А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Саван на понедельник
Дон Пендлтон


Палач #33
Президент США делает Маку Болану предложение, от которого он не может отказаться.

Но и не может принять, по крайней мере, пока...

Белый Дом озабочен растущей угрозой международного терроризма и других военизированных группировок, несущих серьезную угрозу национальной безопасности. Вот где могут пригодиться способности Болана. Ему предлагают полную амнистию, возможность наново переписать биографию, получить официальный статус, все необходимые материальные и людские ресурсы, которые способна предоставить самая могущественная в мире страна.

Но сначала он должен покончить с незавершенными делами. У него есть только шесть дней. Шесть дней, чтобы добить мафию! Шесть кровавых дней – по одному на дьявольский блиц в каждом из шести регионов США, – начиная с понедельника, когда, казалось, даже солнце оделось в саван.





Дон Пендлтон

Саван на понедельник





Пролог


Безумная война личного характера, которую Болан вел против мафии, начала приносить свои плоды. Признаки ее прекращения забрезжили на горизонте. Организация, некогда непобедимая, неуязвимая, главенствующая надо всем, стала распадаться. Рушились ее структуры, и банды разного сброда, состоявшие в основном из людей, умственно неполноценных, страдающих манией величия, оказались без всякого контроля. Эти люди уже не могли воссоздать жесткую организацию, более того, они были плохо подготовлены к тому, чтобы самостоятельно вступить на извилистую тропу мерзких преступлений.

Болан внимательно следил за столь отрадными симптомами упадка. В свою очередь, это явление не ускользнуло и от пристального взгляда самых высоких инстанций в Вашингтоне.

Именно тогда Гарольд Броньола, начальник федеральной полиции и близкий друг Мака Болана, совершил краткосрочную поездку в Нэшвилл, чтобы тайно встретиться с Боланом после операции «Хит Парад», которую тот только что закончил.

После того как Броньола заверил своего друга, что «скоро с организованной преступностью в стране будет покончено», он сделал вдруг одно предложение, предложение странное, даже невероятное, но от которого трудно было отказаться.

Президент Соединенных Штатов создал новую службу внутренней безопасности, которая должна в основном заниматься борьбой против терроризма и других военизированных группировок, несущих серьезную угрозу национальной безопасности.

Человек, оставленный во главе этой службы, будет обладать максимально полной свободой действий и будет отчитываться только перед Президентом. Единственным, кто сумел бы выполнить эту задачу, оказался не кто иной, как Мак Болан. К такому неожиданному решению пришли Президент и его ближайшие советники.

– Это та же война, – подчеркнул Броньола, – черный блиц, и противник тот же. Впрочем, ты и сам это знаешь, ты же боролся не с отдельными личностями, а с целой системой.

Болан видел, как на Западе поднимает голову кровавый террор, и с беспокойством наблюдал его появление на северо-американском континенте. Срочно требовалось организовать мощное и эффективное контрнаступление.

Палач хорошо изучил психологию и стратегию террористов. Он уже неоднократно наблюдал то, что они творили с гражданским населением в Юго-Восточной Азии. Да, Броньола прав: терроризм представлял серьезную угрозу для западной цивилизации.

Но зато Болан не разделял убежденности своего друга в окончательном и бесповоротном исчезновении всесильной мафии.

Как бы то ни было, предложение, исходившее из Вашингтона, было подобно манне небесной: оно означало полную амнистию, возможность наново переписать биографию, получить официальный статус, все необходимые материальные и людские ресурсы, которые способна предоставить самая могущественная в мире страна. Более того, это предложение означало старт в новую жизнь, где будут новые схватки и новые надежды. Оно означало также окончание длительного кровавого похода!

Да, предложение Президента казалось соблазнительным, и Маку Болану было трудно от него отказаться. Однако он не мог принять его... по крайней мере, в настоящий момент.

Через сутки после встречи в Нэшвилле Броньола и Болан вновь увиделись в Луисвилле. Палач заявил, что примет предложение Президента только при определенных условиях. Напрасно Броньола рвал и метал, пытаясь заставить своего друга внять голосу разума. Собственно, Гарольд знал, что это ему не удастся. Во всяком случае до тех пор, покуда Болан не завершит последнюю кровавую операцию.

Через несколько часов, явившись в кабинет Президента, Броньола докладывал:

– Он будет с нами, господин Президент. Но ему нужна еще одна, последняя неделя войны. Это уже вопрос этики, мне кажется.

– Что вы имеете в виду?

– Он хочет последний раз спуститься в ад, чтобы убедиться, что никто не избежал пылающего костра. А потом он будет с нами, он обещал мне.

– Если сам не погибнет до того времени, – холодно заметил Президент. Затем, многозначительно помолчав, он добавил: – Мы всячески поможем ему в его последней войне. Мы дадим ему все, что он попросит. Я не хочу вникать в подробности, надеюсь, вы меня понимаете. Я хочу, чтобы ровно через неделю вы доставили ко мне этого человека живым и невредимым.

Броньола смущенно опустил глаза.

– Дело в том, господин Президент... с точки зрения законности...

– Гарольд, я только что сказал: я не желаю вникать в подробности.

И впрямь, не самый худший вариант. Что же касается обещанной помощи, тут Броньола мог только уповать на благоразумие своего друга. Ведь Болан никогда не допускал прямого официального вмешательства в свои дела. Впрочем, для последней операции он сам попросил предоставить ему самолет С-130.

Ну а если говорить о сроках, которые указал Болан, то даже Броньола, уже привыкший к методам Палача, с трудом мог в это поверить: шесть дней!

Но Мак заявил:

– Дело еще не закончено. Предусмотрительные мерзавцы запрятались в щели и ждут, когда пройдет гроза. Я знаю их имена. Я знаю, где они прячутся. Когда-нибудь они снова появятся, и будут еще сильнее и злее, чем раньше. Но я не хочу, чтобы они использовали этот шанс. Поэтому мне нужны шесть дней.

– Да что ты успеешь за такое короткое время? Ведь всего какая-то неделя! Даже меньше.

– Не какая-то, а неделя «тотальной чистки».

– Ну, предположим. И где ты рассчитываешь нанести удары?

– Везде. Я совершу налеты на каждый из шести крупных районов страны. Достань мне самолет – и шести дней хватит.

Конечно, это будут кровавые шесть дней. Последние дни Палача. Но если он останется в живых, нынешний Мак Болан перестанет существовать, а из пепла навсегда исчезнувшей личности восстанет, как птица Феникс, новый человек, очистившийся от всех своих грехов.

Шесть дней... последние дни долгого похода в ад... И вот уже кажется, что восходящее в понедельник солнце одевается в саван.




Глава 1


В оптический прицел карабина была видна облицовка радиатора сверкающего «кадиллака эльдорадо», стоящего в самом центре автостоянки. Рядом пристроилась еще дюжина таких же сияющих машин: несколько «кадиллаков» различных моделей, один машина марки «мерседес» и две – «континенталь». Тут же, у самого въезда на стоянку, находился трейлер, терпеливо ожидавший начала погрузки машин у самого въезда на стоянку. Несколько поодаль можно было увидеть громадный металлический ангар, который казался осевшим из-за своих больших размеров. Здесь, на пологом склоне зеленого холма, располагался центр по переделке и изменению внешнего облика краденых автомобилей – самый крупный на всей территории к западу от Нью-Йорка.

Вот уже более часа Палач, с ног до головы облаченный в черное, наблюдал за этим местом. Он видел, как из чрева ангара за это время выкатились шесть автомобилей, один роскошнее другого. Не нужно было быть математиком, чтобы сообразить: при таком темпе час работы дает почти сто тысяч долларов чистого дохода. Что ж, быстро сделано – хорошо сделано. Если судить по размерам ангара, то нетрудно предположить, что работа не прекращается круглые сутки. И вот так – день за днем, месяц за месяцем, при стабильной производительности шесть машин в час.

Даже беглый осмотр позволял установить, что преступная деятельность по «гримированию» ведется с большим размахом. «Вольные» угонщики доставляли сюда ворованные машины из соседних штатов – Индианы, Миссури, Теннеси, Огайо, Западной Виргинии – и сбывали тут за десять процентов их рыночной стоимости, наиболее престижные модели шли подороже. Машины поступали обычно по ночам, и над каждой трудились около двух часов, чтобы потом можно было выставить ее на продажу. Персонал подпольного центра работал, как на конвейерах «Форда»: мойка машины, переборка мотора на скорую руку, беглый осмотр ходовой части, наведение лоска, замена номеров.

Впервые Болан услышал об этом специальном центре еще несколько месяцев назад. Проводя операцию в Нэшвилле он получил более содержательную информацию о подпольном предприятии. Внешне, впрочем, все выглядело вполне законно: «Кузова всех видов – подержанные автомобили» – самостоятельное предприятие, принадлежащее некоему Бенджамину Дейвису, бизнесмену из Луисвилла. Что может быть честнее? Но настоящим хозяином была фирма Кармина Тусканотте. Она исправно платила налоги и имела штаб-квартиру в Иллинойсе. Фирма являлась, в свою очередь, филиалом компании «Североамериканские капиталовложения и услуги», контрольным пакетом акций которой владели не кто иной, как Тусканотте и «акула» из Чикаго Джеймс Элторайз, по прозвищу «Джип Попрыгунчик». Эта компания имела еще около дюжины других филиалов по продаже новых и подержанных автомобилей, кредитованию долгосрочной аренды, оказанию транспортных услуг, а также несколько автосалонов. Все это было расположено в различных штатах по соседству с Кентукки.

Такая спокойная и хорошо отрегулированная противозаконная деятельность приносила постоянную и баснословную прибыль. И, конечно, в роли обманутых простофиль оказывались страховые компании. Но кому придет в голову лить слезы над их судьбой? Страховые общества никогда не бывают в проигрыше. В конечном итоге, «крайним» оставался средний американец, страховой взнос которого возрастал с каждым месяцем.

Организованная кража автомобилей выкачивала ежегодно миллиарды долларов из американской экономики. Болан знал это. Но в данный момент его мишенью были прежде всего важные шишки, возглавлявшие столь доходный бизнес. Уже в течение некоторого времени Тусканотте и «Попрыгунчик» никак не проявляли себя: они нигде не показывались, и даже в преступном мире ничего о них не знали. Справедливости ради следует сказать, что эти подонки из Чикаго переживали тяжелые дни. Они с трудом приходили в себя после «чистки», проведенной Боланом, да к тому же затеяли кровавую междоусобную войну, в то время как новое поколение главарей боролось за власть.

Теперь враг поднял голову в штате Иллинойс. Болан располагал довольно любопытной информацией о том, что противник начал разворачиваться именно здесь. Удар, который Болан нанес недавно по штаб-квартире мафии в Нью-Йорке, прокатился волной по всему Среднему Западу, и после этого некоторые мафиози, причем не из самых мелких сошек, вынуждены были уйти под защиту Чикаго, чтобы обезопасить свои тылы.

В столице штата Иллинойс помещалась штаб-квартира организованной преступности, охватывавшей всю центральную часть Соединенных Штатов. Но положение было довольно запутанным. И у Болана сложилось впечатление, что те, кто обладал настоящей властью в Чикаго, покинули пределы большого города и залегли, предоставив возможность второстепенным мафиози драться в открытую за мелкие крохи территории.

Вот почему Болан находился в Кентукки. Замерев на склоне холма, он нацелил свой карабин на ангар, где переделывались угнанные автомашины.

Он вздохнул и, как бы нехотя, передернул затвор устрашающего карабина «уэзерби». Затем в последний раз оглядел сектор обстрела. Солнце поднялось над горизонтом, минут десять тому назад. Внизу, в каких-нибудь четырехстах метрах, открылись двери ангара и выплюнули еще один «кадиллак», совершенно «новый». Болан прицелился еще раз и мысленно прикинул траекторию полета пули.

Тяжелая пуля «магнум 460» пробила сверкающий капот и попала точно в карбюратор. Двигатель «кадиллака» взорвался, машина встала на дыбы, а потом рухнула на дорогу. Поднялся столб черного, густого и жирного дыма. Болан выстрелил еще раз по машине, объятой пламенем. Неожиданно оттуда, неизвестно каким образом, выскочил водитель и устремился к ангару в поисках убежища. «Уэзерби» прогрохотал в третий раз, и лимузин взорвался, выбросив в небо куски рваного металла и горящей резины.

На пороге ангара быстро собралась толпа, охваченная паникой. Кто-то схватил огнетушитель и тщетно пытался направить струю на изувеченный остов машины. Болан с грустью покачал головой, и снова нажал на курок. Огромная пуля пробила огнетушитель, который тотчас разлетелся в руках у незадачливого пожарного. Как сумасшедший, тот бросился в укрытие. Пламя над поверженной машиной вздымалось все выше, и тут кому-то из работников пришла мысль закрыть раздвижную дверь. К несчастью, горящий «кадиллак» загораживал вход, и в тот момент, когда дверь сдвинулась было с места, взорвалась цистерна с горючим, стоявшая рядом с ангаром. Дверь приподнялась, вышла из гнезд, а взрывная волна швырнула пылающую машину внутрь ангара, отчего мигом занялись бидоны с краской и другими легковоспламеняющимися веществами. Болан усмехнулся, услышав непрерывную серию глухих взрывов.

Не давая врагу опомниться, он обрушил смертоносный огонь на другие машины, которые находились на стоянке. Мирная тишина зеленого предместья превратилась в грохочущий ад. Скоро уже каждая третья машина пылала, как факел.

Болан отложил в сторону карабин, оценивающе глядя на дело своих рук. Что ж, совсем неплохо. Даже лучше, чем можно было предполагать. Сегодня этот заводик уже ничего не произведет. Да, собственно, и заводика-то больше не существовало. Гигантские языки пламени вырывались из дыр и трещин на крыше и в стенах ангара. Парни в синих халатах, замерев на почтительном расстоянии, мрачно вглядывались в гибнущее здание.

Еще некоторое время Болан любовался произведенным им разрушением, а потом, положив карабин на плечо, начал подниматься на вершину холма.

Около телефонного столба застыл «форд». На капоте, поджав под себя ноги, сидела молодая женщина. Глаза ее блестели от возбуждения.

– Ну и что вы тут сидите наверху? – спросил Болан.

– Вид прекрасный, – ответила она. – Как будто сидишь в первом ряду партера и видишь Рим, охваченный пламенем. Отличная работа. Как это вам удалось?

Вопрос был излишним, и Болан, ничего не ответив, стал укладывать карабин в чехол.

– Надеюсь, они попали в ловушку? – спросил он.

– Да уж, попали так попали.

Она сняла миниатюрный магнитофон, прикрепленный к столбу, и протянула



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация