А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


крупнейшим корпорациям. Нет смысла перечислять все промышленные гиганты, обосновавшиеся в Кливленде, достаточно отметить, что из тысячи ведущих корпораций страны здесь базировалась пятьдесят одна, – знающие люди оценят эту цифру по достоинству!

Действительно, городу было чем гордиться.

Среди таких самых заметных «корпораций», не занесенная, впрочем, в бюллетень Торговой палаты, без видимых сбоев работала одна, именуемая «Коза Ностра», чей валовый годовой доход превышал бюджет многих мелких государств. Эта организация со штаб-квартирой в Нью-Йорке с давних времен открыла в Кливленде свой процветающий филиал.

Во главе его стоял известный всем Тони Морелло.

Что он из себя представлял? Ветеран преступного мира и специалист по подкупам, любящий вращаться в светском обществе и предпочитающий работать со столпами американского бизнеса. Впрочем, он не брезговал и азартными играми, и наркотиками, и проституцией, и порнографией – словом, всеми видами противозаконной деятельности, на которой многие акулы подпольного мира, как правило, и сколачивали огромные состояния, открывавшие им доступ в «высший свет».

Все это ничуть не удивляло Болана. Однако с некоторых пор до него стали долетать слухи о некоем новом промышленном тресте, полном немыслимых амбиций и ничем не брезгующем ради осуществления собственных честолюбивых замыслов. А они-то как раз, судя по всему, простирались очень далеко, настолько далеко, что встревожили Болана не на шутку. Кропотливые раскопки деятельности треста привели его в Кливленд, но здесь он словно уперся в глухую каменную стену. И наконец ему неожиданно повезло.

Да, события нынешнего вечера – какими бы мелкими они ни казались на первый взгляд – были первой слабой трещиной в этой стене. Болан давно подозревал, что судью Эдвина Дейли и босса местной мафии связывают какие-то тайные общие интересы. И потому вдвойне удивительно было наблюдать, как судья улепетывает от пары озверелых бандитов. Значит, что-то у них там случилось, что-то они не смогли поделить. Вот только – что?

По шоссе номер 71 Болан миновал пригородный район Брук Парк, затем, сверясь с картой, что лежала рядом на сиденье, пересек Пайн Гроув Роуд и почти сразу же увидел самый фешенебельный загородный клуб. Здание опоясывал двойной забор, верхняя часть которого была выкрашена в черный цвет.

Часы показывали три ночи. Вокруг – ни души и полная тишина. Если не знать, что таилось позади забора, место могло бы показаться совершенно заброшенным. Болан свернул на подъездную аллею и выключил фары. Некоторое время, остановив машину, он сидел неподвижно, чтобы глаза привыкли к темноте. Затем потихоньку двинулся вперед, миновал еще несколько сотен ярдов и наконец приблизился к парадным воротам.

Болан внимательно рассматривал открывшуюся перед ним картину. Современное большое здание из камня и стекла; мерцающие бассейны со всевозможным купальным инвентарем на мраморных парапетах; кругом – прилизанные лужайки, обсаженные деревьями; там и тут – живые изгороди, цветочные клумбы, живописные беседки; во всех направлениях змеились тенистые дорожки, выложенные каменными плитками.

Пара прожекторов ярко освещала переднюю лужайку. Вся остальная территория была мягко озарена искусно спрятанными фонарями. Следы какой-либо охраны полностью отсутствовали – казалось, здесь вообще сейчас не было ни одной живой души.

Возле ворот раскинулась просторная автостоянка. Болан припарковал свою машину поближе к деревьям, у самого края площадки, и неторопливо выбрался из кабины. Только теперь до него донеслись чьи-то далекие голоса. Болан быстро разделся, оставив на себе лишь черный боевой костюм, который носил под верхней одеждой, и старательно выбрал оружие. Невозможно предвидеть, с чем доведется столкнуться во время предварительной разведки. Скорее всего, помех не возникнет. Ну, разве что он повстречает сонного привратника или какого-нибудь бойкого стюарда. Но ведь всякое возможно!..

Когда Болан направился к дому, на его правом бедре раскачивался длинный автомат 44-го калибра, а под левой подмышкой в наплечной кобуре висела девятимиллиметровая «беретта Бригадир» с глушителем. На поясе размещались запасные магазины для обеих «пушек». Специальные принадлежности, обычные в подобных случаях, заполняли множество прорезных карманов. Черные теннисные туфли на резиновой подошве дополняли снаряжение.

Хотелось надеяться, что это была просто разведка. Старательно избегая освещенных участков, Болан быстро и бесшумно приближался к тому месту, откуда доносились приглушенные голоса.

Вскоре впереди блеснула гладь бассейна. Говорящих – а их, судя по всему, было двое – Болан не видел, однако вплотную придвигаться к самой цели он не рискнул. Пока достаточно было затаиться и немного послушать. Ну, а там – события покажут.

Похоже, затевалось что-то очень нехорошее.

– Я говорю, давай наденем на нее купальник, – раздраженно произнес один.

– Чушь! Где ты его найдешь? – с вызовом ответил другой.

– Тоже мне, проблема! Их там целый магазин.

– Оставь. И так нормально. Она ведь была здесь одна, усекаешь? Все ушли, а ей захотелось поплавать. Никто же не видит – вот голой и полезла.

– Да уж, я любуюсь на такое каждый день. Совсем стыд потеряли!

– Какой ты чувствительный, Пенни! Что с них, с шлюх, возьмешь? А эта шлюха не простая – умная скотина. Давай-ка сюда ее руку. Если эта сучка еще раз попробует врезать мне по яйцам, я не знаю, что сделаю.

– Думаю, она уже угомонилась. Не так ли, детка? Боишься рот открыть? Вот и хорошо. Молча-то кричать – самое милое дело. Укрепляет организм. Кричи, кричи глазками. – Парень развратно захихикал. – Слышишь, Чак, она поверила тебе. И впрямь решила, что ты дашь ей кой-что пожевать.

– Сейчас ты у меня будешь дерьмо жевать, если не перестанешь молоть чушь. Берись за ноги, черт возьми!

Теперь Болан смог увидеть их.

Подводный свет в бассейне хотя и не без труда, но все же позволял разглядеть жуткую сцену, разворачивавшуюся на берегу. Красивая, совершенно обнаженная девушка неподвижно лежала на спине у самой воды. Со своего места Болан не мог как следует различить черты ее лица, но, похоже, она была в сознании и понимала, что с ней происходит. Об этом свидетельствовали тихие, придушенные рыдания, рвущиеся из ее груди, что создавало поразительный контраст с той покорностью, с какой она принимала творимое над нею бесчинство. Двое одетых парней, стоя по пояс в воде, готовились стащить девушку к себе.

Вокруг бассейна высилась невысокая узорчатая решетка с калиткой в дальнем конце. Болан разбежался и легко перескочил ограду, бесшумно приземлившись неподалеку от того места, где только что лежала девушка.

Теперь она уже была в бассейне, и двое бандитов изо всех сил пытались удержать ее под водой. В широко раскрытых глазах жертвы сквозил неподдельный ужас, они и впрямь безмолвно кричали – на весь белый свет.

Время от времени, играя с девушкой, точно кошка с мышкой, дикари с гоготом выдергивали ее на поверхность, позволяя чуть-чуть вдохнуть воздуха, и снова погружали. И если бы не Болан, еще не известно, сколько бы продолжалась эта садистская игра.

Но всему приходит конец.

В момент своего очередного «всплытия» девушка вдруг заметила нового человека на берегу, и в ее глазах блеснул лучик робкой надежды.

Кажется, Ленни тоже почуял что-то неладное. Он косо поглядел в ту сторону, куда смотрела его жертва, и разом наткнулся на ледяной, полный ярости взгляд Болана.

– О черт, – пробормотал Ленни.

Это были его последние слова. Большой черный пистолет с отвращением выплюнул раскаленную пулю, которая мигом снесла Ленни полголовы.

Другой бандит испуганно отдернул руки от девушки, словно обжегшись об ее тело, и вскинул их к звездам, моля о пощаде. Болан в ответ послал парню единственное утешение, на какое был сейчас способен: большую грибовидную пулю точно между глаз. После чего вытащил девушку из бассейна и, прижав ее к груди и бормоча нежные слова, попытался хоть как-то ее успокоить. Девушка еле дышала, ее бил мучительный кашель. Тогда Болан мягко уложил ее на землю и принялся делать искусственное дыхание, одновременно надавливая на живот, чтобы вода, которой она наглоталась, вышла наружу. Наконец несчастной стало лучше. Ободряюще ей подмигнув, Болан отправился на поиски ее одежды.

Через несколько минут девушка уже была облачена в свой костюм. Повесив ее сумку себе на плечо, Болан снова взял девушку на руки и понес прочь от этого отвратительного места.

Он пришел за ответами, а нашел еще больше вопросов.

Но Мак Болан не роптал. С ответами пока можно повременить. Ибо он знал: рано или поздно придется снова стать Палачом. Ну, а сейчас определенно наступила ночь «Сержанта Милосердие».




Глава 3


Болан привез девушку к себе на «безопасную квартиру» в Вест Шор и тотчас уложил в кровать. Его, безусловно, волновало состояние гостьи, но, зная своих врагов, он не хотел доверять заботу о ней кому-то другому, не выяснив прежде истинного масштаба возникшей проблемы. Он отлично знал, что это такое – навлечь на себя гнев мафии. И за свою жизнь повидал слишком много опальных милашек, а вернее, того, что от них в итоге осталось.

Девушка еще легко отделалась: никаких следов на теле, разве что несколько царапин на боку. Могло быть хуже. Впрочем, потрясение она испытала сильнейшее, и это сквозило во всем ее поведении: она постоянно пребывала в каком-то почти сомнамбулическом состоянии, хотя вроде бы разум ее и не был отключен – это заметно было по вполне осмысленному выражению ее глаз. За всю дорогу она не произнесла ни слова, а под конец и вовсе задремала, убаюканная монотонной ездой. Впрочем, спит ли она на самом деле, Болан не был уверен до конца.

Перерыв ее сумочку, он обнаружил лишь ее водительские права да пару кредитных карточек. Таким образом он узнал, как ее зовут, и еще то, что в финансах она, судя по всему, не стеснена. Не слишком густо, но хоть что-то!

Поскольку девушка, очутившись в постели, немедленно забылась крепким сном, Болан решил позвонить своему верному и единственному другу – Лео Таррину, большому мафиозному боссу и тайному агенту ФБР одновременно. Но, прежде чем выйти на «чистую», то есть защищенную от подслушивания, линию, он быстро набрал нью-йоркский номер и после третьего гудка услышал сонное: «Да?»

– Ла Манча? – спросил Болан.

– Черт бы вас побрал, четыре утра! Куда вы звоните в такое время? – последовал разъяренный ответ.

– Ну и катись подальше, – спокойно произнес Болан и повесил трубку.

Он зажег сигарету и отправился на кухню переждать необходимые пять минут, чтоб затем напрямую набрать другой нью-йоркский номер.

Знакомый голос на другом конце провода был немного глух со сна, но вполне дружелюбен.

– Ты когда-нибудь спишь? – спросил Таррин.

– Как-нибудь посплю, – бодро пообещал Болан. – Кажется, здесь может разгореться небольшой пожар.

– А что случилось?

– Для ответа мне понадобится твой энциклопедический ум, Лео. Что ты можешь сказать о федеральном окружном судье по фамилии Дейли? Пошевели извилинами – нет ли в твоем компьютере такого?

– Есть. По-моему, его зовут Эдвин. Огайо, северный район.

– Именно так, – подтвердил Болан.

– Насколько я знаю, он чист.

– Тогда, возможно, у него проблемы, – задумчиво проговорил Болан.

– Кто-то за него взялся?

– Судя по всему. Мне понадобится твоя помощь, Лео.

– О'кей. Я передам тебе все дела, которые он рассматривал в последнее время. Что еще?

– Девушка. Зовут Сьюзан Лэндри. Двадцать три года, место жительство – Кливленд. Глаза голубые, волосы каштановые, рост пять футов шесть дюймов, вес пятьдесят семь килограммов. Так записано в правах. Все при ней – и в самый раз. Имеет карточки Американского банка и «Мастер Чардж». Дать тебе номера?

– Не стоит. А у нее что за проблемы?

– Остаться в живых.

– Понимаю. – Лео Таррин глубоко вздохнул. – Другие девчушки вроде этой тебе уже встречались?

– Пока нет, – криво усмехнулся Болан. – Мне нужно знать, чем она занимается.

– Выясню, что смогу. Но, думаю, ты столкнешься еще с десятками таких на территории Грязного Тони. Он набирает их вагонами.

– Я нашел ее при исключительных обстоятельствах, – отрезал Болан.

– Ах, вот как... Только учти: на своем порнобизнесе этот парень в прошлом году очистил пять кругленьких лимонов. Он производит все подряд – от членов с вибраторами до садистских фильмов. Так что...

– Повтори-ка последнее.

– Ну, ты ведь знаешь, что такое садистский фильм.

– Вероятно, знаю, и все же просвети.

– Жуткий мрак! Исполнители главных ролей всегда умирают. Я имею в виду – умирают по-настоящему.

Болан вздохнул.

– Однако! А товар он завозит из Южной Америки?

– Не обязательно. Я уже слышал о паре фильмов, сделанных здесь, у нас.

– Что ж, Липучка, спасибо, – с чувством произнес Болан. – Возможно, скоро и вправду станет очень жарко. И еще об этом судье...

– Да?

– Разузнай о его интимной жизни.

– О'кей.

– Пожалуй, понадобится информация и о загородном клубе Пайн Гров.

– Это в Кливленде?

– Да, совсем рядом, но не слишком известен. Слышал о Кливлендской Полусотне?

– А что я должен был о ней слышать?

– Ну, вдруг... Короче, это своего рода визитная карточка сливок местного общества. Пайн Гров – их клуб. Но парочка головорезов Морелло резвилась там, будто это их частный садик.

– Ты сказал «резвилась»?

– Вот именно.

Еще один тяжелый вздох донесся до Болана.

– Понаблюдай за этим человеком, Страйкер, – наконец сказал Лео. – Он ведь не просто так зовется «Грязным» Тони. Есть у него слабость: любит убивать ради удовольствия. Знаешь ли ты об этом?

– Знаю, – подтвердил Болан. – Как тебе нравится кличка, которой его наградили – «Глава главарей»?

После продолжительного молчания Таррин произнес:

– У него достаточно сил, в этом я не сомневаюсь. Теперь здесь никто не скажет ему «нет», хотя он никогда особенно не ладил с людьми из Нью-Йорка. Большинство его связей ведет на запад. Крупные земельные интересы в Аризоне и Неваде. Впрочем... Конечно, он должен быть твоим человеком!

– На поверхности тут ничего не видно, Лео, – посетовал Болан. – Но всякий раз, покрепче зажмурясь, я начинаю замечать огромного спрута, опутавшего щупальцами весь город и поедающего его. А вот концов найти я не могу.

– Ищи денежных мешков, – хмыкнул Таррин.

– Этим я и занимаюсь, – ответил



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация