел и изо всех сил пытался сдерживать свои эмоции.

Когда они наконец предстали перед алтарем в православной церкви, Рейчел вся тряслась от напряжения. Хотя они уже занимались любовью, она видела во взгляде Себастьяна пожирающее его желание.

Рейчел тоже хотела его, но не только физически ее душа стремилась к нему, и поэтому она так сильно волновалась.

Словно почувствовав, в каком она состоянии, Себастьян взял будущую жену за руку и с нежностью посмотрел на нее. Рейчел сразу же успокоилась. Может, он и



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация