А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Хит-парад в Нэшвилле
Дон Пендлтон


Палач #32
После сокрушительного удара, нанесенного Боланом по мафии в Нью-Йорке, Организация переносит свои активные действия в штат Теннесси, где начинает строить новую империю наркобизнеса, призванную опутать своими смертоносными щупальцами всю Америку. Но по наводке ФБР в Нэшвилл – золотую столицу американского рока и... новую штаб-квартиру мафии – прибывает Мак Болан. Барометр падает – будет буря!





Дон Пендлтон

Хит-парад в Нэшвилле


Принадлежность к типу есть конец человека, его осуждение. Если... он свободен от себя, крупица бессмертия достигнута им.

    Борис Пастернак, Доктор Живаго

Меняются не вещи, меняемся мы.

    Генри Дэвид Торо

Вопрос не в том, меняюсь ли я, а в том, как меняюсь. Конец изменений – смерть.

    Мак Болан




Пролог


Одетый в черное высокий человек стоял в глубокой задумчивости, напряженно вслушиваясь в приглушенные звуки ночного города и ленивый плеск могучей Миссисипи, которая текла у него за спиной, неся с собой призрачные голоса вечности.

Вечность... именно вечность. Бегущий поток был похож на жизнь мятущегося человека – такой же неизменный и непрерывно меняющийся. Воды возникали из какого-то невидимого начала и торопились исчезнуть в невообразимой бесконечности; не было ничего постоянного, ничего определенного, но, тем не менее, течение вод было вечным... вечным, как само время.

Болан знал, что русло и берега – еще не река. Но и воды еще не делали реку рекой. Н2О – огромная масса, неисчислимое количество молекул, спаянных воедино химическими связями и медленно текущих из ниоткуда в никуда.

Так же, как и человеческая жизнь.

Так в чем же причина этого возвышенного ощущения вечности? Что есть река, если она – не берега и русло, не кислород и водород, соединенные в единое целое и устремленные из вечности в вечность? Что есть человек, если не кровь и плоть, не энергетика и живая ткань, соединенные в единое целое и переходящие из ничего в ничто?

Вопрос был чисто схоластическим. И Болан уже знал на него ответ. И человек, и река были событиями, существовавшими в пространстве и времени. Бесконечными событиями, выходящими за рамки пространства и побеждающими время, и потому – вечными.

Вечная Миссисипи... бормочущие голоса из-за пределов пространства и времени.

Болан вздрогнул и тряхнул головой, сбрасывая с себя наваждение. Сейчас не время рассуждать о вечности. У него была работа, которую предстояло сделать, и назревали события, которые требовалось подтолкнуть в нужном направлении.

Пришла пора пришпорить ритм жизни в этом старом, историческом городе. И Болан знал, как это сделать.

Он бросил быстрый прощальный взгляд на каменные бастионы Парка Конфедерации и мысленно отдал честь этому символу человеческого героизма и самопожертвования. Затем он бесшумно шагнул в темень и стал живой частью вечной ночи, оставив позади гордый Мемфис – «Обитель доблести». Да, Мак Болан знал, как и где применить шпоры.




Глава 1


Он был оснащен всем необходимым для «мягкого проникновения»: черная в обтяжку одежда, легкое вооружение, состоявшее из бесшумной «беретты», пневматического пистолета «кроссман», стилета и удавок. Руки и лицо, покрытые черной камуфляжной краской, практически растворялись в ночной темноте.

Целью Болана был невзрачный склад, ничем не отличимый от многих других в этом оживленном речном порту; его очертания мрачно проступали из чернильного мрака – близился час ночного колдовства. Из грязных окон на верхнем этаже просачивался слабый свет, а над дверью конторы висела желтая лампочка без колпака, тускло освещая малюсенький пятачок перед тонущим в густой ночной тьме зданием. По всем внешним признакам фирма «Дельта Импортерс» была погружена в сон, как и большинство других в порту Мемфис.

Но Болан знал, что это не так.

Он приближался к цели как бесплотный сгусток тьмы, невидимое порождение ночи, готовый мгновенно обнаружить любую опасность, поджидавшую его на территории противника. Одинокий охранник стал легкой добычей. Болан обнаружил его, когда тот совершал обход здания. Бесшумная стрела, посланная из «пеллгана», мягко поцеловала бедолагу, погрузив его в спокойный сон.

Пока все шло нормально, но, взглянув на наручные часы, человек в черном мрачно усмехнулся. Задача была исключительно трудной, все зависело от удачи, от того, какие кости выбросит судьба.

С реки донесся крик ночной птицы, камнем упавшей с небес на беспечную добычу. На востоке неоновые огни реклам образовали бледную светящуюся ауру над раскинувшимся вдоль реки городом: здесь же царила непроглядная темнота.

Болан неподвижно стоял на коленях у стены здания, следя за торопливым бегом секундной стрелки. У него не было никакой уверенности не только в успехе своей миссии, но даже в правильности самого замысла. Но мосты уже сожжены. Он бросил быстрый взгляд в северном направлении, тщетно надеясь, что глаза увидят то, что не слышат уши, подумав при этом, что он, вероятно, самый большой дурак на земле.

Нет, у него не было уверенности в том, что он поступает правильно.

И, возможно, ему уже не долго оставалось быть самым большим дураком, живущим на земле. Час действия настал и отступать было поздно. Время сомнений прошло. Мак отбросил сомнения и резко поднялся с колен, решив вверить свою судьбу провидению...

С крышей все оказалось в порядке. Болан высоко подпрыгнул, ухватился руками за край, подтянулся и неслышно вполз наверх. Не останавливаясь, он пошел к чердачному окну, с которым, как его уверяли на инструктаже в ходе постановки задачи, тоже не должно было быть никаких проблем. Однако проблема возникла. Деревянная рама прогнила и грозила рассыпаться при первом же прикосновении. Пришлось пустить в ход стилет, бесшумно, дюйм за дюймом освобождая тяжелое стекло, пока не появилась возможность вынуть его голыми руками.

Зев ада глянул на него из открывшейся черной дыры.

По полученным данным расстояние до пола чердака, который, как предполагалось, в это время будет пуст, не превышало двенадцати футов. Такая высота не составила бы проблемы, если бы он мог опуститься на руках, тем самым существенно сократив высоту, и затем спрыгнуть вниз. Но прогнившее дерево поставило крест на этом варианте.

Ситуация серьезно осложнилась.

Мак рискнул на мгновение осветить беспросветную тьму чердака узким лучом фонаря. Чердак действительно был пуст, но до пола было никак не меньше пятнадцати футов, к тому же невозможно было определить прочность покрытого пылью пола.

Болан принял решение как всегда быстро.

Он присел на корточки, оттолкнулся одной рукой и прыгнул в оконный проем, сгруппировавшись так, что колени почти касались груди. Да, не менее пятнадцати футов. Приземление оказалось гораздо более жестким и шумным, чем ему хотелось, хотя согнутые в коленях ноги погасили силу удара. Старый настил со стоном осел под внезапной нагрузкой, но выдержал, и Болан, шепотом поблагодарив провидение за милосердие, вытащил из кобуры «беретту».

Подойдя к двери, он остановился, замерев на месте и напрягая слух, чтобы определить, что происходит внизу.

Он был внутри подпольной лаборатории, где мафия производила наркотики.

Если разведданные были достоверны, то в настоящий момент полный штат химиков был занят очисткой и обработкой крупной партии опиума-сырца, прибывшего сегодня из Центральной Америки. За их работой надзирала по меньшей мере дюжина крутых парней под руководством «Дэнди» Джека Клеменцы, признанного нового героинового короля Западного полушария.

По самым грубым подсчетам эта партия опия после ее обработки химиками Клеменцы будет стоить 22 миллиона долларов, и улицы уже изголодались по ядовитому зелью.

Так что, без сомнения, это был большой день для Мемфиса. И Болан не питал никаких иллюзий относительно «организации мер безопасности», предпринятых дельцами наркобизнеса, несмотря на слабую охрану снаружи. По сообщенной ему информации, каждый мафиози «Дэнди» Джека вооружен автоматическим оружием, и сам босс не покинет лабораторию, пока не будет запечатан последний мешок и не завершится отправка продукции по нужным адресам.

Такова была ситуация. Очевидно, никто не услышал шумного прибытия Болана. Он легко справился с запором хлипкой двери и бесшумно двинулся по открытому чердаку склада. Внизу и как раз напротив того места, где он стоял, находился центр основной деятельности. Работа шла в полумраке при мертвой тишине. На нескольких длинных столах размещалось специализированное лабораторное оборудование: бунзеновские горелки, мензурки, весь необходимый набор химической посуды. «Производственным процессом» в лаборатории занималось десять человек, в белых халатах и фильтрующих масках, а на заднем плане, в полутьме, прохаживались плечистые ребята в деловых костюмах и с одинаковыми лицами и время от времени позвякивали автоматами.

В конце производственной линии за столом сидел сам Клеменца. Он собственноручно взвешивал, упаковывал и наклеивал этикетки на драгоценный конечный продукт.

Помещение освещалось только лампами, стоявшими на столах – по одной маленькой яркой лампочке на каждого химика плюс две для босса.

Кроме редких команд и односложных слов, имеющих отношение к рабочему процессу, других разговоров не было слышно. Болан насчитал восемь вооруженных бандитов и подумал, все ли они здесь и где могут скрываться другие. По предварительным данным их должно было быть ровно двенадцать, но он знал, что количество охранников может измениться в любую минуту.

Болан замер, превратившись в изваяние. В томительном ожидании прошли десять, затем пятнадцать минут... Вдруг один из химиков поднял голову и что-то тихо спросил у Клеменцы. Героиновый король с явным недовольством коротко рыкнул нечто неразборчивое. Парень поднялся и пошел к выходу, не снимая с лица маски. За ним последовал один из вооруженных мафиози, и оба исчезли в темноте. Спустя пару минут Болан услышал характерный звук слива воды в туалете.

Да, пожалуй, это была та подсказка, в которой он нуждался.

Мак подождал, пока эти двое не вернулись и не заняли свои места, а затем, осторожно ступая по скрипучей лестнице и стараясь не выйти из глубокой тени, пересек открытое пространство и двинулся к более освещенному участку на противоположной стороне склада.

Туалет располагался в углу, в передней части здания. Дверной проем прикрывала решетка, и желтоватый свет, просачивающийся сквозь нее, служил маяком в темноте для тех, кто шел сюда по нужде.

Но у человека в черном была нужда иного рода. Он занял тактически выгодную позицию в темноте и стал ждать, когда созреет нужда у других.

На сей раз ожидание оказалось не столь долгим. Не успел Болан обосноваться в своем укрытии, как послышались приближающиеся шаги, и в светлом пятне, отбрасываемом на пол лампочкой, горящей под потолком туалета, появился длинный тощий тип в белом халате. Маска его была сдвинута с заостренного книзу лица и болталась на шее. Едва не наступая ему на пятки, следом разболтанной походкой шел вооруженный конвоир.

– Что это на него накатило? – ворчал химик. – Если человеку приспичило, зачем же на него орать? Разве я не прав?

– Босс всегда прав, – ответил мафиози глухим голосом, лишенным каких-либо эмоций. – И запомни: то, что ты говоришь мне, ты говоришь ему.

Они остановились на расстоянии протянутой руки от Болана.

– Я только имел в виду...

– Он прав! Ты должен справлять нужду в отведенное тебе время. И чего ты скулишь? Он ведь разрешил тебе, не так ли? Так что, валяй! В голосе охранника вдруг прорезалась эмоция: – Освобождай кишечник! И поживей, не вздумай сидеть здесь всю ночь!

Человек в белом халате усмехнулся и вошел в туалет. Конвоир взял автомат на плечо и достал сигарету. Похоже, он был рад перерыву не меньше химика.

Болан дождался, когда пламя зажигалки стало высоким и очень тихо попросил с расстояния фута в три: «Не туши огонь, лады?»

Испуганные глаза мафиози, раскуривавшего сигарету, вылезли из орбит, зажигалка выпала из рук, а тлеющая сигарета упала за борт куртки. Он умер, так и не успев снять с плеча автомат: одна железная рука передавила ему дыхательное горло, а другая мощным точным ударом раздробила шейные позвонки. Болан подхватил падающий автомат и с мертвецом под мышкой укрылся в темноте склада.

Палач положил труп у стены, и вернулся к двери туалета как раз в тот самый момент, когда химик снимал халат, не замечая приближения Болана. От резкого удара по шее парень осел и глаза его закатились. Он так и не понял, что с ним произошло.

Болан поправил на парне халат и взвалил бесчувственное тело на плечо. Решив, что лучшая дорога – прямая, он сразу же направился к выходу из склада. Отбросил двойной засов и вошел в маленькую сторожку – последнее препятствие на пути к успешному выполнению задачи.

В комнате, забросив обе ноги на стол, сидел охранник. На столешнице, на расстоянии протянутой руки, лежал «шмайссер», к которому он потянулся, рывком вскочив на ноги. Лишь мгновение отделяло его от победы и славы, лишь одно биение сердца, но именно этого мгновения ему и не хватило.

Из дверного проема «беретта» сделала бесшумный смертоносный плевок, и разрывная пуля вдребезги разнесла череп мафиози, похоронив его надежду на победу и славу. Охранника отбросило на стул, и он замер там, запрокинув назад размозженную голову.

Болан оттащил стул с телом в глубину комнаты и быстро убрался прочь, унося своего пленника. Выйдя в ночь, он подумал, что пока удача сопутствует ему. Но он не знал, какой фортель может выкинуть судьба в конце операции. А конца ее еще не было видно. Мак затрусил со своим грузом на север, навстречу неясному будущему, о котором могло знать только провидение.

У него все еще не было уверенности в том, что он сможет довести поставленную перед собой задачу до успешного завершения.

Он все еще не знал, как лягут карты после этой ночной вылазки. Но, по крайней мере, он был уверен в одном: кому бы ни принадлежали шпоры, «Дэнди» Джеку Клеменцу сегодня предстояло провести неспокойную ночь. И одного этого было уже достаточно, чтобы оправдать весь риск,



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация