А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Повелитель волков
Хизер Грэм


Золотой плен #3
События, описываемые в последней части исторической трилогии Хизер Грэм, погружают читателя в атмосферу раннего средневековья Западной Европы, увлекая невероятными приключениями легендарных викингов; писательница романтически повествует о любви между главными героями – доблестным рыцарем Конаром и красавицей графиней Мелисандой.

Строптивая, своевольная девочка отталкивает сурового, но нежно любящего мужа. Впоследствии эта вражда неожиданно для нее самой превращается в настоящую страсть.





Хизер Грэм

Повелитель волков





От автора


Мне всегда нравились исторические романы. Сама я начала писать в этом жанре после того как моя мать, уроженка Дублина, дала мне прочитать монографию по истории Ирландии. Я нашла там потрясающую историю о принце-викинге Олафе Белом, который напал на ирландского короля Аэда Финнлайта. Аэд доблестно и долго сражался, но, в конце концов, попробовал решить дело миром и в результате отдал свою дочь в жены викингу. Позже, я находила ссылку на эту историю и в других источниках. Это меня заинтересовало. Так появился на свет мой первый исторический роман «Золотой плен», где речь идет о викинге, женившемся на ирландской принцессе. Мне понравилась эта работа – представлять себе, что может скрываться за скупыми словами исторической хроники. Викинги, как известно, были отличными мореплавателями и воинами, однако и они, в конце концов, оседали где-нибудь – либо у себя на родине, либо на покоренных землях. По прошествии некоторого времени они становились защитниками тех областей, которые прежде завоевывали. Олаф Белый появился в Ирландии именно как завоеватель. Однако после женитьбы он стал защищать интересы короля Альфреда Великого, помогая оборонять побережье нынешней Англии от подобных набегов. Потому в продолжении истории – в книге «Покоренная викингом» – сын Олафа и ирландской принцессы сражается на стороне Альфреда.

И все же я не могла так просто расстаться с полюбившейся мне семьей Олафа и его детьми, которые оказались одновременно наследниками воинственной традиции норвежских разбойников и миролюбивой ирландской культуры.

В «Повелителе Волков» другой их сын Конар плавает по морям и сражается по обе стороны пролива. Это было неспокойное время в истории Англии. Беспрерывные войны шли как внутри страны, так и за ее пределами. Я надеюсь, что история Конара и Мелисанды позволит вам перенестись в то почти мифическое время, когда мир был диким и опасным, но также привлекательным и необыкновенно красивым!




ПРОЛОГ

КРОВЬ ВОЛКА


565 от Р. X. Берег Ирландии в Скотии

Высокий светлоголовый мальчишка был непреклонен. В душе его кипело негодование, а вокруг, свистя и завывая, бесновался ветер. Рослый не по годам, мальчик противостоял кружащейся в безумном танце стихии, словно в ее натиске черпал свою силу.

Мать, огорченная его поведением, сказала ему сегодня, что он ведет себя как викинг.

Да, да, он и есть самый настоящий викинг!

– Взгляни на море, сын мой! – обратился к нему отец, кладя руки на плечи мальчика. – Взгляни на белые гребешки волн и представь себе, что это корабли. Их много-много, изящных, ловко сработанных, умело противостоящих любому шторму! Смотри, носы кораблей украшены драконами с оскаленными пастями и искаженными в жутких гримасах мордами… И они словно оживают среди водных просторов – ибо их делали настоящие мастера. Мы – мастера моря, и этого никто не может оспорить.

Мальчик улыбнулся и повернулся к отцу.

– Викинги. Мы – викинги! И неисчислимы корабли, отплывшие отсюда в дальние странствия!

– И это лучшие корабли на всем белом свете. В этом мире нам не обойтись без сражений. Но нам приходится не только обнажать мечи, но и торговать и заключать союзы. Так что без крепких и надежных кораблей просто не обойтись, – задумчиво добавил король. – Ну, да, все мы – викинги. Как норвежцы, так и ирландцы. Но не всегда разумно с твоей стороны напоминать об этом матери.

Мальчик ухмыльнулся. Его мать была ирландской принцессой с головы до пят. Она обучала ирландским законам гостеприимства и бретонской культуре, учила их истории, искусству и религии. Однако он никогда не подозревал, что мать так непримиримо относится к тому, что отец – викинг. Кем бы он ни был в прошлом, теперь он их главный защитник.

А сегодня она сама отправила его к отцу. Дело в том, что Лейв, подшучивая над ним, схватил его деревянный меч – самый лучший на свете меч, подаренный мальчику дедушкой.

Лейв – старший сын и наследник. Он станет королем этой прекрасной страны, их родной страны, Мальчик хорошо это знал. Он даже любил своего брата, которому предназначено быть королем. Конечно, тот и старше, и умнее, про него говорят, что мудростью и несравненной красотою он пошел в мать…

Но как брат посмел тронуть его меч! И самое противное, что это случилось в церкви во время мессы.

Мать, вне себя от гнева, схватила мальчишку за руку и выволокла его на свет Божий.

– Лейв посмел тронуть мой меч! – запальчиво объяснил он ей. Глаза горят, губы упрямо сжаты… Конечно, он мог бы извиниться, он все же любил мать и не хотел ее огорчать.

Однако не отступился.

«Страна – его! Дублин – его!» Он в ожесточении взмахнул маленьким деревянным мечом: – Я буду защищать свои права и земли до самой смерти! – Меч описал полукруг. – Но этот меч – мой! – продолжал упрямиться мальчик.

«Как страстно и уверенно он говорит, – подумала королева. – Да, горд и вспыльчив ее сын!»

Сердце ее сжалось, ибо внезапно она поняла, что он пойдет по стопам отца. О, конечно, он будет любить и страну, и братьев, и сестер… но ему нужно будет что-то еще, за что он будет сражаться.

Она закусила губу в отчаянии. Перед ней стояла миниатюрная копия отца, великого Норвежского Волка! Другие сыновья тоже на него похожи, но этот – больше всех! Золотистые волосы, вечно изогнутые в удивлении брови… лицо маленького мужчины. Многие уже сейчас не выдерживают взгляда его отливающих голубоватым льдом недетских глаз. Осанист и достаточно высок для своего возраста, – почти что с нее ростом.

И его воля…

Стальная воля бойца.

Он вновь взмахнул деревянным мечом:

– Я младший сын, мама, – нетерпеливо объяснил он, – но я вовсе не хочу, чтобы у меня все отняли!

– Ты младший сын короля, известного всему цивилизованному миру, – напомнила она ему. – И…

– Я тоже сумею прославить свое имя! – запальчиво ответил он.

У королевы внезапно опустились руки.

– Ты ведешь себя сегодня просто неприлично! Ты ведешь себя как… как викинг!

– Но мой отец – викинг!

Королева глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки. – Ей уже приходилось сталкиваться с таким темпераментом раньше. Неужели ей придется опять проходить через все это?

– Он – ирландский викинг, сынок. Привязанный к своей стране, привязанный к…

– К тебе? – внезапно оборвал ее он.

Мать даже потеряла на мгновение дар речи, потом рассмеялась. – Нет, думаю, что нет. И не вздумай сказать ему что-либо подобное. Я хотела сказать, что хотя он и викинг, но он – цивилизованный викинг. Человек, который читает, думает, судит, – он из тех, кто думает о своем народе.

– Но все же викинг?

– Ладно, ладно, мой волчонок! Шел бы ты лучше к своему отцу-викингу, вон за те скалы со своими жалобами!

Выпрямившись и расправив плечи, очень разозленный, он двинулся по направлению к скалам.

– Сынок! – позвала она. Од обернулся.

– Я люблю тебя, – мягко сказала она.

Гнев его мгновенно испарился, и, улыбнувшись матери на прощание, он побежал вдоль берега – разыскивать отца.

Там, его отец – бывший знаменитый воин – сидел на прибрежном валуне в одном ботинке и задумчиво глядел на пляску стихий.

– Ты скучаешь по морю, пап? Король обернулся.

– Нет, сынок, никогда. Я нашел, что искал в жизни. – Он вздохнул. – Они обвиняют нас, викингов, во всех смертных грехах. Но ведь я никогда не грабил эту землю. Я пришел завоевать ее – да, но для того чтобы строить. Я принес сюда силу и нашел здесь…

– Ну, пап?

– Нашел здесь красоту и мир. Здесь теперь мой дом. Здесь я встретил твою маму.

Мальчик улыбнулся. Отец напоминал ему одного из великих героев древности, пировавших в чертогах Вальгаллы[1 - Вальгалла – в древнескандинавской мифологии обиталище душ павших воинов.], в то время как одноглазый Один проносился на восьминогом жеребце по облакам.

– Это прекрасно – странствовать по морям, – неторопливо заметил отец, – быть викингом: сражаться, искать новые земли и свое место в мире.

Мальчик взглянул на отца.

– Я буду плавать по морям! – порывисто воскликнул он, взмахнув деревянным мечом. И в этом жесте был вызов – небесам, буре и ветру, древним богам – всему, что только могло бы помешать на пути к мечте. Глубоко вдохнув соленого морского воздуха, он проговорил: – Я буду плавать по морям. И я найду свое место под солнцем и буду править там. Править, храня мир. Я не могу стать королем Дублина как ты, но я все равно остаюсь твоим сыном. Они будут звать меня Повелителем Волков, как тебя звали Норвежским Волком!

Я буду сражаться за правду…

– И за то, что тебе принадлежит? – насмешливо заметил король, сознавая, однако, что так скорее всего и будет.

– И за то, что принадлежит мне, конечно! Пап, ведь чтобы завоевать страну – надо сражаться?

Король улыбнулся.

– Ну, да, конечно. Еще можно заключить брак.

– Значит, либо брак, либо бой?

– Иногда, сынок, это абсолютно одно и тоже, – рассмеялся король.

Златовласый паренек зачарованно смотрел на море. – «Я стану викингом, я найду себе землю, сколько бы мне ни пришлось за нее сражаться, – или жену!»

По небу метнулась кривая молния, вдалеке громыхнул гром. Взор короля устремился в небеса.

«Мергвин счел бы это предзнаменованием», – подумал старый викинг. Внезапно он почувствовал какое-то волнение. Это не было тяжелым предчувствием, скорее предупреждением. Не оборачиваясь, он понял, что Мергвин собственной персоной стоит позади него, внимательно изучая мальчика.

Король вздохнул.

– Все в порядке, колдун. Ты что-то хотел мне сказать. Длинные седые волосы Мергвина развевались по ветру. Сам он выглядел оскорбленным.

– Я не колдун, Олаф Норвежский.

– Да, да, – друид[2 - Друидизм – религия древних кельтов.], и гадающий по рунам, – небрежно согласился Олаф.

Мальчик бросил быстрый взгляд на старика, и улыбка озарила его лицо.

– Ты все еще не доверяешь, король? – устало спросил Мергвин, – после стольких-то лет? Олаф улыбнулся.

– Ты предсказывал Лейву долгую счастливую жизнь и мудрое правление. Ты обещал Эрику неприятности, когда он только родился. А теперь… что ты скажешь о Конаре?

– Ну, я не знаю, а чего бы тебе хотелось, Олаф Норвежский? Чтобы я заколол ягненка и обратился к древним богам? Однако мне нравится этот мальчик, наполовину ирландец, наполовину норвежец. Но сейчас я вижу в нем норвежца. Закрой глаза, великий король. И представь себе его мужчиной!

Олаф не смог бы точно сказать – закрывал ли он в действительности глаза. Но на секунду он был уверен, что видит своего сына мужчиной, – прямого, стройного, златовласого, мускулистого и чрезвычайно уверенного в себе воина.

– Да, великий король, этот сын будет морским путешественником, – степенно пророчествовал Мергвин. – Он будет весьма могучим и могущественным. И поплывет он…

– Куда? – спросил король.

Мергвин сосредоточенно нахмурил брови. – Его путь будет лежать на юг, через пролив. И именно там он найдет то, чего жаждал…

– А потом? – требовательно спросил Олаф.

– Потом он будет сражаться, чтобы сохранить это. И… вот, вот и она! Это будет непросто… великое варварское нашествие… все закончится грандиозной битвой…

– Она? Мергвин, кто это она?

Мергвин пожал плечами, продолжая разглядывать высокого мальчишку, не отрывавшего взгляда от моря.

Мергвин снял с плеча суму и весело взглянул на короля. – Вспомни, мой повелитель, что я, так же как и твой сын – гибрид норвежца и ирландца. Поэтому никаких жертвенных ягнят не будет, нет! Это было бы неверно. Для отпрыска викинга надо бросить камни викинга!

Викинг! Именно в этот момент, прикрыв глаза, Олаф неожиданно понял, что его сын действительно будет викингом, пересечет пролив, будет странствовать по дальним землям.

И там встретит свою спутницу – и для битвы и для брака, и им не раз будет грозить смертельная опасность…

Он хотел бы мирной жизни для своих сыновей. Но в этом мире нет мира.

Он взглянул на мальчика и как бы увидел в нем себя самого – молодого вспыльчивого Олафа.

Мергвин внезапно остановился, встряхнул сумой и из нее на землю высыпались маленькие деревянные руны[3 - Руны – древнегерманские письмена; сохранились на камнях и металлических предметах.].

В небе опять сверкнула молния. Ветер с диким хохотом проносился над дерзкими гребешками волн.

– Да, действительно, подобно отцу, его будут звать Повелитель Волков! – выговорил, наконец, Мергвин.

Олаф пристально посмотрел сначала на старика, потом на руны, аккуратно разложенные на земле.

Мергвин усмехнулся. – И молния подтверждает это!

Олаф задумчиво молчал, скрестив руки на груди. – Ладно, скажи тогда, старец, что там еще? Где он будет плавать? Где он будет править? Что это за женщина, в конце концов?!

– Терпение, милорд, терпение! – посоветовал Мергвин, ухмыляясь. Нахмурившись, он оглядел сначала короля, потом его сына.

– Дай мне рассмотреть камни, Норвежский Волк, дай мне их разглядеть!.. Путь викинга, принца-викинга…

– А женщина? – требовательно спросил Волк.

– Ага, и женщина! – согласился Мергвин. – Очень, между прочим, красивая…

– И как я понимаю, она, вероятно, из тех существ, что доставляют кучу хлопот?

– О, просто сущий дьявол! – подтвердил Мергвин. Но тут он замер в неподвижности, и усмешка сползла с его лица. – Да, великий король, ты прав, как никогда – хлопот с ней действительно не оберешься. Тысячи врагов, буря, и, чтобы выжить, им необходимо преодолеть…

– Преодолеть – что?

Мергвин поскреб бороду.

– Себя, я думаю.

– Читай дальше, – приказал король. И в тот день на берегу моря среди обветренных скал им было предсказано…




ЧАСТЬ 1

ЛЕДИ И СТРАНА. ИТАК – БИТВА





Глава 1


Весна, 885 от Р. X.

Берег Франции

– Мелисанда! Мелисанда!



Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация