А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


умирает. Великий воин, Сын Волка, почти умирает, и эта девчонка убьет его, как только он закроет глаза и упадет без памяти.

Он почувствовал, как она зашевелилась под ним. Она оттолкнула его, а он вдруг стал безразличен ко всему. Она стояла на коленях, склонившись над ним, не отводя взгляда от его голубых глаз. Потом потянулась за ножом. Он еще крепко сжимал его, но силы быстро таяли. Она ударила его по руке, держащей лезвие. Он слышал ее прерывистое дыхание, отчаянные всхлипы. Она хотела убить его, и ей нужно было оружие.

– Милорд, где вы?

Наконец-то Ролло! Послышался стук копыт, и Эрик понял, что помощь пришла. Он крепче сжал кинжал.

Девушка поднялась на ноги и бросилась бежать.

Пробежав зал, она обернулась.

Сквозь кровавый туман перед глазами он окинул ее меркнувшим взором. Высокая и стройная, с царственной осанкой, в золотом облаке волос. Она увидела кинжал, взгляды их встретились. Она вздохнула. Он держал ее жизнь в своих руках.

Он мог бы убить ее, но вместо этого тщательно прицелился и метнул нож, который вонзился в стену, пробив ее платье.

Он издал холодный смешок.

– Я – викинг, как вы меня называете, поэтому я дарю вам жизнь. Но молитесь, леди, вашему Богу, чтобы мы не встретились снова.

Ее глаза, обрамленные густыми ресницами, выдавали ее страх и ненависть. Она пристально посмотрела на него, вскрикнула и, порвав платье, бросилась бежать.

Ролло появился в дверном проеме.

– Эрик!

– Я здесь! – отозвался Эрик.

Ролло подошел к нему, опустился на пол и помог своему командиру встать на ноги.

– Отведи меня в постель, – выдохнул Эрик. – Позови моего врача и дай мне эля или меда.

– Кровь, – простонал Ролло. – Рану нужно быстро перевязать. Мой принц, вы не должны умирать! Он улыбнулся Ролло.

– Я не умру. Клянусь, я не умру. Я буду жить, чтобы отомстить за сегодняшний день. Я узнаю, что произошло здесь, и Альфред Уэссекский скоро будет воевать не только с датчанами, но и с норвежцами и ирландцами!



На вершине высокого холма, глядя на разрушенный уэссекский город, молодой стройный юноша, еще совсем мальчик, вошел в лес и побежал. Молодые быстрые ноги несли его по старой римской тропе. Его сердце бешено колотилось, но он продолжал свой бег до тех пор, пока он не добрался до подлеска, где его встретили два благородных английских господина из Уэссекса, верхом на лошадях. Это были лорды королевской крови. Старший был одет в голубой шерстяной плащ, подбитый горностаем, а младший – в ярко-зеленый, отороченный белой лисицей.

– Ну, мальчик, расскажи нам, – сказал старший дворянин.

Мальчик задыхался от бега, но, понукаемый, вынужден был говорить.

– Все прошло, как вы хотели. Лорд Вильтон Сассекский руководил сражением и пал сразу же от ножа викинга. Никто не знал ни о приглашении короля, ни о том, что на кораблях викингов ехали ирландцы. Вильтон и Эгмунд наверняка мертвы, и теперь их можно обвинить в предательстве. Население города встретило викингов, как завоевателей. Город в огне. Люди, оставшиеся в живых, взяты в плен. Они станут рабами, а женщины – наложницами.

Старший мужчина улыбнулся, а молодой нетерпеливо заговорил:

– А что с дамами, с леди Аделой и Рианон?

– Адела, как и планировалось, спаслась. – Мальчик замолчал, боясь гнева мужчин. – Леди Рианон не пожелала оставить преданных ей людей. Она осталась сражаться вместе с ними.

Молодой мужчина начал злобно ругаться. Раб, торопясь, продолжал.

– Ее поймал один из них, но через некоторое время я видел ее в лесу, за поместьем.

– Ты сказал, что ее пленил викинг, не так ли? Мальчик кивнул головой.

– Но она убежала.

– Да… но вовремя ли? – подумал вслух дворянин. Он посмотрел на своего спутника, который выглядел опечаленным.

– Что ты мучаешься? Я могу поспорить, что викинг овладел ею без всякого сожаления. Это мне теперь здорово на руку, потому что теперь она так быстро не отклонит мое предложение. Обесчещенная и опозоренная беспощадным врагом! Она будет благодарна мне за ту милость, что я смогу ей предложить.

Молодой человек не смотрел на старшего.

– Может, ты и ошибаешься, – сказал он. – Она влюблена в Рауена, а Рауен – в нее. Она не захочет никого другого.

– Она сделает, как ей прикажут.

– Только король может приказать ей. За этими словами последовал короткий дребезжащий смешок.

– После того, что произошло сегодня, я уверен, что король ей прикажет. И он не позволит ей выйти за этого влюбленного мальчишку без гроша в кармане, я уверен в этом. Мы должны поехать к королю со страшным известием о происшедшем.

– Господа! – позвал их юный предатель. Старший посмотрел на мальчика, и его хитрые глаза превратились в щелочки.

– В чем дело?

– Мое вознаграждение. Вы пообещали заплатить мне серебром.

– Так оно и было, – сказал вельможа.

Он пришпорил коня и подъехал поближе к мальчику.

– Ты уверен, что все, кто может указать на меня, мертвы?

– Абсолютно уверен, я все сделал, как вы велели. Вы обещали мне награду.

– Да.

Старший улыбнулся. Испуганные глаза мальчика расширились, когда он увидел, что его господин потянулся за мечом. Он не успел даже вскрикнуть и упал на землю, в лужу крови.

Молодой человек издал протестующий вздох.

– Боже, неужели такая жестокость необходима?

– Да, – старший спокойно вытер кровь со своего меча. – Да, совершенно необходима. Запомни мои слова. Если собираешься совершить предательство, мой друг, не оставляй следов. Следуй за мной. Мы едем к королю.




ГЛАВА 2


Сердце молотом стучало у нее в ушах, ноги были стерты, дыхание раздирало легкие, но Рианон бежала, не останавливаясь, все быстрее углубляясь в лес, все дальше и дальше от родного дома, от места, где она родилась. Всю свою жизнь ей приходилось сражаться, но никогда не испытывала она такого животного ужаса и отчаянья, как сейчас. Наконец она остановилась в зеленой темноте леса, простиравшегося во все стороны подобно морю. Она хорошо знала местность и решила ждать наступления ночи. Она нашла большой камень, покрытый лишайником, и остановилась около него, судорожно хватая ртом воздух и прислушиваясь, не приближается ли погоня. Наконец она отдышалась. Кажется, погони не было. Она не стоила этого. А может быть, они не знали, кто она, или просто им было все равно.

Ее начала бить дрожь.

Он мог ее убить. И не будь он серьезно ранен, он бы пустился за ней вдогонку.

Внутри у нее все дрожало, и она закрыла глаза, стараясь успокоиться. Она не могла прогнать воспоминаний, перед глазами у нее стоял викинг, и ей казалось, что она все еще вдыхает неуловимый мужской запах, все еще чувствует прикосновение его рук…

Она с трудом перевела дыхание. Он мог ее убить. Он мог направить свой нож прямо ей в сердце, но не сделал этого. Он точно знал, что она убежит, что она предупредит короля. И все же оставил ее в живых. Вряд ли он пожалел ее. Он был достаточно жесток. Но что он имел в виду, допытываясь у нее, что произошло? Она обхватила себя руками, чтобы не кричать от страха, ярости и досады. Орда викингов пришла и разрушила ее родной дом!

Она должна идти дальше. Она должна добраться до короля. Рианон поднялась и пошла, спотыкаясь, пока не добралась до небольшого ручейка, журчавшего в лесной чаще. Интересно, отдадут ли викинги город на разграбление? Столько людей погибло! Дворяне, охранники, рабы умирали одинаково, гордо и смело.

На глазах ее навернулись слезы. Эгмунд мертв. Милый, преданный Эгмунд. У него были висячие усы и карие глаза. Она этого не вынесет. Он сражался вместе с ее отцом, уэльским принцем Гартом, когда тот освобождал ее мать от датчан, грабивших корнуоллское побережье. Отец Альфреда наградил Гарта за его подвиг, отдав ему светловолосую Элис в жены, а в приданое графство и плодородные земли. Эгмунд держал Рианон на коленях, когда она была ребенком. Он провел всю свою жизнь в сраженьях, борясь с викингами, этой ордой гнусных убийц.

Став на колени, она опустила лицо в журчащую воду, стараясь смыть грязь – и прикосновение этого викинга. Ее снова начала бить дрожь, она подняла голову и заставила себя встать на ноги. Дождь, наконец, прекратился. Молнии больше не освещали небо. Она должна идти дальше. Она должна двигаться, пока не придет к Альфреду.

Ей не терпелось скорее добраться до короля, вручить себя его заботам и рассказать ему все. Она не хотела доставлять ему лишних забот, но он единственный, кто может отомстить за нее викингам.

Альфред был рожден для борьбы с северными завоевателями. Даже до его рождения викинги вторгались и несли смертельную угрозу, побеждая уроженцев Дорсета, Линкольншира, Восточной Англии, Кента, Лондона, Рочестера и Саутгемптона. Тогда происходили жестокие бои и даже одерживались победы над завоевателями, но все же тем, казалось, сопутствовала удача. Альфред был младшим сыном в семье и потерял уже трех братьев-воинов, прежде чем сам стал королем. Он платил при случае дань викингам, за сохранение мира, но они предательски нарушали перемирие. Альфреду не к кому было обратиться за помощью в этой борьбе. Убравшись из Уэссекса, датчане отправились в Мерсию и стали лагерем у Лондона. Бергрид, правитель Мерсии, женатый на сестре Альфреда, дал им продолжительное сражение и погиб. Его заменил на троне благородный англичанин. В Западной Англии от рук датчан пал король Эдмунд. На севере они господствовали полностью. Альфред не мог бороться с таким множеством врагов. Он намеревался удерживать Уэссекс и надеялся, что оттуда они смогут когда-нибудь выступить в поход и продолжить борьбу.

Он сражался умело, и Рианон это знала. Все больше людей собиралось под его флаги, ему доверяли больше, чем другим правителям. Он был смелым, мудрым в страстным, и она его нежно любила. Теперь армия датчан осаждала Рочестер. Альфред подтягивал свои силы и готовился дать сражение, предлагая помощь и поддержку тем, кто за стенами храбро сдерживал врага всю долгую зиму.

Мы дадим отпор врагу, – подумала Рианон. В конце концов, они снимут осаду. С ней не было никого, кто мог бы защитить ее, все, кто мог сражаться, были с Альфредом.

Ее снова охватила дрожь. Рауен был с королем. Слава Богу, что он не был с ней, потому что он никогда бы не сдал крепость завоевателям, он дрался бы до самой смерти. Слишком многих она лишилась. Ее отец был убит, сражаясь вместе с Альфредом против Гутрума, мать ее вскоре последовала за ним в могилу. Столько смелых людей уже пало под мечами викингов, но ей казалось, что гибели Рауена она не перенесет.

Рианон пошла быстрее. Она хорошо понимала, что ей потребуется несколько дней, чтобы добраться до короля пешком. Она хотела бежать из крепости на лошади, но ее поймал викинг, и она была вынуждена бежать, как придется. Она устала, замерзла, сердце ее разрывалось о горя, но она должна была пробираться вперед. Она не осмелилась остаться в крепости.

Ей не хотелось оказаться в плену у высокого светловолосого викинга. Его лицо все еще стояло у нее перед глазами, суровое лицо, дикие голубые глаза, холодные, как лед. Слова угрозы все еще звучали в ее ушах и заставляли ускорять шаг. Она будет молиться, чтобы больше никогда не встретиться с ним.

Она вспомнила, что сперва увидела его со стены, когда на них напало войско, несущее смерть. Она видела, как он стоял – так крепко, что, казалось, даже удар молнии не заставит его отступить. Дерзкий, надменный, он принес гибель тем, кого она любила. Она страстно жаждала его смерти, понимая, что без него его люди дрогнут.

Он даже не пошевелился, когда она выпустила в него стрелу, нацелив ее прямо ему в сердце, просто отступил в последнюю секунду, и это сохранило ему жизнь. Она ненавидела его гордость, его самоуверенность, кровопролитие, которое он принес в ее родной дом. Ей бы нужно было бежать раньше, но, увидев его во дворе, она похолодела от ужаса и решила непременно его убить.

Сама она была так близка к смерти! Вспомнив огромный рост и яростный гнев викинга, она затрепетала снова. Его руки держали ее как клещи и, бессильная против его мощи, она никогда еще не испытывала такое неистовой ненависти, такого страха. Она вовек не забудет его глаз. Леденящие и обжигающие, они взяли в плен, казалось, самую ее душу. Из-за него город лежал в развалинах, а жители стали рабами. Эгмунд лежит в луже крови вместе с дорогим лордом Вильтоном, ее вторым верным защитником. Смелый Томас тоже мертв. И много-много других.

Она резко остановилась, схватившись за живот, пронзенная внезапной болью. Она смотрела на тлеющее в закате небо и молилась, чтобы Адела успела скрыться.

Адела, вдова одного из уэссекских танов, была ее кузиной, другом и помощником. Адела не переживет жестокости скандинавов, Рианон уверена в этом.

– Господь наш небесный и святые, спасите ее, – молилась Рианон.

Внезапно она замерла в ужасе, услышав шум в кустах впереди ее, слева. Ее сердце неистово колотилось, и она опустилась на колени, ища укрытия под дубом. Оцепенев от страха, она снова вспомнила лицо викинга, покрытое грязью и пылью, но твердое и вызывающее спокойствие. Она вновь ощутила его прикосновение, его мускулистое тело.

– Молитесь, – сказал он ей, – чтобы мы никогда не встретились снова…

У нее вырвался дикий и грозный крик. Адская бездна разверзлась перед ней. Она судорожно дышала.

Понурая чалая лошадь продиралась сквозь кусты.

Рианон засмеялась, затем смех ее сменился рыданиями.

Сколько людей убито! Викинги за все заплатят, но она даже не может вернуться, чтобы отдать последний долг своим друзьям и защитникам и похоронить их



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация