А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Адаптатор
Влад Ключевский


Рассказы


Влад Ключевский

Адаптатор


По улицам профессора водили

Как видно на показ,

Дык, ить профессора

В диковинку у нас

    (Из мудрых мыслей Влада Ключевского о будущем советской науки)




* * *


По улицам профессора водили Как видно на показ Дык, ить профессора В диковинку у нас (Из мудрых мыслей Влада Ключевского о будущем советской науки)

Кот сидел на скамеечке на самом краю обрыва и с тоской глядел на реку. По реке деловито сновали взад и вперед баржи, легко скользили корабли на подводных крыльях, и, не видимые Коту, где-то невдалеке отчаянно громко ревели пассажирские теплоходы.

– Хаос. Никакого тебе порядка. Глядя на все это, трудно догадаться, что у людей есть разум. – невесело подумал Кот и вздохнул.

– Отдыхаете? – сзади незаметно подкралась Шпиц, начальница отдела кадров. – А скоро уже рабочий день начинается…

– Отдыхаю, – буркнул в ответ Кот и отвернулся. Он давно уже терпеть не мог эту длинную, худую женщину, которая вечно совала свой нос не в свои дела. Шпиц нарочито громко вздохнула и поплелась в Институт. Кот еще немного посидел на скамеечке и тоже неохотно пошел к себе в лабораторию.

Коту вконец испортил настроение мужик угрюмого вида, который стоял у входа в Институт и бормотал нечто непонятное:

– Злодеи… Убивцы… Мы требуем прекратить разработку этого поганого оружия… Мы будем бороться.

– Надо ж тебе, – в сердцах подумал Кот, – Кругом обложили. Мало нам зеленых, голубых, а теперь еще эти, угрюмые. – он проскочил мимо мужика, на ходу поздоровавшись со старушкой-вахтершей.

Кот уже несколько лет возглавлял лабораторию, в которой было всего пять человек. Каждый из сотрудников работал самостоятельно и все отличие начальника от подчиненных состояло лишь в том, что у него был отдельный кабинет.

У самой двери кабинета Кота уже ждал Саймон. Он нервно вышагивал рядом с огромным холодильником, стоявшем в коридоре, и непрерывно потирал руки.

– Ну как? – издали спросил Кот.

– Что, как? – отозвался Саймон и удивленно посмотрел на Кота.

– Все, как? – продолжал настаивать Кот.

– Да, так как-то все…– ответил Саймон и пожал плечами. Кот в ответ хмыкнул и прошел в кабинет. Следом за ним в кабинет вбежал Саймон и, плотно закрыв за собой дверь, громко зашептал, – Кот, тут ночью в Институте свет выключали. Наша аварийка не сработала и холодильник разморозился. Ты представляешь к чему это привело?

У Кота все внутри похолодело. Дважды ему повторять не требовалось и Саймон знал это. После тяжелого минутного молчания Кот с трудом выдавил из себя:

– Пропал? – Саймон в ответ только кивнул головой. – А ты хорошо искал его в холодильнике? Может.. Ты газеты хорошо перерыл? Мы же вчера его в газету завернули и положили рядом с рыбой…– Саймон в ответ снова покачал головой и скривил губы:

– Рыба на месте. Я рыбу хорошо отличаю от адаптатора. Даже если он завернут в газету.

Кот вдруг почувствовал, как кровь отхлынула от лица и стало трудно дышать. Он сел на стул, наклонил голову, как его учили в зубоврачебном кабинете, и постарался придти в себя.

– Саймон, пока никому не говори. Сами найдем его. – Саймон удивленно глянул на своего начальника:

– Ясное дело. А как?

– Как? – переспросил Кот, – Надо думать – как!

В комнату вбежала радостная Люси и, не обращая никакого внимания на Саймона, подбежала к Коту и взяла его за руку:

– Кот, ты прости меня, что я там, внизу, я резко тебе ответила… Ты – прелесть. Твои цветы меня просто свели с ума. Спасибо тебе за них, спасибо тебе за то, что ты вспомнил о моем дне рождения…Прости. – Люси повернулась и выбежала из комнаты. Кот как открыл рот, так и проводил Люси с открытым ртом.

– Какие цветы? – подумал Кот, – Какой день рождения? – Кот всегда и свой-то день рождения вспоминал с трудом, а не то, что чей-то другой. – Похоже, началось.

В дверь постучали.

– Да! – крикнул Кот, а сам подумал,Кто-то чужой. Свои никогда в дверь не стучат. Эх, не вовремя!

В комнату осторожно вошел невысокий толстенький мужичок с огромным рыжим портфелем.

– Здравствуйте. Я ученый Болезный. Это не кличка, это у меня фамилия такая. Мне там, на вахте, сказали, что я могу поговорить с заведующим лабораторией Котом о динамических потенциальных ямах. Вахтерша, милая женщина, сказала, что он очень большой специалист в этой проблеме.

– Надо ж тебе, уже вахтеры рекомендуют меня всем непризнанным гениям, – подумал Кот и покачал головой. – Вы знаете, мы сейчас очень заняты, – Кот глянул на Саймона, который в ответ скривил губы и утвердительно закивал головой, – Вы не могли бы зайти к нам на следующей неделе?

– Да, вы не беспокойтесь, я быстро,толстяк уже разложил на столе свои папки, листочки, какие-то диаграммы и выжидательно смотрел на Кота. Саймон даже крякнул от досады.

– Точно, началось. – подумал Кот и вслух пробормотал что-то вроде,-Ладно, посмотрим. – медленно подошел к столу и, ткнув пальцем в ближайший график, спросил, – Надеюсь, это не решение великой теоремы Ферма?!

– Что вы, нет, нет и нет! – радостно отозвался толстяк, – Теорему Ферма, – милейший, между прочим, был человек, – как вы изволили выразиться, я доказал еще в прошлом году. А потом, как только вылечился, так сразу, видите ли, к вам. С динамической потенциальной ямой.

– Ясное дело, к нам. Но только стоило ли так беспокоиться? – тихонько пробурчал Саймон. – Может, стоило еще подлечиться?

– Стоило, милейший, еще как стоило, видите ли, – тут же отозвался посетитель, – В науке всегда нужно своего добиваться. Вот несколько лет назад, видите ли, я изобрел новый лесопогрузчик, а директор комбайнового завода не захотел добровольно его сделать. Так я написал письмо в ЦК КПСС, – тут посетитель с видимым удовольствием извлек из толстой папки лист бумаги, на котором сверху была широкая красная полоса с надписью «Управление делами ЦК КПСС»,Так они, там, наверху, – посетитель поднял палец кверху и многозначительно промычал «м-м-м», – Приказали ему, директору, сделать мой лесопогрузчик.

– Ну, надо ж тебе! – ворчливо прокомментировал Саймон.

– Да, видите ли, директор плакал, когда читал это письмо оттуда!

– Ясное дело, плакал. Еще бы! – Саймон уже и глаза закатывал, и гримасы строил – все старался показать Коту, что этого посетителя надо бы поскорее выставить за дверь. Кот и сам уже не знал, что же делать и как побыстрее избавиться от непрошенного гостя.

– Знаете, – Кот решил быть твердым, – Вы оставьте свои материалы, а мы их тут все посмотрим и обсудим.

– Что вы! Я вам сейчас все быстренько расскажу. Вот график спектра звезды. Видите, разрыв в графике? Это динамическая потенциальная яма. А вот еще есть энцефалограмма больного Б. Видите, опять разрыв. Тоже яма.

– А может, просто места не хватило на бумаге, а? – Саймон грозно глянул на толстяка.

– Нет, яма, милейший! – резво отозвался тот.

– А другие графики у вас есть? – вяло спросил Кот.

– Других, видите ли, нету. Но я знаю, что ям много.

– Мы посмотрим. – твердо пообещал Кот и отвернулся, показывая всем своим видом, что аудиенция окончена.Приходите попозже.

– Хорошо. Приду. Попозже. – толстяк резво выскочил за дверь. Но не успел еще Кот и словом обмолвиться с Саймоном, как в кабинет величаво вошла секретарша директора Репейка:

– Кот, – она вскинула длинные наклеенные ресницы и томно взглянула на Кота, – Я не могу тебе дать ответ сию же минуту. Я буду думать о твоем предложении до вечера, а потом скажу «да».Репейка милостиво посмотрела на Саймона, отчего тот стал вдруг громко икать, – Я ведь не вертихвостка какая-нибудь. Я принимаю твое предложение поужинать вместе и там дам тебе мой ответ «да». Ты понял меня? – она наклонилась и чмокнула Кота в щеку.

– Репейка, а я не собирался с тобой сегодня ужинать. – Кот выглядел растерянным.

– Мой козлик шутит! – плавно, нараспев проворковала Репейка и, томно покачивая крутыми бедрами медленно выплыла из кабинета.

– Кот, ты становишься бабником,захохотал Саймон, как только дверь за Репейкой закрылась, – То у тебя шашни с Люси, то с Репейкой…

– Хоть ты помолчи! – огрызнулся Кот.Ты-то понимать должен как никто другой, что все это из-за испорченного холодильника!


* * *

В половине десятого в комнату вбежала заплаканная лаборантка Курочка и, глядя на недоумевающих Кота и Саймона, сквозь слезы запричитала:

– Всегда такой обходительный… обаятельный… культурный! А тут сразу облапил… как вокзальную проститутку! А от самого несет как из помойного ведра… как из загаженного холодильника! И еще целоваться лезет! – Курочка и дальше причитала бы, но удрученный вид Кота и Саймона быстро ее успокоил. А тут еще Саймон гробовым голосом сказал

– Садись. Неугомонная ты наша.Курочка ойкнула и села на стул.

– Мужики, че случилось-то? – Кот кивнул головой в сторону холодильника, рядом с которым все еще была огромная лужа. Курочка была умной девушкой и закончила институт с отличием. Ей тоже не нужно было объяснять, что к чему. Курочка опять ойкнула и сильно побледнела:

– Неужели это был он?

– Без истерики. – твердо сказал Саймон и посмотрел прямо Курочке в глаза. – Только без истерики. Тут думать надо как его поймать.

– Мужики, а че поймать-то надо-ть?вместо ответа Кот с Саймоном так посмотрели на Курочку, что та стала сразу же усиленно трясти головой и говорить, что все очень хорошо понятно:

– Да, да… Надо было его и хватать. А то облапил. А он и не тот…

В кабинет снова величаво вплыла Репейка и, ласково глядя на Кота, нежно проворковала:

– Козлик, Касилий Иванович просил напомнить, что сегодня в десять семинар, на котором выступает Павло Обыденный со своей докторской диссертацией. А вечером мы с тобой ужинаем и я скажу тебе «да». И даже не надейся услышать от меня другой ответ, козлик!

– Репейка! – Кот сделал умоляющие глаза, – Мне сейчас не до Обеденного, работы много.

– Не Обеденный, а Обыденный.поправила Репейка, – А Касилий Иванович тебя, козлик, непременно просил быть на семинаре, – Репейка послала Коту воздушный поцелуй и выплыла из кабинета.

Кот нервно глянул на часы. Оставалось еще каких-то двадцать минут до этого ненужного семинара. Кот заметно нервничал.

– Все. Баста. Начинаем военный совет. – Кот положил на стол большой чистый лист бумаги. – Пока есть время мы должны решить проблему как его поймать. Не то уже сегодня весь институт встанет на уши. – все пододвинулись поближе к столу.Кстати, – Кот сделал недовольную гримасу, – А где это пропадают товарищи младшие научные сотрудники Гусек и Рыжий? Опять вечерами подрабатывают на кирпичном заводе? Лучше бы в институте преподавали, больше бы толку было.

– Они обещали сразу на семинар придти. – встряла Курочка и робко глянула на Кота. Тот недовольно махнул рукой и наклонился над столом.

– Итак, что мы знаем о нашем же объекте. – не дожидаясь никакого ответа, Кот начертил на листе прямоугольник, – Объект изначально имеет форму кирпича. Вопросы есть?вопросов к Коту не было – все и так знали, что адаптатор имеет форму кирпича. Эту форму, как наиболее идеологически выдержанную, потребовал придать адаптатору сам Касилий Иванович. Кот что-то хотел сказать еще и уже поднял руку, как дверь в кабинет снова открылась и на пороге показался известный институтский спортсмен Буек. Он был известен тем, что ездил на все соревнования, которые только проводились, где и защищал честь родного института. Был он огромный, как платяной шкаф, – килограммов сто пятьдесят чистого веса. Особенно хорошо Буек играл в шахматы – у него просто боялись выигрывать.

– Буек, Рыжий сейчас в зале, на семинаре. Ищи его там.

– Я пришел тебе, Саймон, добавить. Я тебе деньги только на неделю давать. Только на неделю давать.

– Ясное дело, на неделю. Только сейчас иди куда-нибудь, мы очень заняты. Стой!! – вдруг опомнился Саймон, – Какие деньги? Когда это я у тебя деньги занимал?

– Пять минут назад, в коридоре я тебе деньги давать. Ты, что, Саймон, шутить хотеть со мной? – Саймон застонал и закрыл лицо руками, но ничего в ответ не сказал. Саймон прекрасно понимал, что с Буйком лучше не шутить, – Тогда я идти работать. – Буек вышел из кабинета и так хлопнул дверью, что зазвенели стекла.

– Уж лучше бабником быть, чем занимать деньги у Буйка, – съязвил Кот, – Ну, да ладно. Случай чего я тебе премию выпишу. Ладно, вернемся к нашим баранам. У меня есть одна простая мысль. Как вы помните, реакции в адаптаторе устроены нами так, что при попадании внутрь спирта наступает обратный коллапс. Поскольку мы не знаем, кто именно адаптатор, то придется вливать спирт во всех подряд.

– А-а…– протянул насмешливо-удивленно Саймон, – Ясное дело, вливать. Но все равно это идея. А, что делать, если пить откажутся? Силой заставлять? Да, и время рабочее…

– Ой! – Курочка решила внести свою лепту в разработку идеи, – Я пойду по институту с бутылкой спирта и всем буду говорить, что у меня сегодня день рождения!

– Мысль! – кивнул головой Кот, повернувшись к Курочке. – А ты, Саймон, будешь ходить по институту и всем говорить, что у тебя родился ребенок, и тоже будешь предлагать всем выпить.

– Ясное дело. Ты – бабник, а у меня родился ребенок. – ворчливо отозвался Саймон, – Ладно, пойду, коли другой мысли пока нет.

– Важно другое, – сказал Кот и нервно взглянул на часы, – Тот, кто выпьет спирта, получит иммунитет от копирования. Пока спирт в крови бродит. Все, убегаю на этот дурацкий семинар, а вы думайте…

Перед уходом Кот выпил двадцать граммов спирта, крякнул и занюхал корочкой хлеба. Потом весело оглядел подчиненных:

– Вы тоже давайте, защищайтесь…– и вышел из кабинета.


* * *

Семинар начался ровно в десять. Кот немного опоздал и, когда он вошел, докладчик, длинный, худой как спичка и совершенно седой старик уже стоял у доски. Несколько презрительно посматривая на присутствующих с высоты своего роста, он излагал основы своей теории:

– Моя теория строения материи базируется на следующих постулатах. Первое, все тела состоят



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация